О истинном исповедании веры

Неделя памяти святых отцов Первого Вселенского СобораВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Продолжается наш праздник Вознесения Господня. В оставшиеся дни в течение этой седмицы Святая Церковь призывает нас молитвенно готовиться ко дню Пятидесятницы, когда впервые после долгого перерыва мы воспоем «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины». Дай Бог, чтобы мы приняли утешение истины от Духа истины, потому что человек ничем не может утешиться, как только истиной. И он только тогда становится человеком, когда причастен истине. А в мире существует много лжи и греха.

Сегодня у нас память святых отцов Первого Вселенского Собора, состоявшегося в 325 году в Никее. После того, как императору Константину Сам Господь явил знамение Креста на небе и сказал: «Сим побеждай», тот прекратил гонения на христианскую Церковь, длившиеся почти три столетия. И сатана, видя, что ему не удается уничтожить Церковь физически, стереть ее с лица земли, делает все, чтобы разрушить ее изнутри лжеучениями.

Первый Вселенский Собор отстоял, прояснил и утвердил православную веру. В то время появились лютые волки, не щадящие стада, как говорит сегодня нам апостол Павел (Деян. 20, 29), которые вышли из среды самих христиан. Дух Святой собрал святых Божиих людей на Собор, так чтобы истинные Христовы учителя могли быть увидены и отделены от ложных. Это были особые, богоносные люди, ибо в них жил Христос и сияние Христово отображалось в них.

Достаточно упомянуть трех из наиболее известных отцов Первого Вселенского Собора, чтобы мы могли представить, какими были остальные отцы. Прежде всего, святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских — «правило веры и образ кротости» — который заушил нечестивого Ария, потому что эта ересь угрожала спасению людей, всего человечества. Святитель Спиридон, епископ Тримифунтский, который во удостоверение непостижимого соединения в Святой Троице трех ипостасей взял строительный камень, плинфу, и благодатью Духа Святаго из этого простого кирпича, кверху взметнулось пламя, вниз пролилась вода, а в руках у него осталась глина. Благодаря его благодатному слову непостижимые тайны Пресвятой Троицы стали ясны языческому философу. И был там святитель Афанасий Великий, вся жизнь которого — непрестанные ссылки и изгнания. Были времена, когда только он один из всех епископов оставался православным, потому что все остальные епископские кафедры были заняты еретиками-арианами.

Многие из святых отцов прибыли на Собор, неся на своем теле раны, полученные ими во время недавних гонений на веру Христову. Например, святой Пафнутий исповедник. Мучители вырвали ему глаз, требуя отречения от Господа. Эти люди могли свидетельствовать о свете, потому что они были бесстрашны в стоянии за истину в годы гонений. Они могли свидетельствовать о свете, потому что видели свет истинный, свет Христов. И этот свет истины, как мы сказали, запечатлевался на их лицах и в их речах.

Они воистину были верны до конца Тому, Кто принял крестную смерть ради нашего спасения, были причастны всем тайнам веры. Они были просвещены самой истиной. Исповедание спасительной Божественной истины, которая запечатлена в Символе веры, их устами произносил Сам Дух Святой.

Вот об этом мы будем помнить всегда, какою ценою обретается истинное богословие. «Отдай кровь и прими Дух», — как говорят святые отцы, прежде чем говорить о том, о чем можно говорить только в Духе Святом. А не то, что мы можем, к сожалению, часто наблюдать в богословии, людей очень образованных, хорошо говорящих и обладающих не только гибким умом, но, как говорится, и гибкою совестью. Когда одно сочетается с другим, ум становится слепотствующим в исповедании догматов. Уста еще произносят, как будто, те же самые истины, но они не могут передать эту истину другим людям.

Именно о еретиках святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит известные слова, что это были люди часто гениальные по уму своему, но страстные в аскетическом смысле этого слова, то есть, подверженные самому главному греху, в котором присутствуют все грехи — гордыне. Свой ум они ставят выше разума Церкви, а, как сказал апостол, Церковь имеет ум Христов (1 Кор. 2. 16).

Мы слышим сегодня в Евангелии первосвященническую молитву Спасителя. Она воистину исполнилась на святых отцах Первого Вселенского Собора. «В том вечная жизнь, — говорит Господь, — да знают Тебя Единого истинного Бога и Посланного Тобою Иисуса Христа». Не плоть и кровь открывают человеку это знание, по свидетельству Спасителя апостолу Петру, а Отец, Сущий на небесах (Мф. 16, 17). Только неложное, непрЕлестное знание Бога, которое никто не может дать, кроме Бога, дает Церкви вечную жизнь, для которой созданы все люди и которую Церковь должна донести до всех людей. Прежде чем проповедовать истину и спасать людей истиной, Церковь — те, кто принадлежат ей — должны сами познать истину не одним умом, но ощутив в себе дыхание Божественной жизни. И со страхом и трепетом, с радостной готовностью ничего не пожалеть, только бы не утратить этого дара, свидетельствовать о присутствии Единого Истинного Бога в своей личной жизни. И если есть присутствие Его в нашей личной жизни, то она становится связанной с жизнью других людей.

И мы понимаем, что смысл нашей жизни, пребывания в Церкви заключается в том, чтобы сохранить эту истину и донести ее до всех людей, потому что она принадлежит всем — и тем, кто в Церкви, и кто еще «не двора сего» (Ин. 10, 16). Истина — это любовь, которая рождается от познания вечной жизни, познания Бога.

Без любви нет Церкви. Апостол Павел сегодня говорит Ефесским пастырям: три года я день и ночь со слезами проповедовал вам о Христе (Деян. 20, 31). Почему же он со слезами проповедовал? Потому что он видит: как бы ни был человек грешен, он создан для небесной жизни. И для него нет другого желания, как донести эту истину до каждого человека. Где умирает любовь, говорят святые отцы, там умирает дело Христово, там Церковь перестает быть Церковью.

И вот эта любовь, о которой сегодня Господь говорит в Своей первосвященнической молитве: «Я о них молю, не о всем мире молю, но о тех, кого Ты Мне дал, ибо они Твои». Неужели Господь не молится обо всех, а только о Своих учениках? Ученики Христовы, говорят святые отцы, — это добрая земля, на которой Небесным Сеятелем посеяно доброе семя. Если погибнет это семя, то весь мир зарастет дикой сорной травой. Поэтому необходимо смирение и мудрость: надо оградить вначале малое поле — то, с чего началась Церковь Христова, надо спасти то малое стадо, в котором присутствует Сам Христос, а потом уже можно идти дальше.

Сколько мечтателей было в человеческой истории и в Церкви, в том числе, таких, что горделиво предлагали осчастливить сразу весь род человеческий! Христос тоже пришел всех спасти. Но разница заключается в том, что проходило немного времени, и от обещаний этих мечтателей ничего не оставалось. Во всех этих лжеучениях была одна особенная черта: желание понравиться всем. И для этого надо было всем угодить. Для этого надо было создать другое христианство. «Православие не подходит современному человеку, — говорят враги православия, — оно слишком требовательно: посты какие-то, длинные богослужения. Надо все упростить, встать вровень с современными людьми. Приходите к нам, у нас все понятнее, приятнее, доступнее. Вообще, давайте объединимся, создадим одну общую религию, и сразу спасем всех».

«Не о всем мире молю» — говорит Господь. Так всемирный потоп был, несмотря на кажущуюся жестокость, проявлением Божией заботы о всем человечестве: чтобы спасти одну чистую ветвь, надо было отсечь все остальные ветви, которые настолько прогнили, что они могли заразить смертельной болезнью и эту единственную здоровую, и тогда все древо человеческого рода навеки погибло бы. Точно так же мы должны понимать истребление нечестивых языческих народов Израилем, о котором мы читаем в Ветхом завете. Если бы не сохранился в человечестве тот чистый, незамутненный в исповедании Богом данной веры остаток, о котором апостол Павел говорит (Рим. 9, 27), то не явился бы из него Мессия Христос, Спаситель всего рода человеческого.

Велико было развращение допотопных людей и язычников, но благодаря пришествию в мир Христа и для них среди беспросветного ада воссияла надежда. Вы помните, как апостол Петр говорит об этом. Христос, сойдя во ад, «находящимся в темнице духам проповедовал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению во дни Ноя, во времена строения ковчега» (1 Пет. 3, 19-20). И те из нечестивых людей, погубленных потопом или беспощадным истреблением богоизбранным народом, кто приняли проповедь покаяния, были спасены.

Судьбы человечества связаны с хранением истины. Все, что происходит в мире, все катаклизмы, потрясения, войны — все сводится к одному простому: насколько хранится истина в роде человеческом, настолько Господь хранит его. Поэтому так опасен всякий компромисс с ложью, якобы ради спасения всех, ради физического сохранения Церкви. И даже якобы ради Господа. Слово Писания отвечает таким людям: «Не говори: ради Господа я согрешил, потому что Он не имеет надобности в муже лукавом и грешном; то, что Он ненавидит, не должно делать» (Сир. 15, 11-12). Пока в мире будет хоть один человек, говорят святые отцы, до конца верный истине, мир еще будет иметь смысл своего существования.

«Не о всем мире молю» — молится Христос. Весь мир так Бог возлюбил, что Сына Своего Единородного послал, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (1 Ин. 4, 9). Христос молится о мире и умирает за этот мир. Но прежде всего Он молится за тех, кто принимают Его слово истины и веруют Ему. И Он молится о всех верующих в Него на всяком месте и во все века. И мы с вами охвачены этой молитвою Господней.

Господь видит опасность, которая исходит от мира для Церкви Его. «Сохрани их от мира» — молится наш Господь. Неужели Он хочет взять Своих учеников из этого мира, послать огненные колесницы, как послал пророку Илии, чтобы вознести их на небеса, чтобы они были избавлены от этого мира? Нет, Христос молится о другом. Он не молится о том, чтобы Его ученики могли избежать мира и его ненависти. С неизбежностью эта ненависть обрушится как на Христа, так и на Его учеников, потому что они не будут соответствовать понятиям этого мира. Мир, который лежит во зле и во лжи, и те, кто освящены Божией истиной, всегда будут противостоять друг другу. Воля Божия, воля Христова в том, чтобы мы взяли свой крест, а не сошли с него. И среди нас будут мученики, но каждый в свой черед, пока не завершится свидетельство.

Не молю о том, чтобы Ты избавил их от скорбей этого мира и от труда, и от креста — молит Господь — но о том, чтобы они были избавлены от неприязни, чтобы в этом противостоянии миру они могли победить, чтобы мир не победил их. И те, кого хранит Бог, будут всегда в безопасности, потому что кто может противостоять силе Божией! Под Божественным покровом будут всегда все, кто совершает служение Божие, кто стоит за истину. И в этот момент Спаситель обращается к Богу Отцу.

«Отче Святый» — говорит Он. Бога он называет Святым, то есть, Тем, Кто ненавидит грех. И Кто сделает святыми всех, кто Ему принадлежит и сохранит их от греха и от всякой лжи. «Сохрани их от зла» — говорит Он. «И избави нас от лукавого», — молимся мы Господу — защити от диавола искусителя, чтобы вера наша устояла. Спаси нас от губителя душ человеческих, сделай так, чтобы не было у нас смертельно опасного заблуждения, сохрани нас от зла мира сего. Не о том молится Господь, чтобы не было у нас скорбей и искушений, но чтобы мы сохранили свою веру в чистоте и непорочности, пройдя через все.

Сегодня мы, может быть, больше, чем когда-либо, нуждаемся в том, чтобы защитил нас Сам Господь. Мы погибнем, если Ты, Господи, не сохранишь нас. Но чем страшнее испытание, тем драгоценнее сияет истина, тем совершеннее радость. Сам Господь молится за нас, чтобы радость наша была совершенной. В этом смысл всего, что совершается в человеческой истории, в жизни каждого из нас. В этом смысл Его пришествия к нам. Бог желает, чтобы у нас была полнота радости, чтобы эта радость была у нас вовеки. Христос наша радость. И без Него всякая радость меркнет и становится быстро своею противоположностью.

Христос наша радость, и потому радостью нашей должен стать каждый человек, как для Него радость — каждый человек. И потому преподобный Серафим каждому приходящему к нему говорит: «Радость моя, Христос воскресе!» Оттого что Христос воскрес, это принадлежит всем людям. Каждый человек — радость для Господа, и для нас в Господе каждый человек должен стать радостью.

Потому апостол Иоанн Богослов говорит, и в этом заключается богословие святых отцов: «Для меня нет большей радости, чем видеть детей своих, ходящих в истине» (3 Ин. 1, 4). Аминь.

Божественная Литургия

протоиерей Александр Шаргунов

11 июня 2000 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: