Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла

день памяти святых первоверховных апостолов Петра и ПавлаВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Какое блаженство в исповедании истины. «Ты Христос, Сын Бога живаго», — говорит апостол Петр, которому не плоть и кровь открывают истину, но Отец,  Сущий на небесах. И устами апостола Павла, «избранного не человеками и не чрез человека» до скончания века за каждой Божественной литургией Церковь благословляет всех верных истиной: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа буди со всеми вами». Но восхождение к совершенному приобщению истине заключается в следовании за Христом. Потому что Божии пути — не наши пути.

Мы знаем, что произошло тотчас же после благодатного исповедания Петра. Когда он слышит, что Христос идет в Иерусалим, чтобы умереть, он отводит своего Учителя и Господа в сторону и начинает выговаривать Ему: «Да не будет этого с Тобою, милосердный Господи. Ты помазанник Божий. Ты не можешь быть убитым. В Твоей власти победить мир. Ты — Сын Божий. Ты можешь восстановить былую мощь и славу Израиля. Ты можешь накормить голодных, одеть нагих. Ты можешь установить на земле царство правды и справедливости». Это не слова Петра. Это наши слова, произносимые нами в разных местах и в разные эпохи. Какого царства, силы и славы ищем мы для России, для Церкви и для себя? Самую главную нашу молитву «Отче наш» мы завершаем возгласом «яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков». Единственная слава, которую ищет Христос, — слава Креста. Единственная сила, которая исходит от Креста, — немощь Его поражения и смерти. Единственное Царство, открываемое этой смертью, принадлежит к другому миру.

У апостола Павла первоначально была такая же реакция. Он по своему опыту знал, что проповедь о Христе распятом — «иудеям — соблазн и эллинам — безумие». Так естественно человеку желать царства и силы и славы без ужаса смерти. Но есть только один путь для Христа, для Его победы над миром — путь Креста. Противостояние Петра Кресту становится соблазном и искушением для Христа. И Христос обращается с самым гневным обличением к Петру: «Отойди от Меня, сатана. Ты враг Божий! Ты хочешь идти только человеческим путем, отвергая путь Божий». Петр, первоверховный апостол, становится орудием диавола, искусителя. Лучший ученик Христов служит аду, его попытке уничтожить Церковь. И Павел, первоверховный апостол, гнал Церковь Божию. Его вражда против Христа Бога исходила из его ревности по закону и естественной человеческой правде. Пока воскресший Христос не остановил его на пути в Дамаск.

Мы все, в том числе самые праведные из нас, — грешники, за которых Христос умер. Мы враги Божии, которых Бог спас. Мы рабы греха и диавола, которых Бог искупил честною Своею кровию. Мы хотим избежать пути креста не только для себя, но и для Христа. Но Он избирает только путь страданий — ради нас. Подобно Петру и Павлу — до подлинного их просвещения — мы соблазняемся мыслью о том, что Бог изгоняется из этого мира. Но таков наш Бог. И Ему не находится места в мире, кроме как на Кресте.

Путь Христа должен стать путем первоверховных апостолов Петра и Павла, всех апостолов, мучеников, всех святых. Путь креста — единственный путь, каким мы можем идти. Ибо «если кто хочет идти за Мной, — говорит Христос, — да отвергнется себя, возьмет свой крест и следует за Мной. Христос требует, чтобы мы не только отверглись себя, но умерли. У учеников Христовых не должно быть иллюзий, как это часто бывает у нас, что означает крестоношение. В первом веке несущий свой крест обыкновенно нес его к месту своей казни. Многие из нас сетуют на болезни, на трудности в семье, на безденежье, называя это крестами, которые мы должны нести. Все эти скорби реальны, но не о таком кресте говорит Христос. Крест, о котором Он говорит, — крест смерти. Он дает это ясно понять, когда говорит, что кто хочет душу свою спасти, тот погубит ее.

Все должно быть перевернуто Крестом в этом перевернутом грехом мире. Приобретение оказывается утратой, спасение жизни — гибелью ее. И наоборот: поражение — победой и смерть — жизнью. В Царстве Божием блаженны вечным блаженством нищие, плачущие, оклеветанные, гонимые ради Христовой правды. И все это означает несение креста и следование за Христом до смерти. Но это не означает подражание Христу. Мы не можем умереть как умер Он. Петр подошел к Его смерти совсем близко. Предание говорит, что он был распят, по его просьбе, вниз головой. Ему лучше было принять смерть на кресте как совершенный дар от Христа, чем пытаться подражать совершенству Христа даже в смерти.

Мы помним, как на Тайной Вечери Христос говорит Петру, готовому умереть за Господа, но не отречься от Него: «Умереть? Ты не сможешь этого сделать сейчас, Петр. Ты отречешься от Меня, прежде чем умрешь за Меня. Ты хочешь умереть за меня, но прежде Я должен умереть за тебя. Ты не сможешь защитить Меня. Моя смерть защитит тебя и всех любящих истину от предательств и отречений, от страданий и смерти, которым ты предашь Меня. Но придет день, когда ты уже не будешь желать так умереть, когда смиришься вконец, — тогда другой препояшет тебя и поведет тебя на смерть за Меня». Другой — по толкованию святого Иоанна Златоуста — это Дух Святой. Но прежде Христос должен умереть за Петра.

И апостол Павел, когда он намеревался войти в Дамаск местью и яростью для христиан, вошел в него другим человеком. Вернее, его привели туда за руку, слепого и беспомощного. В словах воскресшего Христа апостолу Павлу заключено все христианство: «Иди в город, и Я скажу, что тебе надлежит делать». Быть человеком Божиим, значит делать не то, что ты хочешь, а то, что хочет Христос Бог. Когда Господь посылает к Павлу некоего благочестивого мужа Ананию возложить на него руку, чтобы он прозрел, Анания отвечает: «Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме. И здесь имеет от первосвященников власть вязать всех призывающих имя Твое». Но Господь сказал ему: «Иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами Израилевыми. И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое».

Взять крест и следовать за Христом до смерти означает прежде всего следовать за Христом до Его смерти. Апостол Павел говорит, что наше крещение соединяет нас с Христовой смертью. Он умер из-за нашего греха. И мы должны умереть для греха. Именно это означает самоотречение и смерть святых даром Христова Креста. Те, кто Христовы, плоть свою распяли со страстьми и похотьми. Мы избавлены от рабства греху Его смертью. Потому апостол Павел может сказать: «Я сораспялся Христу» (Гал. 2, 19).

Оттого что Христос умер за наши грехи, мы можем быть мертвыми, по Его благодати, к искушениям греха. Быть свободными от его обладания нами. Оттого что воскресший Христос вовеки живой, мы тоже будем жить. Смерть не имеет власти над нами. И, хотя грех и смерть угрожают нам, Христос Своим Крестом и Воскресением сокрушил их. Он спасает нас в Своей Церкви — святой, соборной и апостольской. Но принадлежность этой Церкви дается дорогою ценой. Апостол Петр был распят на кресте как Христос, а апостол Павел принял смерть через усекновение главы как Предтеча. Если мы будем следовать за Господом до смерти, мы обретем жизнь в Его Кресте — жизнь, даруемую нам в Его теле, ломимом за нас, и в Его крови, изливаемой за нас, во оставление грехов. И, обретя ее, мы узнаем, что можем жизнь свою отдать ради Него. Аминь.

Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Сегодня Церковь совершает память двух величайших избранников Божиих — святых первоверховных апостолов Петра и Павла. И мы размышляем о тайне их и нашего избрания. Бог хочет всем человекам спастись, и Он призывает каждого к соработничеству с Ним особенным образом. Некоторым из призванных Своих Он дает исключительно важное служение. Таким было избрание Авраама. Так в потомстве Авраама Бог избрал народ Израиля, чтобы заключить с ним Завет и сделать его свидетелем истинного Бога среди народов. Это избрание совершается свободно, оно — дар Божий. Не за свое величие, не за заслуги был избран Израиль — он меньший из всех народов (Втор. 7, 7). Он далек от того, чтобы быть праведным, он — народ жестоковыйный. Бог избирает Израиля, потому что любит его. Но все, кто призван благодатью, снова и снова всегда будут слышать, как впоследствии Петр, а так же и Павел, зов Господень: «Любишь ли Меня?» И все зависит от нашего ответа Господу.

Избрание апостола Павла непостижимо. То, что произошло с ним, невозможно было предвидеть. Чтобы распространить Свою Церковь по всему миру и направить ее по нужному пути, Бог избирает человека, который с ожесточением гнал эту Церковь, и притом вдохновлялся самыми высокими мотивами — своей верностью Завету Бога с народом Израиля. Павел решительно выбирает путь борьбы с верующими в Иисуса Христа — в Того, Кто, будучи Сыном Божиим, избрал Павла задолго до того, как он был способен сделать какой-либо выбор, чтобы поставить его Своим свидетелем. И в самый непредвиденный час Павел предает себя всецело избранию Божию.

Что это значит? Это значит, что Евангелие, возвещаемое Павлом, и до него Петром, и другими апостолами, — не есть человеческое (Гал. 1, 11). Чтобы Павел уверовал в это Евангелие надо было, чтобы ему явились жизнь и слава Христа, в Котором он раньше видел только распятого. Не свидетельство других апостолов дало ему узнать Воскресение Христово, а личная встреча с Господом, Который открыл ему Себя как живой и как присутствующий в тех, кто верует в Него, в тех самых, кого Павел гнал за их веру. «Я Иисус, Которого ты гонишь». Это слово, трижды звучащее в книге Деяний, в повествовании об обращении Павла, подобно тому, как трижды вопрошает Господь Петра на озере Тивериадском, было для Апостола откровением тайны Воскресшего Христа, тайны, явленной миру через эту Церковь, в которой присутствует живой Христос. Христос являет Себя как Сын Божий — тому, чье служение начинается с этого обращения. Бог избирает его Своей благодатью, чтобы он был апостолом спасения, предлагаемого даром и всем людям.

Бог дает каждому служение и дары как хочет. Но мы говорим сегодня о тех, кто отмечен Им особой благодатью. «Кого Бог предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим. 8, 30). Возникает вопрос: не является ли это знамением того, что Бог не одинаково любит всех Своих детей? Ответ дается самим апостолом Павлом: «Каждый получает дар ради блага всех» (1 Кор. 12, 7). Апостол Павел говорит, что он избран Богом еще во чреве матери, то есть без всякой заслуги со своей стороны. Избрание Божие сделало его апостолом, и служение его, как и служение апостола Петра, принадлежит всей Церкви.

Какое исключительное место занимают первоверховные апостолы в Церкви! На исповедании апостола Петра (первом среди исповедания всех верных) строится Церковь, потому что он избран, чтобы свидетельствовать, что единственное основание этой Церкви — Христос, Сын Бога Живаго (Мф. 16, 18). Апостол Павел избран, чтобы возвещать, что Церковь открыта для всех, что в ней нет ни иудея, ни эллина, и все призваны стать сынами Божиими по вере во Христа Иисуса. Избрание апостола Павла имеет целью полноту исполнения замысла Божия — спасение всех людей без исключения, и в особенности тех, кто не знал истинного Бога и был отвергнут. Ради них он избран, ради всех нас.

Избрание апостола Петра столь значительно, что отмечено с первой встречи с Господом изменением его имени. Мы услышим сейчас на Утрени Евангелие о тройном вопрошании Воскресшего Христа о любви к Нему Петра. Все святые отцы говорят, что это относится к тройному отречению Апостола. И, конечно, неслучайно Господь называет его не именем Петр, а его первым именем — Симон, сын Ионин. Это означает, что Спаситель предлагает ему восстановить свое избрание, принести исповедание во изглаждение его предательства. В греческом тексте вопрос Спасителя — не просто повторение. Всякий раз он обретает новые оттенки. Точно так же, как слова Господа: «Паси агнцы Мои, паси овцы Мои». На первое вопрошание: «Любишь ли Меня больше, нежели они?» Петр не дает полного ответа. Он ограничивается утверждением своей любви и призывает в свидетели всевидящего Господа. Это смирение совсем не похоже на его порывистую уверенность в себе на Тайной Вечери: «Почему я не могу идти за Тобою теперь? Я душу мою положу за Тебя». Узнав свою немощь, Петр не осмеливается уже утверждать, что его любовь ко Господу выше других учеников. Господь хочет услышать от него именно такой ответ. Служение, которое Он доверяет Петру, — не награда за его неколеблющуюся верность. Оно не связано ни с его заслугами, ни с его близостью ко Христу. Оно должно осуществляться в любви. Петр будет пастырем во имя Христово. Стадо, которое он будет пасти, ему не принадлежит: «Паси агнцы Мои, паси овцы Мои».

Но подобно Христу, Пастыреначальнику, Петр должен будет жизнь свою положить за овец Господа. Когда-то Петр исполнился отважной решимости сразу же следовать за Христом, даже если надо будет заплатить собой. Теперь Господь зовет его следовать за Ним до самого Своего Креста («Следуй за Мной»). Он возвещает будущее Петра в виде притчи, взятой из жизни. В молодости человек полон уверенности в себе, сам определяет, что ему делать. Но приходит старость, когда надо зависеть от других. Об этой зависимости Господь говорит в словах, которые предполагают распятие: «Прострешь руки твои». Какой разительный контраст по сравнению с самонадеянным героизмом того, кто был убежден, что может умереть за Христа. «Другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь». Страдания будут мучительны, но в них — слава Божия. «Ученик не больше своего Учителя». Следуя за Ним, он призван явить славу Его — своим свидетельством и крестом.

Как  велико милосердие Божие! Господь продолжает доверять тому, кто отрекся от Него в трудный час Его Крестных Страданий. Теперь Он ждет от него только подтверждение любви, понимающей свою хрупкость. Ученик не должен превозноситься ни полученной благодатью, ни служением, доверенным ему. Снова мы видим, что речь не идет ни о воздаянии за заслуги, ни о провозглашении его неуязвимости (и, тем более, непогрешимости тех, кто будет называть себя преемниками его престола и даже наместниками Христа). Служение Церкви доверено тому, кто может возвещать чудеса Божией благодати, потому что он сам узнал, что такое прощение. Пастырь должен свидетельствовать о своей благодарной любви ко Христу, а не о своем горделивом бесстрашии. Эта любовь поведет его вслед Христу на Крест, когда придет его час. Мы возвращаемся здесь к одной из величайших истин христианства, о которой другой Апостол, будучи ее проповедником и примером, говорит: «Если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, — нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 3). Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

2006 год

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: