Дмитровская родительская суббота

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Что там — за порогом смерти? Верит ли человечество в воскресение умерших или не верит, как это было во времена земной жизни Спасителя, — в глубине души своей оно не может не задаваться этим мучительным вопросом. Мы же, христиане, не как прочие, по слову Апостола, не имеющие упования, призваны видеть в смерти торжество жизни. И святая Церковь, еще здесь на земле, благодатью Христовой дает нам узнать, что жизнь будущего века совершенно отличается от нынешнего. «В ней не женятся, не умирают, и не могут умереть, — говорит Христос. — Там люди будут во всем подобны ангелам, сынам Божиим». Сам Бог, явившись Моисею в огненной купине, называет Себя Богом Авраама, Богом Исаака, Богом Иакова. Богом не мертвых, но Богом живых. «Ибо у Бога все живы», — говорит Христос.

Что это значит? Это значит, что свидетельство воскресения — в Самом Боге. И эту ничем неразрушимую связь Бог восхотел установить между Собой и человеком. Бог — абсолютная полнота жизни, познания и любви. И эту жизнь Он хочет разделить с нами, предавая Себя нам в служении. Если есть такой человек, который до такой степени соединен с Богом, что Бог говорит: «Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова», если этот человек до такой степени принадлежит Богу и Бог ему принадлежит, такой человек не может никогда перестать существовать. Он участвует в полноте жизни, воспринятой им от Бога. И он будет жить вечно в Божественной любви. Поистине Бог есть Бог живых, ибо все живы Им. Несомненность воскресения — Сам Бог, дающий его в даре любви, которою Он влечет к Себе.

Так было уже в Ветхом Завете, даже если богоизбранный народ не сознавал этого, и во времена земной жизни Христа, даже до того, как Он вошел в Свои Крестные Страдания. В смерти и воскресении Человека, Который есть Сын Божий, Бог дает решительное и ослепительное доказательство этой тайны. Для того, кто живет Христом, для того, кто связан с Ним узами неколеблющейся любви, для того, кто каждый день может повторять с апостолом Павлом: «Уже не я живу, но живет во мне Христос», — сомнение невозможно. Даже если воскресение — с точки зрения холодного рассудка — всегда остается за пределами постижения, союз любви, связующий его со Христом, свидетельствует изнутри о ином, о том, что Господь приведет нас с Собой через смерть к жизни вечной. Где Христос, там и слуга Его будет (Ин. 12, 26). Ибо все стало иным для любящих Христа — и жизнь, и смерть. «Для меня жизнь Христос, — говорит апостол Павел, — и смерть приобретение» (Фил. 1, 21). Что бы с нами ни произошло, мы Христовы, и Христос принадлежит нам. «Кто отделит нас от любви Божией во Христе Иисусе? Ни смерть, ни жизнь, — свидетельствует тот же Апостол и вместе с ним все святые и все, чью память сегодня мы прежде всего совершаем, — все воины православные, за веру и Отечество живот свой на поле брани положившие, и все от века невинно убиенные, — ни жизнь, ни смерть, ни настоящее, ни будущее — ни то, что в этом веке, ни то, что в грядущем». Только бы дано было нам вместе с ними сказать: «Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни» (Рим. 14. 7-8).

А какое различие сохраняется еще между жизнью и смертью? Господь всегда идет впереди нас. Он по-прежнему союзом любви связует нас, и ведет нас с Собою всюду, куда бы ни шел. Если такова Его любовь к нам, она не может никогда перестать, также как и наша жизнь с Ним не может прекратиться во веки веков. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

2006 год

 

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: