Пятница 1-й седмицы Великого Поста. Слово после молебна великомученику Феодору Тирону и благословения колива

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Поздравляем всех с Литургией Преждеосвященных Даров, с завершением первой седмицы Великого Поста. Завтрашний день — это день, когда мы будем вкушать плоды того пути, который прошли. А сегодня и в среду Святая Церковь приобщает нас Святых Христовых Тайн, с тем, чтобы не изнемогли изнемогающие.

В первую субботу Великого Поста Церковь совершает память великомученика Феодора Тирона. Совершает настолько торжественно, что даже в самую Литургию Преждеосвященных Даров в пятницу прежде отпуста входит канон и молитва святому. Событие, связанное с памятью великомученика Феодора Тирона, произошло в 362 году в Антиохии во времена царствования Византийского императора Юлиана Отступника (отступника от веры Христовой), который воздвиг гонения на Церковь, всячески притесняя христиан. Когда они готовились к Великому Посту, он издал тайный указ, чтобы на рынках, где христиане покупали себе постную пищу, все было осквернено идоложертвенной кровью, и они, вкушая свою трапезу, приобщались бы идольской пищи. Тем самым их трапеза и сами христиане будут осквернены.

Смысл сегодняшнего праздника в том, что небесная Церковь, участвуя во всем, что происходит с нами в наших трудах, подвигах в противостоянии греху, молится за нас и готова даже вмешаться в то, что происходит с нами. Так антиохийскому епископу Евдоксию в сонном видении явился святой великомученик Феодор Тирон, предупредив его о том, какая опасность подстерегает христиан, и повелел в течение всей недели ничего не покупать христианам на рынке, а питаться коливом.

Мы освящаем коливо с медом в знак того, что сладок пост, сладка постная пища, которую мы вкушаем, потому что она с благодатью Божией. Великая разница в том, чтобы вкушать с благодатью и любовью Божией, как говорит Премудрый в своих притчах, самую скромную пищу, и в том, чтобы вкушать самую роскошную пищу без любви и без Божией благодати. Эта «сладость» не просто вещественная сладость пищи, созданной для нас Богом, о вкусе которой тоже заботится Господь. Речь идет о сладости истинной, о сладости духовной.

Как достичь нам эту сладость? Святая Церковь предупреждает нас о том, чтобы не было осквернения нашего поста никакими ложными примесями. О каких примесях, о каком осквернении идет речь, и какая идоложертвенная кровь может быть в наши дни?

Вспомним недавние времена, когда христиане ходили в храм Божий, молились, соблюдали пост и вроде бы все соблюдали… Но в то же время очень многие из них отдавали своих детей в пионерские или комсомольские организации, где было обязательным исповедание атеизма, то есть косвенно совершалось отречение от Бога. Происходило то самое смешение, о котором говорит сегодняшний праздник. Святые новые мученики и исповедники российские, конечно, видели это и молились, предупреждая верных своих чад о недопустимости такого смешения и о том, что это — осквернение и поста, и всех наших святынь.

Наступило новое время и новые осквернения. Новые, более страшные программы учат наших детей уже «науке разврата» и в школах, и по телевидению — везде и всюду. И когда мы не противостоим этому, а только говорим, что молимся, и это нас почти не касается, или даже больше того, допускаем, чтобы наши дети ходили в такие школы и воспринимали это растление, происходит осквернение поста и всей нашей жизни.

Но враг идет дальше, и нам очень важно видеть, какой именно новой скверной, каким новым змеиным ядом он хочет осквернить нашу святыню. Если сегодня мы будем громко говорить, чтобы наши дети не вступали в пионеры или комсомольцы, то для этого, конечно, не потребуется ни ума, ни смелости, ни мужества, и не понятно будет, что это значит.

Защищать детей от растления мы, конечно, должны, но наступает время, когда можно защитить от этого только своих детей, потому что остается уже одно пепелище. Слишком поздно опомнилась Церковь, и не было, к сожалению, сразу адекватной реакции на эту сатанинскую угрозу, оскверняющую до самых глубин человеческую личность.

Теперь опасность заключается в другом. Недавно во Франции одна фирма выпустила рекламу нового автомобиля «Фольксваген», на которой изображены сидящие в машине участники Тайной Вечери Господней. Когда западные епископы заявили протест по этому поводу, то им ответили, что это чисто коммерческое дело. «И мы вынуждены так поступать, — сказали они, — с тем, чтобы привлечь внимание покупателей». Если раньше они обеспечивали успех своей рекламе пропагандой непристойностей, соединяя ее со всякой мерзостью и развратом, то «теперь публика уже не реагирует на это, и реклама успеха не имеет. Но когда в торговле мы предлагаем «соединение» рекламы со святыней, то покупатели обращают на это внимание, потому что святыня «бьет» по душам человеческим, и люди видят рекламу».

Когда представителей автомобильной фирмы спросили, касается ли использование в их рекламе только христианских святынь или они будут применять символику других религий, они ответили: «Что касается иудаизма, то мы не обращаемся к нему, поскольку это традиционно запрещено. Что касается мусульманства, мы просто боимся употреблять в наших рекламах какие-то моменты из их религии, потому что всем известен фанатизм мусульман, и это будет нам слишком дорого стоить…»

О чем говорит такое осквернение православных святынь? Ведь у нас происходит то же самое: как, например, показ богохульного фильма… (и они идут уже дальше). В чем здесь исповедничество Церкви? Прежде всего, оно должно быть в том, чтобы не допустить (настолько, насколько это зависит от нас) участие в наших святых богослужениях тех, кто распространяет скверну: скверну ли порнографии, скверну ли богохульства. Потому что их участие, участие властей предержащих: Президента ли или кого-то другого, стоящих со свечкой в Рождественском или Пасхальном богослужении и осуществляющих политику растления народа, и наше молчаливое принятие этого будет означать то же самое, что принесение ладана статуе императора, которое требовалось от первомучеников-христиан.

Что требовалось от великомученика Феодора Тирона? Ему же не говорили, чтобы он не верил во Христа. Ему говорили: «Принеси зернышки ладана статуе императора. Покажи, что ты почитаешь его как божество, а потом можешь идти и делать все, что хочешь. Можешь верить во Христа, можешь заниматься, чем угодно…» Но оттого, что святой видел, какое поругание святыни может произойти вследствие этого осквернения, вследствие смешения, он принял подвиг мученичества. И Господь даровал ему милость предупредить других христиан о том, как страшно смешение.

Такое смешение действительно страшно, и оно всегда и неизбежно присутствует в жизни людей. Еще в раю человеку была дана заповедь — вкушать от всех деревьев, то есть от всех заповедей, и не вкушать от древа познания добра и зла. Вкушать от всех заповедей Божиих заповедует нам Церковь Великим Постом: «Пост не ошаяние точию брашен». «Постимся постом приятным». Вкушаем от всех заповедей и отвращаемся от всякого зла, от всякого греха. Не допускаем смешения греха и правды в нашем посте, приносим покаяние во всех наших грехах до конца. Не допускаем малейшей примеси греховной, ибо малейшая примесь нераскаянности, всякий грех, от которого мы не отказались, означает допуск в нашу жизнь врага рода человеческого — сатаны, противника Божия; означает допуск в нашу жизнь смерти.

Этого осквернения святыни да не допустим мы ни в личной своей жизни, ни в стоянии за каждую заповедь Божию. Будем проходить пост и нашу жизнь в глубоком покаянии (не частичном, а всецелом) и в противостоянии попытке осквернения наших святынь, от кого бы они не исходили, и что бы это нам ни стоило. Что бы нам это ни стоило! Мы должны знать, что сладость поста, сладость новой Божественной жизни, которую Христос принес на землю и которою Он нас питает, вкушается нами только тогда, когда нет в нас ни малейшей примеси греховной. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов

Литургия Преждеосвященных Даров 6 марта 1998 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *