Вифлеем — город хлеба

Слово в Рождественский сочельник

Рождество Бога и Спаса нашего Иисуса ХристаВифлеем значит город хлеба. А Церковь — место благодати, где дается нам Хлеб жизни. Церковь — все мы, собранные Духом Святым, чтобы принести Богу Отцу духовную жертву того, что мы есть, и нашей жизни в мире — во Христе Иисусе Господе нашем. Евхаристия творит Церковь, Церковь творит Евхаристию, говорят святые отцы. И причащающиеся — сами на жертвеннике, при условии реального присутствия Господа с нами. Никто не может понять ни Евхаристии, ни Рождества Христова, пока не приобщится, хоть в самой малой мере, бесконечному Христову смирению.

В эту ночь на земле совершилось событие не менее великое и таинственное, чем творение мира. В наш мир со всеми его скорбями, грехом и смертью приходит Христос. Новый человек, Богочеловек вступает в нашу историю, и ее течение обращается вспять, даже если многие этого не видят. Воплощение — самое великое таинство, Сам Христос Своим рождением в Вифлееме совершает его. И когда Христос на Тайной Вечери дарует Свое Тело и Кровь апостолам, Он второй раз дарует человечеству всего Себя. Отныне, чтобы падшее создание могло восстать, Он всегда будет пребывать в этом даре. От начала Воплощения до конца времен Христос — истинный Бог и совершенный человек — будет всегда присутствовать в мире. После Воплощения ни на один день, ни на один час не останется земля без Его присутствия. И это присутствие, передаваемое через престолы алтарей, будет средоточием всего, что происходит в мире, до конца времен. Все мы, и каждый из нас, единственный и неповторимый, соединены друг с другом в этой Пасхе, в этом переходе Христа, который Он совершает через всю человеческую историю.

Вот почему мы здесь, вот почему Церковь придает такое значение причащению в навечерие Рождества Христова. По слову святителя Феофана Затворника, глубокий и сокровенный смысл праздника — в том, чтобы, приняв Христовы Тайны, мы могли благодатно обновиться и снова родиться вместе со Христом. Обновление не совершается только словами, даже самыми великими, или решимостью жить по правде и чистоте. Этого недостаточно. До прихода Христа на землю были великие пророки, великие святые, но тогда Бог не воплотился в мире. А ныне Бог восхотел воплотиться от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечиться. И всегда пребывать на престолах алтарей со всей Своей силой и тайной, Телом, Кровью, Жертвой, Искуплением, Воскресением.

В праздник Рождества мы покланяемся Солнцу правды — Христу Богу нашему и причащаемся Его пречистых небесных бессмертных животворящих страшных Таин. Как в материальном мире в одной частице света, в одном луче — все свойства солнца, так в Евхаристии, в самой малой частице ее, — весь Христос со всем Своим Божеством и всем Своим вечным человечеством. Христос рождается, чтобы принести Себя в жертву, ради спасения человечества, которое находится в состоянии распада. Христос не может спасти его без жертвы, и эта жертва — пребывание с нами. Не только крест, гвозди и копие, но сам факт пребывания с нами. Эта жертва и есть превосходящая всякое разумение любовь Христова, которую Господь являет в Рождестве и в Евхаристии. Она изливается в сердца наши Духом Святым. Христос возлюбил Свою Пречистую Матерь, Своих апостолов и все человечество. Если мы, причастившись Его любви, сможем воспринять, как свои, усталость и скорби — не всего человечества, потому что мы очень малы, — но некоторых людей, не забывая о том, что происходит со всем человечеством и со всем нашим народом, если мы исполнимся сострадания к ним и огненной ревности по Божественной истине, без которой не может быть любви, — мы будем со Христом. И если мы сможем — в той мере, в какой позволяет Бог, — взять на себя ответственность за прошлое и будущее мира, оттого что мы приобщились Христу, нам откроется тайна Таинства, которое правит миром со дня творения. То, что явлено в Воплощении Христовом.

Мы должны знать, кто может совершать литургию. Никто, кроме Самого Христа. И никто, кроме того, кто всей жизнью своей устремляется быть единым со Христом и Его жертвенным делом. Мы перестаем участвовать в таинстве жертвы Христовой, если только внешне совершаем его. И тем более, если хотя бы даже только внешне солидаризируемся с теми, кто сознательно отвергает и предает смерти Христа. «Не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда». Как можем мы приносить жертву Христову, не участвуя в Его смерти, а значит и в Его победе, ничем, кроме чтения и пения священных молитв? Не может быть подлинного причастия без причастия Христу и нашего личного участия в Его искупительной тайне.

Мы живем на земле, где уже две тысячи лет после Рождества Христова, после Тайной Вечери, история идет своей дорогой, вмещая в себя весь мрак и падения, какие только могут быть у человека, попавшего под власть диавола, и весь свет и благоухание Воплощения и Искупления, принесенные на землю две тысячи лет назад Спасителем. Пусть не думает никто, что жертва Евхаристии касается только того, кто совершает литургию, и того, кто принимает причастие. За каждой Божественной литургией совершается жертвенное действие, которое, как говорит святой Иоанн Златоуст, имеет вселенское значение. Христос пришел на землю ради спасения мира. Когда вы слышите: «Сие есть Тело Мое» — это Воплощение. И когда вы слышите: «Сия есть Кровь Моя» — это разделение состава Его естества, жертва и Крестные Страсти. И когда они соединяются снова в Чаше перед причастием, это — Воскресение. Поэтому мы должны быть существенно едины с жертвой Христовой, с этим Его: «Да будет воля Твоя», которое означает: «С нами Бог» и «я принимаю этот дар быть с Тобой, Господи, до конца — с Твоей любовью, Твоим терпением, Твоим благоволением, Твоей непоколебимой верностью истине». «Не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда». Мы, христиане, не принадлежим обычной истории человечества. Мы составляем иной народ — с иной историей. Мы те, кто участвует в поклонении Вифлеемским яслям с волхвами и пастухами, кто причащается на Тайной Вечери вместе с апостолами и соумирает у Креста Христова вместе с Божией Матерью и апостолом любви Иоанном Богословом. Вместе с теми, кто смиренно трудится в течение всей истории, чтобы изменилась судьба человека, и было даровано многим спасение.

И сегодня, в канун Рождества Христова, Церковь, несмотря на наше недостоинство и малость, приобщает нас великим тайнам и зовет выйти из обычного течения человеческой истории и нашей очевидной, подчиненной греху и смерти судьбы, и войти в иную судьбу, исполненную славы Господней, обновленную родством с Богом. Мы пойдем отсюда в те же самые места, где были до этого, мы будем исполнять ту же самую работу, что и раньше, но это будет другое место, иной труд, потому что наш Господь будет с нами. Великая ответная любовь ко Господу наполняет историю человечества, всюду сопровождая ее чудесами, мудростью, истинным вдохновением, верностью истине даже до крови, мученичеством, жертвами, подвигами, неприметными для других людей.

Однако печально видеть, как часто дар Господень бывает покрыт и задушен житейскими нуждами, страхом, похотью, честолюбием, стремлением приспособить истину ко лжи — всем тем, что делает жизнь бесплодной и мрачной. И мы не можем с нашими малыми мерками проникнуть в тайну Таинства Церкви, даже если мы священники. Но как бы ни совершалась литургия — хорошо или плохо, какими бы ни были священники, в конце концов, это не имеет значения, — вечная тайна жертвы алтаря непрестанно совершается на земле. Если мы принесем нашу жизнь к яслям Вифлеема, если примем любящим сердцем свидетельство апостолов и святых о Евхаристии, если дано нам будет узнать, что ничто не может быть выше и больше, чем соединение со Христом, мы сделаемся способными оставить все наши тревоги и страхи, и сможем сказать со Христом, какие бы испытания ни надвигались на нас: «Не как я хочу, но как Ты, Господи». Если мы скажем это всем своим существом — истина, верность истине освободит нас, говорит Христос. Мы будем свободными, даже если завтра окажемся в тюрьме и не выйдем из нее до конца нашей жизни. Мы будем живыми, даже если нам надлежит умереть за Христа. Об этом свидетельствуют все древние и новые мученики, начиная с первомученика архидиакона Стефана, все святые, память которых в дни предпразднства и Рождества Христова совершает Церковь. Все те, кого Бог предузнал и предопределил быть Его друзьями, и через кого Он показывает нам, что значит приобщение чести и славе Христовой.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *