Проповедь в Неделю всех святых в земле Российской просиявших

Всех святых в земле Российской просиявшихВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Праздник всех русских святых сопровождается у нас сегодня радостью еще об одной победе, одержанной, скажем смело, Православной Церковью над врагами нашего Отечества. Несколько лет длился судебный процесс над православными милиционерами Валерием Блохиным и Алексеем Коноваленко, вступившими в бесстрашную схватку с наркомафией в защиту наших детей. Мы все прекрасно понимаем, что означало бы торжество преступников. Как в случае с богохульной выставкой в центре имени Сахарова, им надо было преподать всем урок, что сопротивление преступлению есть преступление. И что оно уголовно наказуемо. Их торжество означало бы, что мы живем в государстве, которое под прикрытием закона ведет открытую войну против своего народа. Вы помните, с каким злорадством средства массовой информации, телевидение уже включились в кампанию клеветы, организованную против отважных милиционеров. Победа майора Валерия Блохина и старшего лейтенанта Алексея Коноваленко, оправданных судом, как и победа шестерых наших алтарников, — это победа всей Церкви. Мы все молились о них, а некоторые из нас принимали деятельное участие в их судьбе. Господь говорит нам сегодня, что рано многие из нас опускают руки, полагая, что сделать больше ничего невозможно. И эта земная победа — несомненно больше, чем просто земная. Выйдя из зала суда, Валерий Блохин сказал с большим волнением, обращаясь к народу: «Я благодарю прокурора за все унижения, которые мне пришлось пережить в течение этих лет, за год, проведенный мною в тюрьме. Только так я мог узнать, что такое милосердие Божие и что такое любовь и верность совершенно незнакомых мне до этого людей». Эта земная победа заставляет в день памяти русских святых задуматься о главном, о путях русской святости вчера и сегодня. Мы знаем, что святость дается не за заслуги перед Отечеством и даже Церковью. Дела имеют значение только в той мере, в какой через служение Церкви и Отечеству является любовь ко Христу. Однако вера без дел, а значит и святость без дел — не существует.

Мы можем быть взволнованы только тем, что живое. То, что мертво, не касается нас. И самые прекрасные слова часто остаются бездейственными, если они не явлены в жизни. Жизнь призывает жизнь, и самые великие откровения приходят к нам всегда через живых людей. И это особенно верно, когда речь идет о Божественных вещах. В них — сияние близкого присутствия Бога. Можно произносить слово «любовь», как и имя Божие, всуе, не любя. И это слово будет безжизненно. Между двумя существами, по-настоящему любящими друг друга, слово любовь имеет иное значение, чем то, что может дать словарь. Потому что в жизни любовь — это знание, достигающее сокровенных глубин бытия. И было бы безумно и богохульно пытаться описать совне тайны Божественной жизни, к которым мы лично не приобщились. Ибо Бог есть чистая сокровенность. Он — тайна любви, Он — весь любовь, Его абсолютно невозможно познать, не вступив в живое общение с Ним. Даже тексты Евангелия, самые волнующие места Священного писания, касаются нас через слово, через пример, через жизнь, которая передает их нам и достигает нас здесь и сейчас. Всякое откровение в Писании и в Церкви обусловлено этой живой передачей через святых. Ибо святые, прежде всего, — не те, кто писал о Боге, кто рассуждал о Нем и строил богословские системы, но те, кто был сжигаем огнем Его любви. И через эти слова, иногда очень несовершенные, но всегда от избытка сердца сказанные, мы чувствуем неодолимую силу, потому что эти слова исходят от жизни и принесены нам ею. Именно в этом заключается смысл заступничества святых. Если Церковь придает святым такое значение и так празднует их память, то это потому, что через них совершается полнота нашего приношения Богу. Как могут говорить протестанты, что изумляться святым, любить их, молиться им значит занимать место Бога? Это все равно что сказать, что вот этот цветок незабудка мешает мне видеть другой цветок — ландыш, или фиалку, или розу, и все вместе — солнце небес. На самом деле все ведет к источнику одной бесконечной невидимой Красоты. И святые открывают нам в каждый век, в каждую эпоху, согласно испытаниям времени — всегда новым, вечный лик Христов. Без них само Евангельское благовестие потерялось бы в отвлеченных богословских построениях, превратилось бы в чистую схоластику, в фарисейство и законничество. Если Евангелие сохраняет и вечно являет свою новизну, то это потому, что через святых — преподобного Сергия Радонежского или преподобного Серафима Саровского, или святого праведного Иоанна Кронштадтского, или блаженную Матрону, или святых Царственных мучеников — открывается бесконечный источник, который приходит к нам в этих человеческих ликах. И мы можем узнавать незнакомого лично, но близкого, родного нам человека, который волнует нас всею силою жизни, такой же, как наша, — с ее плотью и кровью, с ее трудностями, со страстными влечениями, побеждаемыми благодатью, и открывает, наконец, в человеке все величие и красоту Христову. Откровение не могло быть дано нам иначе. Мы никогда не узнали бы смысл Евангельской нищеты и всех заповедей блаженств, если бы преподобный Сергий Радонежский и преподобный Александр Свирский не ввели нас в эту бесконечную красоту, если бы они не показали нам, что значит бесконечное истощание Божества в Пресвятой Троице, если бы мы не научились от них, что Царство Божие внутри нас — в непрестанном молчании Превечного Слова. Вы скажете, что порой благодать сама достигает нас. Но кто из нас может сказать, что это происходит не благодаря чьей-то незримой молитве за нас в небесной или земной Церкви. Кто из нас так отозвался на дар благодати, как наши святые? И благодаря чьему предстательству отозвались они на нее? Поклонение святым отвечает этой нашей живой нужде, этой невозможности для нас трепетно отозваться на призыв Божий, не услышав голос, в котором присутствует биение человеческого сердца. Как лучше понять вечное раскрытие Божественной правды и любви в течение всей человеческой истории, чем в жизни святых! В знаменитом письме «к Диогнету», датируемом II веком, так сказано о Христе: «Тот, Кто был от начала, явился как новорожденный, и был увиден как «ветхий денми», ибо Он Превечный, и всегда рождается юным в сердцах святых».

Он всегда рождается юным в сердцах святых! Но не только в сердцах святых Он хочет рождаться всегда юным, но и в наших сердцах. Если нам дано откровение, и мы осознали необходимость принятия его через других людей, мы должны также осознавать, что и мы входим в эту соединенную Духом Святым цепь света и любви. И наше призвание — в следовании Христовой правде и раскрытию ее в нашей семье, в нашем граде, в нашей стране, в нашем мире. Мы не сможем понять, в чем значение святых, если в час, когда касается нас благодать, не сделаем немедленного вывода, что мы тоже призваны быть участниками этого служения. И наше христианское призвание — именно в том, чтобы каждому по-своему и в своей мере явить миру превечный лик Христов. Наш Господь вознесся на небо. Он оставил землю, неотступно пребывая с нами и в нас, идя рядом с нами по всем нашим земным дорогам, как с Эммаусскими путниками, чтобы привести нас к Своей бесконечной любви. Христос постоянно присутствует в человеческой истории, но Он не может быть больше видим. Если Он должен явить Свой видимый лик, чтобы быть узнанным не знающими Его людьми, это может совершиться через нас.

Мы все должны осознать наше призвание, наше незаменимое, неотложное, насущное для всего мира служение, увидеть, что все мы и каждый из нас — те, кто ответственен за откровение Бога Живого. Если мы хотим победить сегодня мир, если мы хотим остановить этот поток грязи и механических отношений людей друг с другом, если мы хотим восторжествовать над всем этим распадом, если мы хотим, чтобы рухнули стены Иерихонские, отделяющие наш народ от собственной страны и всех друг от друга, — это может произойти только тогда, когда каждый из нас начнет по-настоящему осознавать свою ответственность перед Богом. Как отважные православные воины Алексей и Валерий осознали свою ответственность перед Отечеством. Потому что, что бы мы ни делали, чем бы мы ни занимались, — мы посланники Божии, как говорит апостол Павел.

Что нам делать? Вне сомнения, мы не должны без умолку проповедовать о Христе, потому что мы живем в мире, где всем уже ясно: чем меньше говорят о истине, тем дороже она стоит. Мы не протестанты, не католики, которые готовы вести разговор о сокровенном с каждым встречным и сразу со всеми. Разве они не знают, как враги Божии хотят сегодня все заболтать? И одно из главных их средств — наряду с сатанинскими выставками и преследованием тех, кто выступает против преступного растления нашего народа, — так смешать слово Божие в своих телепередачах с рекламой греха, чтобы оно стало как бы не имеющим силы. Слава Богу, у нас есть православное радио и какие-то православные издания. Но весь вопрос заключается в том, как обрести нам подлинную силу слова. Кто-то из святых отцов сказал, что говорить о Боге — это значит почти всегда ограничивать Его и очень часто искажать. Мы должны дать возможность Богу говорить через нас. Для этого нам надо предать Богу нашу жизнь, наши дружбы, нашу доброту, нашу ненависть к растлителям детей и распинателям православной России. Все, что есть живого в нас, все, что достигает человеческого сердца, все, что придает жизни иное, главное измерение. Ибо что такое человеческая жизнь, если она не освещена солнцем правды и любви? Что такое человеческая жизнь, если она не может положиться на улыбку ребенка, потому что его отдали на поругание диаволу? Что такое человеческая жизнь, если она не может быть принесена в жертву за другого? Если она вся охвачена отчаянием и бессмысленным протестом? Скажем более ясно. Прежде чем мечтать о собственном спасении — это еще ни о чем не говорит, — мы должны подумать, как донести это благовестие жизни до других, зная, что, будучи посланниками Христовыми, мы не себя должны прежде всего им передать, а Бога. Мы должны исполнять это служение и не думать о будущем. Будущее придет само. Так всегда шли православные воины в сражение, не зная, чем кончится война — поражением или победой, но зная, что они должны идти. И что нет больше любви, чем кто душу свою положит за друзей своих. Самое существенное — чтобы мы, христиане, были теми, кто жизнью своей всегда и всюду свидетельствует о Боге.

Еще и еще раз повторим, что речь не идет о том, чтобы осаждать барабанной пропагандой истины других, стараясь вложить в них наши убеждения. Речь идет о том, чтобы мы смиренно могли оплачивать все нашей жизнью. И приносить всюду, куда бы мы ни приходили, свет мужества в противостоянии торжествующему злу и свет надежды и радости. Если мы приносим радость, если в общении с нами кто-то может задуматься о том, что человеческие отношения возможны в ином свете, если при нашем появлении больше становится правды и справедливости — особенно там, где дело касается жизни и смерти многих, — люди не будут колебаться. В нас будут видеть то, что им жизненно необходимо, потому что в нас будут видеть живое отображение всегда юного лика Христа. Только так мы сможем, пусть в числе самых малых и последних, присоединиться к сонму великих свидетелей, которых мы прославляем сегодня. Они не просто слава Церкви, ее минувшей истории, но живой призыв к нам идти вслед им. Потому что в этом наше призвание, потому что и мы посланы в этот мир Богом, потому что Христос нас ждет, потому что сегодня — через нас ? Он хочет явить всем Свою вечную юность и Свою неиссякаемую любовь. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

2005 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *