«Антихрист в Москве», выпуск 2, 1996 г.

Во второй сборник брошюры «Антихрист в Москве» вошли новые материалы Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества» — обращения, комментарии, выступления в прессе, — направленные против насаждения разрушительного культа беззакония и аморализма в нашем обществе.

В состав Общественного комитета входят священнослужители Русской Православной Церкви и видные представители отечественной культуры.

Оглавление

· Обращение Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

Мы, православное духовенство, церковнослужители и миряне, обращаемся к гражданам России, зарубежным соотечественникам, а также ко всем, кому небезразлична судьба нашего народа.

Охватившая нас нравственная катастрофа не имеет аналогов в отечественной истории. Россия никогда не знала таких преступлений, которые сегодня терзают наше общество.

· Обращение Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества» к лидерам политических партий накануне президентских выборов

Мы не политическая партия — мы православные христиане и сочувствующая нам общественность. Мы вообще не занимаемся «политикой». Более того: в создавшихся условиях мы и не видим никакой «политической борьбы» в нормальном понимании.

Мы видим, что криминальные структуры захватывают в заложники всю Россию, постепенно приватизируя ее и угрожая уничтожением «в огне гражданской войны», если честные люди рискнут отнять у них награбленное и привлечь к уголовной ответственности за духовный и нравственный геноцид народа.

· Заявление Общественного комитета по поводу деятельности Международного института биологической медицины

В день Рождества Христова, когда Богомладенец Иисус лежал в яслях, согреваемый дыханием животных, рядом с Пречистой Его Матерью, — воплощением и девства, и материнства — в этот день в телевизионной программе «Итоги» было показано рождение другого такого же беспомощного ребенка. Были показаны роды женщины, намеренно стимулированные за два месяца до нормального срока. Предварительно эта — и не мать, и не женщина (в человеческом понимании) — дала письменное согласие на то, что рожденный ею ребенок будет умерщвлен таким искусным способом, чтобы вырезанные из его тела органы и полученные из них ферменты могли помочь физическому здоровью тех, кто желает продлить свою жизнь путем людоедства такого рода.»

· Из выступления протоиерея Александра Шаргунова, председателя Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества», в телевизионной программе «Русский Дом»

На исходе XX века перед нами явление человека нового типа — цивилизованного людоеда. Мы на пороге нового времени, когда на улицах нашего города будут гореть рекламы: «Пейте кровь младенцев, и вы будете вечно молодыми».

· О мнимом просвещении и о наших детях

Тема развращения детей стала появляться на страницах изданий, на теле- и киноэкранах, когда была объявлена «дозволенная свобода», то есть сразу после начала перестройки. Нам уже неоднократно приходилось говорить о таких способах вовлечения детей в нечистые увеселения взрослых, как детские конкурсы красоты и многое другое. Приходилось также говорить и о тех криминальных явлениях, которыми логически завершается этот процесс: детская проституция и похищения детей для продажи их сутенерам, многообразные сексуальные преступления против детей. Ясно, что общество обязано спохватиться, поставить предел навязыванию детям разврата.

· Темная мистика православного игумена

Одна из величайших бед современного мира — смешение понятий. Хаос в сознании выгоден силам тьмы: когда нет твердых нравственных ориентиров, когда ни в душе, ни в уме нет порядка и умения различать добро и зло, человеком легко овладеть, а его волю сделать податливой и управляемой. Секты и лжеучения, восточная мистика и астрология, магия, кодирование, гипноз, а также широкомасштабный разврат, в который вовлечено все наше общество от мала до велика, преследуют ту же цель — ослабить и расшатать внутреннюю структуру личности, уравнять между собою правду и неправду, веру в Бога и поклонение сатане.

· Обновление Церкви и неообновленчество. Протоиерей Александр Шаргунов

На богословских конференциях, в церковной печати, уже звучали обращения к Святейшему Патриарху с просьбой помочь определиться священникам Александру Борисову и Георгию Кочеткову с выбором конфессии. Как кто-то совершенно точно сказал, это протестантизм восточного обряда. Дурновкусие, связанное с изменением языка — это только поверхность. По существу, в рамках православной веры это — другая вера, другая, прежде всего, своими серьезными догматическими искажениями.

· Золотари. Иеромонах Роман (Матюшин)

· Богословие греха

Для водворения на земле антихриста диаволу необходимо стереть в сознании широких масс понятие греха как беззакония пред Богом. Для этого ему нужно укоренить в общественном мнении как естественную и нормальную мысль о том, что грех не противен Богу, совместим с христианством и не препятствует общению со Христом в Церкви, — то есть не является грехом и не мешает спасать душу. Это новое религиозное сознание, в точном смысле антихристианское, нагло и дерзко, не встречая практически никаких препятствий, заявляет о себе со страниц самых развратных изданий.

· Новая власть

Судя по нравственному состоянию нашего общества, нам не избежать новых скорбей и потрясений. Все обстоит гораздо хуже, чем кажется. В газете «Московская Правда» опубликовано само-интервью некоего Никонова, известного пропагандиста мата. Некоторое время назад, скорее всего для создания видимости, что мы живем все-таки в государстве, а не в лагерной зоне, он был арестован.

· Преступление. Протоиерей Александр Шаргунов

Когда меня попросили в редакции «Искусство кино» дать оценку с христианской точки зрения очередному киносценарию, посвященному садисту века, я нехотя согласился, однако никак не мог заставить себя приступить к работе. Я задумался, почему на эту тему мне не пишется. Такие процессы рассматриваются только на закрытом суде. И только в последнее время так широко и детально их стали освещать в прессе. Раньше ограничивались сухой протокольной информацией: такой-то, убийца шестидесяти детей, приговорен к высшей мере, приговор приведен в исполнение. И никому не приходило в голову, а может быть, рука не поднималась художественно оформлять и расписывать столь патологичные чудовищные преступления.

· Как комсомольцы узаконили эротику. Протоиерей Александр Шаргунов

На первой полосе газеты «Комсомольская правда» за 27 июня — колонка, набранная крупным шрифтом, под заголовком: «Как в Красноярске узаконили эротику». «Маленькая заметка, — заметила соседка по даче, предлагая мне эту газету, — а такая зловонная, столько в ней гадости». В мутном, скользком стиле с развязным ерничаньем газета сообщает о том, что в Красноярске приняли первый в России закон края об охране нравственности.

· Обращение к участникам парламентских слушаний «Духовно-нравственная, морально-правовая и экономическая оценка трагических событий 21 сентября — 5 октября 1993 г. и их последствия для России»

После отступления человека от правды Божией, происшедшего в результате попрания человеком закона, установленного в раю, Бог неуклонно внедрял в сознание человечества принцип законности и правды в целях восстановления в человеке образа Божия. Мы знаем из Священного Писания, что те народы, которые окончательно похоронили в своей психологии всякое представление о личной, общественной и государственной законности, те народы, в среде которых царил лишь произвол вождей и нравственный беспредел, полностью истреблялись как помехи к восстановлению в человеке образа Божия.

· Доклад на парламентских слушаниях. Протоиерей Александр Шаргунов

Прежде всего я хотел бы подчеркнуть значение государственного закона как Божественного установления. Церковь учит, что соблюдение государственного закона даже в атеистическом государстве в том, в чем он не противоречит совести христианина, обязательно для всех граждан. Как заповеди «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй», написанные в совести всякого, даже не знающего Бога человека, еще не говорят о совершенстве, но определяют последние границы нравственного распада, так закон ставит предел злу, является божественным фундаментом справедливости и законности в обществе. Знаменитое римское право — порядок, закон, разумные общественные отношения — основа будущей христианской государственности, высшие достижения цивилизации, не знающей еще христианства. Однако огромная разница между устремленностью из язычества к христианству и ниспадением из христианства в язычество.

· Беседа перед выборами 17 декабря 1995 года. Протоиерей Александр Шаргунов

Нынешние выборы занимают особое место в судьбе нашего народа. Их определяет апокалиптический момент истории, который ярко обозначился в расстреле российского Парламента в октябре 1993 г. — этом совершенном после государственного переворота открытом беззаконии и невиданном преступлении, одобренном всеми мировыми демократическими сообществами, и последовавшего за этим обесценивания человеческой жизни в тотальной криминализации и растлении общества.

· Противоборство не личностей, а идей. Протоиерей Александр Кузяев

Грядущие выборы представляются мне противоборством не столько личностей, сколько идей. Грехи коммунизма известны, их немало, но все длиннее список страшных дел, совершенных нынешним режимом. Живя всегда нуждами народа, Православная Церковь благословляла державное строительство, молилась о победе русского оружия, и миллионы ее верных сынов кровью купили величие Отчизны. Все это предательски искоренено безжалостным скальпелем Беловежских соглашений. И тот, кто не протестовал — молчаливый его соучастник.

· Из писем и откликов

· Антихрист в Москве? Редакционная статья в «Журнале РХД» № 172 за 1995 г. Никита Струве

Афоризмы сэра Генри, или Струве в Москве. Священник Стефан Красовицкий

От движения истории спадают маски оборотней. Таково знамение нашего времени. Бывшие «руководители партии и правительства» вдруг стали компрадорами-капиталистами, продающими Россию оптом и в розницу на мировом рынке. Гуманный и «свободный» Запад осуществляет геноцид сербского и русского народов, оружием уничтожая Сербию и обманом превращая Россию в гетто с элементами сталинского концлагеря, (где под наблюдением ВОХРа бесчинствуют уголовники), и по всем правилам нацистского концлагеря, на входе в который надпись: «Каждому — свое » (рыночная экономика).

· Навстречу общественной катастрофе

Из Священного Писания мы знаем, как решительно обличил Иоанн Предтеча царя Ирода за его беззаконное сожительство с женой собственного брата, несмотря на явную опасность подобного обличения. Знаем мы и во что обошлась пророку его решительность. Но, кажется, для американцев настала пора последовать этому библейскому примеру.

______________________________________________

Обращение Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

Мы, православное духовенство, церковнослужители и миряне, обращаемся к гражданам России, зарубежным соотечественникам, а также ко всем, кому небезразлична судьба нашего народа.

Охватившая нас нравственная катастрофа не имеет аналогов в отечественной истории. Россия никогда не знала таких преступлений, которые сегодня терзают наше общество.

Ныне, при массированной пропаганде насилия и разврата, при гипнотическом воздействии средств массовой информации, нашим соотечественникам, потерявшим чувство нравственности, прививается отношение к самым страшным грехам как к нормальному явлению. «Плюрализм» все более означает равенство добра и зла. «Свобода» все более обращается в насилие с целью сломить сопротивление стыда, разума и совести, разбудить в человеке самые низменные инстинкты, превратить его в скота. Проповедь разврата подрывает не только основы семьи — это также и преступление против детей, грех, страшнее которого может быть, по выражению современного богослова, только людоедство.

Не потому ли самые чудовищные преступления стали сегодня нормой жизни? Известно: там, где процветает порнография, вседозволенность — растет преступность. Это звенья одного процесса. Потому все длиннее становится список убиенных, который зачитывается в православных храмах при совершении чина поминовения, и среди них все чаще — девицы, отроки, младенцы. Уже не потрясают общество своей изощренностью убийства ритуальные, совершенные по религиозным мотивам: монахов, священников, мирян. В атмосфере обесценивания жизни все наглее входят в быт заказные убийства, которые легко превращаются в крупномасштабные.

В нравственном распаде личности таится опасность не только для отдельного человека, но и для всей нации. Недаром, чтобы снизить жизнеспособность покоренных народов, Гитлер в оккупированных областях насаждал порнографию, преследуя ее, между тем, в самой Германии. Японцы-завоеватели в Манчжурии поощряли продажу местному населению порнографической продукции и наркотиков, но под страхом сурового наказания запрещали покупать ее самим японцам. Для народа, теряющего нравственные ориентиры, существует реальная угроза (как это неоднократно бывало в истории человечества), — исчезновения с лица земли.

Мы, православные граждане России, требуем немедленного запрещения производства и распространения бесстыдных изображений, прекращения пропаганды разврата по телевидению, в печати, в детских учреждениях, в общедоступных местах. Мы требуем ужесточить законы против растлителей, ибо такова воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии.

Как христиане мы должны напомнить тем, кто считает себя принадлежащими к Церкви, или ждет от нее помощи в этой и будущей жизни, что, согласно 100 правилу Шестого Вселенского Собора, предаются анафеме, т. е. отлучаются от Церкви все, кто творит изображения, «обаяющие зрение, растлевающие ум, производящие воспламенение нечистых удовольствий». «Творящими» считаются не только непосредственные изготовители непристойных картин, торговцы порнографией, устроители всевозможных развратных конкурсов и шоу, но и покупающие — те, кто слушает и смотрит растлевающие передачи. Все они, по каноническому правилу, подлежат анафеме. А это значит, что отлученный от Церкви не имеет права переступать порог храма, участвовать в богослужениях, причащаться, крестить детей, ставить свечи, заказывать требы, лишается христианского погребения. Если он дерзнет обманным путем прибегнуть к помощи Церкви, то это обернется для него большими наказаниями от Бога.

Одновременно мы обращаемся ко всем соотечественникам, к верующим других традиционных религий, к лидерам политических партий и общественных движений, к деятелям науки и культуры, ко всем, в ком еще не омертвело сердце, кому дороги собственные дети и будущее России, с призывом объединить усилия, чтобы остановить растление народа, отстоять законное право человека — сохранить в себе человека. Это мы сможем только общими усилиями и единой волей, начав всенародное движение за нравственное возрождение России.

18 сентября 1994 г.

Обращение Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества» к лидерам политических партий накануне президентских выборов

Мы не политическая партия — мы православные христиане и сочувствующая нам общественность. Мы вообще не занимаемся «политикой». Более того: в создавшихся условиях мы и не видим никакой «политической борьбы» в нормальном понимании.

Мы видим, что криминальные структуры захватывают в заложники всю Россию, постепенно приватизируя ее и угрожая уничтожением «в огне гражданской войны», если честные люди рискнут отнять у них награбленное и привлечь к уголовной ответственности за духовный и нравственный геноцид народа.

Наш комитет выбрал узкий луч в рамках борьбы за возрождение Отечества, а именно — прекращение пропаганды нравственного растления и наказание растлителей.

Сегодня Россия — страна, где на пропаганду растления, по официальным данным, тратится вдвое больше средств, чем на науку. Где в газетах с самым массовым тиражом открыто даются объявления, привлекающие детей к разврату, в то время как даже в Соединенных Штатах Америки, давно обогнавших всех по «свободе нравов», законом определено наказание в 2 года тюрьмы и 100 000 долларов штрафа за распространение порнографии среди несовершеннолетних. При всем нарастании распада они берегут свою нацию от полного вырождения.

Бывают времена, когда одних увещеваний недостаточно. Подобно тому, как святой Феофан Затворник требовал самых решительных государственных мер по борьбе с пропагандой — вскоре обернувшейся морями крови — безбожия, так сегодня мы в еще большей степени должны реагировать на новую, более страшную угрозу. Пропаганда растления в том виде, какого она достигает у нас сегодня, означает духовную, нравственную и физическую гибель России.

Поэтому условием поддержки с нашей стороны любых сил при выборах Президента или в других обстоятельствах является:

Рассчитывающие на нашу поддержку должны включить в свою программу пункт, объявляющий пропаганду растления государственным преступлением и, значит, неотвратимость сурового наказания всех организаторов этого, подчеркиваем, государственного преступления.

Это не может быть на уровне очередных ни к чему не обязывающих деклараций, это должно быть принятием неотложных законодательных мер с жестким контролем органов власти за их выполнением.

Мы можем поддерживать только такую политическую силу, которая на деле докажет, что она понимает опасность, угрожающую сегодня России. Только на таких условиях мы будем призывать к ее поддержке широкую общественность.

Без подлинного противления этому злу не будет восстановления духовно сильной и очищенной от беззакония России, вообще не будет России.

30 января 1996 г.

Заявление Общественного комитета по поводу деятельности Международного института биологической медицины

В день Рождества Христова, когда Богомладенец Иисус лежал в яслях, согреваемый дыханием животных, рядом с Пречистой Его Матерью, — воплощением и девства, и материнства — в этот день в телевизионной программе «Итоги» было показано рождение другого такого же беспомощного ребенка. Были показаны роды женщины, намеренно стимулированные за два месяца до нормального срока. Предварительно эта — и не мать, и не женщина (в человеческом понимании) — дала письменное согласие на то, что рожденный ею ребенок будет умерщвлен таким искусным способом, чтобы вырезанные из его тела органы и полученные из них ферменты могли помочь физическому здоровью тех, кто желает продлить свою жизнь путем людоедства такого рода.

Итак, были показаны обычные роды этой, назовем ее, «женщины»; был показан ребенок, который шевелил ручками и ножками и тер своей ручкой глазик. Затем, руками — назовем их условно — «медицинского персонала» ребенок заворачивался в целлофан и укладывался в холодильник.

Да восприимет душу этого мученика-младенца Жизнодавец Господь в память того, что Сам Он был уложен в холодные ясли, но согрет дыханием добрых животных, сохранен заботливостью Его Божественной Матери и праведного Иосифа, окружен молитвенным вниманием, согрет духовным поклонением простых пастухов и провидцев волхвов. Да восприимет Господь душу этого мученика-младенца и других мучеников-младенцев, рождаемых для смерти в этом доме смерти, именующим себя «Международным институтом биологической медицины», — да восприимет их Господь в память о тех 14000 мучениках-младенцах, принесенных в жертву для продления жизни нечестивого царя Ирода.

После демонстрации рождения этого младенца и его немедленной смерти было показано заседание коллегии Министерства здравоохранения, на которой министр здравоохранения заявил, что он пресечет любые попытки остановить деятельность этого санкционированного им учреждения.

Американский врач, разработавший технологию нового вида людоедства, поведал нам, что только в России и нигде более ему было дано разрешение от властей на осуществление такой «перспективной, — как он выразился, — научной деятельности». Добавим от себя, что это закономерное явление для страны, где поругано материнство и осмеяно девство, где на протяжении нескольких лет через средства массовой информации при попустительстве властей ведется широкомасштабная целенаправленная компания по уничтожению нравственности. До сих пор на памяти человечества был только один подобный показанному по телевидению эпизод — чудовищные эксперименты над людьми немецких врачей в гитлеровских концентрационных лагерях, благодаря которым медицина XX века сильно продвинулась вперед.

Во имя сохранения Образа Богомладенца в наших душах, во имя Христианства, во имя человечности, — мы призываем народ, общественность любыми средствами пресечь преступление новых фашистов.

Подобно тому, как Нюрнбергский процесс осудил всех участников упомянутых человеконенавистнических злодеяний, должны быть отданы под суд по обвинению в преднамеренном убийстве министр здравоохранения, все сотрудники Министерства здравоохранения, так или иначе причастные этим убийствам, весь персонал «Международного института биологической медицины», а также все потребители медицинских препаратов, изготовленных из тел убитых младенцев.

На основании святых и незыблемых канонов Церкви предаются анафеме, отлучаются от Церкви, ее Святых Таинств все вышеозначенные людоеды и эти чудовища-матери. И подобно тому, как все цивилизованное человечество изрекло проклятие на нацистов, мы говорим: будьте вы прокляты! Аминь.

13 января 1996 г.

Из выступления протоиерея Александра Шаргунова, председателя Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества», в телевизионной программе «Русский Дом»

На исходе XX века перед нами явление человека нового типа — цивилизованного людоеда. Мы на пороге нового времени, когда на улицах нашего города будут гореть рекламы: «Пейте кровь младенцев, и вы будете вечно молодыми».

Не менее, чем факт людоедства, ужасает реакция на него, вернее, отсутствие какой-либо реакции у большинства. Правительственная газета «Российские вести» выступила с большой статьей «Много шума. Из-за чего?» в защиту эксперимента, где оценка всему дается как бы с нравственных позиций. «В конце концов, — делается вывод в статье, — ужасны сами аборты, а не использование фетальных тканей для медицины». Газета, учредителем которой является правительство Российской Федерации, видимо, просто не замечает, насколько цинична эта мысль: добро напрасно пропадает, его надо рационально использовать.

Выходит, и трупы человеческие можно есть — все равно мясо пропадает. Нацисты человеческими волосами набивали матрасы, изготовляли ремешки и сумки из человеческой кожи, а здесь, что ни говорите, белок — почему же не использовать? И вообще, то, что получается из человека, может быть, нужнее самого человека? Может быть, пора с этой целью приступать к отстрелу людей, начиная с тех, кто в каком-либо смысле и с чьей-либо точки зрения является неполноценным. Это событие — еще один рубеж, который перешагивает наша страна.

Уже много беззакония было у нас, и снова чаша беззакония переполняется. О каком возрождении России может идти речь? Этим показывается, что Россия — хуже всех. То, что она превратилась в помойку, в клоаку какую-то из-за неслыханной пропаганды разврата — мы знаем, а теперь еще что ли — страна людоедов? Этим показывается, что Россия ужаснее, безнравственнее всех, что она может торговать чем угодно, в том числе продавать людоедам своих собственных детей.

В 80-е годы СССР называли «империей зла», а теперь, после этого, как называть Россию? Это — новая веха в апокалипсисе XX века, как революция 1917 года, как показательный расстрел Парламента в октябре 1993 г., как Чернобыль. И это снова произошло не где-то, а в России.

Это уничтожение нации, уничижение нашей страны перед всем миром, но этим обнаруживается и весь вампиризм Запада. Их безнравственность заключается в том, что они эти лекарства готовы покупать, экспортировать — только не производить у себя. В Германии, например, производство фетальных медикаментов разрешается только из животных. Что же, они нас за животных считают? Но существует еще более страшное.

Пресса сообщает об экспериментах — под видом лечения — над сознанием. Некая мистическая секта Хаббарда, деятельность которой запрещена на Западе, пользуясь полным бескультурием русских, и бескультурием новых русских, их финансирующих, устраивает чудовищные вещи. Людоеды не скрывают своего ликования. «Я не могу опомниться от счастья — восклицает один из них. Я вне себя от радости. Нигде больше в мире, кроме России не предоставляют детей для медицинских психических экспериментов». Рядом с этими экспериментами стоит оккультное и сексуальное «просвещение» детей, все агрессивнее внедряемое в наших школах.

Это еще страшнее, и об этом говорит Христос: «Не бойтесь убивающих тело, и потом не могущих ничего более сделать, но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну; ей, говорю вам, того бойтесь». (Лк. 12, 4)

Но это — отдельная тема, сегодня мы говорим только о факте обыкновенного, угрожающего стать обыденным, людоедства. Мы должны это запретить, потому что этот позор ложится на всех нас, на весь человеческий род и, особенно, на народ, на страну, которая это допускает. Если мы этого не сделаем, неотвратимо последует Божие наказание.

Мы подошли к последней черте: человек без Бога становится людоедом. Одобрение или равнодушие есть участие в этом людоедстве.

25 января 1996 г.

О мнимом просвещении и о наших детях

Тема развращения детей стала появляться на страницах изданий, на теле- и киноэкранах, когда была объявлена «дозволенная свобода», то есть сразу после начала перестройки. Нам уже неоднократно приходилось говорить о таких способах вовлечения детей в нечистые увеселения взрослых, как детские конкурсы красоты и многое другое. Приходилось также говорить и о тех криминальных явлениях, которыми логически завершается этот процесс: детская проституция и похищения детей для продажи их сутенерам, многообразные сексуальные преступления против детей. Ясно, что общество обязано спохватиться, поставить предел навязыванию детям разврата.

И общество «спохватилось». Но пусть не надеются родители и педагоги, действительно озабоченные будущим детей, что принят закон против растлителей, против распространения порнографии, против разнузданности средств массовой информации. Вместо этого введено — в обязательном порядке, как программный предмет, — преподавание «Основ сексологии» в школе. Предмет, повторяем, строго обязателен, хочешь — не хочешь, занимайся им, как алгеброй или русским языком. Нам известны случаи, когда верующие родители, не желавшие подобным образом «обучать» своих детей, были вынуждены просто забирать их из школы.

Этот курс призван охватить школьников практически всех возрастов, — значит, для неведения, умолчания, а кроме того, для естественной стыдливости, ставящей преграду между девочками и мальчиками, тут просто нет времени и места. Впрочем, для создателей курса стыд — досадная помеха, от которой воспитуемый должен поскорее избавиться. Например, раздел курса «Возникновение и эволюция семейно-брачных отношений» правильнее было бы назвать «Историей мирового разврата», ибо, строго говоря, других сведений он просто не содержит. Тут читатель найдет что угодно — и «ритуалы налога натурой», и «проституцию как реакцию на единобрачие», и экскурсы в историю гомосексуальных отношений, и многое, многое другое, как бы внушающее подростку: ничего особенного нет в том, что тебя окружает, так было — так будет. Не найдет в этом разделе читатель только одного: имевшегося даже и в языческих сообществах и тем более поставленного на недосягаемую высоту христианством отношения к девственности как к святыне.

А раз так, то логично, что в этом разделе отсутствует и правильная оценка брака в том виде, в каком он сложился в христианскую эпоху, — то есть в единственном виде, который способен уцелеть в любых бурях, в любом современном хаосе. Ведь чистота — основа и условие брака, и, вступая в него, супруги-христиане обязуются сохранять свое ложе чистым, нескверным, — клятву же их принимает Господь. Об этом составители программы имеют темное понятие, ибо раздел, посвященный христианским брачным отношениям, имеет в их программе подзаголовок: «Сатанизм плотской любви».

Господь дает человеку многие дары, в том числе и дар пола — и, соответственно предназначает мужчину и женщину к различному служению Богу и людям. Бог не желает, чтобы человек всего только рационально и удобно потреблял Его таинственные дары. Зато именно в этом лишении духовности и таинственности, в отнятии Божьего благословения, в научении молодежи просто и гигиенично и без особых «ложных» комплексов, пользоваться тем, что является одной из самых главных тайн жизни, видят свою задачу создатели курса.

Курс, вводимый в школах и предназначенный подготовить молодежь к семейной жизни, таким образом, не выполняет своей задачи. Он выполняет другую, противоположную: научить безбоязненно терять чистоту, сделать подростка общеприменимым, безличным, удобным, как они говорят, партнером для всех. Следовательно, искореняя естественный стыд и страх, которые и отличают человека от животного, пропагандисты курса идут навстречу пожеланиям растлителей, потребителей детской и юношеской чистоты. Пожеланиям тех, кому чистота необходима для поддержания их вампирического существования. Недаром один воспеваемый нынешней прессой писатель, в первую очередь известный своими извращенными наклонностями, говорил: «Да, детский писатель… какая высокая участь: поселять милые мне настроения в тех, кто станет юношами, через речь… Дети будут в моих руках. И будут говорить моими словами».

Мы обращаемся в первую очередь к родителям, а также ко всем, кто хочет защитить беззащитные сегодня детство и юность: вмешайтесь, не допустите, чтобы дети России стали цивилизованно приготовленным кормом для людоедов. Не верьте, что наученное «Основам сексологии» поколение избегнет СПИДа и других роковых последствий разврата, — опыт Запада красноречиво свидетельствует об обратном. Возможен лишь один путь — всеми силами утверждать в обществе, в школе ценность чистоты, пропагандировать ее уже не просто как добродетель, но как единственный шанс спасения.

Что же касается вольных или невольных, сознательных или бессознательных пособников вселенского разврата, то не услышать им ничего другого, кроме слов Христа Спасителя: «…кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня; тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили в море». И пусть на Страшном суде не посмеют они сказать, что никогда не слышали этого предупреждения.

1 января 1996 г.

Темная мистика православного игумена

Одна из величайших бед современного мира — смешение понятий. Хаос в сознании выгоден силам тьмы: когда нет твердых нравственных ориентиров, когда ни в душе, ни в уме нет порядка и умения различать добро и зло, человеком легко овладеть, а его волю сделать податливой и управляемой. Секты и лжеучения, восточная мистика и астрология, магия, кодирование, гипноз, а также широкомасштабный разврат, в который вовлечено все наше общество от мала до велика, преследуют ту же цель — ослабить и расшатать внутреннюю структуру личности, уравнять между собою правду и неправду, веру в Бога и поклонение сатане.

В этих условиях вспоминается изречение: «Свет миру — иноки». Именно на них то и дело обращается взгляд мира, изнемогающего от неправды, но не умеющего отличить истину ото лжи. Поэтому столько монахов убито за последние годы: истинно монашеское житие — обличение всякой тьмы, и силам тьмы это непереносимо.

Тем более страшно, когда в среде монашества обнаруживается тот же хаос понятий, то же неразличение добра и зла, которые господствуют вокруг, вовне, за церковными стенами. Именно об этом свидетельствуют художественные произведения И. Экономцева (игумена Иоанна Экономцева, заведующего отделом катехизации Московской Патриархии), которые верующего человека повергнут в недоумение и скорбь, а неверующего заставят подумать: и они — как мы. Говоря о беллетристике И. Экономцева, мы имеем в виду продающиеся сегодня даже и в отделе катехизации издания — «мистический роман» «Тайна восьмого дня» (издательско-полиграфическое объединение «Кострома», без даты) и роман «Записки провинциального священника» (фирма «Вернал», М., 1993).

В этих текстах есть, увы, многое, слишком многое из того, чем совращает современного читателя сегодняшняя пресса и беллетристика: понятия восточной мистики с их «лотосами» и «чакрами» и термины астрологической практики, подробные описания бесовского шабаша и черной мессы, интимные сцены и фантастически закрученный сюжет. Православная идея тут, правда, тоже имеется — и Имя Божие поминается, и Фаворский свет героя озаряет, и иконы по ходу повествования являют чудеса. Но не может быть добрососедства и равенства между идеями столь различными, не могут они мирно врастать друг в друга. Тут ведь не просто православная тематика «украшается» ложно-мистическими аксессуарами, — тут другое: именно такова вера автора, православная вера для него напоена ядом лжеучений, и он не различает света от тьмы (недаром ведь о душах, идущих в Рай, на страницах одного из сочинений говорится: «Шамбала ждет вас», а извещение о конце света приходит оккультным образом по астрологическим каналам — от неких «операторов Альфы»). Средоточием кощунственного смешения истины и лжи является финал пухлого романа. Для наглядности того, о чем мы говорим, придется прибегнуть к длинному цитированию.

«Все звезды пульсируют. Идет вселенская Литургия. Ее возглавляет Вседержитель. Береги свой «лотос». Ежедневно очищай себя через растительную пищу. Источник спасения второго порядка — храмы. Идеальным энергетическим проводником и средством энергетического очищения является купол с крестом. Храмы являют возможность наиболее эффективного средства откачки загрязненных энергий и подпитки людей и окружающей среды чистыми энергиями космоса.

Опасность представляют ложные храмы и ложные обряды, которые поглощают энергии прихожан и священнослужителей, превращаясь в источники питания биопояса.

Срок настал. Ты должен быть в Шамбале. Это место называется Андреева Пустынь. Марина пойдет с тобой. Ее лотоносная чакра непоправимо поражена.

Космос приветствует прибытие в Андрееву пустынь иерея Бориса.

Сегодня ночью тебе было открыто многое. Ты убедился в возможности прямого контакта с небесными светилами.

Через три часа будет совершена коррекция орбиты Земли. Это начало Армагеддона. В этих условиях сугубая ответственность ложится на Церковь Христову и всех тех, кто славит Христа под другим именем.

Сообщи Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию о том, что близок срок прихода на землю Вседержителя».

Конец этой безумной цитаты.

Скорбь и недоумение возрастают до предела, когда узнаешь, в каком самообольщении, по-видимому, создавались эти произведения, как темны источники писательского вдохновения И. Экономцева. В интервью одной из газет он признавался, что создает свои романы… «в Духе Святом». Откуда берется такая уверенность, что она означает и о чем свидетельствует — ясно каждому сколько-нибудь духовно чуткому человеку. Это — состояние прелести. Но как разобраться в этом массам колеблющихся, которые не ведают, где правда, и не могут сделать решающий шаг в сторону Церкви? Как этим обделенным людям научиться вере, если взамен катехизации им предлагают «мистические романы?» Думается, что тут нет места никаким умолчаниям, столь больные вопросы должны быть выяснены, и автору — священнику и монаху — следовало бы покончить с двусмысленностями и разъяснить, каким образом для него уравниваются и соединяются православная вера и темный мистический опыт. Личные грехи каждого из нас пусть судит Бог, но от пастыря люди смятенные и потерянные вправе ждать и требовать именно пастырства, а не соблазна.

Путь в Церковь слишком многих привел из бездны греха. Слишком многие расстались с лжеучениями, волхвованием, развратом и детоубийством — и только после этого скорбного опыта перешагнули церковный порог. Но мы знаем твердо: то, что совращало в мире, должно остаться за стенами храма. И не служителю алтаря, и уж, разумеется, не тому, кто возглавляет отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата и Православный Богословский Университет, подталкивать людей «во тьму внешнюю, где плач и скрежет зубов».

Октябрь 1995 г.

Обновление Церкви и неообновленчество

Протоиерей Александр Шаргунов

На богословских конференциях, в церковной печати, уже звучали обращения к Святейшему Патриарху с просьбой помочь определиться священникам Александру Борисову и Георгию Кочеткову с выбором конфессии. Как кто-то совершенно точно сказал, это протестантизм восточного обряда. Дурновкусие, связанное с изменением языка — это только поверхность. По существу, в рамках православной веры это — другая вера, другая, прежде всего, своими серьезными догматическими искажениями.

Много уже было написано и сказано об этом. Напомним главные моменты: например, искажение догмата о Церкви — ее мистические границы у реформаторов расширяются так, что членами ее, по мнению о. Георгия, становятся такие деятели, как Махатма Ганди, отвергавший, как известно, Божественность Христа, а для о. Александра буддизм, ислам, и даосизм — это богооткровенные религии. Или, например, учение о Евхаристии, где о. Александр Борисов ставит под сомнение реальность пресуществления, а о. Георгий Кочетков практикует «интеркоммюнион», щедро причащая в своем приходе католиков и протестантов, манипулируя, по выражению известного богослова, Святыми Дарами. О почитании Божией Матери у одного из реформаторов сказано, что это «духовное младенчество», из которого человек, естественно, должен как бы вырастать, — видимо, до протестантской зрелости.

Убожество этих и многих подобных высказываний слишком для нас очевидно. Почему же до сих пор эти священники оказываются в центре всеобщего внимания? Это объясняется, во-первых, беспрецедентностью, со времен обновленчества, подобной антицерковной деятельности, которая, к тому же, как бы не получает в Церкви должного отпора, и во-вторых, усилиями т. н. «демпрессы» разрекламировать этих как будто бы единственных достойных пастырей Православной Церкви, прогрессивную интеллектуальную элиту, которая, к тому же, оказывается гонимой. Так называемые «гонимые» имеют доступ к центральной печати. Им регулярно предоставляются рубрики в газетах «Сегодня», «МК» и т. д., их без конца интервьюируют по радио и телевидению, не говоря уже о том, что на таких станциях, как Би-Би-Си, «Свобода», они — самые желанные гости и, пожалуй, единственные представители Русской Православной Церкви. Очень расчетливо создан сегодня для всей остальной нашей Церкви в средствах массовой информации вакуум, так что «гонимые» имеют то, чего практически полностью лишены «гонители».

Таким образом, об о. Георгии Кочеткове и о. Александре Борисове всюду трубят как о священниках-просветителях, новаторах, которым все остальные священники завидуют, потому что, понятно, все безграмотные, бескультурные — ничего не могут сказать, кроме как о вреде абортов, опасности разврата, и кроме слова «патриотизм». Вот о. Александр и о. Георгий — другое дело. Патриотизм им не грозит. Пролитие невинной крови, которая вопиет к небу, как было сказано в обращении Святейшего Патриарха и Священного Синода в октябре прошлого года, этими священниками оправдывается. Аборты и разврат, которые неутомимо пропагандирует какой-нибудь популярнейший «Московской Комсомолец» вместе с грязными клеветами на Церковь, по существу, получают их духовную поддержку: что иное может означать освящение редакции «Московского Комсомольца» священником Александром Борисовым? Надо полагать, некоторые сотрудники этой редакции и других подобных изданий, являются их духовными детьми, и определяют настрой их паствы и, по крайней мере, вне всякого сомнения — самих пастырей, так что пастыри могут становиться пасомыми, и пасомыми очень внимательно.

Что касается Православной Церкви, на страницах «демпрессы» непременно рядом, еще раз подчеркнем это, с разнузданной проповедью растления эти священники и их многочисленные адепты, богословы от журналистики, снова и снова твердят о том, что жизни в нашей Церкви нет, нет живой проповеди, нет живого общения, нет приходской жизни, обвиняют нас в примитивности, в необразованности, в неинтересности. Наверное, действительно, не все у нас благополучно, но что-то сомнительно, чтобы в данном случае проявлялась забота о Церкви — слишком много в этих высказываниях самоутверждения и высокомерия. Скорее можно предположить, что искажение православного вероучения и упомянутые нравственные позиции не могут не приводить к утрате благодатной жизни, и мы верим, что за традиционным богослужением они искренно скучают, и потому, наверное, стараются восполнить это скучание внешними переменами.

Каждый человек, как говорится, имеет право на ошибку, и, может быть, на любую ошибку. Но когда он настаивает на ошибке, упорствует в ней, особенно там, где речь идет о тайнах веры, это нечто другое. Ни покаяния, ни какого-либо вразумительного объяснения — ни на богословской конференции, ни после нее, мы не услышали. Наоборот, эти священники становятся все более агрессивными, и по всем станциям — ничего, кроме абсолютно бездоказательного и абсолютно провокационного обвинения Церкви в антисемитизме — обвинения, которое безошибочно действует на сознание, скажем так, современного интеллигента. Как Якунин в свое время повесил ярлык на всю Церковь о сотрудничестве с КГБ, так это клеветническое обвинение, очевидно, рассчитано на то, чтобы в случае чего все списать на антисемитизм. Антисемитизм, и все тут, дескать, понятно, почему они нас не любят.

Ни богословски, ни нравственно, церковная и общественная деятельность неообновленцев не соответствует сану, которые они носят. Как заявил на епархиальном собрании один священник от имени своего прихода (и эту позицию, естественно, не могут не разделять абсолютное большинство священников): «Никакого литургического общения мы с этими реформаторами до их покаяния иметь не можем». Достаточно еще раз сказать, что священство не существует без Евхаристии. За Божественной Литургией совершается хиротония, и вручается вновь посвященному епископом Тело Христово со словами: «Прими залог сей, о нем же будешь истязан в день Страшного Суда». Если это не Тело Христово, ты — не священник, если эти Тайны для тебя не страшные, и Суд, о котором возвещает Церковь, тебе не страшен, тогда «друг, — как говорит Христос, обращаясь к льстивому целованию, — для чего ты здесь?»

Но мы хотим обратить внимание на то, что эти священники — не просто даже священники, они занимают ответственное положение в Церкви. Особенно опасным представляется для нас то, что они возглавляют свои собственные духовные школы, широко сея плевелы лжеучений, и как настоятели храмов окормляют целые приходы, задавая им воинствующе-неправославное направление. Потому-то и находят мощную поддержку со стороны тех, кто является прямыми продолжателями тоже воинствующих безбожников — если невозможно стереть Церковь с лица земли, надо попытаться разрушить ее изнутри или смешать с грязью. Или, по крайней мере, постепенно и незаметно подменить в ней Православие чем-то очень похожим на него, но по существу, совсем другим. Как сказал накануне недавней богословской конференции известный всей православной России Псково-Печерский пастырь: «Если вы их не разорите, они разорят вас».

1995 г.

Золотари

Иеромонах Роман (Матюшин)

В России раньше цену знали
И человекам, и вещам,
Золотарями называли
Служителей отхожих ям.

И, так сказать, добро людское
Текло подальше от людей,
Не прорывалось к ним рекою,
Не наполняло площадей.

А нынче время непростое,
Чему угодно путь открыт,
И все такое золотое
С подмостков и страниц смердит.

Коли поверхностно послушать —
Все о душе, хоть невпопад,
Но, к сожалению, о душах
И душегубы говорят.

О, золотарь, с пером иль кистью,
Почто обожествляешь срам?
И из своих отхожих истин
Пытаешься построить храм?

В бездумье голос возвышаешь
На Чистоту, на Веру, Крест
Страну Святую превращаешь
В подобие отхожих мест.

Золотари у власти ныне,
Опять к свершениям зовут.
Глаголют вроде о святыне,
Да ароматы выдают.

19 января 1993 г.

Богословие греха

Для водворения на земле антихриста диаволу необходимо стереть в сознании широких масс понятие греха как беззакония пред Богом. Для этого ему нужно укоренить в общественном мнении как естественную и нормальную мысль о том, что грех не противен Богу, совместим с христианством и не препятствует общению со Христом в Церкви, — то есть не является грехом и не мешает спасать душу. Это новое религиозное сознание, в точном смысле антихристианское, нагло и дерзко, не встречая практически никаких препятствий, заявляет о себе со страниц самых развратных изданий: «СПИД-ИНФО» («Раздеться, право, не грешно!»), «МК» (полоса «Верую» в соседстве с рекламой и апологией содома), «Женских дел», «Частной жизни», «Газеты для женщин» и тому подобной срамной и непристойной литературы. Со свойственной ему наглостью сатана внушает потерявшим нравственные ориентиры людям: «Вкушение запретного плода не запрещено Богом, разве Он против этого? Бог человеколюбив! Через обладание всей «полнотой бытия» вы сделаетесь равными Ему!» Понятие преступления против естества заменено понятием об истинности любой лжи и извращения естества на «более глубоком уровне». Так через «МК» и «СПИД-ИНФО» делаются очевидными те самые «глубины сатанинские», о которых повествует Апокалипсис.

Особое место в ряду этих растлителей нравственности занимает газета «МК». Это не просто издание, распространяющее заразу блуда, магии, убийств (абортов), гомосексуализма через соответствующие печатные материалы, не просто издание, методично глумящееся над человеческой смертью, превращающее трагедию в анекдот. Это издание продвигается еще дальше по пути сатанизма и раскрытия тайны беззакония. «Неужели Христос есть служитель греха? Никак!» — восклицает Апостол Павел. Но апологеты разврата представляют Христа служителем греха.

Образец этого богословия греха представлен в «МК» за 28.12.95. Будучи выведены из себя совершенно справедливым свидетельством об отлучении их от Церкви за пропаганду растления и разврата, — не отдельным иерархом или священником, но VI Вселенским Собором, под определение которого в Правиле № 100 точно подпадают все развратные издания, в том числе «МК», — сотрудники этого издания, состоящие на службе содома, показали свое лицо. Помещены сразу два грязных клеветнических опуса неких Бычкова и Колпакова. Газета, наученная неообновленцами Кочетковым и Борисовым, действует, как вор, который громче всех кричит «Держи вора». Если в предыдущем нашем заявлении, вызвавшем такое беснование у «МК», что-то не соответствует Соборным определениям Церкви, то пусть освятивший редакцию священник Александр Борисов дерзнет публично это опровергнуть.

Слова Господа: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» и Апостола Павла: «Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?», процитированы развратниками в обрамлении непристойных скабрезностей, глумления и издевательств над текстом Св. Писания. Смысл Слова Божьего вывернут ими: прелюбодеяние приравнено к тайне супружества, воспламенение ревности о спасении души человека представлено разжением плотской похоти, немощь собственных сил в борьбе с грехом, заставляющая крепче полагаться на помощь от Бога, отождествляется с самим грехом. Таким образом, сатанинское «богословие греха», исповедуемое в «МК», состоит в декларации компромисса между Богом и грехом, то есть в отмене заповедей, в отмене понятия греха, суда и расплаты за грех. Иначе сказать, содомляне из «МК», в точном соответствии с определением Апостола Иоанна Богослова, представляют Бога лживым, свидетельствуя всему миру свой сатанизм.

Этому содомскому сознанию, покушающемуся проповедовать содом как церковную ценность, мы говорим: вон, сатана! Ваши содомские «Лесбос-шоу», «досуг сауна-люкс» и «прерывание беременности недорого» несовместимы с Иерусалимом. Поэтому анафема вам от Христовой Церкви, — со всеми страшными ее последствиями. Изречена она не нами, а Полнотой Церкви. Мы же только свидетельствуем вам об этом, будучи Ее членами.

30 января 1995

Новая власть

Судя по нравственному состоянию нашего общества, нам не избежать новых скорбей и потрясений. Все обстоит гораздо хуже, чем кажется. В газете «Московская Правда» опубликовано само-интервью некоего Никонова, известного пропагандиста мата. Некоторое время назад, скорее всего для создания видимости, что мы живем все-таки в государстве, а не в лагерной зоне, он был арестован.

Покровительство государства пропаганде растления столь велико, что не только газетенки типа «Московский Комсомолец», специализирующиеся на непристойностях, но и другие, как бы более солидные издания, стараясь не отстать от духа времени, позволяют себе оскорбления достоинства и святыни народа. Теперь Никонов похваляется, что в его защиту выступили известные газеты и известные личности, (в том числе Пен-клуб), после чего его выпустили из-под стражи.

Далее он с гневом апеллирует к «чиновникам, допускающим проповедовать православным священникам». «У нас, — пишет этот «деятель», — светское государство, поэтому меня более всего раздражают наши чинуши, допускающие до умов эту черную орду, шакалье это поповское, тупое». Перед нами — знакомое беснование комсомольца 20-30 годов. Послушайте, как по-бесовски нагло он говорит. На этом (сознательно и бессознательно) основываются приемы черной магии. Безапелляционно сказать — значит внушить. «Они обманщики, обманывают народ» — именно так говорила советская власть народу о Церкви.

«По большому счету, — пишет в газете этот сквернослов, — христианство, возникшее как религия маргиналов, религия быдла, на современном этапе начинает уже приносить больше вреда, чем пользы». Гнилые уста изрекают кощунства, которые могут быть одобрены только маргиналами, — дегенератами, культивирующими невежество.

Быдло — это народ Достоевского, Гоголя, народ Минина и Пожарского, преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, миллионов новых мучеников и исповедников российских, а не быдло — он, бесноватый матерщинник. Это печатается и печатается массовым тиражом. Попробовал бы он это в западных государствах написать, или в Америке или Израиле затронуть раввинов, или в мусульманских странах — мусульманскую религию. Вспомним пример Салмана Рушди. Наше государство газета называет светским; что же, в ее понятиях светское уже значит порнографическое? Пользуясь беззащитностью Церкви, самоинтервьюер хочет заткнуть рты священству при помощи «чиновников».

Новое во всем этом то, что эти люди уже почувствовали себя властью. Он говорит как милиционер. Он знает, что власть, как бы там она ни «заигрывала с Боженькой», — власть за него. Она его поддержит. Более того, эти подонки подсознательно чувствуют себя выше всех, даже выше «чинуш». «Чинуши» должны им повиноваться.

Нас не удивляет эта лютая ненависть к Церкви. Что кроется под порнографией? Сатанизм. Это — одного рода явления. И потому кто их враг? Церковь. Чиновники, которые элементарных понятий не имеют о назначении государства, им не опасны. Им опасна Церковь, та, которая мешает им формировать общественное мнение в нужном направлении. Потому и набрасываются они на нее.

Подобные публикации — вовсе не на уровне балагурства, как хочет сделать вид «Московская Правда», они — на уровне крови. Мы не можем не увидеть предупреждения в том, что рядом со строительством новых храмов в нашем обществе происходит другое. Говоря от имени растленного и растлевающего меньшинства, они уже сознают себя властью, полномочной громить церкви, оскорблять верующих и убивать их.

Точно таким же было знаменитое письмо творческой интеллигенции, открыто одобрившее расстрел невинных людей в октябре 1993 года и призвавшее власть к новым расправам. Оно покрыло его авторов несмываемым навеки позором, и совсем не случайно многие из них оказались теперь в числе подписавшихся в защиту матерщинников.

Сентябрь 1995 г.

Преступление

Протоиерей Александр Шаргунов

Когда меня попросили в редакции «Искусство кино» дать оценку с христианской точки зрения очередному киносценарию, посвященному садисту века, я нехотя согласился, однако никак не мог заставить себя приступить к работе. Я задумался, почему на эту тему мне не пишется. Такие процессы рассматриваются только на закрытом суде. И только в последнее время так широко и детально их стали освещать в прессе. Раньше ограничивались сухой протокольной информацией: такой-то, убийца шестидесяти детей, приговорен к высшей мере, приговор приведен в исполнение. И никому не приходило в голову, а может быть, рука не поднималась художественно оформлять и расписывать столь патологичные чудовищные преступления.

Чуть ли не два года пресса навязывала его в качестве знаменитости. Не было почти газеты, не принявшей участия в его прославлении. С явным удовольствием преподносились многочисленные подробности. Газета с самым большим тиражом в мире «Аргументы и факты» опубликовала его письмо, в котором он высказался в поддержку демократии Ельцина против коммунистов. Замелькали интервью. На книжных развалах появилась толстая книга в яркой глянцевитой обложке, как издают обычно западные детективы, написанная от имени самого «вампира». Наконец, пошли киносценарии. Кажется, его решили увековечить как героя. Не хватало только памятника антигерою вместо исчезающих памятников Ленину, — новый символ героя нашего времени.

Писать на эту тему… Я заметил то, что мне неприятно произносить само имя этого человека — оно для меня как черное слово, язык не поворачивается. Одна женщина мне сказала: я до сих пор не могу смотреть на фотографии и портреты Сталина, потому что это связано с массовыми убийствами. И это понятно. Недаром в народе говорят, что нечистую силу не следует ни поминать, ни малевать, чтобы не привлекать ее. В нездоровом интересе к преступлению есть нечто инфернальное, — то, что тешит беса. Это точно подметил Достоевский в «Братьях Карамазовых», где Лиза Хохлакова говорит Алеше Карамазову: «Как сейчас все полюбили Митю за то, что он убил своего отца!» Это не просто то, что щекочет нервы обывателя, здесь — любопытство к человеку, который преступил черту, отделяющую человека от беса. И это свидетельствует об атрофированности чувства греха — здесь своего рода моральное соучастие: хотя бы посмотреть на преступника. Достойные люди часто подвергаются насмешкам толпы, а здесь не смешно. Смотрят, как кролик на удава, в гипнотическом оцепенении, и не могут оторваться. Если бы этого типа посадили в клетку на всеобщее обозрение, как Емельку Пугачева, то народу пришло бы не меньше, чем вкладчиков АО «МММ», чтобы было, чем похвалиться: «А я вот видел известного убийцу», и подсознательно это означает: «Вот я видел наяву нечистую силу». Верующие церковные люди к этой клетке бы не подошли, а те, которые часами прикованы к телевизору, побежали бы. Потому и тиражируют это, что знают наверняка: будет кассовый фильм, будет большой сбор, все повалят. Пресса, а за ней искусство, — как трупный червь, на смерти, на страшном грехе живут и делают деньги. Интерес к преступлению сродни интересу ко всякому пороку, — например, узнать порнографические подробности закрытого процесса над очередным маньяком. Кто любители подобных изданий? В каком-то смысле они отождествляются с героями преступлений, а некоторые из них, может быть, являются потенциальными преступниками.

В газетенках, подобных «МК», где любят смаковать патологию, ярко выражено бесовское отношение к жизни и смерти: «Еще один неудачливый акробат упал с десятого этажа», «Не каждый день приходится расчленять возлюбленных», — это заголовки такие там. Жизнь ничего не стоит и смерть ничего не стоит. И поэтому людям, которые напуганы жизнью, от этого должно быть как бы немного легче. И над смертью можно смеяться. В эпидемии бесовства, в измывательстве над таинством смерти и жизни виден все тот же атеистический комсомольский задор верных большевиков-ленинцев. Есть свобода для греха и нет никакой ответственности ни за слова, ни за поступки, так как само собой подразумевается, что бессмертной души нет.

Почему естественная реакция нормального человека на убийц-садистов — ужас? Потому, что пустоту души у них заняли бесы. Посмотреть на них, как в лицо бесу посмотреть, — в лучшем случае пустота. Не случайно сослуживцы и соседи не могли сказать о маньяке ничего определенного и припомнить каких-либо его индивидуальных черт. В общении с людьми у него преобладала пустота, и он был «никакой». И только жертва знала того беса, который владел его душой.

Дарами, которые дал Бог, можно начать служение бесу, и сам человек может превратиться в беса. Тайна интимной жизни связана с тайной смерти и тайной рождения человека. Страшно, когда божественная тайна отдается на поругание бесу. Люди, не знающие Бога, пытаются уговорить себя и других, что физическая близость — это просто и естественно, как еда. Да, Бог дал людям эту таинственную пищу, но существует опасность, что еда может превратиться в людоедство. Все, что создал Бог, служит во благо человеку, и Он дал нам не только законы жизни, но и силы их исполнять. Первое падение заключалось в непослушании Богу, а затем уже последовал грех убийства человека. Это загадка жизни, о которой Библия говорит: «Грех лежит у порога, он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним». Загадка зла, о которой Достоевский размышлял, пытаясь постигнуть, почему порок притягивает человека и что значит заглядывание в бездну. Грех и разврат не появились сегодня, еще о Короленко декаденты писали: «Вся его бездарность проистекает из того, что он никогда не изменял жене». Добродетель оказывается пресной.

То, что было всегда, достигает сегодня крайней степени, постепенно это превращается в Содом и Гоморру, где добродетель — порок и порок — добродетель. Совершается дьявольский переворот: грех естественен, неестественно не грешить. Естественный инстинкт целомудрия — ненормален. Этот барьер хочет сломать современная психология. Однако еще дореволюционный психиатр Форель, будучи неверующим человеком, приводил многочисленные примеры, как психопатологические искажения преодолеваются воздержанием и религией, — через осознание неестественности своего положения, своих стремлений, того, что они противны Богу. А теперь психологи и газеты твердят: нечего стесняться. Нечего стесняться, что ты — мужеложец, в нас живет это, мы этого не сознаем, давим в себе, мы боимся признаться, что в нас это есть. Грех, извращение объявляются нормой. И тогда становится непонятным, почему, собственно, нельзя убивать. «Если Бога нет, то все позволено», — писал Достоевский. «Но ведь действительно все позволено, — кричит в отчаянии современный французский философ, — потому что Бога нет!»

То, что может мерцать на периферии греховного сознания, современная культура «new age» стремится вытащить в центр личности. Есть черное искажение в каждом человеке, которое человек с Божьей помощью призван преодолеть. Жизнь — это преодоление, преодоление своего греха, который в каждом есть. В противном случае остается безблагодатность падшего человека, ему не доступен рай. Человека, у которого нет основания, веры в Христа Бога, — легко развратить, внутренний инстинкт сохранения себя без труда может быть разрушен, и тогда остаются только попытки оправдания зла. Палач или жертва, или, как было выведено в заголовке другой безумно циничной статьи: «Дело Ч. живет и побеждает». В заключение, как подтверждение того, что страшные преступления совершаются, так сказать, под копирку этих теле- и кинопрограмм, я хотел бы привести две цитаты из нового киносценария: «То, что я делал, — признается преступник, — я делал после просмотра видеофильмов со всякими извращениями, разными жестокостями и ужасами». И вторая цитата: «Пресса любила Чикатило, Чикатило любил прессу. Слава — последнее преступление убийцы». Точнее было бы сказать: это — преступление прессы.

Как комсомольцы узаконили эротику

Протоиерей Александр Шаргунов

На первой полосе газеты «Комсомольская правда» за 27 июня — колонка, набранная крупным шрифтом, под заголовком: «Как в Красноярске узаконили эротику». «Маленькая заметка, — заметила соседка по даче, предлагая мне эту газету, — а такая зловонная, столько в ней гадости». В мутном, скользком стиле с развязным ерничаньем газета сообщает о том, что в Красноярске приняли первый в России закон края об охране нравственности.

С первых строк автор вносит невнятицу, специально запутывает. Совершенно очевидно, что он не заинтересован в ясном решении вопроса. Мы встречаемся с очень типичным явлением нашего времени, когда создается видимость какой-то общественной реакции на беззаконие, а на деле оказывается покровительство ему. Вместо того, чтобы поддержать людей, которые борются с растлением, газета откровенно злорадствует: «Все равно ничего не удастся», и хочет погубить добрую инициативу.

Автор притворяется, что его волнуют недостатки принятого в Красноярске закона. Но он даже не упоминает об Уголовном кодексе России. Существует закон, кстати, очень суровый, об изготовлении и распространении порнографической продукции. И хотя заинтересованные люди обычно кричат, что он был принят чуть ли не в сталинские времена, тем не менее он не отменен, и все в нем сформулировано четко и внятно, и, безусловно, справедливо. Вопрос только в том, что мешает его исполнению.

Читая эту маленькую заметку, якобы в защиту пристойности, всю нашпигованную непристойностями, невозможно не увидеть, что не осуждение растления заботит газету, а осуждение мер, направленных против растления. Особенную иронию газеты вызывает решение о том, что специальные места эротического характера должны быть максимально удалены от детских учреждений. «Не совсем понятно, — хихикает «КП», — сколько метров в слове «максимально». Это ближе к Москве или к Владивостоку? Для рекламы выпивки и курева ареал обитания определен строго: 300 м от детских учреждений. Эротику, значит, послали очень далеко»… Нормальному человеку понятно, что дело не в том, на сколько метров это будет удалено, а что это должно быть закрыто от детей, что наши дети должны быть защищены от заразы.

Для нас, конечно, не новость, что никто и никогда в подобных изданиях (мы имеем в виду «КП») не встанет на защиту детей от растления. Но особенно мерзко видеть, как эти господа изо всех сил стараются не допустить, чтобы кто-то за детей заступился. При этом в бесстыдстве своем газета не допускает никаких границ: «Земля еще не родила философа — торжествует она, — который бы сказал, что считать эротикой, а что — порнографией». С непререкаемым самодовольством циника автор поучает, что общество бессильно противостоять нравственному распаду. А то, что есть люди, для которых это — горе, которые решили с этим бороться, вызывает у газеты глумление. Неудивительно, почему такое недовольство вызывает у газеты, что растлителей, согласно новому Закону, штрафуют. Правильно, что штрафуют. Очень правильно, между прочим, и то, что даже просто гражданам Закон предлагает вмешиваться. Да, просто гражданам, «с их представлением о нравственности!» — как возмущенно пишет газета. А какие представления о нравственности у газеты, мы уже узнали. Граждане, они же не бесправны! Это касается их детей. Это позволительно, кстати, и на Западе, на который ссылаются поборники демократии, где по поводу демонстрации какого-нибудь сомнительного фильма устраивают пикеты, и показ такого фильма прекращается. Норма большинства стран Запада — для любителей порнографии, как для прокаженных, — отдельный, изолированный квартал. И никто не осмелится публично, в общественном транспорте, развернуть непристойное издание. В целом требования, предъявляемые новым Законом, согласные с нормами так называемого цивилизованного мира, — этих деятелей не устраивают. Им хочется, чтобы не было никаких ограничений, настолько они растление любят, настолько оно им родное.

Например, в Израиле запрещена законом всякая порнография. Почему же этим не возмущается, или, напротив, не призывает брать пример с Израиля «КП»? А возмущается тем, что у нас где-то хотят установить хотя бы принятый всюду государственный контроль?

Как в недавние годы «КП» сражалась с чуждым влиянием Запада, так и теперь она старается с тем же комсомольским задором и непримиримостью чтобы все, и стар, и млад, были втянуты в новое растление. Раньше развратили лживой идеологией атеизма целое поколение, а теперь достойные наследники этого разврата закрепляют успех.

Заметка за 27 июня — не случайная, конечно, публикация в «КП». Недавно газета выступила с публичной защитой матерщинников из молодежного издания «Собеседник». Такой замечательный, оказывается, есть у нашей молодежи собеседник. А в том же номере за 27 июня под изображением умирающего от голода ребенка-скелета с сатанинским юмором изощряется она в прогнозе будущего урожая: «Пшеничка на планете, похоже, не уродилась» — вполне в стиле держащего пальму первенства в цинизме ее последыша, «Московского комсомольца».

Судя по подобным материалам, задача газеты — глушить в человеке чувство достоинства. Люди, которые противостоят растлению, не нужны, потому что это — сопротивление общему разрушению России. Или одним журналистам из «КП» не ясно, что разрушение семьи — это разрушение всего? Оттого и голод может наступить, что такое растление — везде. Или комсомольские газетчики способны отреагировать на это уже только с сытой усмешкой? Жизнь и целомудрие, смерть и разврат связаны друг с другом. Мы не говорим о тайнах религии — разумеется, ее истины являются абстракцией для утративших всякое чувство ответственности людей. Но Достоевский и Толстой это знали, вся подлинная культура зиждется на нравственных принципах. Все нормальные люди, у которых хотя бы на уровне инстинкта присутствует сознание отцовства и материнства, это понимают. И только тех, кому сегодня поручено формировать общественное мнение, это как бы совсем не касается. Ну хотя бы на самом грубом, очевидном уровне: или мало было убитых тех же самых журналистов за годы легализации разврата и связанных с ним насилия и жестокости?

Лицемерные сетования газеты скорее похожи на ликование, что у правоохранительных органов нет денег на борьбу с порнографией, — и насмешливое пожелание, что прежде всего следовало бы обратить внимание на воспитание ума и сердца, потому что газета не может не знать, что основные СМИ сегодня в руках у тех, кто занимается пропагандой растления. И все деньги у тех, кто это растление организует.

июль 1995 г.

Обращение к участникам парламентских слушаний «Духовно-нравственная, морально-правовая и экономическая оценка трагических событий 21 сентября — 5 октября 1995 г. и их последствия для России»

После отступления человека от правды Божией, происшедшего в результате попрания человеком закона, установленного в раю, Бог неуклонно внедрял в сознание человечества принцип законности и правды в целях восстановления в человеке образа Божия. Мы знаем из Священного Писания, что те народы, которые окончательно похоронили в своей психологии всякое представление о личной, общественной и государственной законности, те народы, в среде которых царил лишь произвол вождей и нравственный беспредел, полностью истреблялись как помехи к восстановлению в человеке образа Божия.

Господу нашему Иисусу Христу было небезразлично: родиться ли Ему в обществе, где общественная и нравственная законность была заменена сатанинским беспределом (т. е. в Карфагене), или родиться Ему в империи, где было уже установлено римское право, основа будущей христианской государственности. И потому Рим победил Карфаген. Осуждение Господа на страдания и смерть римским губернатором и иудейскими первосвященниками было нарушением римского права, равно как и последующие преследования христиан.

Но благодаря существованию в общественном сознании принципов законности, отступление от закона различных выродков всегда получало должную оценку в истории. Грех не мог называться добродетелью, не мог быть нормой. Попытки сделать грех нормой (как это было, например, во времена Нерона, Ивана Грозного, французской и русской революций, как это имеет место теперь в еще более широком масштабе), всегда приводили государства и народы на грань уничтожения.

Расстрел законно избранного Парламента в октябре 1993 года относится именно к явлениям данной категории. Уничтожение принципа законности под рукоплескания законных парламентов других стран поставило и эти парламенты вне закона.

Уничтожение принципа государственной законности является одновременно следствием и причиной разложения семьи — ячейки государства. Существование крепких семей с традиционным укладом — не только в христианских, но и других сообществах, — не допустит того, что произошло в октябре 1993 года. Поэтому именно агенты так называемой «перестройки» и до, и после октября 1993 года делали и делают все возможное, чтобы уничтожить в душе человека всякое представление о государственной и о лично-нравственной законности (о долге, о совести, о стыде) с тем, чтобы, сокрушив государственные, общественные, семейные и лично-нравственные устои и структуры, уничтожить окончательно образ Божий в человеке, превратив народ в коллективную, безличную плазму — материал для легкого уничтожения мировыми силами зла.

Мы знаем, что те, кто пришел к «Белому Дому» в октябре 1993 года пришли для защиты, главным образом, себя от общего распада — образа Божия в себе, и потому они встали на защиту государственной законности. Это мученики во имя Богочеловечества, дарованного нам Богом Иисусом Христом ценой Его страданий и искупительной жертвы. Чтобы встать на путь восстановления и сохранения России, чтобы сделать невозможным повторение в той или иной плоскости событий октября 1993 года, мы должны уничтожить разврат — «разврат в обширнейшем смысле слова», как говорил великий святитель русской Церкви епископ Игнатий Брянчанинов, потому что уничтожение законности во внутренней государственной политике — это такой же разврат, как и уничтожение законного супружества и стыда, бесстыдная торговля телом, проституция, внедряемая в сознание нашего общества как норма и даже как идеал.

Для того, кто принял нравственное растление за норму, не существует законности и в государственной жизни. Реклама блуда и насилия, измены и содомских грехов формирует такое восприятие действительности, при котором самые мужественные и честные политики не будут услышаны. Остановить агрессивную безнравственность СМИ — вот главная задача общества, желающего быть гражданским. Без этого говорить о выходе из взрывоопасной ситуации бессмысленно.

Итак, необходимый путь нашего возрождения — это не внешнее строительство грандиозных и пышных храмов и не стояние в них напоказ со свечкой высших государственных чиновников. Это восстановление христианской нравственной законности в быту в сочетании с презрением к ее нарушителям; это восстановление понятия о правде и законности во внутреннем государственном устройстве и политике — с отстранением от власти и наказанием тех, кто противопоставил этому принципу анархию вседозволенности. Это и есть истинное воцерковление общества, без которого мы не можем и не смеем надеяться на милость и всемогущую помощь Божию.

Необходимо осознать: все ветви власти объективно становятся безнравственными, если они допускают существование разрушающей нравы «четвертой власти» — средств массовой информации.

Члены Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

прот. Александр Шаргунов, прот. Александр Кузяев, священники Ярослав Гнып, Владимир Переслегин, Стефан Красовицкий

31 октября 1995 г.

Доклад на парламентских слушаниях

Протоиерей Александр Шаргунов, председатель Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

Прежде всего я хотел бы подчеркнуть значение государственного закона как Божественного установления. Церковь учит, что соблюдение государственного закона даже в атеистическом государстве в том, в чем он не противоречит совести христианина, обязательно для всех граждан. Как заповеди «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй», написанные в совести всякого, даже не знающего Бога человека, еще не говорят о совершенстве, но определяют последние границы нравственного распада, так закон ставит предел злу, является божественным фундаментом справедливости и законности в обществе. Знаменитое римское право — порядок, закон, разумные общественные отношения — основа будущей христианской государственности, высшие достижения цивилизации, не знающей еще христианства. Однако огромная разница между устремленностью из язычества к христианству и ниспадением из христианства в язычество.

Еще Платон говорил, что государство существует для обеспечения справедливости и гарантирует человеку безопасность от диких зверей или дикарей. Политика — от слова «полис»1), люди собирались за стеной, чтобы жить в безопасности. Государство — это, по существу, организация людей, договорившихся между собой поддерживать друг с другом определенные отношения при соблюдении определенных законов. Без этих законов и без их соблюдения стена государства рушится и царствует аморализм. Посредством государственного закона Бог препятствует разнузданному произволу греха и способствует относительно беспрепятственному развитию жизни. Поэтому государственная власть, несмотря на все ее малые и большие недостатки, фактически является «Божиим слугой, отмстителем в наказание делающему злое».

__________________

1) Город (греч.)

Люди с нормально развитым нравственным сознанием должны повиноваться государственному закону не только по страху наказания, как говорит апостол Павел, но и по совести, по сознанию долга. «Что значит: не только из-за страха?» — спрашивает, размышляя об этом, святой Иоанн Златоуст. И отвечает: «Ты должен повиноваться не потому только, что, не подчиняясь закону, противишься Богу, и тем от Бога и от людей сам навлекаешь на себя великие бедствия, но и потому что закон как охранитель мира и гражданского устройства есть величайший твой благодетель. Как скоро упразднить закон, все рассыплется, не устоят ни города, ни селения, ни дома, ни торжища, ни какое другое заведение, напротив, все ниспровергнется от того, что сильнейшие поглотят слабейших. Итак, если бы неповинующихся не преследовал гнев Божий, тебе и тогда, — говорит святой Иоанн Златоуст, — надлежало бы соблюдать подчиненность закону, дабы не оказаться бессовестным и неблагодарным к Благодетелю». Послушание закону исполнено любви к воле Божией, и потому по своей сути имеет нравственный характер. Определяющим принципом здесь является не просто человеческое общество, но то, что это общество существует в воле Божией, и эта воля абсолютна. Существенно важно, чтобы послушание закону проявлялось всегда конкретно, особенно в критические моменты истории.

Замечательно, что именно здесь Церковь упрекают либо в том, что она вмешивается в области ей не принадлежащие, либо в том, что она не принимает участие в решающих судьбы народа событиях, как будто она к ним равнодушна. Прежде всего надо уточнить, что участие Церкви в так называемой политике определяется той мерой, какой она меряет предпочтительность тех или иных действий для достижения конечной цели человека. Церковь — не просто нравственный авторитет, она отказывается также быть политическим инструментом в руках людей, которые с помощью ее нравственного авторитета хотели бы укрепить или восстановить свой прежний режим. Евангельское послушание — не поощрение пассивности: во имя послушания пророки Ветхого Завета ополчались против несправедливостей своего времени. Достаточно вспомнить столь знаменитые и столь актуальные слова пророка Исайи: «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле. В уши мои сказал Господь Саваоф: «Многочисленные домы эти будут пусты, большие и красивые без жителей». Горе тем, которые зло называют добром и добро злом, тьму почитают светом и свет тьмою, горькое почитают сладким и сладкое горьким. Горе тем, которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного. За то, как огонь съедает солому и пламя истребляет сено, так истлеет корень их и цвет их разнесется, как прах, потому что они отвергли закон Господа и презрели слово Святого Израилева». Или эти слова пророка Аввакума, проступающие над плывущими неоновыми строками реклам над сегодняшней Москвою: «Горе строящему город на крови и созидающему крепости неправдою». Церковь всегда была убежищем неправедно гонимых, защитницей нищих, надеждою отчаявшихся, обличителем тиранов, опорой закона, потому что она призвана самим Богом Христом быть солью земли и светом мира.

Миротворческая деятельность Святейшего Патриарха Алексия в дни октябрьского противостояния хорошо известна: «Властью, данною нам от Бога, мы заявляем, что тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от Церкви и предан анафеме», — говорилось в заявлении Священного Синода Русской Православной Церкви принятом в те дни. Восьмого октября в день памяти преподобного Сергия Святейший Патриарх Алексий выступил с обращением: «С горечью и скорбью ныне говорим: велики грехи народа нашего — он не услышал призыв Церкви, брат поднял руку на брата, пролив кровь ближнего своего. Мы оплакиваем убиенных сынов и дочерей России и горячо молимся об их близких, разделяя их скорбь и страдания. Несмотря на то, что посредническая миссия Церкви была принята сторонами противостояния, люди попрали нравственные принципы и пролили невинную кровь. Эта кровь вопиет к Небу и, как предупреждала Православная Церковь, остается несмываемой каиновой печатью на совести тех, кто вдохновил и осуществил богопротивное убийство невинных ближних своих. Бог воздаст им и в этой жизни и на страшном Суде Своем».

Сразу же после выборов двадцать священнослужителей Русской Православной Церкви обратились в Государственную Думу Российской Федерации с предложением, опубликованным в печати, немедленно сформировать парламентскую комиссию, которая могла бы обеспечить объективное расследование трагических событий 3-4 октября в Москве с привлечением многочисленных свидетелей. Изучив доступные материалы прессы, свидетельства очевидцев, как защитников парламента, так и президентской стороны, а также выслушав многих из тех, кто был непосредственно вовлечен в эти события, священники пришли к выводу о том, что имеют место массовые немотивированные преднамеренные убийства, и что эти убийства совершены с особой жестокостью. И совершены они не отдельными уголовниками, а самой государственной властью, которая открыто взяла на себя ответственность за них. Власть тем самым предполагает, что в сознании граждан эти действия правомерны и, таким образом, по существу, совершает их от лица граждан страны. Это вынуждает нас либо оправдать эти действия, тем самым стать их соучастниками и согласиться перед лицом Божия правосудия нести за них ответственность, либо внутренне отречься от этих действий власти и, оставаясь законопослушными гражданами, заявить о полном неприятии как самих этих действий, так и той духовной силы, которая вдохновила их.

Суть октябрьских событий — воплощенный атеизм. Только люди с глубоким отрицанием Бога могли такое сделать, и даже не просто атеизм, а сатанизм, потому что отрицание Бога захватывает здесь всю глубину человеческого естества на уровне инстинкта, а не просто внешнего сознания. То, что произошло, требует подробнейшего разбирательства и глубочайшего покаяния. Иначе кровь невинных жертв падает на всю страну, она на нас и на детях наших, или, как было сказано, без обстоятельного расследования этих событий мы обречены на жизнь с непогребенными мертвыми. В самом расследовании уже начало покаяния. Те, кто против разбирательства, утверждают беззаконие, лишают исторической перспективы судьбу отечества и, значит, сами причастны этому беззаконию, их совесть не чиста. Но в государстве законна власть закона, а не власть силы. И духовной победы в расстреле безоружных защитников Конституции быть не может. Может быть только духовное поражение со всеми вытекающими из этого последствиями.

Еще раз мы должны обратить внимание на неразрывную связь между соблюдением закона государством и нравственностью народа. Выстрелы из танков стали сигналом к обесцениванию человеческой жизни и нравственности. Преступники почувствовали свою безнаказанность — если позволительно такое главе государства, то у них руки развязаны. Происходит нарастание криминализации общества. В двух словах, суть новой идеологии заключается в следующем, и это относится к судьбам всего человечества: убийству предшествует обман, человекоубийца и отец лжи знает, когда какое лучше применить оружие. Страшна роль, которую во всем этом играют средства массовой информации, и эта роль все более будет возрастать. Ныне, когда при массированной пропаганде насилия и разврата, при гипнотическом воздействии телевидения нашему народу, теряющему чувство нравственности, прививается отношение к самым страшным грехам как к нормальному явлению, нам есть о чем серьезно задуматься.

На исходе XX века недостаточно быть молчаливым свидетелем стольких преступлений против человечества, против нашего народа. Есть один колоссальный урок истории: когда великие беды — растление и уничтожение народа, духовное и физическое, основаны на воле народа («Что вам надо? Этого хочет сам народ!»), — тогда слишком поздно реагировать. Все игры, кажется, сыграны, все попытки собраться с силами напрасны. В трагедии еще присутствующей в наших днях революции и нынешней катастрофы этот страшный урок открывает путь к некоему фатализму. Не является ли сегодня народ игрушкой в руках сил, осуществляющих контроль над его сознанием через средства массовой информации? Когда теряется самое высшее, самое чистое, самое осмысленное, данное народу Творцом, народ теряет себя, отрекается от себя, перестает быть народом. «Гром не грянет — мужик не перекрестится», но не слишком ли поздно действовать, когда гром сокрушает все! Не больше ли духовного бодрствования надо было проявить, чтобы избежать заранее как будто неизбежное? Если внезапно снова водворится хаос и ненависть, если ситуация, как говорится, уходит из под контроля, как избежать ужасов, которые коснутся каждого из нас? Не ясно ли, что в предшествовавшие годы надо было хотя бы предупреждать о нарастающем бедствии и не ждать безучастно, пока огонь гангрены не распространится во всем теле общества? Сколько можно повторять, что антихрист явится не только в неразличимой большинством тонкой мистической лжи, но как известный каждому политический деятель.

Всегда необходима трезвая оценка того, что происходит здесь и сейчас, по сравнению с тем, что происходит в целом, в мире, на других континентах и в других культурах и эпохах. Но сколько бы мы ни повторяли старую мрачную шутку по поводу конца света в отдельно взятой стране, сколько бы не удалялись от последних российских потрясений, чтобы увидеть их на расстоянии, — все очевиднее будет становиться, что эти события имеют значение, которое можно без всякого преувеличения сравнить с катастрофой 1917 года. Точнее сказать, они продолжение 17-го года, только на новой, более разрушительной глубине. Эти события глобальны, но не только из-за того особого места, которое занимает Православная Россия в судьбах мира, но и из-за того страшного, почти всемирного одобрения беззакония, о котором Священное Писание говорит как о последнем пределе испытания долготерпения Божия.

От чего стряслась катастрофа 17-го года? От того, что в начале разрушено было святое святых, а потом, естественно, не оставалось ничего святого. Нравственное разложение общества привело тогда к крушению России и подчинению народа богоборческой власти, — а что ждет нас теперь при теперешнем нравственном разложении? Разве можно сравнить теперешнее нравственное состояние нашего общества с тем, как оно было накануне той революции? Кровавые события октября — еще одно страшное, как Чернобыль, может быть последнее предупреждение: «если не покаетесь — все так же погибнете». Эти события можно сравнить, если хотите, по отношению к 17-му с 1905 годом.

Соблюдение государственного закона, по учению Церкви является одним звеном удерживающего пришествие антихриста, — человека беззакония, поэтому можно сказать, что люди, встающие на защиту Конституции, даже если для них не открыт высший Божественный закон, встают на борьбу не против земной власти, а против «мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». И это особенно ярко проявилось, когда на улицах Москвы была устроена очередная репетиция апокалипсиса с демонстрацией расстрела на весь мир. Итак, разрушение нравственности — разрушение государственности.

Трудно жить на руинах, — и вот, мы сейчас живем на руинах. Мы — как вороны на свалке, — говорят люди, — все временно, никакой основательности, пропало ощущение, что мы — в стране, в государстве. И при этом нас изо всех сил стараются убедить, что по-другому и быть не может. Что впереди? Беззаконие порождает беззаконие, нераскаянная кровь — новую кровь. Возможен только один путь выхода из сегодняшнего тупика — путь твердого соблюдения государственной законности с воспитанием в каждом человеке ответственности перед законом и решительного противостояния нравственному распаду общества.

Без активного участия в этом Церкви на основе какой угодно идеологии решение этих проблем нам не представляется реальным. В какой угодно новой идеологии никуда не может исчезнуть двойная мораль, присущая всякой идеологии. Когда идеология обличает, и притом, возможно, справедливо, противоречия данного общества, она взывает к гуманистическим принципам, к правам человека, к общечеловеческим ценностям, как будто понятным всем. Но когда идеология желает прибегнуть к силе, чтобы уничтожить своих противников, тогда, противореча тому, что она говорила до этого, она апеллирует к идеологической морали: остановить дестабилизацию, устранить препятствия на пути продвижения реформ, ограничить, якобы в интересах большинства, меньшинство реакционное или революционное — в зависимости от ситуации. История наших дней и эти события ярко показывают, как самые противоположные идеологии пользовались одними и теми же аргументами и в тех же обстоятельствах во имя хорошо известного принципа: цель оправдывает средства. Это колебание между двумя порядками морали объясняет, почему одна и та же несправедливость не вызывает одинакового возмущения, почему жертвы рассматриваются по-разному: одни целесообразные, другие нецелесообразные. Церковь не может участвовать в этих играх. Ради славы Божией и верности евангельской заповеди вера не должна допускать идеологического заражения.

Вопрос стоит так: существует, может существовать мир расцерковленный, но сохраняющий еще как будто бы следы христианских ценностей с уважением справедливости закона, которые — как некий аромат в сосуде, утратившем благоуханное содержание. Но эти времена в России давно прошли, и во всем мире проходят. Все истинное выветрилось, наступает эпоха варварства. Но и в этих обстоятельствах, и особенно в этих обстоятельствах, надо вновь обрести корень вещей. Ибо даже великие идеи, когда они не связаны с Богом, теряют свое содержание и становятся великими пустыми призраками. Самое страшное, когда распад делается необратимым. Эту связь с Богом мы должны сегодня вновь обрести через соблюдение законности и заповедей, данных нам Богом. Это главное.

31 октября 1995 г.

Беседа перед выборами 17 декабря 1995 года

Протоиерей Александр Шаргунов, председатель Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

Нынешние выборы занимают особое место в судьбе нашего народа. Их определяет апокалиптический момент истории, который ярко обозначился в расстреле российского Парламента в октябре 1993 г. — этом совершенном после государственного переворота открытом беззаконии и невиданном преступлении, одобренном всеми мировыми демократическими сообществами, и последовавшего за этим обесценивания человеческой жизни в тотальной криминализации и растлении общества.

Интересы Америки и тайного мирового правительства по отношению к России в сегодняшней политике представляют так называемый Международный валютный фонд и так называемый Европейский Союз. По убеждению православного английского философа Владимира Мосса, на пути апокалиптического объединения человечества во главе с антихристом одним из главных препятствий стоит Россия. Интересно, что Владимир Мосс не касается здесь тайны Православия, как это делает святой праведный Иоанн Кронштадтский и Феофан Затворник, размышляющие на эту тему. Он говорит только об огромности России. Наша страна слишком велика, чтобы Евросоюз мог ее просто поглотить. Евросоюз, между прочим, как и НАТО, готов включить в себя не только Прибалтику, но и Украину, — но только не Россию. Для включения в себя России центр Евросоюза должен быть перемещен в Россию. Тот факт, что Россия не может быть принята в члены ЕЭС, — пишет Владимир Мосс в статье «Европейский союз — новый тоталитаризм», — не означает, что ЕЭС не желает оказывать на нее влияния в целях ее ослабления, ибо сильная Россия является одним из главных препятствий к усилению ЕЭС. Европа пытается ослабить Россию различными путями. Во-первых она пытается расчленить ее. Во-вторых, так сказать, «демократизировать» ее. В третьих — демонизировать ее. Таким образом, участие православных христиан в предстоящих выборах следует оценивать на фоне этой картины. То есть в зависимости от того, как мы относимся к процессу или участвуем в процессе расчленения, так называемой демократизации и демонизации России, осуществляемому с целью ее духовно-нравственного и физического уничтожения.

Духовная ситуация, которую мы обозначили, явно требует объединения патриотических сил — всех, кому дорога Россия и кто хочет защитить себя от разгула зла, как это было при защите Дома Советов. Наши враги стараются изо всех сил разъединить нас. Итак, прежде всего, неучастие в голосовании должно быть исключено, — нельзя на все махнуть рукой, мол, надоела эта политика, нас эта политика не касается. Сегодня не те выборы, на которые можно было бы не ходить. Сегодня Церковь должна говорить о политике, прежде всего как о действии зла в мире, подготовляющем приход антихриста, и в неразрывной связи с этим о политике, по выражению Достоевского, как о любви к Отечеству. Между прочим, недавно один из кандидатов в депутаты Думы в выступлении по радио «Радонеж» именно так определил критерий, согласно которому мы можем избирать наших депутатов: как они относятся к Церкви и к Отечеству — если отрицательно, мы должны отказать им в доверии.

Все это, безусловно, справедливо, но как быть с теми, кто в церкви стоит напоказ со свечкой и кто Отечество называет «своим домом?» Мы стали свидетелями интересного явления: все хотят заручиться поддержкой Православной Церкви, и даже есть блок, называющий себя «Христианско-демократический союз», или «Христиане России», состоящий из протестантов, баптистов и евангелистов, о чем, между прочим, мы должны предупредить православных, чтобы название «христианский» никого не обмануло. Все заигрывают с самыми святыми понятиями: вчерашние «западники» сделались патриотами, вчерашние атеисты выступают под видом православных. Как сказал один журналист, «все поспешили влезть в купель и надеть кресты». Это говорит не только о стремлении беспринципных политиков любой ценой получить часть электората или оторвать его от своих соперников — это показывает, чем еще жив наш народ. И это свидетельствует также о том, что нравственный авторитет Церкви, сколько бы ни старались и не стараются опорочить ее, — не иссякает. С другой стороны, мы не можем не видеть здесь все более возрастающей в будущем опасности превращения религии в идеологию вместо прежней идеологии.

Церковь не может быть вне политики, но смешение религиозной и идеологической сферы — смертельная угроза христианству. Такая угроза была реальной для многих в годы советской власти. Мы можем вспомнить также прецеденты русской истории между 1905 и 1917 годами, когда христиане-прогрессисты типа Бердяева были активными союзниками революции, пока они не оказались выметенными из России, как ненужный сор. Или нацистский прецедент: быстрому обращению в нацизм большой части немецкого народа предшествовал захват в церквах Германии приходов с мирянами и клириками нацистами-католиками, не говоря уже о протестантах, где все было еще хуже. Мы можем сколько угодно удивляться, как возможно такое нравственное и умственное падение, но факт остается фактом — что само по себе строительство храмов и все внешние атрибуты религии, если они не служат для противостояния нравственному распаду, могут становиться зловеще-двусмысленными, как печально известный «Gott mit uns!»*) Здесь уместно вспомнить, что Гитлер пришел к власти мирным путем, через свободное волеизъявление на выборах народа.

____________________

*) С нами Бог! (нем.)

Мы, кажется, уклонились немного от темы, но нам следует крепко задуматься, каким изощренным и грандиозным может быть обман. Да не подумает кто-нибудь, что речь идет у нас о сегодняшних коммунистах, которыми народ столько пугали. Идеология, которая сегодня угрожает Церкви и человечеству, совсем иная, чем та, что была вчера. Это государственная, государством насаждаемая идеология Содома и Гоморры. Та «красная опасность», которой нас теперь пугают, — этой болезнью Россия уже в общем переболела. Могут быть время от времени отдельные, несмертельные рецидивы, но сегодня существуют другие, несравненно более страшные, на самом деле смертью угрожающие болезни. Сатана хитрее, чем многим кажется. Этот древний змий сбросил старую кожу коммунистической идеологии и дал ее на попрание толпам, а сам с обновленной кожей, победно шипя и свистя, уполз, чтобы жалить эти толпы новым смертельным ядом сатанинского растления.

К сожалению, не только профессиональные служители лжи, но и многие искренние люди говорят сегодня о возможности прихода к власти коммунистов как о главной опасности. Впечатление, что даже участники православно-патриотического совещания, которое регулярно собиралось в предвыборный период, то и дело впадали в эту же ошибку. Это очень важный момент, потому что в результате всего опасность, которая на самом деле главная, может остаться незамеченной. Что такое грех? В Евангелии по-гречески это «амартиа» — слово, которое означает выстрел мимо цели. Каждый человек так или иначе должен участвовать в войне со злом. Грех — это когда мысль — мимо, слово — мимо, поступок — мимо. Вся жизнь может быть «мимо» — жизнь всего народа, всего человечества может быть «мимо», мимо смысла, мимо главной цели существования. Грех — всегда обессмысливание человека, и, значит, уничтожение его, в личности, в семье, в народе. Есть особый грех, который хотелось бы выделить. Это когда стреляют поразительно близко к цели — ветер свистит, волосы на голове шевелятся, дух захватывает: какой блеск, какое мастерство, какая точность попадания — почти в цель! но мимо, всегда мимо. Диавол не получил ни единой царапины, зло как было, так и осталось, вернее, еще более окрепло. Покуда мы не поймем, что главная опасность сегодня — идеология Содома и Гоморры, о которой пророчески говорит Спаситель, — все наши усилия вывести Россию из тупика будут мимо: революция, то есть переворот божественного и нравственного порядка жизни, будет продолжаться.

Сегодняшние революционеры, вчерашние вожди коммунизма, объявляющие сегодня Россию своим домом, пугают нас вчерашним коммунизмом. Кто из православных окажется в числе активных союзников новой революции? Мы не призываем православных голосовать за тех, кто сегодня называет себя коммунистами, но нам представляется, что промыслом Божиим эта сила сегодня используется, чтобы остановить распад России. Как два года назад Жириновский (который нам более, чем несимпатичен) спас от полного торжества так называемой демократии Россию, так сегодня, только еще в большей степени, это могут сделать коммунисты. Этих коммунистов, на самом деле, поддерживает сегодня простой народ, который не разбирается в политике, но знает одно — что раньше люди чувствовали себя более защищенными, и материально, и нравственно. И «бытоулучшительная» партия, которая погубит Россию и приведет мир к антихристу **), это сегодня, конечно, не коммунисты, а другая, уже приучающая всех считать себя хозяйкой России партия. Впрочем, в том, что относится к «бытоулучшительству», взятому самому по себе, без духовного его измерения, жизненно необходимому сегодня для миллионов, здесь обнаруживается только составляющая того же грандиозного обмана — идеология Содома и Гоморры и идеология нарисованного очага, который не греет, и нарисованной курицы, которую нельзя съесть. Неужели народ наш, как Буратино, еще раз ткнется носом в картон телеящика под новым гипнозом?

__________________________________________________________

**) Знаменитое пророчество преподобного Серафима Саровского.

Итак, не участвовать в голосовании значит голосовать за продолжение существующего беспредела, чтобы все это беззаконие продолжалось «под крышей». Однако и выбор, за кого же голосовать, не представляется легким. Мы очутились в положении гораздо худшем, чем может показаться. Молитва святого Патриарха Тихона о даровании нам «мужей силы и разума», которой мы молились в наших храмах, начиная с октябрьской бойни, — не видно пока, чтобы она, из-за нераскаянности нашей, была услышана. Что представляет собой сегодня чаще всего мелькающий на телеэкранах популярный политик? По-прежнему зыбкая, меняющая быстро личины фигура, являющаяся неизвестно чьим ставленником. Самого беса? Он в сговоре со всеми. Типичный «могу говорить на любые темы». Вчера он был главным редактором журнала «Коммунист», или главным идеологом ЦК КПСС, сегодня он — главный пропагандист разврата. В логике распада нет логики, под действием диавола сегодня он говорит одно, завтра — другое. Как равнодушен этот политик к гибели и растлению миллионов! В течение всех последних лет он был у власти, а теперь с искренним, благородным негодованием вопрошает: «Кто это все натворил?» и «наш народ достоин лучшей участи». Если и после этого за такого будут голосовать, тогда — конец. Кто-то скажет: «А кто лучше него?» Прежде всего — тот, у кого руки не в крови. Любой самый средний человек лучше бандита. Не должен быть у власти тот, кто убийца, — Бог не хочет этого. Избирая нераскаянного убийцу во власть, мы, по существу, утверждаем, что в этом грехе нет ничего особенного, и, значит, все могут быть убийцами. Куда идти дальше!

Так за кого же голосовать? За тех, кто хотя бы не осквернил себя открытым попранием главных заповедей, ставящих последний предел распада человека: «не убий, не укради, не блуди, не лжесвидетельствуй». За тех, кто мужественно возвысил свой голос против убийства и растления. Еще раз подчеркнем: мы говорим не просто о политике. Все решается, разумеется, на другой, на главной глубине. Каков бы ни был результат выборов, мы не должны страшиться. Исторически говоря, христиане были и будут при какой бы то ни было власти. Христиане — это именно те, кто стремится во что бы это ни стало быть христианами, при любых обстоятельствах. Обстоятельства сегодня таковы, что, как на войне, когда, кажется, все исчерпано, спасти может только духовный потенциал народа.

10 декабря 1995 г.

Противоборство не личностей, а идей

Протоиерей Александр Кузяев, член Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества»

…Грядущие выборы представляются мне противоборством не столько личностей, сколько идей. Грехи коммунизма известны, их немало, но все длиннее список страшных дел, совершенных нынешним режимом. Живя всегда нуждами народа, Православная Церковь благословляла державное строительство, молилась о победе русского оружия, и миллионы ее верных сынов кровью купили величие Отчизны. Все это предательски искоренено безжалостным скальпелем Беловежских соглашений. И тот, кто не протестовал — молчаливый его соучастник.

Да, сердце радуется восстающим из руин храмам, но Православию было искони присуще не только храмовое благочестие, но и идеал социальной справедливости, растоптанный рыночными реформами и погребенный под обломками рухнувшей государственности.

Недооценка государственности гибельна для любой нации, а у нас вырастает поколение космополитов. Вспомним домонгольскую Русь — Церковь была, а государства не было, и Русь пала, обливаясь кровью. Утрата исторической памяти не менее пагубна, чем потеря религиозных ценностей.

Нравственность как фундамент религиозности всегда была предметом особой заботы Церкви. Реклама насилия, стяжательства и бесстыдства заливает страну, несмотря на имевшие место протесты Православной Церкви. «Трудно богатому войти в Царство Небесное», говорит Господь (Мф. 19, 23), и «Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7). Там, где еще недавно на пьедестале общественного идеала возвышался человек науки, труда и ратного подвига, его сменил спекулянт, лавочник, джентльмен удачи. Где тут можно отыскать созвучие христианским идеалам?

Пусть же в преддверии выборов каждый взвесит, что мы с демократией обрели и чего лишились, спасает ли она страну, или ведет ее к окончательной гибели?

Выдержки из статьи в ярославской областной газете «Северный край», № 237 от 10 декабря 1995 г.

ИЗ ПИСЕМ И ОТКЛИКОВ

_____________________________________

Мы, нижеподписавшиеся, присоединяем свои голоса к призыву Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества», напечатанного в 12 номере «Православная Москва».

Мы, конкретно испытавшие на себе «сладость свободы», пропагандируемой по средствам массовой информации, ныне пожинаем плоды этого посева в местах лишения свободы.

Мы лишены гражданских прав, но нам небезразлична судьба нашего Отечества, всех наших родных и близких.

И поэтому просим присоединить наши голоса к общим усилиям всенародного движения за нравственное возрождение России!

Прихожане церкви св. Георгия Победоносца при ИТК-6. Чувашия, Новочебоксарск уч. ЮЛ 34/6.

Кульчихин Ю. М.

Ильин К. И.

Елин Вадим Владимирович

Леньшин Андрей Анатольевич

Широнов Константин

Кичан Александр

Магомедов Г.

Митькин

Чиняков

Ермаков И. Ю.

Никитин Д. Д.

Григорьев

Кильчевский К. Д.

Ильин И. В.

Кудрявцев К. Н.

___________________________________

В поддержку «Обращения к гражданам России»

Письмо к В. Г. Распутину

Обращаюсь к Вам, Валентин Григорьевич, как члену Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества».

Уважаемый Валентин Григорьевич! Низкий поклон Вам за Вашу верность русскому народу, Отечеству, за Ваш труд ради сохранения нравственных и духовных устоев.

«Культурная» контрабанда не сидит сложа руки, работает во всю. То, что делают с народом, не видит только разве дурак и подлец.

И сейчас очень важно не терять времени, дорожить каждым днем, каждым часом, чтобы поставить барьер на пути уничтожения нравственной силы общества.

Мне, сельской учительнице, проработавшей в школе 36 лет, тяжело и больно за подрастающее поколение. Наша задача — уберечь детей, подростков, от пропасти, от духовной смерти. Охрана нравственности — наипервейшая задача общественности. И я без промедления ставлю свою подпись под «Обращением».

Часовникова Валентина Петровна.

с. Новорождественка Кемеровской обл.

Подписи ставят мои соседи и друзья: (девять подписей).

___________________________________

Здравствуйте! Пишет вам не священник, не публицист, не писатель. Пишет вам простой молодой человек из простого русского села. В моем приходе, который находится в селе Первомайское, я купил брошюру под названием «Антихрист в Москве». Прочтя ее, я был в восторге! Я встретил в этой книге много мудрого и поучительного, и я считаю, что такие издания очень полезны для молодежи России. Действительно, в нашем обществе сегодня наблюдается большой духовный спад. В рекламе, на телевидении, в прессе все чаще стало появляться дурное веяние Запада. И не только в порнографии, но и в пропаганде насилия, и черном юморе, который все чаще и чаще обращен в нашу сторону (в сторону русских людей и России в целом). Я полностью был согласен с осуждением ранней (и поздней) проституции. И я могу сказать, что моя точка зрения полностью параллельна вашей! Прочтя эту книгу, я предложил прочесть ее своей подруге. После прочтения ее она тоже отзывалась о ней положительно!

Под всем материалом, изложенными в этом издании, мы ставим свои подписи. И, интересуясь новыми материалами, мы желаем вести с вами переписку.

Евдокимов Николай Сергеевич, 1978 г. р., Герасимова Мария Александровна, 1980 г. р., п. Птичное Наро-Фоминского р-на.

Мы желаем нравственного возрождения России!

___________________________________

Слава Богу, что Он сохранил в такое важное для России и всего мира время людей, не сдавшихся почти все поглотившим антихристианским силам, противящихся им и глубоко скорбящим о Русской земле и о ее людях!

Мне 22 года, я верующий православный христианин, сейчас служу в армии и меня глубоко волнуют те вопросы, которые вы затрагиваете в вышеназванной статье. Очень прошу вас, если это возможно, послать мне хотя бы один экземпляр упомянутой вами брошюры «Антихрист в Москве». Ознакомиться с ее содержанием мне очень бы хотелось.

Независимо от ответа на мою просьбу, благодарен вам за ваш труд. Да поможет вам Господь!

А. Шаповалов, г. Ставрополь, 28.07.95

___________________________________

Здравствуйте!

Прочитали Вашу брошюру «Антихрист в Москве» и полностью согласны с тем, о чем в ней говорится. Действительно, живем, как в кошмарном сне. Страшные пороки стали нормой. Страшно за будущее детей. Поэтому решили прислать подписи. Начатое вами дело очень нужное.

Плешакова Е. И., Колодина В. Ф. г. Железнодорожный Московской обл.

___________________________________

Месяца два назад купила Вашу книжечку «Антихрист в Москве». Я читала ее и плакала. Как долго я искала эту истину, и вот наконец нашла ее. Уже совсем почти отчаявшись в Православии, не хотелось мне быть православной, потому что, мне казалось, Православие не отстаивает нравственные законы и не борется с грехом. Но теперь вижу, что вас также волнует эта проблема, охватившая нашу многострадальную Родину — нравственная катастрофа. К чему она приведет нас и наших детей? Это видно из многочисленных примеров, описанных в Библии над Израильским народом.

Душа моя очень скорбит и стонет, видя, как сын мой до полуночи сидит у телевизора и смотрит все эти растлевающие передачи, и не только сын, но и дочь, и сноха, зять и внучка 7 лет. Все мои попытки внушить им, что это плохие передачи и смотреть их вредно, ни к чему не привели и еще лишь более озлобили их, и они уже сидят и смотрят как бы мне назло, подчеркивая этим, что мать плохая запрещает им смотреть то, что сейчас очень модно, и я уже не знаю, как с ними поступать? Я была бы очень рада и буду молиться за вас, если получу от вас ответ. Да поможет вам в этом Господь.

А. Г., г. Рязань

___________________________________

Мы, слушатели курсов катехизации из г. Пятигорска Ставропольского края, ознакомились с Обращением к гражданам России, в котором вы призываете «объединить усилия в противостоянии растлению и безнравственности, насаждаемым в нашей стране через средства массовой информации при попустительстве органов государственной власти», с готовностью присоединяем свои голоса.

Ваша душеспасительная, нужная каждому брошюра «Антихрист в Москве» тиражом в 50 тысяч (на всю Россию!) не дошла до многих. Нельзя ли повторить, и тиражом побольше? Пусть голос Православной Церкви и всех, кто с нею, звучит решительнее и громче!

Болотова А. Ф., Борисенко Э. Н… — всего 25 подписей

г. Пятигорск

___________________________________

Валаамское общество Америки

Милостивые Господа,

Всецело поддерживаем движение Ваше за Святую Русь! Помоги вам Господи.

Напишите о Вашем движении для наших читателей «Русского Паломника». Ждем.

Благослови вас Господи.

Пишите!

Игумен Герман и братия,

сентябрь 1995 г.

___________________________________

Одно из самых популярных и самых непристойных изданий нашего времени — «Московский Комсомолец». Заголовки многих статей из этой газеты сравнимы разве что с надписями на стенах общественных туалетов. Нормальному человеку свойственно отворачиваться и не развлекать себя подобным «чтением» и сопутствующими «иллюстрациями». Тем более нормальному человеку не придет в голову приклеить на стене уборной среди подобных надписей и изображений какой-либо текст с апелляцией к духовным ценностям. К сожалению, нечто подобное произошло в так называемом «Московском Комсомольце» (№ 2 за 5 января 1996 г.).

Совсем недавно мы были свидетелями грязных оскорблений в адрес священнослужителей Русской Православной Церкви, содержащихся в статьях журналистов «МК» Колпакова и Бычкова (номер за 28 декабря 1995 г.). Оскорбительный тон этих публикаций превосходит даже степень издевательств над Церковью со стороны общества «Безбожник» и комсомольцев двадцатых годов. Наиболее провокационным в данных публикациях было то, что авторы пытались замаскировать свой сатанизм авторитетом Патриарха Всея Руси Алексия II, который, по мнению авторов, отличается более умеренным отношением к господствующему и проповедующемуся на страницах «Комсомольца» злу, чем оскорбленные газетой священники.

Каково же видеть, как после этих прямых оскорблений служителей Церкви и косвенного оскорбления самого Патриарха, представитель высшего духовенства Русской Православной Церкви, Высокопреосвященнейший Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский, согласился дать интервью этой мерзкой газете и, таким образом, опубликовать свое мнение по весьма существенному для Церкви вопросу — канонизации Царственных мучеников — в обрамлении заголовков и «публикаций», выдержанных в стиле сортирных каламбуров. Сам этот факт настолько дискредитирует Православную Церковь в глазах общественности (как церковной, так и светской), что нет смысла даже останавливаться на тех идеях, которые были высказаны «Московскому Комсомольцу» митрополитом Ювеналием.

Очевидно, что эта публикация — целенаправленный шаг в борьбе со святостью Церкви, сделанный идейными комсомольцами — «партией нового типа», сменившей курс, но оставшейся верной своей антихристианской сути. Дискредитация святого сана и имени митрополита Православной Церкви входит в сатанинские планы растлителей нравственности. Видимо, владыка не знал, с кем имеет дело, позволяя себя интервьюировать. Остается лишь скорбеть об очередном кощунственном деянии «Московского Комсомольца».

Н. С. Кульберг, Московская обл.

___________________________________

После критики нашим комитетом действий священника Петра Коломейцева (см. «Антихрист в Москве», выпуск 1, с. 29) в газете «Радонеж» № 13 (ноябрь 1995 г.) о. Петр выступил с ответом. Выдержки из этой статьи мы здесь приводим.

С тех пор, как газета «Московский Комсомолец» заявила об освящении помещений редакции, прошел почти год, но и сегодня раздаются негодующие голоса, почему это случилось. Наступило время разобраться, что же произошло на самом деле и какие плоды это принесло.

После трагической гибели Д. Холодова я участвовал в его отпевании. После отпевания сотрудники газеты пригласили меня в редакцию с просьбой освятить помещения.

Когда я спросил, что заставило их обратиться к священнику, мне ответили, что работающие здесь люди боятся повторения трагических событий и видят защиту в Православной Церкви. Господин Гусев сказал, что смерть Холодова потрясла их, и они все думают о том, чтобы газете перемениться. И в первую очередь, как сказал журналист Минкин, «прекратить заниматься сексуальным просвещением народа, этого сейчас и без нашей газеты хватает».

Конечно, я не мог призывать благословение Божие на стены этого дома и на все дела, которые совершаются в нем, поэтому я прочитал молитвы на изгнание нечистой силы и окропил помещение на первом этаже и сказал, что «на чисто выметенное место придут семь худших бесов», если люди не обратятся к Богу по-настоящему, не покаются и не «отвратятся от злых дел своих».

К сожалению, благие намерения оказались благими намерениями. Наивно было ожидать, что такой монстр, как «МК», в одночасье переменится. Газета стала еще хуже. А приход православного священника в редакцию превратился в рекламное шоу.

Мне хотелось бы сказать г. Гусеву и тем сотрудникам, которые искали тогда в Церкви — Бог поругаем не бывает.

Мне же остается только раскаиваться и искренне сожалеть о своем визите.

Священник Петр Коломейцев

Антихрист в Москве?

Редакционная статья в «Журнале РХД» № 172 за 1995 г. Никита Струве

Не должно ниже гнати по стремнинам отчаяния, ниже отпускати бразды к расслаблению жизни.

101 правило Шестого Вселенского Собора.

Перед нашими глазами брошюра с диким названием «Антихрист в Москве»1). Под этим семантически и богословски безграмотным лозунгом-заклинанием (действие Антихриста может быть только всемирным и окончательным) кроется законное беспокойство о нравственном состоянии общества, но почему-то это беспокойство касается исключительно эротики и половой распущенности. Ни слова не сказано о пьянстве (не потому ли, что оно искони разъедало Русь?) и лишь вскользь упоминается наркомания, самый страшный из бичей современности.

_____________________________________________

1) Имеется в виду первый выпуск брошюры — ред.

Грех и зло не с 1993 года появились в Москве, и не в одной эротике они проявились. В русской истории (как впрочем и во всякой) греха было немало (вспомним хотя бы обличения Хомякова). Наивысшего сгущения зло достигло — вне всякой эротики — в ленинско-сталинское время, когда, вынужденно или нет, брат шел на брата, детей заставляли доносить на родителей, истреблялись миллионы (на одном только петербургском кладбище лежат 40 000 (сорок тысяч!) невинно убиенных за один 1937 год!). Как, зная это, рука подымается писать, что «Россия никогда не знала таких преступлений, которые терзают сегодня (т. е. в 1995 г.) наше общество»! Ведь сегодня убийства, в основном среди мафиози, насчитываются сотнями отдельных случаев и становятся достоянием гласности, тогда как в то лютое время уничтожались втихомолку сотни тысяч душ. В 20-е, 30-е, 40-е годы с неизмеримо большим основанием можно было говорить об Антихристе в Москве, поскольку массовые убийства сопровождались небывалым в мире богоборчеством, обожествлением власти и волей к всемирному владычеству. Но даже это близкое подобие Антихриста в итоге рассеялось как дым, успев, правда, обескровить и опустошить народ. Но об этом забывают авторы брошюры, инсинуируя, что зло пришло на Русь со свободой (а ведь свобода — это дар Божий), с демократией (наименее худшей из политических систем) и с плюрализмом (естественным законом природы).

В праведном гневе против «бесстыдства» некоторой прессы (но ее можно и не читать) или телевизионных передач (но сознательный христианин может их и не смотреть), прот. А. Шаргунов смешивает разные понятия, сгущает краски (даже в неправильном понимании «отлучения» как окончательного отвержения — анафемы), сбивается на политику и тем самым обесценивает свои же доводы и призывы. С эротоманией, принимающей угрожающие размеры, несомненно нужно бороться, но не столько запугиванием и прещениями, сколько примером и творческими инициативами.

Попутно в брошюре упрощаются семейно-жизненные проблемы огромной сложности, требующие осторожного и милосердного подхода, дабы не «налагать на людей бремена тяжелые и неудобоносимые» (Лк. 11, 46). В духе ватиканских постановлений осуждается какое бы то ни было регулирование деторождаемости. Но всем известно, что, до всякой перестройки, аборты (а аборт тяжелейший грех) в католической Польше исчислялись ежегодно миллионами случаев (а в России, естественно, еще больше). Рядом с такой нравственной и биологической катастрофой, ограничение рождаемости (естественным, химическим или механическим способом) неизмеримо меньшее зло.

Еще возмутительнее в брошюре чудовищное, почти кощунственное определение экуменизма как «пути к растлению и сатанизму» наравне с порнографией и эротикой! Кстати, противореча себе самой, брошюра призывает, чтобы остановить растление народа, «верующих других традиционных религий объединить усилия». Чем это не экуменизм, да еще в расширенном понимании, идущем куда дальше ненавистного авторам Мирового Совета (Христианских) Церквей, которым экуменизм, как благое стремление христиан сближаться в главном, отнюдь не исчерпывается.

Христос призывает к совершенству во всех областях жизни, и прежде всего в смирении и неосуждении. Московским Савонаролам следовало бы помнить, что в Евангелии обличения всегда оттеняются милосердием и всепрощением. В проповеди Христа ни разу не говорится «горе вам прелюбодеи и блудницы», но неоднократно повторяется «горе вам книжники и фарисеи», «и вам законникам горе,… что взяли ключи разумения» (Лк., 11, 44, 46, 56)

Афоризмы сэра Генри, или Струве в Москве

Отклик на статью Н. Струве «Антихрист в Москве?»

Священник Стефан Красовицкий, член Общественного комитета

«За нравственное возрождение Отечества»

От движения истории спадают маски оборотней. Таково знамение нашего времени. Бывшие «руководители партии и правительства» вдруг стали компрадорами-капиталистами, продающими Россию оптом и в розницу на мировом рынке. Гуманный и «свободный» Запад осуществляет геноцид сербского и русского народов, оружием уничтожая Сербию и обманом превращая Россию в гетто с элементами сталинского концлагеря, (где под наблюдением ВОХРа бесчинствуют уголовники), и по всем правилам нацистского концлагеря, на входе в который надпись: «Jedem das Sein»1) (рыночная экономика).

______________________

1) Каждому — свое (нем.)

Тот же процесс сбрасывания масок происходит и в Церкви. Слуги диавола, если хотят по-прежнему выполнять его задания, уже не могут осуществлять свою работу тайно или в полутонах, но должны откровенно, на глазах у всех защищать грех и люциферианство.

Так и случилось с известными религиозными писателями Струве и Поспеловским, которым по их сущности ничего не оставалось делать, как противопоставить себя тем, кто пытается всеми силами, ради любви к Истине, Богу и ближнему бороться с культом сатаны, воцарившимся в России и вооруженным всеми средствами нравственного и физического уничтожения в невиданной даже для Запада степени.

Но как это сделать? — как защитить грех в наиболее удобной форме? Наиболее удобной формой защиты греха на страницах предназначенного для интеллигенции псевдо-христианского журнала РХД является не откровенная дьявольщина, не «черная» магия «Московского Комсомольца» и порнографических изданий, а магия «белая». Не прямо «наводить порчу», а наводить порчу под видом любви и всепрощения.

Согласно этому методу необходимо отвлечь внимание, рассредоточить мозг, переключить работу мышления с главной цели на второстепенную, заменить главную цель рядом второстепенных и фальшивых. В уголовной практике это метод «держи вора»; в военной — он носит название «стратегия непрямых действий»; в пропаганде этот метод получил нарицательное название «геббельсовской». В нашем же случае он таков:

Представим себе: Вот лежит труп;

Вот изнасилован ребенок;

Вот узаконено людоедство.

А специалист по белой магии (в данном случае Струве) вещает: «Разве птички уже не щебечут, и разве «плюрализм не закон природы»? Да и антихрист еще не пришел. В чем же дело? Конечно, растление, убийство, людоедство — это нехорошо, но одновременно и хорошо, — потому что всего хуже пьянство. И пьянство хорошо, потому что, крича о пьянстве, мы отвлечем внимание от растления. А еще лучше говорить об экуменизме. Потому что, говоря об экуменизме, мы совсем забудем, что такое грех. Упраздним Заповедь и победим искушение — но не отвергнув грех, как Христиане, а сделав его нормой». Это высшая мудрость Сатаны, выраженная афоризмом сэра Генри в романе Оскара Уайлда «Портрет Дориана Грея»: «Чтобы избежать искушения, нужно поддаться ему». Однако сатанист-сэр Генри не додумался до такого афоризма, до которого додумался Струве: «В проповеди Христа, — вещает он, — ни разу не говорится «горе вам, прелюбодеи и блудницы», но неоднократно повторяется «горе вам, книжники и фарисеи», «и вам, законникам горе…»», а следовательно — по Струве Христос поощряет разврат и не хочет, чтобы читали Священное Писание и исполняли заповеди Божии и Закон Божий.

Но одну фразу (не скажем «мысль») в сочинении Струве хотелось бы особо отметить. Он пишет, что сознательный христианин может и не читать бесстыдной прессы, и телевизионных развратных передач может не смотреть. Так в чем же проблема? «А ближний?» — спросим мы. А ближний? «Падающего толкни», — говорит Ницше. И вот здесь разверзается пропасть. Пропасть, в которую проваливается все сквозь тени манипуляций белой магии словами «свобода», «демократия», «плюрализм»,.. в которую проваливается антихристианская интеллигенция, так кроваво проявившая себя в последние годы.

Да, конечный антихрист еще не пришел, но печать его уже ставится, (ибо «теперь появилось много антихристов» — I Ин. 2, 18), печать рассредоточения, круг без центра, на котором надпись:

«Волею прихожу к тебе…»

И ставится она «на чело ради мыслей, на руку ради дел» (блаж. Августин).

Таков колдун Струве. Другой колдун — Поспеловский. Некогда с пеной у рта Поспеловский защищал сергианствующее духовенство от обвинения его в прислуживании советской власти и защищал саму советскую власть. Он клеветал на Зарубежную Церковь из-за ее принципиальной позиции. Он и сейчас клевещет на нее. Но теперь защищает позиции «демократов» в государстве и Церкви от угрозы сталинских лагерей, в то время как Россия превращена в гетто и используется в качестве источника ископаемого и живого сырья для продления жизни дряхлеющего Запада.

Оба специалиста по белой магии (Струве и Поспеловский) особенно обиделись на нас за обличение экуменизма Всемирного Совета Церквей как насадителя разврата. При этом Струве и Поспеловский, будучи одновременно и экуменистами, и апологетами греха, подтверждают наши выводы наглядным примером.

Подвижник и пророк нашего времени иеромонах Серафим (Роуз) как-то написал, что между теми, кто призывает Имя Христа, «есть некий «подводный экуменизм», но это не экуменизм Всемирного Совета Церквей». Можно добавить, что в наше время проявляется еще один «подводный экуменизм» между теми, кто не потерял вовсе человеческого лица — будь то верующий или неверующий. Но это не экуменизм Струве-Поспеловского. Если тот, кого принято называть «добрый католик» или «протестант-фундаменталист», или даже мусульманин, или еще кто-то прочтет эти две статьи Струве и Поспеловского в № 172 журнала РХД за 1995 год, то они с отвращением отвергнут их, если хотят остаться «добрым католиком», «протестантом-фундаменталистом», мусульманином или еще кем-то (но человеком).

Вот в чем «страшная порча», наводимая экуменизмом ВСЦ, Струве и Поспеловского — в нем растворяется не только Православие, в нем растворяется Христианство вообще, любая благая Заповедь, любой твердый принцип — в нем растворяется человек.

Навстречу общественной катастрофе

Данный материал и следующий за ним присланы в Комитет прот. Романом Лукьяновым, православным священником из Бостона, активно поддерживающим наше движение.

Из Священного Писания мы знаем, как решительно обличил Иоанн Предтеча царя Ирода за его беззаконное сожительство с женой собственного брата, несмотря на явную опасность подобного обличения. Знаем мы и во что обошлась пророку его решительность. Но, кажется, для американцев настала пора последовать этому библейскому примеру.

Вот уже четверть века как либеральная политическая элита, образование, культура — литература, кино и либеральные средства массовой информации целенаправленно разрушают нравственные основы нашей страны1): результаты налицо во всех углах Америки, во всех общественных слоях, во всех испытываемых нами горьких переменах.

________________________

1) Речь идет о США — ред.

Статистика сама по себе говорит о многом. Свыше половины девушек школьного возраста по их собственным словам таковыми уже не являются. Среди них — более миллиона внебрачных беременностей ежегодно. При этом человеческая жизнь обесценилась до предела: десятки тысяч убийств и до полутора миллионов узаконенных абортов совершается каждый год. Пуля стала ведущей причиной смертности среди молодежи больших городов. Наркомания и преступность всех сортов вторглись в нашу жизнь и продолжают наступление.

Трезво оценив ситуацию, — и, признавая, что для большинства американцев нравственность и закон еще остаются на своих местах — мы вынуждены заключить, что страна приближается к общественной катастрофе и анархии. Каждому, кто желает наглядно убедиться в сказанном, довольно будет совершить краткую экскурсию в любой из крупных американских городов.

Когда в связи с этим заходит речь о политике, прежде всего обращают на себя внимание те политические деятели, которые вообще утратили какую бы то ни было порядочность, и нимало этого не скрывают. Выбирая себе подходящий ярлык — либерала ли, консерватора ли, неважно — они лезут из кожи вон, чтобы заручиться голосами и долларами такого контингента избирателей, как гомосексуалисты, воинствующие феминистки и тому подобные группы, о которых еще лет двадцать тому назад и упоминать было неприлично. Разумеется, в свое оправдание они заявляют, что следуют «духу времени», что общество-де меняется, и не прояви они должной гибкости, они потеряли бы поддержку избирателей. Остается только пожелать, чтобы эти люди без чести и совести как можно скорее лишились поддержки избирателей, обладающих указанными качествами.

Есть, однако, и другая разновидность политиков, которые не прочь порассуждать о нравственных принципах, понимая под этим, однако же, нечто весьма извращенное. Например, распространяется мнение, что школьникам следует внушать понятие о гомосексуализме как о деле привлекательном и благонравном, сродни нормальным семейным отношениям. Или же утверждается, что ликвидация государственных субсидий для порнографических и богохульных «произведений искусства» равносильна введению цензуры и противоречит конституции страны.

Но что характерно, те же самые защитники прав и свобод требуют искоренения всякой религиозной символики (изображений креста, рождественских сцен, десяти заповедей и пр.) в общественных местах под предлогом «отделения церкви от государства», которое, кстати, нигде в конституции не упоминается. Неприятие гомосексуализма и защиту семьи называют они «фанатизмом» и, конечно же, «вопиющей безнравственностью»1).

_____________________________________________________

1) «Вот студентка Коннектикутского университета вешает на двери своей комнаты шутливый плакат, гласящий, что на «матрешек, расистов и гомиков» ее гостеприимство не распространяется. И что же? Поскольку оказались затронуты «гомики», университетская полиция мысли привлекает ее к суду за «неуважительные выражения и эпитеты, касающиеся расового или национального происхождения, религии, пола или половой ориентации». Результат — выселение из общежития и запрещение ходить в столовую». (Из статьи «Re-Taking Education», The New American, vol. 8 № 5 p. 29-30) — прим. ред.

Да и вообще, все то «безнравственно», что не согласуется с либеральной идеологией: безнравственно отвергать «международное сообщество» и всемирное правительство, безнравственно возлагать ответственность за распространение вируса СПИД на его носителей и т. п.

Наряду с этим упорно проталкивается идея, что вина за антисоциальные поступки и преступления ложится не на того, кто их совершает, а на общество, в котором преступник подвергался разного рода «дискриминации» и «социальной несправедливости». В результате насильники, убийцы и грабители приобретают ореол страдальцев, а до их несчастных жертв — чаще всего из той же «дискриминируемой» и «эксплуатируемой» социальной группы — никому и дела нет. Все это ведет к дальнейшему распаду общества и социальной катастрофе.

Среди кандидатов на выборные должности каждый, кто стоит за укрепление семьи, против порнографии, против половых извращений в школьной программе, против попустительства уголовникам, почти наверняка оказывается также и против усиления власти правящей элиты. Избиратели могут руководствоваться этими критериями в своем выборе. Но будьте внимательны: кое-кто из политиков не остановится перед дешевым обманом и игрой в слова, чтобы скрыть свои истинные цели. Так, например, выражение «интересы семьи» (популярность которого говорит о заботах большинства американцев) подхвачено теми, кто стремится разрушить семью, подразумевая под этим словом все что угодно. Так что постарайтесь понять, что за человек стоит за вывеской предвыборных фраз, каковы его убеждения, и за что он голосовал в прошлом, если он уже занимал подобную должность.

Ироды наших дней еще не имеют той власти, которая им мерещится. И нам, в отличие от Иоанна Крестителя еще не грозит гибель за слово правды. Но если мы упустим момент, то безусловно потеряем все.

Политический обзор из журнала The New American, vol. 8, № 19 p. 32 «The Frontiers of Social Anarchy»

__________________________________

Экономист и социолог Вильфредо Парето заметил однажды, что народ, утративший жизненную силу, мужество и способность к борьбе чаще всего гибнет под ударами войн, революций и прочих социальных катастроф. «Поразительно — пишет он, — как римская знать без малейшего сопротивления покорялась убийцам или даже совершала самоубийства. Столь же поразительно, как французские аристократы гибли не с оружием в руках, а под ножом гильотины. Окажи они подобающее сопротивление, история могла бы пойти по другому».

Не напишут ли о нас того же самого в недалеком будущем?

Из статьи «Под ударами «Культурного многообразия»»

The New American vol. 10, № 19 p. 23-26 «Multicultural Invasion»

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: