Антипасха

Антипасха. Уверение Апостола ФомыВоскресение Христово — воистину основание всего. Среди многих явлений Воскресшего в течение сорока дней после Его Воскресения Церковь выделяет сегодня, в день Антипасхи — одно, вернее два, потому что апостола Фомы не было при первом явлении, и Христос снова явился всем ради него. Говорят: Фома неверующий. Не спешите это повторять, Да, он не поверил одним словам своих друзей, в то время как жизнь Церкви — вера, основанная на слове апостольском. Однако ведь и Фома был одним из апостолов, и потому мы могли бы сказать, что он смел надеяться, как и другие апостолы, на встречу с Живым Христом после Его Крестной смерти. Более того, это было необходимостью для него, если он должен будет свидетельствовать потом как апостол.

Это явление Христа и открывает служение, которое Христос доверяет Своим апостолам. Он посылает их, как Сам Он был послан Отцом. Прежде Пятидесятницы Он дунул на них и дал им ключи спасения.

Апостол Павел, защищая свое апостольское достоинство, будет утверждать это достоинство на своей встрече с Воскресшим Христом на пути в Дамаск. Пусть он не был из числа тех, кто знали Христа по плоти, как он говорит. И апостол Фома не требует ничего большего, чем другие апостолы, — увидеть самому Воскресшего. То, что произошло с апостолом Фомой, напоминает нам, прежде всего, что если вера обретается в Церкви через тех, кому открыта Богом Истина, она, тем не менее, является личным актом каждого. Она есть личное узнавание того, что было дано всей Церкви, самым первым ученикам, всем, кто в течение более двадцати веков приходил ко Господу. И такая вера есть источник самой великой радости, самого великого блаженства для человека.

Во время явления апостолу Фоме Воскресший Христос открывает нам новую заповедь блаженства. Он открывает ее в то самое время, когда Он дает нам мир — Свой мир, всякий ум превосходящий. «Блаженны не видевшие, и уверовавшие», — говорит Господь. Мы понимаем, что речь здесь идет о нас. Это заповедь блаженства Веры, в противоположность всем обманчивым иллюзиям легковерия, восторженной экзальтированности, рассыпающейся на глазах. Христос предупреждает: «Род лукавый и прелюбодейный знамение ищет, но знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы Пророка». Знамение Ионы — это три дня, которые Иона провел во гробе, имеющем вид великой рыбы. Это знамение — следы Крестных Страданий на руках, ногах и прободенном ребре Спасителя.

Подлинный вопрос Веры не в том, воскрес ли Христос, потому что Вера знает, как отвечать на него. Вся Церковь, все мы, приходящие к ней, слышим, как она на возглас священника едиными устами и единым сердцем отвечает: Христос воскресе! Воистину воскресе Христос! Но подлинный вопрос Веры глубже. Понимаем ли мы по-настоящему, помним ли мы всегда, исповедуя радостно нашу веру в Воскресение, что это Тот же Самый Христос, Тот, Кто прошел через страшные Страсти, Кто умер на Кресте, и теперь является мне как Воскресший, как Господь Славы, Господь моей жизни и Царь Мира.

«Воистину воскресе!», — отвечает апостол Фома вместе с другими. Христос всегда будет нести на Себе раны этого Высшего Дара Себя, который Он приносит нам. И в вечности Его Прославленное Тело, Тело Распятого, бесчисленные знамения, которые Христос сотворил во время Своей земной жизни, по Слову Евангелия, являют Славу Его, то есть грядущее Воскресение. И когда апостол Павел говорит: «Если мы и знали Христа по плоти, то теперь не знаем Его», мы понимаем, что, несомненно, знание в Духе Святом Христа Воскресшего совсем иного порядка, чем человеческое знание Иисуса Христа, которое могли иметь о Нем Его современники. Благо в этом для нас, потому что мы можем быть не менее блаженными, чем те, кто сподобились личного общения с Господом во время Его земной жизни. Однако слова апостола ни в коем случае не означают возможность малейшего разрыва между земной жизнью Христа и Его пребыванием в Славе Отца Небесного после Воскресения. Это было бы покушением на реальность Воплощения, на все наше спасение.

Весь Христос пребывает ныне в Славе Божией, вся Его человеческая жизнь, все Его радости и скорби, Его дружбы и гнев, Его труды и отдохновения, Его встречи, все Его слова, Его Крестные Страдания и Его смерть — все, абсолютно все имеет для нас значение, присутствует в Вечности. И потому и наш земной путь может стать осмысленным, причастным Божественному. Аминь. Христос воскресе!

Антипасха

Христос воскресе!

Фома, один из двенадцати, сказал апостолам, видевшим воскресшего Господа: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». После восьми дней, когда все ученики были собраны вместе, и Фома с ними, Христос снова явился им и сказал: «Мир вам!». Потом Господь говорит Фоме: «Подай перст твой сюда и посмотри руки мои, подай руку твою и вложи в ребра Мои, и не будь неверующим, но верующим». Господь предлагает Фоме не только увидеть Его раны, но и коснуться их. Так отвечает Он на требование Фомы, давая ему возможность такого испытания, в зависимость от которого он поставил свою веру, — испытания глазами, перстом, рукой. Господь отвечает на требование Своего ученика и как бы ограничивает этим Свой дар. Но на самом деле именно в таком ответе заключается бесконечно большее, чем то, что Он предлагает. То, что Он предлагает в непостижимой сокровенности, означает подчиненность Фоме, отдачу Себя полностью в его распоряжение, Он предлагает ему Свои руки и Свои ребра и через это Всего Себя.

Сын Божий снова уничижается в Своем человечестве, чтобы стать доказательством, которое Фома определил сам для утверждения своей веры. Господь упраздняется для того, чтобы человек мог придти к спасению. Он чисто по-человечески так умаляет Себя, что можно сказать, что Он весь только раны, только то, что воспринимают глаза, перст и рука Фомы. Фома свел все способности веры только к внешнему восприятию, И Господь показывает Фоме, до какой глубины помрачена его вера.

Своим уничижением и смирением Господь касается самого сокровенного, что было у Фомы в его вере, когда он общался с Господом до Его Крестной смерти. И внезапно Фома понимает, насколько он удалился от Господа. Не Свое Божественное величие хочет открыть ему теперь Господь. Эти раны, которые нанесли ему люди — следы их грехов, и Фома тоже виновен в нанесении Ему этих ран. Тем более виновен, что, уверовав однажды, не сохранил свою веру в Господа. Но через это новое уничижение Господь открывает Фоме самое великое, бесконечное.

Фома искал знаки присутствия Господа, а Господь показал ему их как знаки греха. И своим грехом неверия Фома уготовляет как бы новый крест для Господа в той мере, в какой он не верит в Воскресение, в той мере, в какой он ищет лишь внешнее разрешение своих сомнений, он с теми, кто снова распинает Господа.

Господь является среди апостолов. Он является среди людей как тот, кто может быть снова распят новыми грехами. Но мы знаем, что Своим Крестом Господь спас всех людей, и в их числе Фому, и всем предлагает искупление Креста. Он взял на Себя грехи мира, ранами Его мы исцелились, если только искренне и глубоко наше обращение к Нему, если подлинно наше покаяние.

Своим Явлением Господь сокрушает наше неверие, чтобы привести нас к величию Веры, и мы приобщаемся к полноте Его Любви. Всех зовет к Себе Господь, но Ему особенно невыносимо видеть, чтобы те, кому однажды было дано Его узнать, остановились на половине. В этом самоуничижении Господа не уступка неверию, а раскрытие неисследимой Божественной Любви. Показуя Свои раны, Господь делает апостола Фому участником Его Крестных Страданий, открывая ему сокровище Креста, благодать Веры. И Фома отвечает: «Господь мой и Бог мой!». Свет Совершенный, неописуемый заполняет его, и он видит единство Господа с Отцом Небесным до Креста и после Креста, и присутствие Отца, Сына и Святого Духа, Тайны Креста, и свое участие в этой тайне. В этом вся суть христианства. Господь говорит ему: «Ты поверил, потому что увидел Меня. Блаженны не видевшие, и уверовавшие». Они блаженны, потому что им принадлежит то, что открывает Дух Святой.

Пути веры различны у всех людей. Но есть один только путь для всех — быть ведомым Духом Святым к познанию Сына Божия и Отца Небесного, самый скорбный и самый блаженный путь Креста и Воскресения. Прикосновением к нему всем сердцем, всею мыслю, всею крепостью, всем естеством своим. Христос воскресе!

протоиерей Александр Шаргунов

2006 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *