На молитву — как в сражение

Слово в день памяти преподобноисповедника Гавриила (Игошкина)

преподобноисповедник Гавриил (Игошкин)Господь показывает нам в Евангелии, что человек не может остаться нейтральным — он либо с Богом, либо с диаволом. А когда он с диаволом, то перестает быть человеком. Он может до такой степени терять себя, что от его имени начинают говорить бесы. Вся история существует для того, чтобы мы поняли, как страшно быть без Бога. И чем ближе развязка истории, тем более убедительные уроки преподает нам Господь.

То беснование, которое было в годы гонений на нашу Церковь в минувшем веке, кажется, не имеет аналогов. Как люди дошли до такого беснования? Через утрату Бога, через атеизм. А откровенный сатанизм, который все более активно насаждается сегодня в нашем обществе, естественно, приведет к еще более страшному беснованию. Вот о чем сегодня мы должны задуматься.

На архиерейском соборе 2000 года был прославлен в лике святых преподобноисповедник Гавриил (Игошкин), который с 1928 по 1934 год был настоятелем нашего храма святителя Николая в Пыжах. В годы гонений он принял священный сан, а затем и монашеский постриг. В тяжелейшее для Церкви время отец Гавриил ревностно совершал свое пастырское служение. Был одаренным проповедником, молитвенником, чудотворцем. Около четырнадцати лет отец Гавриил провел в заточении, испытав все ужасы и мучения тюрем и лагерей. Существует множество свидетельств, что это был поистине человек Божий. Достаточно упомянуть, что в камере, где находились одни убийцы, даже в заключении не прекращавшие убивать своих товарищей по несчастью, под его воздействием произошло такое преображение, что место заключения для многих из них стало местом спасения.

Отречение от Бога не проходило бесследно для всей страны. Приведем некоторые примеры беснования, с которыми пришлось столкнуться преподобноисповеднику Гавриилу, когда он находился не в тюрьме и не в ссылке, а совершал богослужение в приходском храме.

«После вечернего богослужения, — рассказывает отец Гавриил, — я имел обыкновение исповедовать. Ко мне на амвон с трудом, с помощью большой палки подошла старенькая беззубая старушка. Она еле двигалась.

— Батюшка, исповедуй меня, завтра я хочу причаститься.

— Хорошо, бабушка, подожди немного, выслушай молитвы перед исповедью.

Она стояла рядом со мной на солее и молилась. После прочтения молитв она подошла ко Кресту и Евангелию. Чтобы не затягивать время, так как причастников было около двухсот человек, я предложил ей повторять за мной слова покаянной исповеди. Сгорбившись и опираясь на палку, она повторила несколько слов. Но внезапно выпрямилась во весь свой высокий рост, отбросила палку и пальто, взмахнула руками и твердым мужским голосом ясно и отчетливо произнесла: «Что я буду повторять за тобой! Ты вот повтори, что я скажу». И с этими словами пустилась по амвону вприсядку, хлопая в такт в ладоши и припевая: “Сыпь, сыпь, рассыпай, что рассыпешь, подбирай. Ой, люли, люли!” Это случилось так неожиданно, что я растерялся. Весь народ был в ужасе, видя как полуживая перед этим старуха начала так браво и весело плясать с припевами. Опомнившись, я быстрыми шагами подошел к ней, схватил за голову: “Именем Господним приказываю тебе, нечистый дух, замолчи”.  И начал читать над ней заклинательные молитвы. Эта старушка свалилась, стала хрюкать, как свинья, лаяла, как собака, наконец запела петухом. Не прерываясь, я продолжал читать. Как бы выбившись из сил, она замолчала, и, растянувшись на амвоне, начала вздрагивать, а затем сделалась, как мертвая. После этого я покропил ее святой водой и, взяв за руку, произнес: “Во имя Господне повелеваю тебе встать”. Через силу поднялась горбатая полуживая старушка, и, еле двигаясь, подошла за мной на клирос к месту исповеди. “Батюшка, — сказала она, — прости меня, я не сказала тебе сначала, что я одержимая. Вот уже тридцать лет, как я страдаю от нечистого духа. Спаси тебя, Господи, ты помог мне”. И утром за литургией она спокойно без посторонней помощи с благоговением подошла и причастилась Святых Таин».

А вот еще один случай. К отцу Гавриилу на исповедь подошел мужчина средних лет богатырского телосложения, и батюшка попросил его повторять вслед за собой слова покаянной молитвы. Но он не смог дочитать до конца, потому что этот мужчина схватил его, начал трясти за плечи, и громовым голосом заревел на весь храм: «Ох, беда, замучил ты меня, долгогривый. Никак не могу скрыться от тебя, везде преследуешь меня!» И, заскрежетав зубами, еще громче заревел и продолжал: «Я отомщу тебе, в порошок сотру, будешь век помнить меня!» Его неистовый крик так подействовал на всех присутствующих, что все поспешили удалиться. «Я, — говорит отец Гавриил, — не испугался и, спокойно осенив его крестным знамением, произнес: “Именем Господним приказываю тебе: замолчи, нечистый дух!” Мужчина замолчал и затрясся, как в лихорадке. Поставив его на колени, я накрыл его епитрахилью и начал читать молитвы. Во время чтения он скрежетал зубами, ворчал и вздрагивал. Наконец постепенно успокоился и пришел в себя. «Господи, благодарю Тебя, прости мои согрешения!» — из глубины души произнес он. Окропив его святой водой, я поисповедовал его. Утром этот человек причастился со всеми Святых Христовых Таин».

Некоторые случаи беснования, с которыми отцу Гавриилу пришлось столкнуться, не могут не вызывать улыбку. Одного человека бес мучил страшной тоской, толкая на самоубийство. И когда тот решился наконец пойти к отцу Гавриилу, его стали преследовать страшные видения. Бес, грозя, кричал ему: «Паршивый пролетарий, не стыдно тебе, куда идешь! К попу, и зачем?» (Это простой был рабочий). Когда он продолжал идти, за ним неотступно следовали вопли: «Рабочий класс идет к попу! Постыдись, куда ты идешь! Вернись назад, не позорь рабочий класс!» И далее: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! А ты куда идешь, ты позорно бежишь к попу! Вернись, пока не поздно, пока поп не увлек тебя в свои сети!»

Эта революция действительно была беснованием. Она была направлена на попрание всего святого. Неслучайно было столько беснующихся. А сегодня какие вопли будут сопровождать обращающихся к Церкви людей, мучимых бесами? Будут, наверное, кричать им: «Предатель, как тебе не стыдно, ты предаешь свободу, которую тебе дала демократия! Ты выбираешь Церковь? Новое поколение выбирает пепси! Мы знаем, что тебе нужно! Мы работаем для вас!»

Сегодняшнее беснование воистину не идет ни в какое сравнение с тем, что было тогда. Оно становится чертой нашего быта — всякое ведьмовство, колдовство, растленная реклама на улицах, по телевидению. В школах насаждается разврат, неразрывно связанный с оккультизмом. Совершается как бы черное посвящение народа, начиная с маленьких детей. Это беснование с неизбежностью приведет к еще более страшной войне против Православия, потому что сатана ненавидит Церковь. Весь смысл его существования в том, чтобы стереть ее с лица земли. И он ненавидит человека.

Какие еще испытания предстоит нам пережить? Об этом мы не должны никогда забывать. И в то же время должны помнить о силе, которую Господь дал Своей Церкви от древних апостольских времен до наших, близких к нам святых, до преподобноисповедника Гавриила, который был нашим современником, и отошел ко Господу в 1959 году. Всей Церкви Господь дал власть над бесами, всем уверовавшим в Него и крестившимся во имя Его.

Поэтому мы должны идти на молитву как в сражение. В мире, где грех утверждается как норма, нам надо помнить призыв святых «даже до крови сражаться против греха» (Евр. 12, 4). Тогда «Бог мира сокрушит сатану под ногами нашими вскоре» (Рим. 16, 20). Не страшитесь зла в сегодняшнем мире. Так написано, так попущено злу раскрыться до конца, так дана диаволу на время свобода бесчинствовать в отступническом мире. Так подобает Церкви, сражаясь вместе с Господом, войти в славу Его и победить Его врагов.

Они будут вести брань с Агнцем, эти враги. И Агнец победит их, ибо Он есть Царь царствующих и Господь господствующих. И те, которые с Ним, суть званые и избранные, и верные (Откр. 17, 14).

протоиерей Александр Шаргунов

18 октября 2009 г.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: