В мире отчаяния и смерти

Слово в день отдания праздника Пасхи

Христос воскресе!

Во всех концах земли вся Церковь сегодня исполнена ликования. Но пристало ли так радоваться в мире отчаяния и смерти? Возрадуемся и возвеселимся! Глядя на всеобщую деградацию нравов, поэт написал: «не человечество — бесчеловество», а многие философы и публицисты рассуждают о «самоубийстве человечества», потому что у человечества появилась сейчас реальная возможность совершить коллективное самоубийство. Кто может с уверенностью отрицать, что история человечества приблизилась к концу?

«Возрадуемся и возвеселимся», — поем мы, и это в то время как у нас в России большая часть населения — «за чертой бедности». Возрадуемся и возвеселимся — в то время как пьянство, наркомания ежегодно уносит сотни тысяч жизней. Возрадуемся и возвеселимся — в то время как в России официально зарегистрировано более двух миллионов сирот и более четырех миллионов беспризорников. И, как минимум, семьдесят процентов беременностей заканчиваются абортами. Возрадуемся и возвеселимся — в то время как в нашей стране — семьдесят процентов крещеных, а причащаются только три-пять процентов. И большая часть интеллигенции, как и раньше, стоит спиной к Церкви.

В самом деле, нет причин поднимать победные флаги. В утро Пасхи несколько жен, взявшие с собой миро и ароматы, увидели только пустой гроб. Когда два апостола в свою очередь поспешили ко гробу, они увидели только плащаницу и свернутый плат в углу. Эти два простых предмета как будто были оставлены здесь кем-то в спешке. Как бы нет материала для исследования. Если Христос действительно воскрес, как Он возвещал, это событие проявляется слишком скромно.

Но Христос остается смиренным и в Воскресении. Нет кричащего торжества. Это потом переполненные храмы будут заполняться ликующими криками верующих. И праздник Пасхи всегда будет самым великим праздником. Без Воскресения Христова нет христианства. Оно — в сердце христианской жизни. Оно придает смысл всей истории мира. Благовестие о победе Божией из века в век, как радостная волна вечности, проходит через род человеческий, достигая и нас.

На иконах Воскресения мы видим Христа во славе, повергающего на землю стражу из воинов, — со знаменем победы в руке. И Церковь торжествующе поет: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его». Евангелие же сообщает о многочисленных явлениях Христа Живого. Он одновременно — Тот же с реальным человеческим телом, в котором нет ничего призрачного, и одновременно совершенно другой — с телом, имеющим неизвестные свойства. Эти явления засвидетельствованы теми, кто Его видел (Мария Магдалина), теми, кто ел и пил с Ним (апостол Фома и все апостолы), теми, кто ходил с Ним (двое путников по дороге в Эммаус). Самое потрясающее, вне сомнения, — то, что эти свидетели отдали свою жизнь за Воскресшего. Могли ли они лгать всю жизнь, зная, что их свидетельство приведет их к казни?

В глазах верующих самое явное доказательство — такое же соприкосновение с этим событием спустя две тысячи лет. При первом явлении Господа с трудом можно было насчитать пятнадцать свидетелей Воскресения. Через неделю их было пятьсот. Через месяц — несколько тысяч объединились вокруг имени Христова. Через несколько лет число христиан достигло нескольких миллионов. Они распространились по всей Римской империи во всех городах, во всех деревнях, во всех портах. Все было против них — боги, императоры, философы, священники, законы, суды, звери на арене цирка. У них не было ни власти, ни денег, ни оружия, но они побеждали сердца богатых и бедных, могущественных властителей и рабов. Они утверждали в один голос, что Христос не остался тлеть во гробе. Сегодня, среди возрастающего зла, миллионы людей продолжают нести миру Благую весть Воскресения. И мы вместе с ними свидетельствуем: «Христос воскресе!»

протоиерей Александр Шаргунов

23 мая 2012 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: