Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — октябрь 2013 г.

«Молитесь, молитесь, молитесь», — без конца говорят нам священники. Но если Бог Всемилостив и знает все наперед, для чего молиться? И еще один вопрос. В Евангелии мы видим, что Христос непрестанно и подолгу молится. Но ведь Христос — Бог. Зачем Ему-то молиться?

В. И. Андреев, г. Волоколамск

Оба Ваши вопроса об одном и том же. Разумеется, Христос как Бог не должен был молиться. Но Христос не только Бог, Он человек, как мы, только свободный от греха. Как человек, Он испытывал потребность в молитве, чтобы иметь непрестанное общение с Небесным Отцом и испрашивать у Него помощи в деле, которое Он совершал. Это общение для Христа как для человека было источником неизреченной радости и вдохновения. Оно было прервано, как говорят святые отцы Церкви, на краткое время, когда Христос, как представитель всего грешного человечества, вознес на Крест тяжесть грехов мира. Тогда безгрешный Сын Божий стал, как говорит апостол Павел, клятвой за нас. Он привлек на Себя все громы и молнии Божественного правосудия против грешного человечества. И под тяжестью греха, отделяющего человека от Бога, Он увидел Себя оставленным Богом. «Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил?» — такова была в этот час Его молитва.

Христос молился. Он молился, чтобы насытить пятью хлебами пять тысяч, и после этого, удалившись от всех, среди ночи молился за Своих учеников, которые остались одни, сражаясь против бушующих волн, грозящих им гибелью. Он молился за весь мир. Христос молился не только в такие минуты, но всегда. В эту особенную ночь Он ощущал такую потребность в молитве, что, как сказано в Евангелии, почти до самого утра пребыл в ней.

Христос молился. И Он учит нас, чтобы мы, верующие в Его имя и именующие себя христианами, подражали примеру Начальнику нашей веры. Мы должны молиться. Если мы ощущаем потребность в общении с другими людьми, которых мы любим, даже если они находятся на другом конце света, и бываем счастливы, слыша их голоса по телефону, насколько большую должны мы ощущать потребность в общении с Богом — со Всевидящим, Всемилостивым нашим Отцом Вседержителем! Средство общения, духовный телефон — молитва. Живя на земле, в любой час, в любую минуту мы имеем возможность общаться с Богом. Наш голос, и не только голос, но и воздыхание сердца, в котором наше алкание и жажда встречи с Богом и любовь к Нему, проходит через звезды, через галактики и достигает престола Божия — когда мы молимся. И Бог отвечает нам с небесной высоты. Он отвечает тихим гласом, который слышат искренне верующие в Него и молящиеся Ему, ибо Он хочет их слышать. Это не самообман, не фантазия, это реальность, которой верующие во Христа живут во все века.

Сила молитвы неизмерима. Люди, которые были безнадежно больны и которым не могли помочь лучшие специалисты ни у нас, ни заграницей, получали исцеление. Как? Через горячую молитву болящих или молитву их друзей и родственников. Люди, которые терпели кораблекрушение, сражаясь с дикой стихией, находясь в опасности утонуть и стать пищей для акул, были спасены. Как? Молитвой. Так же, как Петр, вскричавший: «Господи, спаси меня!», когда увидел вздымающиеся над головой волны. Он стал тонуть, но рука Христа поймала его и спасла его. Таким же образом люди, оказавшиеся в смертельной опасности, были спасены. Они молились и взывали к Богу, и Бог спас их. И теперь, с кем бы они ни встречались, они возвещают величие Божие.

Христос молился. Он провел всю ночь в молитве. А что делаем мы, за исключением немногих душ, любящих молитву и целые часы проводящих в молитве, плача о грехах своих? Многие, большинство, делают противоположное этому. Они проводят целые часы, слушая радио, сидя перед телевизором. Они тратят целые часы в разговорах о политике, в сплетнях, в обсуждении непристойностей. Они проводят целые ночи в ночных клубах, возвращаясь оттуда с опустошенной душой и разбитым телом. Часы, ночи и дни отдаются диаволу, но ни одного часа, ни даже нескольких минут — Богу. Человек, который не молится и не говорит от всего сердца: «Слава Богу!» или «Господи, помилуй!», уверяют нас святые отцы, недостоин называться человеком.

«Дорогие братья и сестры! — сказал великий чудотворец наших дней святитель Иоанн Шанхайский. — Будем молиться, как Христос учит Своим словом и Своим примером, и нам тоже дано будет увидеть чудеса в нашей жизни. И самое главное чудо — Бога, ставшего человеком, Его Крест и Воскресение».

 

Когда мы переживаем трудные времена, когда мы видим людей, которые бьются как рыба об лед в почти невыносимых обстоятельствах — достаточно вспомнить об унижении миллионов наших соотечественников, оказавшихся не по своей воле навсегда отрезанными от своей родной земли в Средней Азии, на Кавказе, в Прибалтике, о массовых убийствах в октябре 1993 года невинных людей, о детях, отдаваемых на продажу и проституцию, о всех ужасах и мерзостях, происходящих сегодня на наших глазах, которые невозможно перечислить, — тогда наш взор невольно обращается к Богу, и мы спрашиваем: «Где Ты? Что Ты делаешь? Или Ты не видишь, в каком аду мы находимся? Ты Всемогущ. Тебя зовут Всевышним, Всесильным. Почему Ты молчишь? Почему Ты отсутствуешь? Почему Ты бездействуешь? Боже, почему Ты спишь?» Сколько было на протяжении истории великих святых чудотворцев, которые «верою побеждали царства». А разве Ты, Господи, не Чудотворец всех чудотворцев?

О. Зубова, г. Томск

Вопрос старый как мир. Этот вопрос задавали во времена земной жизни Спасителя Его ученики, даже по Его Воскресении. Христос возвестил о скором наступлении Царства Отца Небесного. Но оно медлило придти. Где был Бог? Что Он делал? Почему Он не вмешивался более решительно, чтобы Царство Божие заполнило весь мир как сильный ветер Пятидесятницы, охвативший апостолов в день рождения Церкви в Иерусалиме? Господь отвечает на эти вопрошания. Бог всегда присутствует в мире, и Он неутомимо действует в целях насаждения и роста Его Царства. Но это необязательно происходит так, как хотели бы Его ученики.

Образ действия Бога — таинственный, сокровенный, часто приводящий нас в растерянность. Его действие в мире и в Церкви подобно тому, как Он осуществляет это днем и ночью, час за часом с зерном, посеянном в землю, и зерно возрастает, принося плод в свой срок. Возрастание Царства не перестает, но оно совершается во мраке, в глубине сердец, и чаще всего там, где смирение, нищета и немощь. Внешне это неразличимо. Требуется очень глубокий взгляд, чтобы увидеть. Необходимо видение веры.

Мы часто мечтаем о Боге, Который направлял бы Свои действия согласно с нашими. Нам хочется, чтобы все было быстро и ярко. Но Бог сокровенен, Он предельно уважителен к нашему выбору. Он редко обнаруживает Себя явно среди волнующих нас событий. Он не такой Чудотворец, каким мы желали бы Его иметь. Он действует в сокровенности сердец на протяжении всего времени, отпущенного нам, не насилуя ничью свободу. Он заботится здесь и там о самых малых подробностях нашей жизни, которые позднее возрастут, и только позднее принесут много плода.

Потому мы должны научиться быть терпеливыми в наших отношениях с Богом, и мы должны жить надеждой. Надо научиться давать возможность Богу трудиться согласно Его замыслу. Надо согласиться с тем, что мы не всегда сможем увидеть собственными глазами то, что Он осуществляет. Надо верить, что Он уготовляет для нас великое и неисследованное. Надо научиться слышать Его голос среди молчания, замечать Его действия среди полного мрака и узнавать Его присутствие среди самых малых и самых смиренных людей. Это можно было видеть в том, что пережила наша Церковь в минувшем веке и в том, что она переживает сейчас. Сколько раз у нас было ощущение, что Церковь постоянно теряет — теряет время, теряет территории, теряет влияние. А Бог смотрит на это, не вмешиваясь. Может быть, Он оставил нас?

Слово Божие и все святые уверяют нас в Его постоянном присутствии, деятельном и плодоносном, несмотря ни на какую внешнюю видимость. «Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он» (Мк. 4, 26—27). Бог возращает семя, когда мы спим и когда мы трудимся. И днем, и ночью Церковь — Его Церковь — созидается, Его Царство раскрывается, и мы не слишком знаем как. Веруем ли мы этому? Тверда ли наша вера? Будем молить Господа, чтобы была дана нам благодать исповедовать веру апостолов и всех святых, которая есть также и наша вера.

 

Мы помним, как в свое время Достоевский называл наш народ народом-богоносцем, призванным к просвещению других народов. С какой гордостью превозносилось великое смирение русского человека! И вот теперь мы видим, как Господь поистине крепко смиряет. Мы дошли до последней черты. Дальше некуда. Как поверить в возможность восстановления всего разрушенного? На что реально надеяться?

Л. В. Малышев, г. Егорьевск

Реально есть только одна надежда. Народ, заключивший более тысячи лет назад завет с Богом в крещенских глубинах Днепра, покается (покаяние — второе крещение) и возвратится к своему первому призванию, к своей первой любви. Придет день, когда Россия, подобно Савлу-гонителю по дороге в Дамаск, будет объята небесным светом и услышит голос: «Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна». Восстань, омойся от грязи, обезобразившей твой лик, восстанови покаянием, воздыханием сердечным твой завет с Богом.

Россия пала очень низко. Ниже всех других народов (не об этом ли пророчествовал святой праведный Иоанн Кронштадтский?) из-за своей гордости и превозношения. Не осталось ничего, чем можно было гордиться. Но по-прежнему неистребима надежда. В своем уничижении и отчаянии Россия вспомнит о Боге и возопиет к Нему. И Пресвятая Богородица придет спасти ее Своим Покровом. Наша Родина вновь обретет свое призвание. Как в годы недавних небывалых гонений, она снова станет местом величайшего излияния Святого Духа. И ее благовестие будет распространяться во всем мире. Остается по-прежнему только один вопрос: Россия, верна ли ты своим крещенским обетам?

 

Церковь молится — мы слышим в храмах постоянно это прошение — «о здравии и спасении», не отделяя одно от другого. Увы, многие молящиеся отделяют. И в этом, наверное, коренная причина всех наших бед. Разве не говорит Господь каждому исцеленному: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже»? В то же время больные обращаются за помощью не только в Церковь, но и к врачам.

Л.И. Рогова, г. Псков

С точки зрения медицины, мы говорим об исцелении, когда констатируем, что жалобы, симптомы, разного рода отклонения исчезли. Больного ничего не беспокоит, врач не находит признаков болезни. Но исцеление не всегда возможно. Следует даже сказать, оно бывает только время от времени. Медицина может только подлатать. Речь идет прежде всего о выяснении состояния здоровья, о диагностике, и только потом — о помощи. Более о поиске приемлемого компромисса, нежели о полном исцелении. Это «исцелить» означает одновременно намного меньшее и намного большее, чем просто исцеление. Больные не всегда ищут исцеления именно в таком смысле. По мере того как болезнь становится все более серьезной, сознательно или бессознательно больной ищет скорее приспособления к новым условиям, восстановления равновесия, нарушенного недугом, внутреннего единства с самим собой. Он ищет скорее спасения, чем исцеления. Исцеление и спасение могут не совпадать. Исцеление не гарантирует спасения. Быть спасенным не означает физического, психического или социального благополучия. Можно быть спасенным, несмотря на физические, психические или социальные страдания. Спасение означает, что человек признает страдания и поражения как часть жизни. Спасение превосходит благополучие или физические, психические и социальные страдания. Это духовное благополучие. Внешние обстоятельства могут способствовать спасению, но зависит оно от самой личности человека, от его восприятия болезни и здоровья, которые открывают или не открывают ему новую реальность. Об этой новой реальности и молится Церковь, произнося прошение «о здравии и спасении».

протоиерей Александр Шаргунов

октябрь 2013 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.