Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — сентябрь 2010 г.

В журнале «Русский Дом» я прочитал объявление о Вашей книге «Миражи любви». Книги я не читал, но название меня заинтересовало. Что такое любовь? Я понимаю, что такое любовь к родителям, к своим детям, потому что связан с ними всей своей плотью и кровью. И любовь к женщине, наверное, определяется, пусть несколько иного рода, но тоже органическим влечением. Или возьмите, например, любовь к природе. Чем ее можно объяснить? Очевидно, существует какая-то изначальная связь с ней человека — высшего ее творения. Но вопрос у меня по поводу слов Христа в Евангелии: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня». Не понимаю, как можно одно противопоставлять другому. Как можно предпочитать любовь к тому, с кем связан всем своим существом, любви к тому, кого, выражусь так, знаешь не очень хорошо? Не назовешь же любовь к самым дорогим на свете людям «миражом»?

Михаил К., г. Зеленоград

Дорогой Михаил! Никакого противопоставления нет, но существует порядок. Чтобы понять этот порядок, надо узнать о Христе и Самого Христа гораздо больше. Желательно — очень хорошо. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня», — говорит Христос (Мф. 10, 37). Есть в сердце человека то, что глубже всех чувств.

Некоторые люди, наивно полагающие, что материя первична, утверждают, что любовь в человеке не существовала с самого начала. В начале, говорят они, были только инстинкты, подобно тому как у животных есть инстинкты, но у человека с течением времени эти инстинкты развились и стали чувствами. Человек, говорят они, не особенно отличался от животных. Однако не только Божественное откровение, но и внимательные новейшие исследования психологов и философов доказывают, что это чувство любви первозданно. Бог насадил его в человеческих сердцах.

Вот образ этой первозданной любви. Когда наступает ночная тьма, выйдите в поле или взойдите на гору, и посмотрите на небо. Вы увидите множество звезд, и если бы возможно было сосчитать их, вы узнали бы, что их миллионы, миллиарды. Самое поразительное, что ни одна из них ничем не поддерживается, но все они висят в воздухе, или, как говорят ученые, движутся в космическом пространстве. Как? Это тайна. Пытаясь объяснить это поразительное явление, наука утверждает, что звезды, все эти огромные планеты содержат в своих глубинах невидимую силу неисследованной природной энергии. Эта невидимая сила притягивает звезды друг ко другу. Эта сила называется всемирным притяжением. Невидимая «нить» держит миллиарды звезд. Какая непостижимая тайна! Представьте только, что эта невидимая «нить» порвется хотя бы на мгновение. Звезды утратят силу притяжения, падение одной повлечет за собой падение другой, и вселенная погибнет.

Что мы хотим сказать этим образом? Подобно тому как всемогущий и мудрый Бог наделил звезды огромной силой взаимного притяжения, чтобы явить равновесие и гармонию во вселенной, точно так же Бог насадил в сердца людей иную, столь же таинственную, но еще более чудесную силу. Эта сила — любовь. Любовь — всемирное притяжение людей, но с одним различием. Сила всемирного звездного притяжения остается неизменной — такой, какой Творец определил ее, а любовь, духовное притяжение, собирающее людей в чудесном единстве, претерпевает сильные изменения. Эти изменения — не от Бога, но от человека, согрешившего и уклонившегося от своего Божественного предназначения.

Вследствие греха, любовь — Божественный дар, как и другие дарования человека — исказилась. Так исказилась любовь, что все, что человек должен любить, он не любит и даже ненавидит, и все, что он должен не любить, он любит и даже обожествляет. Слишком часто малозначащее занимает первое место в человеческой любви.

Начнем с такой всем знакомой картины. Женщина, удачно, как ей кажется, вышедшая замуж, ну скажем, за «нового русского», вместо того чтобы рожать детей, заводит собак. Она модно их одевает, вызывает им парикмахера, кормит лучшей пищей и дрожит, как бы они не заболели. Кажется, невинное искажение? Слово Божие заповедует нам любить животных, ибо они — Божии создания и должны служить человеку в его различных нуждах. Но этот род любви должен иметь свои границы. Печально, если кто-то любит собак и не любит людей. И трижды печально, когда отец начинает ненавидеть свое дитя, едва узнав о его предстоящем появлении на свет, и спешит в клинику, чтобы устроить аборт. Люди плачут из-за смерти собаки, но не из-за смерти миллионов детей, убитых во чреве материнском.

Но разве пример преувеличенной привязанности к собачкам и кошечкам — единственное искажение любви, которую Бог насадил в человеке? Любовь к деньгам, к азартным играм, к вину, к наркотикам, к непристойностям на телевидении, к отвратительным увеселениям и противоестественным грехам — все это продолжение того же искажения любви.

Человеку естественно любить красоту Божия творения. Он любит цветы, деревья, реки, озера, моря. Он любит птиц и животных. Но он не должен поклоняться природе, не должен быть идолопоклонником, уподобляясь тем, о которых так точно говорит апостол Павел: «Они заменили истину ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца». Эта замена небезобидна, как может кому-то показаться. В ней открывается страшная тайна. Слово Божие ставит диагноз смертельной болезни, непонятным образом все более распространяющейся в человечестве, — той мерзости, о которой «срамно есть и глаголати». Если Бога нет, то чему же поклоняться, как не природе? Послушайте, каким неожиданным уродством оборачивается это поклонение красоте, и не удивляйтесь, почему сегодня мэры крупнейших столиц мира, избранные большинством народа, — педерасты: «Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение». И далее апостол приводит «черный список» грехов как следствие искажения любви. Кто не узнает в этой его характеристике «героев нашего времени»: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы». Где причины этого ада, который люди сами создают? Он всегда начинается с подмены, вначале как будто невинной, главного второстепенным. Этой подменой люди, созданные для общения с Богом, в своем сознательном выборе в конце концов уподобляются самим бесам: «Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют» (Рим. 1, 25— 31, 32).

Господь говорит: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня». Некий отец, услышав эти слова в проповеди священника, засмеялся и, показывая на своего очаровательного малыша, сказал: «Нет, так, как я люблю свое дитя, каждый его ноготочек, я близко так не смогу любить Христа». На самом деле это не любовь к ребенку, а обожествление его. Конечно, этот человек не знает, что говорит. Если бы не было Бога, не было бы ни его самого, ни его ребенка. Но задумаемся, нет ли и у каждого из нас подобной привязанности к кому-либо или чему-либо, даже если мы не хотим признаться себе в этом? Из каждого такого предпочтения вырастает неблагодарность Христу Богу, оскорбление Его и хула на Него.

Хорошо познавать и любить мир, сотворенный Богом. Но несравненно важнее узнать, что выше всего, всех людей, выше ангелов и архангелов, выше мира видимого и невидимого — Господь наш Иисус Христос. Ради любви к Нему всякая другая любовь должна быть умалена и даже принесена в жертву, если она идет против Его любви. Все святые, великие и безвестные, явили это подчинение всякой другой любви — любви Божией. И мы все, за кого Христос пролил Свою кровь на Голгофе, должны поступать так же, если хотим не по имени только именоваться христианами, а быть достойными последователями Его.

Не согласитесь ли Вы, что если бы сегодня было предложено голосование за двух кандидатов — Христа и антихриста, антихрист выиграл бы выборы в один тур и с блеском? И все бы это совершилось «под знаменем свободы». Самой высшей ценности — своего рода идола, бога, которому поклоняется современный мир. А заповеди Христовы для него — посягательство на свободу, ограничение «прав человека».

И. В. Осипенко, г. Магнитогорск

Враги Христа искали уничтожить Его, не потому что они не знали, что Он Мессия, но именно потому что они это знали. Они никогда не сомневались в Его чудесах, никогда не отрицали Его силы. Они видели, они ненавидели, они сознательно искали убить не лже-мессию, но подлинного Мессию Христа. Здесь для них была возможность убить Самого Бога и стать свободными. И они воспользовались этой возможностью, к которой устремляется тайна беззакония в течение веков. Философия «смерти Бога», провозглашенная Ницше, была прелюдией того, чем живет современная постхристианская Европа.

Свобода, которую открыто предлагают нам сегодня, — отсюда. Эти люди хотят освободить молодежь от предрассудков Церкви, от заповедей Божиих, которые всегда — ограничение свободной жизни: не делай того, не делай этого — «не убивай, не воруй, не блуди, не лжесвидетельствуй». «Молодежь, я дам вам свободу», — возвещал глаголемый президент, чтобы вновь быть избранным во власть. Все можно, все позволено. Они поступают так, не потому что не знают, что пока есть в человеке совесть и стыд, он еще остается человеком, пока есть это в народе, он еще остается народом, способным сопротивляться злу и собственному уничтожению. Они поступают так, именно потому что знают это. Речь идет не только о России, речь идет обо всем человечестве. Сатана собирает все силы на последнюю битву с Богом. Крестом Христовым открывается тайна человека беззакония, антихриста: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете», — говорит Христос (Ин. 5, 43).

«Возлюбленные! Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного», — пишет апостол Петр, обращаясь к первым христианам, которые переживали жесточайшие гонения. Но, наверное, не только к первым, но и ко всем, и к самым последним — к нам, читающим, эти слова. Неужели Церковь, несмотря на все свое облагораживающее влияние на человечество, должна быть всегда и неизбежно гонимой?

Ольга Гречишкина, г. Брянск

На поле истории добрые растения и плевелы растут вместе, неистребимо переплетаясь в корнях. И благодаря заботам врага, плевелы распространяются все обильнее. От философии эпохи Просвещения до марксистско-ленинской идеологии, осуществляемой на практике, и до сегодняшней пропаганды греха как нормы — через идеи, государственные институты, средства массовой информации, через каждодневную жизнь — во все времена, и даже во времена христианства, мы можем наблюдать нападки на христианство в обществе. При этом на горизонте всегда маячит мрачная тень антихриста.

Для нас важно видеть, что история Церкви из века в век отмечена мученичеством. Церковь должна всегда страдать и сражаться, прежде чем сделаться способной оказывать влияние на общество и преобразовывать его. В этом сражении она может быть побеждена, рассеяна, подавлена на некоторое время, в определенных местах земли. Сердце сжимается от одного взгляда на карту распространения христианства в конце эпохи Древнего мира и во времена средневекового ислама. Некогда славные патриархаты Востока сегодня носят лишь мало что значащие титулы, будучи отвергнутыми в своем отечестве. А ни с чем не сравнимые гонения на Православие в течение 70-ти лет в нашей России! А то, что назревает в сегодняшнем постхристианском мире!

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: