Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — сентябрь 2013 г.

Дорогой отец Александр! Хорошо, что из проповеди в проповедь Вы напоминаете, что хуже всего всегда, а сегодня как никогда, — уныние. Это сдача без попыток какого-либо сопротивления всех наших, в том числе духовных позиций. Благодарим Вас за то, что Вы призываете нас не забывать о самом существенном: мы — Церковь новых мучеников и исповедников. И что бы ни происходило, мы победим.

Сергей Полушин, г. Мурманск

Да, мы уповаем на неодолимое заступничество наших святых. Но дар, как известно, всегда означает ответственность. Бог спросит больше с тех, кто больше получил от Него. Наш народ получил победу в прошлом веке в войне с сильнейшим и злейшим врагом, но что осталось сегодня от этой победы? Не произойдет ли нечто подобное с дарованным нашей Церкви подвигом новых мучеников, если мы окажемся неспособными сохранить и упрочить этот дар? Вот главная опасность, в которой мы сегодня находимся: наш народ большей частью — вне знания, и даже многие из тех, кто в Церкви, в забвении об этом чуде, в утрате духовного измерения жизни. Есть такая опасность — возвращение к языческой тьме, как говорит апостол Петр: «Пес возвращается на свою блевотину» (2 Петр. 2, 22). Увы, эти слова могут относиться не только к отдельному человеку, но к целому народу. Если мы забываем Бога, как это было в течение семидесяти лет большевистского пленения, тогда последнее зло становится для нас горше первого.

 

Отец Александр, некоторые говорят, что Вы воспринимаете все происходящее чрезмерно апокалиптически, в то время как разумнее иметь более взвешенный подход, то самое «чувство равновесия», к которому Вы всегда призываете. Хотя, глядя на то, что происходит в мире (например, принятие во Франции закона об усыновлении детей гомосексуалистами), трудно сохранять это «чувство равновесия».

О.В. Шальнова, г. Владимир

Что касается «чувства равновесия», мы должны вести себя с полным доверием Богу в самых предельных обстоятельствах. Это означает, как говорили древние монахи: если бы мы с несомненностью знали, что завтра будет конец света, мы должны были бы не только молиться и каяться, но спокойно исполнять свои повседневные обязанности — пилить дрова, печь хлеб, одним словом, в руки Божии до конца предавать все происходящее с нами.

Но речь сейчас идет все-таки о другом. То, чему мы являемся сегодня свидетелями, это не просто что-то бесчеловечное, как захватническая война, как чума, как нацизм или большевистская революция. Это нечто сверхчеловеческое, инфернальная война против Бога, война на полное уничтожение человека, сражение бесов против ангелов, черная месса, нацеленная на то, чтобы перевернуть вертикальный порядок небес, вытеснить небесную иерархию в человеческих душах бесовской. Есть во всем этом что-то превосходящее человеческое разумение. Каким страшным, оказывается, может быть мир!

Но мы не должны никогда забывать, что этот мир дан нам, чтобы мы, живя в нем, обрели спасение. Какие бы мерзости и ужасы в мире ни происходили, это единственное время, которое дается нам, чтобы спастись. Глубину богатства человеческой души трудно измерить, ибо ее нынешнее поражение — оглушительно, смерть — ужасна, безумие — логично. Но мудрость и духовное мученичество принадлежит тем, кто среди всего этого может выжить.

Мы нуждаемся в апокалиптическом восприятии мира. Человечество вступает в последний апокалиптический период. Всякий, кто не обретет апокалиптического сознания, не выживет — ни физически, ни духовно. Очень трудно сформулировать этот тип сознания. Мы по-прежнему живем по той же человеческой логике, по которой жило человечество на протяжении столетий. Имея большие или малые предпосылки, мы, как обычно, делаем заключения, согласно хорошо устоявшимся нормам человеческой мудрости, забывая, что война идет в пространствах, в которых не только логика или разум, но даже конкретные факты порой перестают иметь значение. Такую силу взяло зло. Время действовать Господу, разорили закон Его. Первые христиане напряженно ожидали Второе Пришествие Христово во время своей жизни, не потому что ошибались в сроках, а потому что ощущали постоянную близость Господа. Сегодня среди некоторых верующих, особенно это распространено в Западной Церкви, считается дурным тоном говорить о конце света. Но Спаситель предупреждает «Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными» (Лк. 12, 45—46).

 

Мой вопрос определяется двумя всем известными явлениями. Во-первых, крещеные у нас почти все, а верующих мало. Во-вторых, в последние годы Россия быстро перешла из одной ситуации в другую: вместо прежнего госатеизма — беспрецедентная пропаганда греха. Естественно, перед Церковью стоит неотложная задача просвещения миллионов. Вы уже не раз писали в «Русском Доме» по этой проблеме, но хотелось бы, чтобы Вы высказали свое мнение о некоторых основных принципах ее разрешения: что можно и что нельзя в этом святом деле. Потому что шапкозакидательство кураевых, как видно на многих православных сайтах, вызывает у большинства только недоумение и иронию. Особенно возмутило недавнее заявление известного протодиакона-миссионера о том, что после истории с панк-группой в храме Христа Спасителя значительно меньше людей стало ходить в Церковь и помогать ей. Как будто мы должны быть не просто человекоугодниками, но бесоугодниками, чтобы понравиться всем. Как будто не из одного центра было организовано это гнусное плясание и клеветы на Церковь, и дискредитация ее в СМИ.

Александр Случевский, г. Москва

Нелегко в немногих словах ответить на подобный вопрос, потому что миссионерство, духовное просвещение народа — процесс сложный, требующий, как справедливо говорят сегодняшние миссионеры, постоянного переосмысления и адаптации с учетом времени, в котором мы оказались, культуры, среди которой должно сеяться слово Божие.

Однако есть твердые опорные пункты, заботливо оставленные Христом Церкви. О них напоминает нам известное Евангелие о посланничестве двенадцати учеников. Я имею в виду Евангелие от Марка, глава шестая, стихи с седьмого по тринадцатый. Эти опорные пункты, наверное, не говорят всего о современной проповеди миру, но они указуют Божиим перстом на духовные реальности, о которых нельзя забывать, когда мы хотим передать другим веру, принятую нами даром и придающую смысл нашей жизни.

Во-первых, должно быть единство проповедников друг с другом. Христос посылает учеников на проповедь по двое. Несомненно, для того, чтобы они могли взаимно помогать друг другу в пути, вместе радоваться успеху и утешать друг друга среди поражений. Но главным образом потому, что свидетельство нескольких более убедительно, чем свидетельство одного. Не зря древняя пословица гласит: один свидетель — не свидетель. Чтобы оценить качество свидетеля Христова, надо проверить, говорит ли он и действует от себя или в согласии с другими, с традицией и духом, унаследованными Церковью. «Золото приняли, золото передайте».

Во-вторых, необходимо отвержение всякого зла и нечестия. Христос заповедует Своим ученикам отвергаться нечистых духов и дает им власть над ними. Эта заповедь может показаться кому-то устаревшей, несовременной, потому что кто сегодня изгоняет нечистых духов так, как это было в древние времена? Но если глубже вникнуть в значение слов Христовых, можно увидеть, насколько они актуальны. Нечистые духи, о которых говорит Христос, обнаруживают себя не только в окружающей нас со всех сторон рекламе греха, но и в наступлении на Церковь агрессивной лжекультуры: то в богохульном перфомансе, то в упомянутой Вами кощунственной пляске среди святынь, то даже в рок-концерте приглашенного в духовное учебное заведение модного музыканта, намеренно смешивающего истину с ложью. Неудивительно, что эти нечистые духи сегодня как никогда гнездятся в человеческих сердцах, отвергающих покаяние. Господь дает власть Своим ученикам так произносить слово спасения, чтобы слушающие их действительно покаялись, отверглись всякой нечистоты. Заниматься миссионерством значит призывать принимающих благовестие Евангелия созидать в себе сердце новое, подобное сердцу Христову.

В-третьих, не должно полагаться на богатство и власть. Господь «заповедал им ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха: ни сумы, ни хлеба, ни меди в поясе». У подлинного миссионера руки пусты. У него нет иного богатства, кроме богатства любви и красоты Благой Вести, которую он предлагает. Речь не идет об отказе от современных средств, полезных для распространения проповеди. Но Господь подчеркивает, чем должен быть наполнен проповедник, поскольку он должен нести Божественное просвещение. Нет необходимости быть богатым и рассчитывать на поддержку богатых и сильных мира сего. Необязательно быть увешанным дипломами и обладать самым изощренным ораторским искусством, чтобы проповедовать Христа и Его Евангелие. Прежде всего, значение имеет качество сердца.

В-четвертых, не должно быть прозелитизма. Это слово мы привыкли употреблять по отношению к инославным экспансиям. Но оно может касаться и нас, особенно там, где слепое подражание их методам. Христос говорит Своим посланникам не настаивать сверх меры, когда их не хотят слушать. В подобных случаях они должны идти проповедовать в другое место. Проповедь Духа истины — «а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3, 17) — должна быть принята в совершенной свободе. Бог не навязывает ничего, но Он предлагает много. Ученики Христовы должны это знать.

И наконец, в-пятых, значение имеют не только слова. Этот завет Господа должен быть в основании всего. От нас требуется не только проповедовать, но жизнью своей являть то, что свидетельствует о истине, которую мы возвещаем. «Они пошли и проповедывали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных исцеляли». Вот, несомненно, царский путь миссионерства. Дела просвещают больше, чем слова. Это не означает, что слова не нужны, но показывает, где их предел. Чтобы заниматься миссионерством, недостаточно говорить. Господь благословляет Церковь и рассчитывает на нас, что мы будем просветителями мира. Но прежде всего в том окружении, где мы живем. Будем благодарить Его за доверие, которое Он оказывает нам, и молить, чтобы мы не оказались недостойными Его свидетелями, лжесвидетелями, потому что, как говорит святитель Кирилл Иерусалимский, так происходит всегда, когда наша жизнь не соответствует святым словам, которые мы проповедуем.

протоиерей Александр Шаргунов

сентябрь 2013 г.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.