Слово в день памяти святителей Московских

память святителей Московских Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Мы совершаем сегодня память московских святителей. Совсем недавно в церковном календаре было пять имен: Петр, Алексий, Иона, Филипп и Ермоген. А теперь число их достигло двенадцати. Так и хочется сказать — по числу апостолов. Главный урок, который преподает нам Господь в этот праздник, — напоминание о том, что есть святая, соборная и апостольская Церковь, к которой мы принадлежим. Вспомним хотя бы в немногих чертах труды и подвиги этих святителей.

Святитель Петр, это XIII век, отличался исключительным благочестием, имел различные дарования от Бога. Он был талантливым иконописцем. Известно, что некоторые из икон, написанных им, имели чудотворную силу. Его благословение на строительство Успенского собора в Кремле определило судьбу Москвы. Тогда Москва была небольшим удельным княжеством. Если будет построен храм Успения, сказал святитель Петр, то Москва станет великим городом, и вокруг нее соберутся все русские земли. Его пророчество исполнилось, и замечательно, что при другом святителе — патриархе Ермогене — Русскую землю стали называть Домом Пресвятой Богородицы. Гроб с телом святителя Петра лег как бы краеугольным камнем в строительство Успенского собора, а значит и всего града Москвы и всей русской земли. У этого гроба князья целовали крест в знак верности великому князю Московскому. Как особо чтимый покровитель Москвы, святитель призывался в свидетели при составлении государственных договоров. При гробе святителя нарекались и избирались русские первосвятители.

Далее — святитель Алексий, это уже XIV век. Мы помним, как он от юности был избран Господом на служение, как еще мальчиком, занимаясь ловлей птиц, он задремал, и услышал голос: «Алексей, человеков будешь уловлять». Это был зов, подобный тому, с которым когда-то Спаситель обратился к самим апостолам. Служению святителя Алексия сопутствовали многие бури. И та буря, в которую он попал во время плавания из Константинополя в Россию, где получил благословение на первосвятительство, как бы символизировала всю его многоскорбную, исполненную искушений и тяжких трудов жизнь. Во время этой бури, когда казалось, что гибель неминуема, он дал обет построить храм в честь святого или церковного праздника, который придется на день его спасения. И Господь спас его. Заботами святителя Алексия был воздвигнут Андрониковский монастырь в честь преподобного Андроника, ученика преподобного Сергия. Будучи предстоятелем Церкви, митрополит Алексий заботился и о делах государственных. Он был регентом юного князя Димитрия Донского, воспитав этого воина, этого святого в заветах любви к Церкви, в уповании на Господа. Вскоре, через два года после кончины святителя, последовавшей в 1378 году, состоялось знаменитое Куликовское сражение, которое положило, по существу, конец татаро-монгольскому владычеству на Руси.

Служение святителя Ионы, который подвизался в XV веке, отмечено прежде всего исключительным даром молитвы и верностью чистоте православия. Его предшественником на московском первосвятительском престоле был печально знаменитый митрополит Исидор, участник Флорентийской унии, где православие внешне соединялось с католичеством, подчинялось ему, растворялось в нем и по существу уничтожалось. Молитвами святителя Ионы, его энергией русский православный народ отверг эту унию. Когда в 1461 году на русскую землю пришло новое испытание, татарское нашествие, святитель Иона, всегда уповающий на силу Божию, на заступничество Божией Матери, совершил с православным народом крестный ход вокруг стен Москвы. Встретив по дороге престарелого инока Антония, известного своей добродетельной жизнью и благодатной молитвой, он остановил крестный ход и сказал: «Отче Антоние, молись за землю Русскую». Преподобный Антоний смиренно пал у ног святителя: «Святче Божий, Господь услышал уже твои молитвы, и Москва будет спасена от татар. Только мне не судил Господь дожить до этого дня». Сказав это, он упал, пронзенный татарской стрелой.

Это участие в созидании нашего отечества мы можем наблюдать и в подвиге священномученика Филиппа. Он говорил, что где нет верности правде Христовой, там напрасно и хранение чистоты веры. Эта верность правде Христовой была у него воистину до смерти. Он мужественно обличал царя Иоанна Грозного, не допуская его до причастия, говоря, что здесь приносится бескровная жертва, а за стенами храма льется неповинная кровь христианская. Какие скорби претерпел этот святитель! Их можно сравнить, наверное, только с теми, что выпали на долю святого Иоанна Златоустого. Как святой Иоанн Златоуст, он был осужден нечестивым собором. Нашлись клеветники, которые обвиняли его в самых ужасных преступлениях, в том числе в колдовстве. Причем главными обвинителями были его ученики из Соловецкого монастыря. Во время служения Божественной литургии в Успенский собор ворвались опричники, сорвали со святителя облачение, вытолкали его из храма, бросили на простые дровни и повезли как узника. После нескольких лет заточения он был задушен приспешником Иоанна Грозного Малютой Скуратовым. Нет истины православия, если нет правды православия. Напрасно исповедание нашей веры, тщетна вера наша, сколь бы православной она ни была, если мы в жизни своей не готовы исполнить ее заветы.

Наконец подвиг священномученика Ермогена — исповедника, который прославился в великую Смуту в начале семнадцатого века. С его именем связано обретение незадолго до этого чудотворного образа Казанской Божией Матери. Тропарь «Заступнице усердная» составлен им, тогда еще простым священником. Господь, Божия Матерь призвали его к первосвятительскому служению в грозное для нашего отечества время. От его лица шли воззвания к русскому народу, обличение нечестивых отступников. Он говорил, что отечество наше расхищается и разграбляется, что святыни предаются поруганию, повсюду торжествует порок. Это слово его было услышано. Стали собираться народные ополчения, которые в конце концов освободили Москву от литовско-польской оккупации. Святитель Ермоген напоминает нам, что если мы не сохраним свободу и независимость нашего отечества, трудно будет нам сохранить чистоту православной веры. Он мужественно стоял за чистоту православия, не шел ни на какие соглашения с католиками. Понимал, что для России это будет не только концом ее политического существования, но и утратой духовной свободы.

Значительное место в истории Русской Церкви занимает святитель Филарет. Его влияние на жизнь не только Церкви, но и государства было весьма заметным. К его мнению прислушивались, за помощью и советом к нему обращались императоры Николай I и Александр II. Известны неустанные труды святителя Филарета по духовному просвещению и в первую очередь среди них перевод Священного Писания на русский язык. Мы все, наверное, помним столь актуальные для нас изречения святителя Филарета: «Кто не любит отечества земного, тот не может любить отечества небесного», «люби врагов твоих, поражай врагов отечества, гнушайся врагов Божиих». В одном из самых первых описаний жизни святителя приводится такое свидетельство его чад: будучи уже в преклонных летах, он проливал слезы о России и возбранял украшать иконы дорогими ризами, говоря, что недалеко то время, когда придут злые люди, которые не только эти ризы совлекут, но и сами иконы из храмов выкинут и сокрушат.

Преемником митрополита Филарета стал святитель Иннокентий. После 45 лет трудов по просвещению народов Камчатки, Алеутских островов, Северной Америки, Якутии, Хабаровского края, он был призван на кафедру Московских первоиерархов, и учредил в Москве Православное Миссионерское Общество. О его даре проповеди и благодатной, столь нужной сегодня для нашей Церкви апостольской простоте, так свидетельствовал архиепископ Харьковский Амвросий: «Он явил в себе образ любвеобильного отца-пастыря и своим примером разрушил искусственные преграды, установившиеся между епископом и паствой».

Среди святителей московских мы видим в календаре также имена двух Макариев. Один из них подвизался в XVI веке, когда Московская Русь стала мощным православным царством. Это было время духовного единения и сплочения Руси. Чудный, по отзывам современников, муж, он своими неустанными и многополезными трудами создал целую эпоху в жизни русской Церкви, русского государства и русской культуры. В житии о нем говорится как о подвижнике-аскете, молитвеннике, писателе-богослове, обличителе ереси, труженике на ниве русского просвещения. С его именем связано начало тиражирования учебно-богослужебных книг в русской Церкви печатным способом.

Служение другого Макария, митрополита Московского и Коломенского, приходится на очень близкое к нам время, на XX век. «Апостол Алтая», «сибирский столп Православия», «живой русский святой» — так называли его современники. За 36 лет своего миссионерского служения владыка Макарий приобрел всероссийскую известность. Предчувствуя грядущие события, он говорил в своих поучениях: «Мы переживаем смутные времена. Бывали на Руси лихолетия, но тогда было не так худо как теперь. Тогда были все за Бога, все желали знать, что Ему угодно; а теперь не то. Тогда были за Царя. Теперь опять не то. Теперь слышатся голоса хульные на Бога и замыслы против Помазанника Его… В подметных письмах и листках их мы читаем, что они, как вестники ада, жаждут разрушения, безпорядков… Их желание — все перевернуть, чтобы голова стала внизу, а ноги наверху; чтобы честный человек ждал милости из рук босяка, которого они хотят сделать раздаятелем награбленного ими…». Владыка предрекал, обличая смутьянов: «Не хотите вы своей Русской власти, так будет же у вас власть иноплеменная». В 1917 году, после Февральского переворота в газетах начинается кампания клеветы на владыку, который остался верен присяге Государю и отказался присягнуть Временному правительству. Его не допустили на Всероссийский собор 1917-18 годов. Святителя принуждают «как несоответствующего духу времени» — под угрозой заключения в Петропавловскую крепость — подать прошение об отставке. Это было явно беззаконное, противоканоническое действие со стороны Временного масонского правительства, так как московские митрополиты, благодаря своему особому статусу, никогда не увольнялись на покой — ни по причине болезни, ни по старости. Кроме того, 82-х летнего старца лишили положенного ему по статусу содержания и права проживания в Троице-Сергиевой Лавре, священноархимандритом которой он был, сослав в Николо-Угрешский монастырь. После кончины патриарха Тихона гонения на Церковь набирают небывалую силу. Священномученик Петр, став Патриаршим Местоблюстителем, просил у старца благословения, и Владыка с любовью подарил ему свой белый клобук.

О патриархе Тихоне достаточно, наверное, сказать, что Господь призвал его к управлению кораблем Церкви среди самых великих бурь истории. Отходя ко Господу, он благословил всех на мужество и терпение, потому что наступившая ночь, сказал он, будет очень долгой. Но мы знаем, что «свет во тьме светит, и тьма не может его объять». Некоторые верующие сетовали недавно, что память патриарха Тихона совершается одновременно с праздником Благовещения, а также апостола Иоанна Богослова, и тем самым как бы лишается полноты торжества. Хотя на самом деле Промысл Божий определил эти дни, чтобы явить полноту торжества предстоятеля нашей Церкви. Тем не менее, Церковь выделила в отдельный праздник день обретения его святых мощей — поистине это было незабываемое для нас событие. И, конечно же, мы сугубо молимся святому патриарху Тихону в день памяти всех новых мучеников и исповедников российских. А некоторые, может быть, и в день памяти каждого из бесчисленного сонма этих святых, то есть изо дня в день.

Вот наши московские святители. Как различны их судьбы: разные века, разные дарования, но все они едины в одном — в любви ко Господу, к своему народу, к своему отечеству. Между прочим, прославление одних святителей связано с именами других, впоследствии тоже прославленных Церковью. Первые три святителя, Петр, Алексей и Иона, были прославлены патриархом Иовом в 1596 году, во времена, когда угрожала нашему отечеству опасность, и оно нуждалось в их небесном заступничестве. Теперь святитель Иов также причислен к лику святых. Прославление святителя Филиппа было при митрополите Иннокентии в 1775 году, тоже прославленном в 1976 году. А прославление святителя Ермогена было в 1913 году накануне новой великой смуты — катастрофы 1917 года. Святые связаны друг с другом. Читая канон или акафист священномученику Ермогену, мы не можем не обратить внимание, что составителями их являются святители, которым скоро предстоит войти в новые, небывалые в истории потрясения. И они молят священномученика Ермогена, чтобы он не оставил верных в этих испытаниях.

Что сказать о наших днях, когда диавол ярится против Христовой Церкви как никогда? Где найти нам избавление, как мы постоянно молимся новым мученикам, от «ига ужаснейшего паче всякого иного», когда нет уже никаких надежд на избавление? Только обращением ко Господу, к тем святым — святителям в первую очередь, — которые возглавляли нашу Церковь в самые трудные времена русской истории. К тем святителям, новым мученикам и исповедникам российским во главе с патриархом Тихоном, явившим славу Церкви Русской в годы жесточайших гонений, будем мы обращаться, помня о том, что Господь Промыслом Своим судил нашему народу крестный путь. Может быть, есть народы, которые с помощью экономических, военных, еще каких-то достижений могут хранить свое могущество, достигать процветания. Но Господь определил русскому народу одно: все упование свое возлагать на Бога. Только ради православия, единоспасающей чистой веры, как свидетельствуют преподобный Серафим Саровский и все наши святые, Бог помилует Россию. Только ради хранения чистоты православия, но также и верности в исповедании его до самых последних, решающих судьбы человечества времен. Будем следовать за нашими святыми, не унывая, не теряя никогда надежды, но зная, что этот самый трудный, самый скорбный путь является даром и благословением Господним для всех ищущих спасения, которое мы их заступничеством призваны обрести. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

17 октября 2009 г.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: