Покров Божией Матери

Покров Пресвятой Богородицы. XIV в. Новгородский госудасртвенный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедникВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Праздник Покрова Божией Матери — один из любимейших праздников русского православного народа. Это воспоминание события, которое было в начале X века в далекой Византии. Тогда во Влахернской церкви во время Всенощного бдения при огромном стечении народа, при служении Патриарха, епископов, сонма священников, блаженный Андрей, Христа ради юродивый, увидел Божию Матерь, входящую в храм в окружении святых ангелов, множества святых во главе с Иоанном Предтечей, Иоанном Богословом, которые поддерживали Ее под руки. И Она, обливаясь слезами, молилась коленопреклоненно за предстоящих в храме — сначала на амвоне, потом в алтаре у Престола. И, наконец, сняв с головы Своей омофор, простерла его над молящимися. В течение долгого времени, пока длилось богослужение, был виден этот сияющий благодатный свет в храме.

Свет этот остается всегда. Когда совершается богослужение, в нем участвуют не только священнослужители, певчие и молящиеся: святые, Божия Матерь, Сам Господь присутствует за каждым нашим богослужением. Великим постом мы поем: «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат», и это происходит реально, потому что «страшно место сие»(Быт. 28, 17).

Как мы входим в храм, как молимся в нем, кому открывается благодать Божия? Только ли блаженному Андрею, Христа ради юродивому, его ученику Епифанию, преподобному Сергию, преподобному Серафиму — святым, которые знали этот непостижимый дар, всегда предлагаемый нам в Церкви, потому что они были чистые сердцем, и им дано было видеть невидимое? Нет, это происходит не только с великими святыми. Я помню рассказ одной очень старой женщины, это было почти двадцать лет назад. Простая бабушка, она отличалась рассудительностью и необыкновенной скромностью. Во время болезни, когда я соборовал ее, она рассказала мне про один случай из своей жизни. Это произошло за богослужением родительской субботы. Когда она со слезами молилась об умершем супруге, то внезапно увидела, что он стоит рядом с ней на коленях и молится. И тут же, говорит она, стояли преподобный Сергий Радонежский и святитель Московский Петр — святой, в честь которого был назван ее муж. Это было простое безыскусное свидетельство. «Не может быть, — можно было подумать, — откуда такой дар простому человеку?» Их присутствие продолжалось, по ее словам, в течение минут семи. Она как бы даже не удивилась этому видению, воспринимая его как то, что естественно входит в ткань богослужения, и продолжала молиться вместе с ними.

Как определить, что это была не прелесть, не обман? Как узнать, что не обманом было то, что увидел блаженный Андрей, Христа ради юродивый? Церковь призывает нас к внимательной осторожности по отношению к небесным знакам. Особенно в наше время, когда столько ложной духовности, и столько претензий на всякие откровения. Знак подлинности, необманности, непрелестности всегда один и тот же — Крест Христов и причастность Кресту Христову — страдание. Нельзя увидеть Бога, не умерев, говорят нам святые отцы. Речь идет о смерти для самости своей, для греха, и о смерти в самом прямом смысле этого слова — когда человек должен умереть. Не случайно икона Покрова часто изображается над панихидными столиками, там, где открывается этот невидимый мир, и вера становится знанием, видением того, к чему стремилась душа.

Нельзя увидеть Бога, не умерев. Это значит, что к Нему можно придти только через скорби и страдания. Такие, какие были у блаженного Андрея, Христа ради юродивого, когда он отвергся всякой чести, всего, чего ищет род человеческий — в том числе и мудрости, и своего ума. Стал безумным Христа ради, с тем, чтобы в этом стоянии перед безумием мира, кичащегося пустотою и слепотствующего, обрести подлинное видение вещей. Святая Церковь предупреждает нас, что, в конце концов, единственным знаком подлинности всякой духовности, подлинности Церкви и ее свидетельства миру будут ее страдания. Мы призываемся быть такою Церковью. И Господь не оставляет нас Своей милостью — скорбями и страданиями.

Событие, празднуемое сегодня нами, произошло в начале Х века, когда не было еще Церкви Христовой в русской земле. И оно связано с той опасностью, которая угрожала столице Византии в лице наших предков — воинов-скифов, славян. Неминуема была гибель византийской столицы, если бы Божия Матерь Своим покровом не заступилась за этих людей, молящихся Ей. Наши соотечественники потерпели поражение. И вот дивное дело! Это событие осталось малозамеченным, по крайней мере, оно не выделилось в отдельный праздник в византийской Церкви, а в памяти русского народа это крепко осталось и стало одним из самых дорогих воспоминаний, которое благоговейно хранит наш православный народ.

О чем говорит эта способность радоваться своему внешнему поражению? Оно говорит о том, что в чертах наших предков еще до принятия христианства пророчески присутствовало то самое драгоценное, что есть у всякого человека и всякого народа, — ставить духовное и вечное выше временного, материального и земного. Благодаря этому, когда русский народ принял крещение, Господь благословил нашу землю материальным успехом и несокрушимой крепостью. А когда мы снова стали терять твердые ориентиры, то и произошел тот позор, который длится до сегодняшнего дня с нашим Отечеством, не только потерявшим свое прежнее могущество, но подвергающимся уже полному разгрому и уничижению. Народ наш в небывалой степени переориентируют только на земные ценности, на материальные богатства. И чем больше он стремится ими обладать, тем в большие беды впадает.

Но Божия Матерь не оставляет нас Своей милостью. И сегодня Она напоминает, что тайна Ее предстательства за всех людей заключается в том, что чем больше у нас скорбь, тем ближе Она к нам. Она всегда там, где страдание. У Креста Христова Матерь Божия усыновляет весь род человеческий и входит во всякую скорбь, какая может быть у человека. И потому за эти великие скорби, за великие страдания наш народ не оставлен Ею.

Это самое главное, что мы постараемся воспринять в сегодняшнем празднике. Несмотря на полное, казалось бы, наше поражение, несмотря на наглое торжество зла в нашем Отечестве, не все потеряно — Божия Матерь не оставила нас. И Церковь наша только в том случае остается верной Христу, если она причастна крестным страданиям народа, распинаемом на Голгофе. И она остается Церковью только тогда, когда способна на это отозваться.

Божия Матерь простирает Свой Покров над всеми, без исключения, находящимися в храме людьми. И над всем миром, и над всем родом человеческим. Ни один человек не исключен из Ее ходатайства. Не за Себя же Она молится со слезами! Она уже не нуждается ни в чем, Она — в славе вечной. О чем же Ей плакать, если Она всегда пребывает в радости небесной? Плачет Она о тех несчастных и бедных людях, которые лишены в этой жизни всего — и земного, и небесного. И только тогда, когда Церковь встанет вместе с Божией Матерью на такую молитву, тогда совершится невозможное. Тогда мы узнаем, что злые чары, пребывающие уже столько десятилетий над нашим народом, будут разрушены, и свет небесный воссияет над нами. Аминь.

Божественная Литургия

протоиерей Александр Шаргунов

14 октября 1996 года

 

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: