Светлая седмица

Светлое Христово Воскресение. ПАСХА

Ин, 1 зач., 1, 1—17

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете. Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня. И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать, ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.

В Пасху Господню на всех языках человеческих и Ангельских звучит Евангелие от Иоанна, которое мы будем слышать в течение сорока дней, до отдания праздника Пасхи и до Пятидесятницы. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Единородный Сын Божий, Которым Бог говорил в последние дни, говорит сегодня с нами. Прежде чем мир не был, Слово было у Бога и Слово было Бог, Единосущное Отцу и Святому Духу.

«Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». От высшего Ангела до нижайшего червя ничто не было сотворено Богом Отцом без Бога Сына и Бога Духа Святого. И это — доказательство единственной истинности нашей веры. Творец и Основатель нашей Церкви есть Тот, Кто Творец и Основатель мира. И мы видим, как надежно совершено дело нашего искупления и спасения. Тот, Кто из небытия в бытие нас привел, «не отступил, вся творя, пока не возвел нас к полноте Своего вечного блаженства и Царство даровал нам будущее». Возрадуемся и возвеселимся!

«В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков». Вся жизнь — от Него. Свет разума и жизнь смысла. И свет Божественного Откровения. Свет пасхальной победы над грехом, над диаволом и над смертью. В этот день, который начинается ночью, «свет во тьме светит, и тьма не объяла его». И все человечество, находящееся во тьме греха и смерти, до тех пор, пока есть в нем закон совести и стыда, тоже причастно, хотя бы в малой мере, Божию Слову.

И Церковь, подобно Иоанну Предтече, имя которого означает «благодать Божия», каждый из нас как человек, посланный от Бога, свидетельствует о свете. Свет сам свидетельствует о себе. Свет Христов не нуждается в человеческом свидетельстве. Но тьма мира сего нуждается в нем. И мы, знающие о Воскресении Христовом, подобно стражам в ночи, возвещаем приближение утреннего света для тех, кто нарочно закрывает на него глаза. Мы тоже призваны свидетельствовать о свете, чтобы все уверовали через нас. Не в нас, но во Христа. Чтобы люди смотрели на нас, на нашу жизнь, и приходили через нас ко Христу.

Пасха Христова показывает, какой должна быть наша жизнь ради Бога, ради других людей, ради собственного нашего спасения. Если они свидетельства человеческого не принимают, они станут скоро перед свидетельством Божиим, которое больше нашего. Смерть каждого человека победил Христос, и надо, чтобы все уверовали в Него. И никто не может быть исключен, кроме тех, кто сам исключает себя, вырываясь во тьму из объятий света. Ибо Христос — Свет истинный, просвещающий всякого человека, приходящего в мир. Он в мире был, Он в мир пришел, оставив небесную славу, приобщившись нашей скорбной нищете, «и мир через Него начал быть, и мир Его не познал».

«И свои Его не приняли». Это о нас, о людях сказано. Мы свои Богу. И особенным образом свои — те, кто верует в Бога. Не только о ветхозаветном Израиле, но и о нас, христианах, эти слова. Неужели могут быть среди нас такие, кто как будто исповедуют Христа, внешне радуются со всеми Его Воскресению, и все-таки не принимают Его? Святые отцы говорят, что те, кто не хочет расстаться со своими грехами, противятся тому, чтобы Он царствовал над ними, не принимают Его. Те, кому открывается свет благодати Христовой, обещают сегодня стоять даже до смерти за заповедь Его. Примем образ Его благодати и запечатлеем в наших сердцах Его любовь как непоколебимый принцип жизни во всех наших отношениях друг с другом, во всех наших поступках.

«Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, Он дал власть быть чадами Божиими». Эта власть принадлежит всем святым. Это неизреченный дар всем любящим Бога. Мы те, кто вновь родились сегодня, «не от крови, не от хотения плоти, но от Бога». То, что мы получили, — не от природы, не по самой величайшей человеческой щедрости. Он дал нам снова узнать, что «Слово стало плотью и обитает среди нас, полное благодати и истины», во всех наших обстоятельствах и переживаниях.

«Мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца. И от полноты Его все мы приняли благодать на благодать». Так велики, так бесценны сокровища Пасхи. Одно благословение следует за другим, одна радость сменяет другую, и мы еще не можем вместить их все. Благодать Пасхи дается нам, чтобы мы возрастали в благодати, восприняв ее как талант, как десять талантов на весь год, на всю жизнь, на каждый день. И как воск воспринимает отпечаток того, что касается его, так мы изменяемся сегодня во образ Христов. «Закон дан через Моисея (и законом совести и стыда имеет надежду человек), благодать же и истина произошли через Иисуса Христа».

Благодать и истина нераздельны. Не может быть благодати без истины и не может быть истины без благодати. В Пасхе Христовой нам дается откровение всех величайших истин, которые только можно постигнуть, и самая безмерная благодать. Христос — истинный Пасхальный Агнец, Которого мы вкушаем сегодня, и истинная манна, которой мы причащаемся.

Понедельник Светлой седмицы

Ин, 2 зач., 1, 18—28

Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил. И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты? Он объявил, и не отрекся, и объявил, что я не Христос. И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет. Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом? Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия. А посланные были из фарисеев; И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк? Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете. Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его. Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.

В Пасху нам дается откровение благодати и истины, то, что бесконечно превосходит все, что было дано когда-либо человеку. «Ибо Закон дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа». И во второй день Пасхи мы слышим: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын Сущий в недре отчем, Он явил». Никто до этого никогда не видел Бога. Ничто духовное не может быть увидено телесными глазами, тем более Сам Бог.

Потому мы живем верою, которою видим Невидимого. Эта вера дана нам Тем, Кто видел Бога и Кто Сам Бог. Кто знает Отца как Сын, и в Ком лучше узнается Отец, чем в Сыне? Он — Сын Его Возлюбленный, в Нем — Его благоволение. И все сокровенное в Отце Сын явил. Ясность и полноту откровения, волю Отчую, путь спасения. Это и есть благодать и истина Воскресения Христова.

И мы слышим свидетельство Иоанна испытующим его иудеям: «Я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия». Он дает ответ словами Писания, чтобы показать, что Писание исполнилось в нем. Он дает ответ в очень смиренных, исполненных самоуничижения словах. Он как бы говорит им, что сам он не имеет никакого значения: «Я глас, я только глас». Но так произносит он эти слова, что они не могут не слушать его. Ибо он — поистине глас, глас, пробуждающий от сна, открывающий истину.

Служители Бога — только голос, через который Богу угодно говорить с миром. И когда священник восклицает: «Христос воскресе!» — вся земля, не только те, кто стоит в храме, отвечают ему громоподобным: «Воистину воскресе!» Вся земля? Или скоро это тоже будет глас вопиющего в пустыне? И Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? Служители Бога призваны к такой огненной проповеди победы Божией, чтобы воскресли многие умершие от холода апокалиптической зимы души. «Покайтесь, потому что Христос воскрес, и приблизилось, как никогда, Царство Божие». «Исправьте путь Господу». Перестаньте обманывать себя относительно путей Господних. Книжники и фарисеи соделали их кривыми. Но сегодня Церковь как Предтеча возвышает свой голос, чтобы все возвратились к первоначальной чистоте, к той, которую дает Сам Бог. Кто очистит этот сегодняшний мир от смрада и грязи? Нет такой воды, нет таких слез, которые могли бы это совершить. Предтеча крестит в воде, и это все. «Но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете». Среди пасхального нашего ликования стоит воскресший Христос, как стоял Он на Иордане среди простых людей, и был одним из них.

Столько подлинно драгоценного сокрыто от мира. И Бог часто бывает ближе к нам, чем мы думаем. Царство Божие охватывает весь мир, и оно — уже посреди нас. Мы недостойны этого дара. Если больший из рожденных женами считал себя недостойным приблизиться ко Христу, чтобы как раб развязать ремень у обуви Его, — что сказать о нас? Но после того, что мы узнали в Пасху Господню, для нас невозможна жизнь вдали от Него. «Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн». Вифавар означает «дом перехода». Пасха Господня и есть этот наш переход от смерти к жизни и от земли к небесам.

Вторник Светлой седмицы

Лк, 113 зач., 24, 12—35

Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему. В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели. Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

Мы слышим Евангелие о явлении Христа воскресшего двум ученикам Христовым, идущим во Эммаус. Когда они идут по дороге, с ними рядом вдруг оказывается третий Спутник. Где двое или трое собраны во имя Христово, там Он посреди них. Они собраны во имя Христово и говорят о том, что произошло в Иерусалиме. Но они не могут узнать Того, Кто идет рядом с ними, потому что «глаза их были удержаны, — как сказано в Евангелии, — так что они не узнали Его» (Лк. 24, 16). День уже клонился к вечеру, и дорога шла на закат. Может быть, они не узнали Христа, оттого что солнце уже заходило, и в слепящем его свете трудно было узнать идущего рядом с ними Человека. Они шли туда, где уже наступала ночь, а христианин должен идти не к закату, а к восходу солнца.

В Ветхом Завете, после того как Бог в пустыне явил чудо через медного змия, знаменующего прообраз Христа Распятого, Он повелел народу Божию идти по дороге, ведущей к восходу солнца. Православные храмы, мы знаем, обращены алтарями к восходу солнца, и каждый христианин призывается идти по дороге, ведущей к восходу в нашей жизни Солнца Правды — к воскресшему Христу.

Наступает тьма. Не только о конкретном дне идет речь в Евангелии, эта тьма передает внутреннее состояние апостолов, когда они были в горе и разочаровании от всего, что произошло. Наступает тьма в истории человечества, когда к вечеру преклоняется день. И, тем не менее, мы призваны к тому, чтобы всегда помнить, что наша дорога идет туда, где восходит солнце, где свет. Не ко все сгущающейся тьме вокруг нас, которая очевидна, но — к восходящему солнцу, которое мы не можем различить.

Когда два ученика в сегодняшней евангельской притче говорят Путнику, поравнявшемуся с ними, о страшных событиях, в их словах звучит печаль — может быть, самая великая печаль, которая когда-либо была в мире: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля». Все их надежды оказались похоронены. Но по мере того, как ученики Христовы идут по дороге в Эммаус, их Спутник все более и более раскрывает им значение происшедших событий. И жизнь снова обретает смысл там, где она уже казалась совершенно бессмысленной. Тьма постепенно становится светом, оттого что Он идет рядом с ними.

Путник, идущий в Эммаус вместе с апостолами, делает вид, что хочет идти дальше, когда они, уставшие после дороги, останавливаются на ночлег. Они приглашают Его остаться с ними на трапезу, потому что «день уже склонился к вечеру». В этот момент многое решается в судьбе этих апостолов. И всегда решается в такие моменты в судьбе каждого человека. Ибо самый великий, самый опасный дар — дар свободы — может быть употреблен нами в погибель. Бог не навязывает Себя никому, Он очень бережно относится к нашему выбору. Оттого, что эти ученики проявляют милосердие — приглашают Его быть вместе с ними, — они сподобляются встречи со Христом воскресшим. Каждый из нас может принять Бога в свою жизнь, а может навсегда пройти мимо Господа, неузнанного нами в других. «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3, 20). Именно это и происходит с апостолом Клеопой и другим учеником, имя которого не названо в Евангелии.

Узнавание Воскресения Христова совершается постепенно. Христос ведет от одной тайны к другой, от одной глубины к большей глубине. Он жив. Но что значит это слово? Может быть, Он снова жив, как снова живым стал воскрешенный Им Лазарь? Вслед за этим ученики слышат, что, пострадав, Он вошел в славу Свою. Наконец, они узнают, что Христос воскрес.

Нам необходимо дорожить словом Божиим, если мы хотим встретить Христа на нашем пути, — вернее, узнать Его, потому что Он всегда рядом с нами. Святые отцы говорят, что Священное Писание — это рай, посреди которого ходит Бог. Кто будет часто, каждый день, открывать эту книгу, умом и сердцем погружаясь в нее, тот встретит Бога, ходящего в этом Божественном саду, в этом цветущем благоухании, священном насаждении истины. Но этого недостаточно. Необходимо сделать еще один шаг.

Христос был узнан учениками в преломлении хлеба, то есть, в Евхаристии. Господь взял хлеб, благословил его, преломил и дал им. Тогда открылись их очи, и они узнали Его. Евангелие становится частью литургии. Когда мы читаем Евангелие за литургией — это часть литургии, литургия оглашенных. Но она неотделима от литургии верных. Литургия целостна от начала до конца, она вся есть преломление хлеба. Все слова молитв, которые произносятся за Божественной литургией, тем более слова Писания, имеют отношение к этой тайне. И когда совершается преломление хлеба, слова евангельские раскрываются в полноте, и открываются очи наши к узнаванию Господа.

Будем помнить об этом великом даре, который всем предлагается в Церкви. Недостаточно только слова Божия, чтобы узнать Христа. Необходима жизнь по этому слову. Недостаточно слова Божия — необходимо участие в Божественной Евхаристии. Только приобщаясь в полноте слову Божию и Хлебу, Сошедшему с небес, можем мы лично узнать воскресшего Господа. Вся жизнь наша — это дорога в Эммаус, и вся она должна быть покаянием, изменением ума, через приобщение слову жизни и Телу и Крови Христовых. Через приобщение всему, что Христос сказал и совершил нашего ради спасения. Это дивная трапеза — «трапеза любви», за которой присутствует Христос, — начинается с обычной трапезы. Бог сугубым образом присутствует с нами не только когда мы молимся в храме, участвуем в Таинстве преломления Хлеба за Божественной литургией, но и когда мы помним о Нем в нашей повседневной жизни.

Ученики Христовы, благодаря участию в вечерней трапезе и приобщению Таинству, узнают распятого и воскресшего Господа и исполняются радостью. Хотя вечер уже наступил, так что Христос «стал невидим для них», Он присутствует в них Своею благодатью, и они, «встав в тот же час, возвратились в Иерусалим» (Лк. 24, 33). Они спешат скорее сообщить другим апостолам, что воистину воскрес Христос.

Святые отцы говорят, что нам ничего не принадлежит в этом мире, кроме того, что мы отдаем другим. Если это верно относительно материальных вещей, тем более это касается духовного. Только тогда благовестие о победе Христовой над смертью до конца становится нашим, когда мы сознаем эту радость так глубоко, что не можем ее удержать для себя и приносим ее другим людям. апостол Клеопа вместе с другим учеником приходят в Иерусалим, где собрались все апостолы, — и видят, что и остальные исполнены той же радости о воскресшем Христе.

Нам открывается, что такое Церковь. Каждый, кто сподобился встречи с Христом воскресшим (в обыденной ли жизни, при чтении Писания или приобщаясь Святых Христовых Таин), приходит в Церковь, где встречается с другими людьми, которые тоже могут рассказать о своем даре, полученном ими от Господа. Они обладают тем же самым драгоценным сокровищем, и вместе все мы исповедуем за воскресной всенощной, повторяя слова святых в течение всех веков до скончания мира: «Воскресение Христово видевше». Это — слава Церкви, потому что каждому из нас принадлежит не только богатство благодатных даров, которых сподобил его Христос, но и то богатство, которое имеют все, кто находится в Церкви Христа воскресшего.

Среда Светлой седмицы

Ин, 4 зач., 1, 35—51

На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его. И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий. Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, — что значит: учитель, — где живешь? Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа. Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос; и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты — Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр). На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною. Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри. Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев. Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.

«Вот Агнец Божий», — свидетельствует пред своими учениками Предтеча, увидев идущего Христа. Принесение в жертву Себя Христом за грехи мира — это то, что должно быть впереди всего в проповеди и служении Церкви. Христос и Крест Его. Этих слов было достаточно для учеников Иоанновых, чтобы они пошли за Христом. «Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: «Что вам надобно?»

Что нам надобно? Чего мы ищем? Благополучия, исцеления от болезней и бед или истину, вечную жизнь?

«Они сказали Ему: Равви, — что значит: учитель, — где живешь?» Они хотят не просто встречаться c Ним время от времени, а всегда пребывать вместе. «Пойдите и увидите», — говорит Господь. Господь зовет их к Себе. Чем ближе мы приближаемся ко Христу, тем больше видим Его красоту. Не так, как бывает с лжеучителями, которые поддерживают интерес к себе, держа своих учеников на расстоянии. Господь сразу же зовет их. Лучшее время — то, что сейчас. «Ныне — время благоприятное». «Они пошли и увидели, где Он живет, и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа». Хорошо быть там, где Христос, — где бы Он ни был. «Учитель, хорошо нам здесь быть!» Когда мы встречаемся с Богом, каждая подробность и даже час этого события запечатлеваются в наших сердцах навсегда.

После этого Андрей, весь переполненный Христом, «первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит Христос». Так естественно должно быть для нас искать духовного блага для наших близких! Кто истинно вкусил, как благ Господь, будет стремиться поделиться этим с другими. Господь, взглянув на Симона, сказал: «Ты — Симон, сын Ионин. Ты наречешься Кифа, что значит “камень” (Петр)». Петр по природе своей отличался горячностью и твердостью. Господь видит это, но знает также, что он станет камнем веры благодаря не своим природным качествам, а дару благодати. Однако с самого начала всякий приходящий ко Христу должен быть исполнен решимости хранить Ему верность даже до смерти.

И мы видим призвание Филиппа и Нафанаила. Филипп был призван Самим Христом. У Бога различные пути приведения ко спасению избранных Своих. «Иисус находит Филиппа и говорит: следуй за Мной». Христос искал нас и нашел нас, прежде чем мы начали искать Его. Господь ищет спасения всех, и тот, кому открывается Его благодать, невольно уподобляется Господу. Филипп пошел к своему лучшему другу Нафанаилу, чтобы поделиться с ним своею радостью: «Мы нашли Того, о Котором писали Моисей и пророки, Иисуса, сына Иосифова из Назарета». Нафанаил ответил ему: «Из Назарета может ли быть что доброе?»

Бывает, что когда в Церкви Христовой нам открывается вечная жизнь, мы приходим к кому-то и говорим об этом. И точно так же слышим в ответ: «Разве может быть что доброе в этой Церкви, которая не имеет ни вида, ни доброты, которая часто бывает отвержена, унижена и гонима?» И вместо того, чтобы доказывать этому человеку, что он ошибается, что на самом деле здесь есть высшая мудрость, которая не снилась никаким мудрецам, есть такая глубина, какой не достигает никто — даже лучшие из людей, мы отвечаем ему: «Иди и виждь» — «пойди и посмотри». Но надо вначале самому увидеть то, к чему ты хочешь пригласить другого. Не только увидеть, но и жизнью своей показать то, что невидимо. Жизнью своею мы должны показать это другому человеку, привести его ко Христу. И каждый человек, самый малый, оказывается для Господа драгоценнее всех, потому что ради этого человека Христос воплотился и принял страдания.

Когда Нафанаил приходит ко Христу, Господь говорит ему: «Вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства». «Почему Ты знаешь меня?» — спрашивает Его Нафанаил. Господь отвечает ему: «Прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя». И тогда Нафанаил, подобно апостолу Петру, произносит свое исповедание веры: «Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев». Почему же он так говорит? Стоя под смоковницей Нафанаил, очевидно, размышлял, о чем говорят все пророки, и молился, чтобы Господь сподобил его увидеть Мессию. Господь прочитал его самые сокровенные мысли, которые он не решался никому никогда высказывать.

Христос говорит Нафанаилу, что есть много людей, которые стоят где-то под другими деревьями и не думают, может быть, столь возвышенно и столь глубоко, но они также дороги Господу, и их Он тоже хочет приобрести непостижимыми путями. Он говорит: «Ты удивляешься, что Я знаю, что происходит в каждой душе человеческой? Ты увидишь бесконечно большее, ибо Я — путь для всех людей, Я — лествица, которая ведет в небеса». Он как бы напоминает о том пророческом видении, которое было некогда Иакову о спасении всех через пришествие Бога на землю. Только через Господа Иисуса Христа человеческие души могут восходить по лествице, ведущей на небо. Эта лествица есть также Церковь Христова, где по милости Божией нам дано было однажды ступить на одну ступеньку и узнать, что мы находимся там, где истина. Кто следует слову Христову, будет все более убеждаться в истинности его. И какого бы откровения ни сподобился человек здесь, на земле, несравненно большее уготовано для него Христом в будущем веке. «Кто Бог велий, яко Бог наш, Ты еси Бог, творяй чудеса». Отныне Христос начинает совершать чудеса. И скоро ученики Его станут свидетелями самого большого чуда — Крестной смерти Его и Воскресения.

Четверг Светлой седмицы

Ин, 8 зач., 3, 1—15

Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия. Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа. Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть? Иисус отвечал и сказал ему: ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь? Истинно, истинно говорю тебе: мы говорим о том, что знаем, свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете. Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном? Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

Перед нами — долгая беседа с Никодимом. Никодим, известный всем фарисей, учитель Закона, приходит ко Христу «ночью». Эта ночная встреча погружает нас в таинственную атмосферу. Поистине — мы все в ночи пред Богом. Мы все как Никодим — те, кто ищет Христа среди ночи.

Но то, что Никодим приходит ночью, имеет еще и другое значение. Он ночью пришел, ему недостаточно было слушать Христа среди толп народа. Он нуждался в том, чтобы встретиться с Господом наедине. Для него было лучше лишить себя ночного отдыха, нежели не услышать сокровенное слово Христа. Когда другие спали, он обретал спасительное знание. А, может быть, он поступил так из-за страха и малодушия. Он боялся или стыдился, что его увидят со Христом, и потому пришел ночью. Но хотя он пришел ночью, Христос принял его с любовью, давая образ своим служителям поддерживать добрые начинания, как бы ни были они слабы. Хотя теперь он пришел ночью, придет время, когда он открыто исповедует Христа. Благодать может быть сначала только горчичным зерном, а потом вырастает в большое дерево.

«Мы знаем, — говорит Никодим, — очевидно, от лица многих, — что Ты Учитель, пришедший от Бога: ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог». Как отличен его взгляд от многих его соплеменников, в особенности облеченных духовной властью, — тех, кто, видя дела Христовы, воспламенялись завистью и ненавистью ко Господу. И нам надо научиться у него видеть в чудесах самую суть.

Главное в беседе Христа с Никодимом — необходимость нового духовного рождения для человека. Недостаточно изумляться чудесам Христовым, надо снова родиться. Никодим ждет скорого прихода Царства Небесного. Но Христос говорит, что мы не будем годны для него, если духовно не изменимся, то есть не родимся заново. Рождение — начало жизни. У нас должно быть новое естество, новые принципы, новые цели. Мы должны родиться снова и свыше. Это новое рождение дается с небес, оно предназначено для божественной и небесной жизни.

Кто не родится свыше — не сможет увидеть Царства Божия, не сможет понять, о каком Царстве идет речь, не примет никогда его утешения. Это возрождение абсолютно необходимо и для земной жизни, тем более — для вечной, потому что невозможно вкусить блаженство, быть подлинно счастливым, не будучи святым.

«Как может человек родиться, будучи стар? Неужели он может в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?» — с недоумением спрашивает Никодим. То, о чем Христос говорит духовно, он воспринимает плотски. Но велико его желание познать истину! Когда мы встречаемся с трудностями в понимании Божественных тайн, мы не должны отступать от Господа. «Рожденное от плоти есть плоть», — говорит Господь. И если бы человек мог рождаться от утробы матери сотни раз, это не изменило бы сути дела. Грех растлил самое наше естество. «Яко в беззакониях зачат есмь» — исповедуем мы каждый день в покаянном псалме. И нам не следует удивляться тому, что должно нам родиться свыше. Господь говорит о рождении от воды и Духа, имея в виду Таинство крещения. Но мы призваны также в личном благодатном опыте — Духом Святым — узнать, о каком рождении говорит Христос. Действие Духа Святого таинственно — где, когда, кому и в какой мере соизволит Он сообщить Себя. Но Его дыхание не может остаться от сподобившихся этой милости сокрытым. «Дух дышит, где хочет, и голос Его слышишь и не знаешь, откуда приходит и куда уходит».

«Как это может быть?» — спрашивает Никодим. Есть то, что выше нашего естественного разумения. Но оттого что он не может постигнуть слово Христово своим умом, он не отказывается от искания истины. Сколь многие самонадеянно полагают, что невозможно поверить в то, что невозможно увидеть телесным зрением. «Ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?» — говорит Христос. Мы слышим здесь слово упрека Господа тем, кто берется учить других духовному, а сам плохо разбирается в этом. Тем, кто проводит время только во внешнем изучении Писания и внешнем соблюдении всего и небрежет о самой сути. «Можно быть вполне заслуженным доктором богословия, — говорит святитель Игнатий Брянчанинов, — а случись с этим богословом беда, он смотрит растерянно: да есть ли Бог?» «И откуда взяться свету, — добавляет святитель, — у этой тьмы».

«Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели», — говорит Христос — и не только о Себе, но о всех, кто Его. Потому от воскресения к воскресению, из века в век Церковь поет: «Воскресение Христово видевше». Он сошел с небес, и в то же время Он — Сын Человеческий. Теперь, когда Он говорит с Никодимом, — как Человек, Он на земле, но как Бог — Он на небе. Так велика Его любовь к нам, что Он был вознесен на Крест за наши грехи, как змей Моисеем в пустыне, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную — Пасху вечную, которая уже сейчас дается многим как рождение свыше.

Пятница Светлой седмицы

Ин, 7 зач., 2, 12—22

После сего пришел Иисус в Капернаум, Сам и Матерь Его, и братья его, и ученики Его; и там пробыли немного дней. Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня. На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать? Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его. На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? А Он говорил о храме тела Своего. Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус.

Мы помним эти события в начале служения Господа и накануне Его Крестных Страстей. Христос выходит из Себя и вразумляет торговцев храма с помощью бича. Он хочет, чтобы мы научились относиться с таким же глубоким благоговением к нашим каменным церквам, как и к Церкви, составляемой из камней живых, которая есть таинственное Тело Христово. Никогда возмущение Господа не проявлялось с такой силой. Есть среди нас «проповедники любви», которые говорят, что никакой гнев недопустим в Церкви. И они даже соблазняются действиями Господа. Но Христос, мы видим, опрокидывает столы, рассыпает монеты и выметает торговцев из храма вместе с их скотом как нечистоту. «Где вы находитесь, меркантильные души? Здесь не рынок, не дом торговли!»

Почему Господь являет такую ревность о храме? Неужели ради того, чтобы защитить его красоту? Этот храм, только что перестроенный Иродом, был огромен и великолепен. Шестьсот священников и триста левитов участвовали в богослужениях во время великих праздников. В центре площади среди многочисленных дворов, один из которых был доступен для язычников, располагалось самое святилище. Оно состояло из двух помещений: Святое, куда могли входить только священники, и где был жертвенник фимиама, золотой подсвечник с семью ответвлениями, стол для хлебов предложения. И далее, — отделенное двойной завесой, — было Святое Святых. В первом храме, построенном Соломоном, здесь находились Ковчег Завета и скрижали Закона, врученные Богом Моисею. С разрушением храма в 587 году до Рождества Христова Ковчег исчез, но Святое Святых осталось священным местом присутствия Божия. Только первосвященник имел право войти туда раз в году — в праздник, пророчествующий об Искуплении. Вот почему гневается Господь! Этот звон монет в храме, рядом со Святое Святых, был оскорблением величия Божия. И Христос говорит нам, чтобы мы не страшились отстаивать право защищать святыни Церкви. «Здесь вы должны уподобляться Мне, — как бы обращается Он к нам. — Храм — дом Отца Моего, и Я не позволю никому превращать его в вертеп разбойников».

Сколько ударов бича Господня полагалось бы для всех тех, кто разорял и осквернял наши храмы, превращал их в клубы, кафе и овощехранилища, в общественные туалеты — в дома их торговли! Воистину полной мерой они получили эти удары от Господа. Как полной мерой получат их и те, кто сегодня публично глумится над нашими святынями.

Господь напоминает, как опасно всякое неблагоговение. Из него постепенно создается атмосфера нечестия — так что, согласно Писанию, «человек беззакония» сможет сесть в храме, выдавая себя за Бога. Господь попустил быть очистительной буре 1917 года, разрушающей наши храмы, чтобы дать нам время на покаяние. Но как мало мы вразумились! О если бы каждый из нас мог сказать вслед за Господом: «Ревность о доме Твоем снедает Меня».

Где нет благоговения к храму, там не может быть истинного отношения к Церкви Божией. Но храм, которым иудеи так гордились, — только каменный храм, построенный к тому же язычником, желавшим польстить этому надменному народу. «Разрушьте его, — говорит Господь (и это произойдет при императоре Тите в 70-м году), — его значение относительно, ибо подлинный храм — тот, который Я восставлю в третий день». Даже ученики не поняли тогда слов Христа, потому что Он говорил о Своем Теле, Которое должно было воскреснуть в третий день.

Господь говорит, что истинный Храм, достойный бесконечного почитания, — человечество Христа, которое стало Ковчегом Его Божества. Слово стало плотию, и Его Тело — подлинное Святое Святых храма. «Ибо в Нем обитает полнота Божества телесно» (Кол. 2, 9). Тело Христово, Которое мы принимаем за Евхаристией и Которое присутствует в дарохранительницах на престолах наших храмов, должно исполнять нас страхом Божиим и бесконечным благоговением. И, наоборот, всякое неблагоговение или просто безразличие перед этой великой тайной должны вызывать в сердце христианина святой гнев, несравненно более праведный, чем по отношению к нечестию в Иерусалимском храме.

Новый Храм, достойный почитания, — не только человеческая природа Христа, но весь народ Божий, привитый к Нему и питаемый Божественной жизнью, исходящей от Него на всех членов Его мистического Тела. Вся Церковь, Тело Христово, — этот новый Храм, каменные храмы Которого — только бледный образ. Она составлена из всех крещеных людей, ищущих жизни по воле Божией. Несмотря на несовершенства, грехи и немощи своих чад, Церковь — пребывание Бога среди людей, знамение присутствия Его в мире. Она не создана святыми людьми, она создана, чтобы делать людей святыми. Потому что Создатель ее — Бог, Который становится одним из нас через Пречистую Деву.

В праздник Пасхи Господней, радуясь тому чудесному, что совершает Церковь в мире, позаботимся о нашем внутреннем очищении, чтобы быть нам на самом деле чадами ее. В течение всей Светлой седмицы мы слышим: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Каждый христианин — храм Божий. Тело каждого крещеного ребенка — вместилище присутствия Христова. В каждом новокрещеном младенце рождается Христос. С каким благоговением должны бы наши дети, и мы вместе с ними, совершать восхождение к Богу, неся в своем теле живое присутствие воскресшего Христа, принятое в крещении. Придет день, когда наши тела, эти храмы Духа Святого, возвратятся в землю. Наступит время, когда земная Церковь, с ее священством и таинствами, перестанет существовать, исполнив свое предназначение. Не будет больше Божественной Евхаристии. Наш мир разрушится, и все самые великолепные храмы превратятся в ничто. Но во граде небесном и вечном останется один только Храм, Который есть Сам Бог. Мы будем введены в него как чада Божии, и наша жизнь будет бесконечным приобщением радости Воскресения Христова.

Суббота Светлой седмицы

Ин, 11 зач., 3, 22—33

После сего пришел Иисус с учениками Своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил. А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились, ибо Иоанн еще не был заключен в темницу. Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с Иудеями об очищении. И пришли к Иоанну и сказали ему: равви! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти, а мне умаляться. Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земной и есть и говорит, как сущий от земли; Приходящий с небес есть выше всех, и что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его. Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен.

Мы видим прибытие Христа с Его учениками в землю Иудейскую. Наш Господь, выйдя на общественное служение, много странствовал и часто переходил с места на место. Изнемогая от усталости, Он спешил донести благовестие Царства Небесного до новых и новых сердец. Солнце правды, по слову псалма, «как исполин пробегает свое поприще от края небес исход его, и шествие его до края их, и ничто не укрыто от теплоты его» (Пс. 18, 6—7). Вы слышите, какой это пасхальный псалом!

Иоанн Предтеча начал крещение в земле Иудейской, и потому Христос начал крещение здесь. Сам Христос, Своей рукой, не крестил, но это делали по Его благословению ученики Его. Святые таинства Церкви совершает Сам Христос, но руками Своих служителей. «Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с иудеями об очищении» — с теми, кто отверг его крещение покаяния. В этом мире греха человечество разделено на тех, кто кается, и тех, кто не кается. И далее мы слышим, как Иоанновы ученики приходят к своему учителю, как бы сетуя на то, что все идут ко Христу: «Равви! Тот, о Котором ты свидетельствовал, вот, Он крестит, и все идут к Нему». Как ошибается тот, кто думает, что особенные труды и благодать одного из нас могут быть умалением трудов другого, получившего милость быть верным Богу! Если бы видели мы, что речь всегда идет о Христе Боге, Который служит нам Сам и через избранных рабов Своих!

И вот ответ Иоанна. Его нисколько не беспокоит, что все идут уже не к нему, а ко Христу. Это то, чего он больше всего желал. И Иоанн смиренно умаляет себя перед Тем, Кто несравненно выше его. Он видит, как дивно действует Промысл Божий: у всех — различные служения, различные дарования, согласно подаваемой каждому благодати. Мы не должны завидовать тем, кому больше дано, чем нам, у кого более полезная, как нам кажется, сфера деятельности. Все, что принадлежит в Церкви самому большему, будет принадлежать нам, если мы научимся радоваться его служению как собственному. Иоанн напоминает о своем прежнем свидетельстве о Христе. И теперь исповедует свою радость о Его приходе. Он сравнивает нашего Спасителя с Женихом, имеющим Невесту. А себя — с другом Жениха, с тем, кто «радостью радуется, слыша голос Жениха».

Верные служители Божии — друзья Жениха. Они стоят и слушают голос Жениха и внимают Его повелениям. Сочетание душ человеческих с Иисусом Христом в вере и любви — исполнение радости каждого истинного пастыря. Поистине нет большей радости. «Приходящий свыше и есть выше всех». Только Тот, Кто сошел с небес, может открыть нам волю небес и показать путь к небесам. Первое, что мы можем сказать о Христе: «Он выше всех». «А сущий от земли земной и есть и говорит как сущий от земли». Пророки и апостолы были только земными сосудами, хотя имели в себе небесное сокровище. Можно ли сравнивать проповедь Самого Христа с проповедью пророков и Предтечи? Как небо выше земли, так Его мысли выше их. Евангелие Христово откровение Божественной вечной истины. И Предтеча исполнен горечи, при виде неверности Богу слишком многих людей. Они не принимают слово Божие, не слушают его и не верят ему. Ученики Иоанновы печалились, что все идут ко Христу. А Предтеча печалится, что никто не идет ко Христу, — слишком мало тех, кто идет к Нему. Неверие рода человеческого — печаль святых. Но как драгоценна вера избранного остатка: «Принявший Его свидетельство, сим запечатлел, что Бог истинен». Бог истинен, даже если люди не запечатлевают это своей верой. Его истина не нуждается ни в чьей поддержке. Но верою мы сподобляемся чести принадлежать Христовой истине. Все обетования Божии — «да» и «аминь». Веруя во Христа, мы запечатлеваем, что Бог верен всем обетованиям, которые Он исполнил в Нем. И потому сегодня поем: «Воскрес Иисус из гроба, якоже прорече». И исполняемся совершенного доверия Его Промыслу.

Антипасха. Неделя 2-я по Пасхе

Апостола Фомы

Ин, 65 зач., 20, 19—31

В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.

Дверями затворенными входит Христос к захваченным бурею смерти ученикам Своим в первый и восьмой день Воскресения и уверяет их в истинности Своего человеческого тела: «Почему сомнения входят в сердца ваши? Это не призрак, это Я. Не бойтесь, посмотрите на руки Мои и ноги, осяжите Меня — дух ни плоти, ни кости не имеет, как Меня видите имеющим». Неужели это возможно — в самой славе Его можно видеть и слышать Его, прикасаться к Нему, и есть, и пить с Ним? Он не нуждается уже ни в пище, ни в питии, но убеждает нас в непреложности Своего человечества. Это не другое тело — оно прославлено, отличается от того, которое апостолы знали, но оно не другое. Никем и никогда уже не уязвимое, во свете неприступном, но по-прежнему с теми же ранами. На руках и ногах Его — следы от гвоздей, и Он не стыдится их перед Отцом Небесным, перед Ангелами и перед нами, ибо они неотделимы от Его славы. Из всех знаков пребывания Его среди нас Он эти захотел сохранить — великолепные знаки Его победы, отпечатки подлинности Его — Бога и Человека. Отныне только здесь, и больше нигде, я могу найти и увидеть Бога, только здесь, из этого ребра, копием прободенного, открывается Его любовь и исцеление для каждого человека. И святые в самом высоком созерцании Божественной благодати никогда не могут забыть, что они введены в нее Его пришествием в нашем теле.

Глубина любви измеряется страданиями и смертью. Как апостол Иоанн Богослов с Божией Матерью у Креста, как разбойник благоразумный, распятый рядом с Господом, стоит апостол Фома в добром, как говорит святая Церковь, неверии перед Воскресшим Спасителем. Раньше он, услышав о смерти Лазаря, и решив, что пришло время жизнь положить за Господа, говорил: «Пойдем и мы, умрем с Ним!» а теперь говорит: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». И это звучит, как исповедание апостола Павла: «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор. 15, 14; 15, 32). Если это не то же самое тело, которое соткано было во чреве Девы Марии, если не в этом теле сидел Он, утрудившись, у колодца, говоря с самарянкой, если прикосновением не этих рук отверз Он глаза слепому и сердце погибающей от отчаяния Марии Магдалины, изгнав из нее семь бесов, — если это не то же самое тело, это не мой Господь, и не мой Бог. Если это не то же самое тело трепетало от ужаса смерти в Гефсиманском саду и истекало кровью от бичеваний — не побеждает, не может никогда победить жизнь на земле, где она была побеждена. Если это тело мертво, то душа моя — труп. Никогда, ни за что, никакому призраку не поверю, — это будет другой христос, лжехристос, антихрист.

Блаженный Августин пишет в своей «Исповеди», что прежде чем стать христианином, он исследовал все философии, и нашел у языческих мудрецов почти все, что говорит христианство. Но ни у кого и нигде он не нашел того, что мы слышим в пасхальную ночь в Евангелии от Иоанна: «Слово стало плотью». Вся ложь от начала мира в тысячах несогласных друг с другом сект, древних и новых, восточных и западных религий, заполняющих сегодня пустоту неверия, сводятся к одному этому различию, и едины в своей ненависти к Фомину неверию. Как древние еретики учили, что сущность Христа была нематериальной, и когда Он ходил, не оставалось отпечатков от Его ног на земле, так сегодняшние лжеучителя претендуют на такую высокую духовность, которая вся устремлена в небо и не касается нашей грешной земли: «Какое значение имеет тело! Главное — дух, и необходимы такой пост и такая аскеза, чтобы прорваться в невидимый мир». Как во времена апостола Павла, они запрещают вступать в брак и вкушать мясо, но Слово Божие называет их вчера и сегодня сожженными в совести своей.

Если тело не имеет значения — допустимо оправдание какого угодно разврата, и познание глубин жизни должно происходить через познание зла до конца. Так открываются глубины сатанинские Апокалипсиса в «новом мышлении» — главном, всепобеждающем учении XXI века. В этой лжи — опасность для Церкви, более страшная, чем любое гонение на Церковь. Здесь покушение на самое существо христианской веры, на жизнь всякого человека, душа которого по природе своей — христианка.

Но если последние времена действительно принадлежат нам, разве не видим мы в сегодняшнем мраке на горизонте зарю восьмого дня! Первые лучи ее коснулись нас в пасхальную ночь, пред вкушением нового мира, и мы узнали тайну нового человечества, у которого будет новое тело, как у воскресшего Господа, но это при условии, что наши души уподобятся через исполнение заповедей блаженства Его душе. Вся сущность веры — остаться верным той правде и той чистоте, которую Господь открывает в Своей благодати. «Господь мой и Бог мой!» — восклицаем мы, не помня себя от радости, и Господь отвечает: «Не будь неверен, но верен». Как Господь не отделяет славы Своего Воскресения от того, что происходит со мною каждый день, так до смерти я должен быть верен, чтобы не допустить никакого греха, никакого разрыва между моею жизнью каждого дня, до смерти, между землею, где я тружусь, и новым небом, и новой землею. Ибо древнее все миновало (2 Кор. 5, 17).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *