Пассия — Евангелие от Марка

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Снова по милости Божией сподобляемся мы дара поклонения Кресту Христову и святое Воскресение Его восславить. Крест Христов говорит нам, как велик наш грех и каким должно быть наше покаяние. Крест выявляет грех в полноте, и всякий, кто идет крестным путем вслед Христу, должен до конца осознать свою греховность, чтобы принести ему совершенное покаяние. В этом смысл нашей жизни, нашего следования за Христом.

Мы видим выявление Крестом греха в полноте, когда приближается час тьмы, и Господь говорит на Тайной Вечери избранным из рода человеческого людям, лучшим Своим ученикам: «Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь». У них недостанет мужества сохранить верность Христу в заповеди Его, но все они по малодушию оставят Господа. В час испытания придут соблазны к ученикам Христовым. Невозможно не придти соблазнам, потому что они немощны, потому что нет еще в них крепости Божией, благодати Духа Святого. Мы с вами во святом крещении помазаны Духом Святым, но надо, чтобы этот дар раскрылся в нас осознанием, какой ценой мы получили его. И потому в этом мире, лежащем во зле, мы все проходим через искушения.

Искушения могут быть столь сильны, что даже великие подвижники могут претыкаться и падать. Наступает такая тьма, что никто не может устоять. «Если бы Господь не сократил тех дней, — говорит Христос, — не спаслась бы никакая плоть». И есть такие соблазны, которые касаются всех. «Все вы соблазнитесь», — предупреждает Своих учеников Христос. Хотя только один будет предатель, но оставят Господа все. Мы должны быть готовы к внезапным испытаниям, которые могут скоро открыться в самой предельной степени. Мы знаем из недавней истории Церкви, как неожиданно может начаться буря. Крест Христов может оказаться камнем преткновения для многих по видимости принадлежащих к Церкви. Но только Крестом Христовым спасутся те, кто любит Господа, даже если они будут терпеть поражение.

Так исполняется Писание: «Поражу пастыря, и рассеются овцы». Здесь речь идет о поражении Пастыря овцам великого в Его Крестных Страданиях и о рассеянии овец, Его учеников. Каждый из них будет спасаться, как может, и легче всего будет тем, кто дальше убежит от Креста. Во времена гонений враги будут поражать прежде всего пастырей Церкви, но только Крестом Своим Господь спасает всех и дает утешение, обещая собрать всех любящих Его в Своей победе. «По Воскресении же Моем предварю вас в Галилее, — говорит Он на Тайной Вечери Своим ученикам. — Вы оставите Меня, но Я не оставлю вас. Хотя вам не избежать падения, Я сделаю все, чтобы вы восстали, и мы встретимся в совершенной радости снова». Начальник нашего спасения знает, как собрать Своих воинов, когда все придет в полное смятение и рассеяние. Так действует всепобеждающая Крестная любовь Христова.

В том величие Христа, что Он знает людей в самом худшем их проявлении, и не перестает любить их. Он знает нашу человеческую немощь, Он знает, как несомненно то, что мы совершим грех и не сохраним верность Ему. Но Его знание не превращает Его любовь в горечь и презрение. У Него нет ничего, кроме любви к человеку, который ненавидит грех, но в немощи своей влеком диаволом ко греху. На Тайной Вечери Господь предупреждает о намерении диавола в отношении ко всем христианам. Господь сказал: «Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу». Диавол требует: «Дай мне искусить их, в особенности пастырей Твоей Церкви, и Ты увидишь, что стоят их заверения в любви к Тебе». Сатана хочет сеять христиан, чтобы они стали мякиной, а не пшеницей. Но сатана не может сеять их, пока Бог не даст ему позволения. Господь попускает этому быть, чтобы мы узнали, что наше стояние в заповеди и верности Господу может быть только по дару Божию. Чтобы через глубокое покаяние мы обрели совершенную любовь и сделались способными войти в Его Царство.

Без любви ко Господу не может быть покаяния, но наша любовь несовершенна. До тех пор пока она не заполнит все в нас, в час искушения мы неизбежно будем давать в сердце своем место диаволу. Пока мы не научимся этой тайне, говорят святые отцы, нашей вере все время будут угрожать две главных опасности: самонадеянность и беспечность, через которые диавол снова и снова будет одолевать нас.

С исключительной силой показывает нам это Господь на примере апостола Петра. Только апостол Петр в отличие от нас научился тайне любви, покаяния и смирения сразу и навеки. Апостол Петр знал, что он любит Христа, он никогда не сомневался в этом. И он думал, что своими силами сможет справиться с любой ситуацией. Он был уверен, что он сильнее, что он больше любит Христа, чем Христос думает о нем. Петру казалось, что он во всеоружии встретит искушение и лучше, чем кто-либо. «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь», — говорит он. Он согласен, что некоторые, и даже все, могут соблазниться, но только не он.

Каждому из нас, глядя на то, что произошло с первоверховным апостолом, следовало бы в таком случае сказать: «Если все могут соблазниться, есть опасность, что это случится и со мной». Господь дает особое предупреждение Петру о том, что это с ним произойдет. Он думал, что в час искушения он покажет себя лучше, чем кто-либо, а Христос говорит ему, что с ним случится худшее. «Истинно говорю тебе», — говорит Христос. Тот говорит, Кто знает его лучше, чем он знает себя. Петр утверждает, что если все отрекутся, но не он. А Господь говорит ему, что он отречется раньше, чем кто-либо. И как скоро это с ним произойдет! В сию самую ночь, прежде чем наступит завтрашний день, прежде чем воспоет среди мрака, возвещая о наступлении нового дня, петух. Господь говорит, что подобно тому, как мы не знаем, насколько близка к нам беда, мы не знаем, насколько мы можем быть близки к падению. Если Бог оставит нас, предоставив нас самим себе, мы будем всегда в опасности.

Господь говорит Петру, сколько раз он будет впадать в этот грех: трижды. Трижды — это своего рода полнота. Христос говорит ему, что он будет совершать этот грех снова и снова, ибо когда однажды на пространном скользком месте нога у нас начинает скользить, нам трудно будет через короткое время не поскользнуться снова. Мы помним, как Петр настаивает на своей верности Христу. «Даже если бы мне надлежало умереть с Тобой, — говорит он, — не отрекусь от Тебя». Он знал, что он должен был сделать. Лучше умереть со Христом, чем отречься от Него. И он думал, что так и будет, что он никогда не предаст своего Учителя, чего бы это не стоило ему. Мы можем говорить о смерти смело и бесстрашно, когда она далека от нас, но когда приходит время, в жизни все оказывается не так, как на словах.

Из-за самонадеянности Петра Господь попустил такое позорное его падение. Если кто-то из нас сейчас по-прежнему уверен в своих силах после стольких своих падений, которые были у него, тем ужаснее его состояние. «Если могучие кедры не могут устоять от малейшего дуновения ветра, если какая-то служанка заставила пасть столпа Церкви, — говорит святитель Тихон Задонский, — как смогу я устоять перед столькими врагами внутренними и внешними, имея перед глазами столько печальных примеров и столько поводов к падению, и столько бесов, непрестанно гонящих меня и поклявшихся погубить меня? Как смогу я устоять, надеясь на собственные силы?»

Самонадеянность, говорят святые отцы, особенно губительна тем, что неминуемо приводит к беспечности. Петр должен был бодрствовать, молиться, быть на страже, как заповедал Христос: «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть. Дух бодр, плоть же немощна». А что сказать о нас? После всех предупреждений, которые мы слышали от Господа, стоим ли мы на страже, ходим ли с открытыми глазами, чтобы видеть сети и ловушки, расставленные под ногами нашими? Этой книги, этого зрелища, этого общения, этой беседы, этого места — не следовало ли бы нам с опаской бежать? Но мы смело шагаем, по существу, безоружными посреди самых коварных врагов. Святая Церковь говорит нам, что надо постоянно быть с Господом постом и молитвой, чистотой сердца и памятью о Кресте Его, чтобы не соблазниться.

И снова наша мысль возвращается к любви Христовой. Святые отцы говорят, что Христос, предупреждая Петра о его предательстве, как бы готовит восставление его от падения. Как будто Он заранее готов простить его, чтобы он не отчаялся. Он знает, что Петр соблазнится более по немощи своей, чем из-за чего бы то ни было, что Петр на самом деле будет одним из двух учеников, у которых хватит мужества следовать за Христом во двор дома первосвященника.

Искушение, постигшее Петра, на самом деле могло случиться только со смелым человеком. Все разбежались, а Петр следовал, преодолевая все, за Господом. Смелые всегда подвергаются большей опасности, чем боязливые и осторожные. И бывают обстоятельства, когда лучше потерпеть самое ужасное поражение, чем спасти свою жизнь позорным бегством, даже не пытаясь оказать сопротивление. Не здесь ли тайна покаяния разбойника благоразумного и всякого истинного покаяния? Именно таких людей Господь ведет через все поражения к победе. И каждого, кто от всего сердца покается, какие бы грехи он ни совершил, Господь примет с любовью.

Любовь Господа к одному согрешившему человеку является ради многих грешников. Господь попустил падение Петра не только для того, чтобы вразумить его, но чтобы всю Церковь предупредить о соблазнах. Пусть никто не удивляется ничьим падениям после того, что случилось с первоверховным апостолом. И Господь попускает произойти этому с Петром, чтобы воодушевить всякого грешника. После покаяния Петр не был укорен Господом, и он стал не менее велик, и он не был лишен апостольства. Святой Григорий Двоеслов говорит, что это было попущено, чтобы апостол Петр, которому были даны ключи царства, не был слишком строг к грешникам кающимся. Во время соборования священник обращается ко Господу с такой молитвой: «Петра верховного, отвергшегося трижды, покаянием приял еси, Господи, и рекл ему: ты еси Петр, и на камени сем созижду Церковь Мою, и дам тебе ключи Царствия, и врата ада не одолеют ее». Вот тайна Церкви — она воздвигнута на камне веры, той, которая была у Петра, по благодати свыше. И на том покаянии, которое он принес, и на том сострадании к грешникам кающимся, которое должна явить Церковь.

Оттого что у Петра была такая ревность о Господе, он мог искушаться суровостью к приходящим с покаянием. В нем уже было это, когда Сын Божий дал заповедь оставлять грехи, а он спросил, до скольких раз, до семи ли. Но после своего падения он несомненно исполнился состраданием к кающимся грешникам. После того как он сам так легко получил прощение своего преступления, как мог он отказать в прощении другим? Разве могла не тронуть его сердце печаль другого, когда сам он, согрешив, плакал горько? Петр знает теперь, что значит самый ужасный грех, и что значит слезное покаяние, и потому он сможет помочь другим, кто проходит через те же испытания. Увы, часто только так мы можем научиться пониманию других людей и состраданию им. Не потому ли Господь попускает нам снова и снова впадать в одни и те же грехи, что мы не можем никак научиться этому?

Господь попустил быть падению Петра, чтобы мы поняли, что смысл духовной жизни заключается в том, чтобы все происходящее с нами, даже наши падения, мы могли обращать на пользу. Для этого нужно только одно: искренне и неотступно следовать за Господом до предела наших сил, изо всех сил стараясь исполнять то, что Он заповедует. Как бы ни был самонадеян Петр, как бы ни было велико его падение, он действительно любил Христа. «Любящим Бога, — мы видим, — все содействует ко благу». Господь предвидел, что так Петр научится истинному смирению. И покаянием, и смирением может стать истинным пастырем и истинным причастником Божией благодати. Любовь его станет более пламенной и никогда не колеблющейся, после того как он узнает такую любовь Христову.

Кто-то из святых отцов сказал, что Петр стал несравненно более святым, согрешив, чем если бы он никогда не согрешил. О, если бы мы научились так во спасение употреблять наши грехи! Неужели такое возможно, чтобы я мог извлекать величайшее добро из худшего моего зла? Богу это возможно. И тому, кто изо всех сил ищет жизни в Боге. Но каким должно быть наше покаяние! Оно должно быть таким, чтобы Господь восстанавливал то, что мы разрушили грехом, в еще лучшем виде, чем это было до нашего греха. Восполним нашей ревностью по Богу время, которое мы потеряли.

Благодатью покаяния обратим наши вчерашние грехи в самые прекрасные добродетели. Научаясь всему, чему нужно научиться у Господа, научимся главному — смирению. И надежде среди всеобщего нынешнего уныния, проникающего даже в Церковь. Уповая всецело на Господа, на силу Креста Его, несмотря на наши грехи, достойные отчаяния. И любви научимся. Тем больше любя Его, чем большую любовь Он к нам являет. Несмотря на нашу неверность Ему, которую мы так часто обнаруживаем нашими грехами. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

22 марта 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *