Пассия — Евангелие от Матфея

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Евангелие от Матфея

Апостол и Евангелист Матфей.

«Один из вас предаст Меня»,- говорит Господь на Тайной Вечере Своим ученикам. Как происходит предательство? Предательство происходит, когда надо совершить переход от дела, которое нам поручено, к страданиям, связанным с ним. И на вопрос: «Что мне делать?» Господь отвечает каждому из нас, как Анании об апостоле Павле в Дамаске: «Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое» (Деян. 9, 16). Сколько пострадать, а не что сделать.

Что это может означать для нас, если мы не в больнице и не в темнице, а погружены в обычную жизнь с ее каждодневными заботами и трудами? Как понять нам, что главное достоинство и глубина нашей жизни — страдания, заключенные в ней? Страдания неизбежны, если наша жизнь хоть сколько-нибудь глубока. Надо быть очень поверхностным человеком, чтобы не страдать. Вхождение в любовь, даже в простую человеческую любовь, — всегда страдание. Всегда. Страх потерять того, кого любишь. Трудности, возрастающие в нашей жизни с каждым днем. Не бывает ничего великого без страдания – надо, чтобы мы убедились в этом до конца.

Искушение предательства приходит всегда в момент, когда речь заходит о страдании, которое сокрыто в глубине всякого серьезного дела. Люди легкомысленно мечтают о том, как они будут заниматься важной деятельностью, не страдая. Здесь камень преткновения, для иудеев соблазн, как говорит апостол Павел, для эллинов — безумие (1 Кор. 1, 23). Иначе говоря, христианская жизнь не может быть идиллией, это невозможно. Оттого что сутью Воплощения Божия являются Его страшные Страсти и смерть на Кресте, невозможно помыслить, чтобы моей жизни не коснулось страдание. Нескольких дней достаточно будет, чтобы убедить нас в этом, хотя это и будет трудно, поскольку мы инстинктивно отталкиваем от себя страдание и смерть. И это естественно.

Когда мы рискуем стать предателями? Мы рискуем стать предателями, отказываясь идти в глубину жизни. Мы рискуем стать предателями, когда ухитряемся ловко вывернуться из любой опасной ситуации и воображаем, что следуем за Христом, но, разумеется, только не в восхождении на Голгофу. При этом не исключено, что при ураганном огне мы можем быть слегка оцарапаны. Мы можем не знать, кто предатели. Они не обязательно из тех, кто в годы гонений, когда открывалась слава Церкви, отказывался от своего священства или монашеских обетов. Мир всегда полон предательства. Христос предается с утра до вечера — в том числе теми, кто искренне решился вверить Ему свою жизнь. Как наступает это предательство, когда переход от действия к страданию становится как будто непереносимым, вернее, когда человек больше не хочет переносить его? Именно это произошло с Иудой.

Мы спрашиваем себя: как стало возможным предательство Христа? Как стало возможным, что люди, которые были рядом с Ним в течение нескольких лет, были приняты Им в сокровенное общение, были свидетелями Его молитвы, жили с Ним одной жизнью — как мы живем с Ним в Церкви, — предали Его? Как стало возможным, что один из них мог решиться на это?

Пусть каждый из нас остановится перед этой бездной, когда человек принимает решение предать. Блаженный Августин говорит, что то, что произошло с одним человеком, может произойти и с другим. Иначе говоря, в каждом из нас, по слову о. Серафима Роуза, есть возможность стать предателем. И эта возможность становится реальностью, почти неизбежной, если мы не стремимся достигнуть самой сути того, что являет Христос.

Задумаемся об этом предательстве Иуды, постараемся увидеть, какое страдание приносит зло мира Господу, и как оно проявляется в наше время в нас. Чисто человечески апостолов можно понять. Апостолы недоумевали, когда же, наконец, начнет Он делать то, что нужно сделать, — изгонит римлян из страны, восстановит Свой престол, как Давид в Иерусалиме, чтобы царствовать на земле Божией, «наченши от Иерусалима»? Когда Он совершит это? Путь с Ним — как плавание в лодке по озеру Тивериадскому — слишком долгий и медленный. Почему Он не предпринимает решающих шагов, теряет время со слепыми, хромыми и глухими? Занимается тем, что не имеет существенного значения? Апостолы ожидают, когда наступит Его земное царство экономического процветания, политической независимости. И чудеса, которые Он творит, для них только залог этого замечательного будущего.

Это было во времена земной жизни Спасителя. И теперь, несмотря на то, что Господь уже все совершил, многие из нас воспринимают Его все так же. Почему Он все время говорит о Царстве Небесном, о том, что это Царство подобно драгоценной жемчужине? Что это значит для нас — сокровище, найденное в поле? Какая польза от заповедей блаженства в борьбе с нашими оккупантами? Когда же, наконец, услышим мы от Него слово, подобное зову Маккавеев, вступивших в схватку с врагами Отечества? Удивительно, почему апостолы не сказали Ему этого раньше: Ты не Тот, Кого мы ждали, Ты обманул наши ожидания.

И были еще так называемые зилоты — члены движения сопротивления — в том числе среди апостолов. Симон Зилот, Иуда — имя Искариот по некоторым толкованиям означает «сикарий» — человек с кинжалом. Может быть, к ним относился и Симон Петр — иначе не очень понятно, как он оказался в Гефсиманском саду с мечом. Освобождение Отечества от иноземных захватчиков было для зилотов первостепенной задачей. Невозможно нам не сочувствовать им сегодня. Для каждого народа Родина — как родная мать. Но все заключается в одном: что для нас дороже всего — Бог, Его заповеди, Его святая воля или что-то другое — каким бы дорогим оно для нас ни было. Если не будет у нас в первую очередь противостояния врагам Божиим, духовному растлению народа, останется только снова повторять: «Кому нужна такая Россия», какой смысл имеет патриотизм Содома? Не надо занимать Россию войсками НАТО или, наоборот, почему бы им ее не занять. Если все сердца уже заняли полчища сатанинские. Невозможно сравнивать с нашей Россией то, что было тогда в Израиле, но по сути ученики Христовы оказались перед тем же самым искушением поставить земное впереди небесного.

Будем внимательны, потому что речь идет о Церкви, о том, чтобы нам не явиться неверными смыслу и духу того, что хочет совершить с нами Господь. Церковь идет вслед за Своим Господом путем исповедничества и мученичества. И сегодня ее снова поносят, злословят, пытаются смешать с грязью, радуясь тому, что она состоит из грешных людей.

Кроме того, у апостолов, несомненно, была личная заинтересованность. Ученики спрашивают, кто из них больший? (Мф. 18, 1). А мать сыновей Зеведеевых говорит Христу: «Скажи, чтобы два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем» (Мф. 20, 21). Это значит, что апостолы надеются получить власть в Царстве, о котором Христос все время проповедует. Даже после Воскресения, будучи свидетелями его, они спрашивают: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты Царство Израилю?» (Деян. 1, 6). И это происходит после Пасхи! Господь не отвечает на вопрос, но возвещает о пришествии Духа Святого, Который просветит их и откроет им ум к разумению Божественных тайн.

Может быть, следует удивляться не тому, что только один ученик предал Его, а тому, что не все. В самом деле, Петр отрекся от Него, а остальные, оставив Его, бежали.

Есть еще и такое объяснение предательства Иуды. Иуда решился на предательство после помазания Господа в Вифании драгоценным миром. Это было для него соблазном. Он не мог допустить такой немыслимой траты денег. Никто не употребляет такое количество мира за один раз, разбивая сосуд, достаточно капнуть несколько капель. В Евангелии сказано, что «весь дом наполнился благоуханием». Это благоухание исходило от женщины, щедрость дара которой диктовалось ее любовью. Знающий цену всему, Иуда был взбешен. «Разве не могло быть это миро продано и деньги розданы нищим?» Может быть, именно в этот момент он решил предать Христа, заговорившего о Своей смерти. Господь сказал: «Она сохранила это миро на погребение Мое. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда». «Если Христос должен умереть, — решил Иуда, — значит, не Он избавит Израиль от римского владычества, и мне не стать никогда министром финансов. Я обманулся, последовав за Ним, думая, что Он открывает великий путь. Но теперь все кончено. Какую пользу могу я еще извлечь из Него?» Только тридцать сребреников — цену раба, согласно книге Исход (Исх. 21, 32). Вот весь его интерес. Иуда надеется, может быть, еще, заставить Христа совершить необыкновенное зрелищное чудо. Может быть, он сказал фарисеям: «Я знаю Его хорошо. Уже три года я хожу с Ним. Он может сделать все, что хотите. Я видел сам, как Он ставил на ноги хромых и возвращал зрение слепым. Он сможет, если захочет. Мы должны заставить Его. Надо прижать Его хорошенько, и вы увидите, Он Себя покажет. Это — невероятный человек. Надо арестовать Его, связать Его. И скованный цепями, я знаю, Он обнаружит, на что Он способен. Все цепи спадут. И в этот момент, наконец, мы можем использовать Его как надо». Использовать Бога! Христос сказал в Гефсимании: «Я мог бы призвать легионы ангелов». И они умоляли Его, наверное, сделать это. Но Он смирял Себя, ибо, если бы Он призвал легионы ангелов, Он явил бы миру ложного бога, ложную силу, — бога, которого не существует.

Постараемся увидеть глубину происходящего. Его будут обвинять, Его загонят в угол, Его будут заставлять совершить поражающее всех чудо. «Если Ты Сын Божий, сойди с Креста, и мы поверим в Тебя». Но Господь твердо идет Своим путем, потому что Он может явить только одно чудо — любовь. А любовь заключается в том, чтобы умереть за тех, кого любишь. Не существует другого доказательства любви. Господь восходит к смерти. Он являет истинное всемогущество Божие, силу, которая идет до смерти, силу любви до смерти.

А Иуда говорит, что для него остается только одно — покончить с собой. Именно это он и делает, оказавшись в аду отчаяния. Как и всякий, кто, совершив предательство, не хочет с покаянием обратиться к Богу, предлагающего спасение Своим Крестом и Воскресением всем без исключения. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

15 марта 2009 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *