Прощеное воскресение

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Мы все призваны исполнять служение примирения, мы все должны быть миротворцами, теми, кому обещано именование сынов Божиих. Мы все призваны утверждать всюду и со всеми благовестие прощения, мира и любви, испрашивая прощения и прощая, словами и без слов, и всею нашею жизнью. Мы должны это делать из глубины сердца, не слишком заботясь о том, кто прав и кто виноват — там, где речь идет о наших личных отношениях, не ожидая ничего от другого, ни до примирения, ни после.

Бог первым возлюбил нас, и Он зовет нас прощать первыми. Мы не должны сосредоточиваться на том, что делают другие. Важно то, какие у нас отношения с Богом. Нашей заботой не должно быть то, чем заняты другие. Когда Петр спрашивает Христа об Иоанне, после того, как Господь поручил ему заботу об овцах: «Сей же что?», Господь говорит ему, что это его не касается. Важно то, как мы открываем себя, чтобы был мир.

Быть миротворцами, устанавливать и восстанавливать постоянно атмосферу прощения, достигается изменением сердца, подлинным покаянием. Мы призываемся жизнью принятия друг друга, радости, любви, восстанавливать разрушенные отношения. Ничего не ожидая ни до, ни после. Без осуждения и суда. Принять другого, просящего прощения, помочь ему испросить прощение — не ради удовлетворения нашей собственной любви, не ради нашего собственного блага, а ради блага другого, ради внутреннего нашего освобождения. Бог первым возлюбил нас, и мы призваны прощать или просить прощения первыми, не заботясь о том, какой будет ответ. Мы должны заботиться о том, что мы делаем другим, так же как принимать то, что делают другие. Остальное — дело Господа.

Чем скорее мы достигаем прощения, тем лучше. Но путь прощения может быть долгим и трудным. Он проходит через изменение сердца, через умирание для себя, через вхождение в жизнь Бога. Это общий труд Бога и наш. Решимость и воля к изменению сердца — от нас. Остальное — когда его ищут, дается Богом в покаянии и молитве, в любви.

Прощение есть выражение любви и главная ее составляющая. Установить атмосферу прощения, значит научиться Христову прощению — прощать, как Он прощает, любить, как любит Он. Любить других такими, какие они есть. Отказываться от стен защиты, за которыми можно чувствовать себя защищенными, оставаться открытым, внимательным, уязвимым — даже там, где уже был ранен. Это умирание для себя. Это путь святости, к которой призван каждый христианин.

Любовь — это великая заповедь, заповедь новая, поистине единственная. Прощать, просить прощения — в этом сущность любви. Прощение — условие наших подлинных отношений с Богом. Прощать — значит участвовать в деле Христа Спасителя.

Всякий раз, когда мы прощаем, мы свидетельствуем, что любовь Божия, явленная во Христе, сильнее зла. Всякий раз, когда мы не прощаем, мы утверждаем, что насилие, зло, смерть сильнее любви Божией, явленной во Христе Иисусе. Прощение — свидетельствует о реальности Воскресения. Оно утверждает, что любовь Христова может преобразить смертельные раны в раны, открывающие жизнь. Прощение есть исповедание веры. Не формулируя ее, преподобномученица великая княгиня Елизавета сказала убийце своего супруга великого князя Сергея Александровича: «Мы — христиане, мы простили». Потому что бескомпромиссной верностью правде Христовой достигла высоты Креста.

Всякий раз, когда прощают, когда испрашивают прощение и когда принимают прощение, исповедуют, что любовь Христова может преобразить путь смерти в пути жизни. Прощение есть свидетельство и живая проповедь благовестия мира. Оно есть возвещение Евангелия. Оно есть сила, распространяющая Христов мир вокруг нас.

Кто не прощает, роет сразу две могилы — себе и другому. Вот Закон, говорит слово Божие, и этот Закон есть жизнь. И вот отказ от него, и это есть смерть. Сделай выбор! Это касается в полной мере прощения. Здесь выбор жизни или смерти, свободы или рабства. Выбор исходит от нас. А речь идет о Боге. О Самом Боге. Место раны и место прощения может стать местом покаяния, возрастания в любви, в общении с Богом, началом духовной жизни для нас и для другого. Каждому из нас прежде Великого Поста, прежде нашего исхода отсюда предоставляется выбор.

В течение Поста мы будем без конца убеждаться, что наше прощение — мера нашей любви к Богу, нашего желания быть участником Пасхи Христовой. По мере того, как мы будем погружаться в тайну прощения в молитве, мы будем узнавать, что прощение — не только составляющее любви, но что не может быть любви без прощения. Нам будет открываться неисследимая «высота, глубина и широта» прощения Божия. Как тот, кому дано будет увидеть милосердие Христово, может влечь от суда к суду своих личных обидчиков?

Бог наш — Бог кающихся и «Отец прощения», как свидетельствует еще Ветхий Завет. Он стал человеком, чтобы дать нам прощение, жизнь. Христос, Бог, ставший человеком, — весь прощение. Он освобождает нас от вечных уз, восстанавливает истинные отношения, берет на Себя все наши беззакония. Он стал клятвою, грехом за нас (2 Кор. 5, 21), Он взял на Себя все зло, которое было когда-либо совершено и будет совершено в мире, все страдание. И Единый Праведник совершает с нами чудесный обмен, давая нам Свою праведность, Свою святость.

Христос заступается за всех грешников. «Отче, прости им, не знают, что творят». Он — всегда за нас. Он не только прощение, но сострадание, жалость — жалость к вдове Наинской, жалость к женам, плачущим о Нем, когда Он восходит на Голгофу, жалость к Петру, отвергшемуся от Него трижды, жалость к разбойнику, распятому с Ним, жалость к Пречистой Своей Матери и возлюбленному ученику, стоящим у подножия Креста.

Если нам дано будет в течение Поста так углубиться в молитве, чтобы достигнуть прощения в глубинах нашего сердца, стать причастником Христова Креста и Воскресения, то в нас родится сострадание и подлинная любовь к другому человеку. Мы станем участвовать в его несчастье греха, в его страдании, в его покаянии, как в своем собственном. Мы сделаемся способными принять на себя то, что надо ему простить. Вместе с Господом войдем в милосердие.

Прощая нас, Христос дает нам жизнь. Не просто жизнь, а жизнь вечную. «Днесь со Мною ты будешь в раю!» Наше прощение — жизнеподательно. Даром Христа оно имеет силу таинства и силу возрождения. Таинством прощения Господь делает нас «соработниками Божиими», письмом Христовым, написанным Духом Божиим. Церковь становится подателем жизни, посланником Божиим в мир во имя Христово: «Примиритесь с Богом». Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов

28 февраля 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *