Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — ноябрь 2010 г.

Что происходит с миром, с нашей Россией, с Церковью? Европа декларирует наступление эпохи постхристианства. Вы правы, когда говорите, что гонения, которые Церковь пережила в XX веке, вследствие накопления в мире зла, несомненно откроются еще с большей силой, если не будет в народе покаяния. Кого может привлечь такая перспектива к Церкви? Есть ли будущее у христиан?

В. Чернов, г. Кострома

На этот вопрос ученики Христовы уже получили ответ. Наше будущее очень точно описано Самим Христом в Его заповедях блаженства, которые мы можем слышать каждый день за Божественной литургией. Все они обращены в будущее, кроме первой и последней.

«Блажени кротции, яко тии наследят землю». Вот будущее христиан, если они кроткие, если они рассчитывают на силу Божию, а не на силу человеческую и насилие. Нам будет принадлежать земля. Какая земля? Земля обетованная, Царство Божие. Но чтобы жить на этой земле, мы должны уподобиться Христу, «кроткому и смиренному сердцем». Так чтобы Бог, делающий из нас кротких, явил в нашей немощи Свою силу, обезоруживающую жестоких.

«Блажени плачущии, яко тии утешатся». Говорит ли здесь Господь о слезах всякого человека, слезах скорбей, несправедливости, отчаяния? Или только о слезах печали по Богу? Мы призваны прежде всего разделить слезы Господа, плачущего над святым Градом, и кровавые Его слезы накануне Крестных страданий. Он обещает нам дар мужества и неописуемую радость. Мы знаем, что многими скорбями — даже до отдачи многих верных на смерть — Церкви надлежит следовать за Христом, ради спасения мира. Но мы будем утешены Утешителем Духом Святым.

«Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся». Мы живем в мире многоликой лжи и разнообразных поисков правды. В чем будущее христиан? Насытиться правдой Божией, принять полноту святости, которую Бог хочет нам сообщить. По этой причине ничем другим мы не можем никогда насытиться, и непрестанно молимся: «Да святится Имя Твое».

«Блажени милостивии, яко тии помиловании будут». Сам Бог сотворит с нами милость. Это значит наше будущее — Сам Бог и то, что Он совершит для нас. В этом мире, как никогда, сегодня торжествует жестокость и дух гордого властолюбия. Но мы знаем, что единственная сила, способная противостоять всякой другой силе, — благодать милосердия. Мы принимаем ее от Бога, Отца милосердия, и от Его Возлюбленного Сына, исполненного к нам сострадания и любви.

«Блажени чистии сердцем, яко тии Бог узрят». Что такое чистота сердца? Она есть посвящение всей жизни Богу. Только так человек обретает свое подлинное величие. Чистые сердца у тех, кто в послушании этому посвящению, становятся способными открывать другим путь спасения. Эта заповедь говорит о тайне царственного священства всех крещеных.

«Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся». Бог назовет их Своими детьми. Мы можем становиться миротворцами по мере нашего приобщения милосердию и прощению, явленных Христом на Кресте, умиротворившего всех Кровию Креста Своего, как свидетельствует апостол Павел (Кол. 1, 20).

Возвратимся к началу, к первой заповеди блаженства. «Блажени нищии духом, яко тех есть Царство Небесное». Эта заповедь относится к настоящему. Нам дана благодать уже сейчас приобщиться Царству Божию. Наше настоящее дает нам силу будущего, и мы можем лицом к лицу встать перед самой страшной реальностью этих дней, узнавая среди предельного отчаяния мира радость нового рождения. Мы не питаем химерических иллюзий, но сознаем свой каждодневный долг жить на этой земле, в этих исторических обстоятельствах в смиренном и терпеливом мужестве, в котором заключается подлинное достоинство человека и его величие. Ничто в мире не может привести нас в уныние.

И теперь мы можем услышать последние, восьмую и девятую заповеди блаженства. Они тоже относятся к настоящему. «Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное». И далее то, что раскрывает ее. «Блажени, егда поносят вам и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех. Так гнали пророков прежде вас». Мы — пророки, не потому что мы читаем в будущем и не потому только что Бог заповедует нам возвестить миру, что будет в наступающих временах, но потому что мы призваны исполнять пророческое служение — быть в этом мире знамением присутствия Христа Бога.

Наше будущее в этом мире — это наше настоящее, которое уподобляет нас Самому Христу в Его восхождении к Крестным страданиям. Мы возвещаем это не для того, чтобы кого-то из входящих в Церковь запугать. Это будущее настоящее должно явить нас в радости и веселии в этом мире — теми, кто знает Христа, Который и есть Царство Божие.

Дорогой отец Александр! Обращаюсь к Вам как к священнику с сугубо личным вопросом. Со мной произошла банальная, по всей видимости, очень распространенная в наше время история. Кризис назревал давно, но сегодня я, наконец, узнала, что мой супруг, с которым мы прожили вместе более сорока лет, нажили детей и внуков, ушел к другой — «молодой». При этом одним из главных упреков мне стало, что со мной ему неинтересно, потому что я такая «обыкновенная» и потому что слишком часто хожу в церковь. И раньше у нас доходило почти до разрыва, когда он позволял себе выпады против веры. Но теперь, когда я прочитала его записку: «Оставайся со своим Богом, а мне надо жить», все для меня буквально померкло. Красная рыбка у нас в аквариуме, говорливый попугай в клетке, котенок, с которым играет наш внук, и даже цветы на столе — все, что когда-то мы вместе так любили, стало внезапно фальшивым, тошнотворным. Батюшка, помогите мне советом. Мне-то ведь тоже надо продолжать жить!

О.Т., г. Москва

Дорогая О.! Увы, общий распад, о котором мы постоянно говорим, — не абстракция. Время от времени он касается лично нас. Ваша скорбь, вероятно, из числа тех скорбей, когда утешить может только Бог. Он вчера и сегодня Тот же, с той же любовью и заботой окружает нас. Красная рыбка в аквариуме, бабочка, покоящаяся на цветке, котенок, с которым играет наше дитя, и даже безыскусный воробей, чирикающий на подоконнике, — разве это не явные знаки разумности, безупречно хорошего вкуса и доброты Творца? Неужели о ком-то из нас меньше заботится наш Небесный Отец? Мы имеем цену в Его глазах. «Не две ли малые птицы продаются за ассарий? — говорит Христос. — Не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц». Попугай на рынке стоит несколько тысяч рублей. Но человек имеет бесконечную цену. Человек, даже если он инвалид, стоит больше, чем все звезды небесные, больше, чем все золото мира. Даже если наш спутник перестал нас любить, даже если он с безразличием смотрит на нас, как будто мы больше не существуем, будем знать, что мы сохраняем нашу цену, потому что Бог по-прежнему любит нас. Жалок предающий Вас человек, потому что он не видит опасности, которой он себя подвергает, и богатства, которое теряет.

Каждое человеческое существо — единственное и неповторимое в мире. Неповторимы его черты, его голос, его дарования. Неповторимы его гены, его наследственность. Единственна его судьба, единственно его видение мира. Каждый человек, оттого что он личность, — целый мир сам по себе. Потому он незаменим. И это очевидно не только для Вас. Это истинно прежде всего в очах Бога, видящем в каждом из нас Свой образ и Свое чадо. Потому, какие бы беды ни пришли, пусть даже смерть, — с нами Бог. В вечности мы встретим Того, Кто заступится за всех, кто явил доверие Богу и мужество в верности Ему перед людьми. «Бог никогда не оставляет Своих друзей» — таково свидетельство всех святых, самых мудрых и самых добрых людей. А Его друзья — это те, кто не боится утверждать, что они христиане, кто не краснеет из-за Него перед другими, кто не молчит, когда Он подвергается оскорблениям. Его друзья также те, кто среди испытаний и скорбей продолжает веровать в Его укрепляющее присутствие. «Может быть, одно из самых больших оскорблений, какое только можно нанести Ему, — говорят святые отцы, — усомниться в Нем, в Его неколеблющейся любви к нам». Всякий, кто прожил жизнь в верности Ему, знает, что Его любовь не обманет.

Дорогой отец Александр! Вы очень вразумительно пишете о трех главных лжепророках — Ницше, Фрейде и Марксе, — оказавших роковое влияние на историю человечества в минувшем веке. И не только в минувшем. Но вот один мой, весьма либерально настроенный, знакомый, поклонник так называемого «актуального, концептуального искусства», пытаясь научить меня уму-разуму, все время ссылается на некоего Маркузе, называя его «явлением», тем, кто говорит в самую точку о проблемах современного человека. Заранее подозреваю вредоносность и этого «великого», которого, по словам моего знакомого, давно пора реабилитировать так же, как и «не понятого в свое время маркиза де Сада». Не могли бы Вы кратко рассказать об этом «явлении»?

Александр Виноградов, г. Москва

В своем роде, это действительно явление. Соедините Ницше, Фрейда и Маркса, «давление» на человеческую личность всех общепринятых табу с «классовым угнетением», и вы получите Маркузе. Чего он хотел? Показать, что противостояние, установленное Фрейдом между «либидо» (половым инстинктом) и «цивилизацией» отныне преодолено. Может быть, это противостояние имеет смысл в самых редких случаях. Но оно ничего не значит, там где речь идет о большинстве людей. «Либидо» не обязательно должно иметь «репрессивное» развитие, и эрос наконец может расцветать в полноте. Уже более не взрываться вследствие его подавления в «садистских и мазохистских оргиях». Но заполнить всю личную и общественную жизнь человека. «Тело, которым уже не будут пользоваться лишь как орудием труда, будет «ресексуализировано»». «Половой инстинкт будет не только освобожден, но преображен, — пишет он в работе «Эрос и цивилизация», — и это преображение приведет к эротизации всей человеческой личности». Неудивительно, что Маркузе открывает дорогу литературе, воюющей против целомудрия, полной нелепых антихристианских выпадов и мерзостей. Благодаря его влиянию из «ада» библиотек извлекается маркиз де Сад — для массовых дешевых переизданий. Сад хотел возвратить цивилизованному человеку «силу примитивных инстинктов», наполнить всю его жизнь любовными фантазиями. Он полагал, что здесь и только здесь может родиться подлинное равенство, столь вожделенное для мира. «Христианская мораль, с которой — следует это со стыдом и отчаянием признать — мы до сих пор не в состоянии покончить, — настоящая каторга, — писал он. — Против нее восстают все, какие только можно вообразить, ненасытные аппетиты тела. Сколько надо еще выть, неистовствовать, плакать, прежде чем грезы любви станут легко доступными — прекрасным образом свободы?»

Почему сегодня так популярны эти издания? Потому что, как утверждают их популяризаторы, нигде нельзя найти более замечательного определения свободы, реальной и абсолютной. Свобода — это отвержение какого-либо ограничения. Это уже не власть выбирать, это сила, опрокидывающая всякий выбор, потому что она признает только один путь — «силу примитивных инстинктов». Создатели «новой концепции» ясно осознают цель, которую они преследуют. Если государство ставит преграды для «свободной любви», тормозит ее, следует ли, говорят они, удивляться тому, что современная форма революционного движения — это эротическая литература? Подлинными пропагандистами «нового мирового порядка», подлинными «апостолами» совершившейся революции — переворота духовных и нравственных ценностей — оказались авторы непристойных сочинений. Читать эротические книги, распространять их, писать их — это значит готовить мир завтрашнего дня, пробивать пути для «нового человека». Важнее всего для них насадить «новое сознание» в СМИ, в университетах, в школах, в детских садах. Чтобы всех освободить, всех сделать учениками и проповедниками новой «подлинной свободы». Им надо сложить в одно помойное ведро все традиционные духовные ценности, всякую нравственность, всякое «воспитание» и всю культуру. И насадить то, что они с гордым вызовом называют антироманом, антитеатром, антимузыкой, «концептуальным искусством», распадом звуков и цветов, и человеческой личности. Одним словом, «контркультуру», антикультуру. Ибо, утверждают они, их шедевры освобождают мир от всех его прежних иллюзий, обнажая «правду жизни» до последних глубин. До ничем не ограниченной свободы. Новые поколения должны встречать трудности, не следуя никаким образцам. Каждый индивидуум должен устремляться к единственному — к «абсолюту себя».

Их главная цель — войти с этой «контркультурой» в Церковь. Потому мы не устанем повторять: антикультура уготовляет приход антихриста.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *