Седмица 13-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мк, 11 зач., 3, 6—12

Тогда фарисеи составили с иродианами совещание против Иисуса, как бы погубить Его. Но Иисус с учениками Своими удалился к морю; и за Ним последовало множество народа из Галилеи, Иудеи, Иерусалима, Идумеи и из-за Иордана. И живущие в окрестностях Тира и Сидона, услышав, что Он делал, шли к Нему в великом множестве. И сказал ученикам Своим, чтобы готова была для Него лодка по причине многолюдства, дабы не теснили Его. Ибо многих Он исцелил, так что имевшие язвы бросались к Нему, чтобы коснуться Его. И духи нечистые, когда видели Его, падали пред Ним и кричали: Ты Сын Божий. Но Он строго запрещал им, чтобы не делали Его известным.

Господь снова исцеляет в синагоге в субботу страждущего человека. И «фарисеи, выйдя, немедленно составили с иродианами совещание против Него, как бы погубить Его». Противостояние врагов Христовых нарастает — от обвинения в богохульстве — к заговору об убийстве. Казалось бы, Его милосердие должно бы было пробудить у них любовь к Нему, а чудеса, которые Он совершал, — веру в Него. Вместо этого мы слышим: «Он должен умереть». «Но Иисус с учениками Своими удалился к морю». Господь оставляет это место, научая нас в бедственные времена не пренебрегать собственной безопасностью. Прежде чем вступить в открытое сражение с духовными вождями Израиля, Христос должен был удаляться из синагог. Но это не был уход человека, который боится встретиться с сильным врагом. Его час еще не пришел. Ему надо было еще многое сделать и сказать, прежде чем наступит время последнего противостояния. Христос оставляет синагоги, и останавливается на берегу моря под открытым небом. «И за Ним последовало множество народа». Люди идут со всех сторон, преодолевая огромные расстояния, чтобы только увидеть Его и услышать Его. Одни исполнены такой ненависти ко Христу, что изгоняют Его из своей страны, а для других Он столь дорог, что они идут за Ним, куда бы Он ни пошел. Что заставляло их так поступать? «Услышав, что Он делал, шли к Нему в великом множестве». Одни желали увидеть Того, Кто совершает великие чудеса, другие — надеялись, что Он совершит чудо и для них. Узнавание, что сделал Христос с другими людьми, и что Он доныне делает, не может не влечь нас к Нему. «Ибо многих Он исцелил, так что имевшие язвы бросались к Нему, чтобы коснуться Его». Вот для чего посылаются нам болезни — чтобы мы начали искать Господа и шли к Нему как к Врачу душ и телес наших.

Они бросались ко Господу, каждый стараясь быть как можно ближе к Нему, чтобы первому получить Его помощь. Больные и одержимые бесами не только ждали, когда Он коснется их, но сами бросались к Нему, чтобы коснуться Его. Нам показано, с одной стороны, как велика власть темных сил над родом человеческим. А с другой стороны, эти люди чувствуют, что бесы не могут находиться в присутствии Христа, и потому устремляются к Нему.

«И сказал ученикам Своим, чтобы готова была для Него лодка по причине многолюдства, дабы не теснили Его». Атмосфера становится все более напряженной. Наплыв народа напоминает военное наступление. Господь окружен со всех сторон. Он тесним толпой, явно ищущей, прежде всего, земного, и должен поэтому обороняться. Он резко одергивает бесов, заставляя их замолчать. И с помощью Своих учеников удаляется на некоторое расстояние от толпы, осаждающей Его. Маленькая лодка, в которую Он садится, — Его убежище. Лодка — образ Церкви. В день Вознесения Господь даст ученикам заповедь: отступить немного от земли, не разлучаясь с ней. На самом деле эта толпа, не понимающая ничего в служении Христа, может располагаться в лагере тех, кто противостоит Ему. Это противостояние не такое сознательное, как у фарисеев, но оно так же реально. Эти люди во многом напоминают тех, кто будет приветствовать Господа при входе в Иерусалим накануне Его Крестных страданий! Разочарованные в своих ожиданиях, они сменят приветствия: «Осанна!» на крики: «Распни Его!» Господь видит это, но Он удаляется к морю не для того, чтобы отослать ни с чем народ, который грубо теснит Его. Он принял всех милостиво, и дал им то, ради чего они пришли к Нему. Никогда Он не сказал ни одному человеку, настойчиво искавшему Его: «Напрасно вы приходили ко Мне». И как при входе в Иерусалим, Он обещает дать всем несравненно лучшее, чем они просят.

Можно задать вопрос: почему Христос так строго запрещал говорить о Себе? Причина была очень простая и очень серьезная. Он был Мессия, Христос, Помазанник Божий, но Его помазанничество совершенно отличалось от того, чего ожидал народ. Для Господа это был путь служения, жертвы и любви, завершающийся Крестом. В представлении народа Мессия должен был быть победоносным царем, который со своими мощными армиями сокрушит римлян и установит владычество иудеев в мире. Потому, если теперь весть о том, что Мессия пришел, распространится повсюду, с неизбежностью последуют бунты и восстания, особенно в Галилее, где народ был всегда готов пойти за национальным вождем. Для Господа помазанничество — это жертвенная любовь, для народа — иудейский национализм. Потому прежде провозглашения Своего помазанничества, Господь должен был просветить народ истинным знанием, что оно значило. На этом этапе ничего, кроме вреда, смятения и крушения, весть о явлении Мессии не принесла бы. Ничего, кроме бессмысленной войны и жестокого кровопролития не произошло бы. Преждевременное извещение о Его приходе в мир было бы покушением на все Его служение спасения рода человеческого.

Господь исцелил многих. И духи нечистые были побеждены. От Его приближения они падали пред Ним, желая отвратить Его гнев. Совершая эти великие чудеса, Христос не ищет славы Себе. Дела, которые Он творит, свидетельствуют о Нем. Весть о них распространяется повсюду и прокладывает к Нему дорогу даже для самых очерствелых сердец.

Вторник

Мк, 12 зач., 3, 13—19

Тогда взошел Иисус на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов; поставил Симона, нарекши ему имя Петр, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата Иакова, нарекши им имена Воанергес, то есть `сыны громовы’, Андрея, Филиппа, Варфоломея, Матфея, Фому, Иакова Алфеева, Фаддея, Симона Кананита и Иуду Искариотского, который и предал Его.

Места пребывания Господа весьма характерны — в Евангелии от Марка. Берег моря — место, где Христос встречает толпы народа, дом или синагога — место столкновения Его с врагами. Гора — место сокровенного общения и молитвы. Господь восходит на гору с самыми Своими близкими учениками. Перед лицом враждебно настроенных фарисеев и колеблющихся как стихия толп Ему надо знать, что Благая Весть, несмотря ни на какие преграды, пробивает себе дорогу.

«Он взошел на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел». Не тех, кого мы считаем самыми подходящими для служения в Церкви. Но тех, кого Он считает таковыми. Христос призывает, кого Сам хочет. Он отделил их от народа, и они пришли к Нему. В призванных по Его воле Он влагает волю придти к Нему. Другие могут приходить и уходить. Толпы народа могут быть с Ним здесь сегодня, а завтра — в другом месте. Но эти должны соединить свою жизнь с Его жизнью, и быть с Ним всегда. Они должны быть свидетелями Его учения, образа жизни, терпения и любви, научиться от Него, чтобы они могли научить других. Для этого потребуется время, и не только время. Христовы служители, в каком бы веке они ни жили, должны быть как можно больше со Христом.

И Господь дал им власть исцелять болезни и изгонять бесов. Они увидели, что власть, какой Христос совершил эти чудеса, была властью Самого Бога, что Он — не Слуга, а Сын в Своем собственном доме. Наш Господь имел жизнь в Себе, и Дух Святой пребывал на Нем в полноте, без меры. Ибо Он мог дать эту власть немощным и ничего не значащим в этом мире людям.

Двенадцать избранных Им учеников именуются апостолами, что означает «посланные». Их число соответствует числу колен Израиля, богоизбранного народа, служение которого, начиная от Авраама, заключалось в том, чтобы принести истинное знание о Боге миру. апостолы названы здесь не в том порядке, как в Евангелии от Матфея. Но как там, так и здесь, Петр стоит первым, а Иуда — последним. Здесь Матфей поставлен впереди Фомы, а в Евангелии своего имени Матфей поставил себя после Фомы. Но только в Евангелии от Марка упоминается, что Христос дал Иакову и Иоанну имена «Воанергес», то есть «сыны громовы». Может быть, за их ослепительную от края до края земли проповедь в будущем, за их пламенеющую ревность по правде Божией. Мы знаем также, что Иоанн, один из «сынов громовых», был исполнен такой любви ко Господу, что смог устоять у Его Креста вместе с Божией Матерью, когда все апостолы разбежались. И он был возлюбленным учеником Спасителя.

Четверо, призванных в первый час, идут впереди всех. Некоторые получили новые имена, ибо имя может содержать характерные черты личности. Дать имя человеку — в какой-то мере определить его призвание.

Избрание двенадцати учеников — это начало зарождения Церкви. Христианство — это апостольская Церковь. С самого начала христианская вера открывается в общении с Богом и друг с другом. Вся суть духовного пути фарисеев заключалась в отделении людей друг от друга. Само именование «фарисей» означает «отделенный». Христос пришел, чтобы рассеянных чад Божиих собрать воедино, чтобы люди научились жить друг с другом и друг для друга.

Избранные ученики Христовы представляли из себя очень смешанную группу. Матфей был сборщиком податей, мытарем, и, следовательно, отверженным. Для своих соотечественников он был отступником и предателем. А кем был Симон Кананит, более точно именуемый в Евангелии от Луки: Симон Зилот? Зилоты, то есть ревнители, неистовые националисты, были готовы убивать римских оккупантов, чтобы освободить свою страну от чужеземного ига. С самого начала в Церкви были самые разные люди, но их объединяло то, что для них дороже всего был Христос. По человеческим меркам, люди, которых избрал Господь, мало подходили для столь ответственного служения. Они были бедны, их положение в обществе было самым неприметным. У них не было никакого образования, они не были научены богословию. Двенадцать апостолов были самыми обыкновенными простыми людьми. Но у всех у них были две замечательные особенности. Во-первых, их неодолимо влекло ко Христу. Они видели в Нем то, что заставляло их идти за Ним как за своим Господом и Учителем. И, во-вторых, у них было мужество идти за Ним, куда бы Он ни пошел.

Надо было иметь мужество идти за Господом, когда Он спокойно шел среди ловушек иудейских правил и предписаний, приближая час Своего неизбежного столкновения с первосвященниками и книжниками, которые изображали Его в глазах народа как осквернителя Храма и разорителя Закона. Никто из людей не оставлял так, как они, все на свете ради этой безнадежной, по мнению мира, надежды. И никто не делал этого со столь ясным осознанием, чем такой выбор чреват. У этих двенадцати избранников могли быть какие угодно недостатки, но они любили Христа, и они не боялись сказать миру, что любят своего Господа. И они засвидетельствовали жизнью и смертью своей правдивость своих слов.

Это и есть христианство, это то, что они должны были донести до других — силой и властью Святого Духа, Который Он пошлет им от Отца в день Пятидесятницы после Крестной смерти и Воскресения Господа. Это и есть Святая Соборная и апостольская Церковь. Они были побеждены Христовой любовью, чтобы победить мир для этой любви.

Среда

Мк, 13 зач., 3, 20—27

Тогда пришел Иисус в дом; и опять сходится народ, так что им невозможно было и хлеба есть. И, услышав, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя. А книжники, пришедшие из Иерусалима, говорили, что Он имеет в Себе веельзевула и что изгоняет бесов силою бесовского князя. И, призвав их, говорил им притчами: как может сатана изгонять сатану? Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот; и если сатана восстал на самого себя и разделился, не может устоять, но пришел конец его. Никто, войдя в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного, и тогда расхитит дом его.

Христос уходит в дом с избранными Им учениками, чтобы побыть с ними наедине. «И опять сходится народ», теснясь вокруг дома, так что у них не было даже времени и поесть. Но Господь не закрывает двери для приходящих к Нему. Его служители должны научиться, что любые неудобства и любые трудности легко переносятся там, где сердца горят ревностью по делу Божию. Что может быть лучше встречи ревностной паствы и ревностных проповедников! Сеяние слова Божия обещает там самые обильные всходы.

И мы видим, какую заботу проявляют о Нем Его близкие. Когда они услышали в Капернауме, что за Ним следуют толпы, они пошли взять его и привести домой, ибо говорили, что Он вышел из себя. В этой их неразумной заботе больше упреков, чем уважения к Нему. Именно это значат их слова: «Он вышел из себя». Может быть, они поверили клеветам Его врагов, которые говорили, что это явный признак ненормальности — стараться привлечь к себе такие толпы. А, может быть, как полагают некоторые толкователи, это была обыкновенная забота родных о Его телесном здоровье. «Он ослабел, у Него нет даже времени поесть, — говорят они. — Силы скоро совсем оставят Его. Надо взять и увести Его, ибо Он нуждается в передышке».

«Он вышел из себя». И действительно, ни один разумный человек не оставит спокойную обеспеченную жизнь и не пойдет по свету, не имея где главы приклонить. А кто Его ближайшие спутники? Рыбаки, мытари, фанатичные националисты. Ни один здравомыслящий человек не свяжет свою судьбу с такими людьми. Ни один рассудительный человек не выступит против силы, которая рано или поздно раздавит Его. Безумие противостоять книжникам и фарисеям, духовным вождям народа, олицетворяющим его многовековую освященную Богом крепость. Безумие быть столь безразличным к непоколебимому общественному мнению. Безумие не думать о собственной безопасности — то, что люди ищут прежде всего.

И далее следует вмешательство учителей Закона, видящих изгнание бесов Христом. Это были «книжники, пришедшие из Иерусалима». Они проделали столь долгий путь с целью воспрепятствовать распространению проповеди Христовой. Они прибыли из Иерусалима, где были самые образованные и искусные учителя. И своим авторитетом иерусалимских учителей должны были повлиять не только на простых людей, но и на других книжников. Они не могли отрицать, что Христос изгоняет бесов, и возвели клевету на Него, что «Он имеет веельзевула и что изгоняет бесов силою бесовского князя». «Не поддавайтесь обману, — говорили они, — сатана не изгнан, он только ушел на время по соглашению с ним». Они говорили, что Господь вступил в сговор с бесами и что с помощью большего беса он изгоняет меньших. Всегда существовала вера в «черную магию», и в этом зле они обвиняют Христа. Они говорят, что Он — посланник диавола.

Долготерпеливый Господь взывает к разуму слушающих. Кто поверит, что сатана добровольно оставит тех, кем он владеет? Как может сатана изгонять сатану? «Если сатана восстал на самого себя и разделился, не может устоять, но пришел конец его». Господь предлагает им здраво рассудить происходящее, да всякие уста заградятся. Было ясно, что учение Христово — война против царства диавола. И было так же ясно, что изгнание сатаны из несчастных людей подтверждало Христово учение. Сатана вынужден отступать, он не может идти против собственных интересов.

Жизнь — борьба сил зла и силы Божией. Но Господь не просто объясняет, откуда исходит зло, — Он немедленно вступает с ним в сражение. Неразумно, когда мы посвящаем много времени попытке объяснить происхождение зла, и очень мало времени — реальной борьбе со злом. Когда дом охвачен огнем, невозможно представить хозяина дома лежащим на диване за чтением брошюры о причинах пожаров.

Христос будет вести наступление на бесовские силы, где бы они ни укрепились — будь то человеческое тело или человеческая душа. Ясно, что цель Христа — войти в дом сильного и расхитить все, что есть у этого врага. Потому естественно предположить, что прежде Он должен связать сильного. Господь уже теперь связует сатану, чтобы все видели Божию победу.

Четверг

Мк, 14 зач., 3, 28—35

Сказал Господь: истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению. Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух. И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя. И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои; ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь.

К книжникам, обвинявшим Его, Христос обращается с предупреждением о хуле на Духа Святого, грехе, которому не может быть прощения. Святые отцы много размышляли о природе этого непрощаемого греха. И для многих до сих пор непонятно, как это Бог, бесконечно милостивый, может кого-то не простить. Дело в том, что прощение, которое принес Спаситель, надо принять. Как говорил преподобный Силуан Афонский, всегда может кто-то в самый последний момент сказать: «А я не хочу».

Обвинения книжников Христа позволяют нам понять, почему они не в состоянии принять Божие прощение. Они — свидетели дел Господа, которые Он совершил силою Духа Святого. При Крещении Господа на Иордане и во время Его искушения в пустыне, Дух Божий действовал в Нем (Мк. 1, 9—13). И прощение грехов — то, ради чего Христос пришел на землю, Он совершает Духом Святым (Мк. 2, 5). Как может принять это прощение тот, кто отождествляет действия Духа Святого с делом диавола? Сказать, что Христос действует силой бесовской, — значит, закрыть себя для прощения Духа Святого, всегда присутствующего и действующего во Христе.

В чем заключается хула на Духа Святого, за которую не может быть прощения? Трудно дать точное определение этой духовной смерти, нет необходимости предлагать список самых черных грехов, соответствующих этому состоянию. Речь идет скорее о таком всеопределяющем отношении к Богу, пример которого являют книжники, научившиеся видеть зло там, где добро. Кто не оставляет в себе места для добра, не может открыться прощению — самому великому дару, предлагаемому Богом. Словами, обращенными к книжникам Иерусалима, Господь предостерегает от такого искаженного видения жизни, когда человек тщится все очернить до самих сокровенных глубин, и таким образом делает себя недоступным для добра и красоты, для Самого Бога. Это предупреждение касается тех, кто в Церкви, и врагов Церкви, и всех без исключения людей.

Страшен этот отказ от очевидности света, отказ от Божественной любви. Грех книжников заключается в такой диавольской гордыне, которая не может узнать действия любви Божией в том, что совершает Христос. В словах Спасителя о грехе против Духа Святого, прежде всего, раскрывается милосердие Божие, готовое простить множество наших грехов. «Будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили», — говорит Господь. Но Бог оказывается со связанными руками, когда свободный человек отказывается от прощения, столь щедро предлагаемого ему. И, может быть, самый тяжкий грех и есть неверие, что Бог способен простить самые великие наши падения — там, где есть подлинное покаяние.

И далее нам показано, кто входит в святое семейство Христово. «И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его». Близкие по плоти хотят, чтобы Он снова был с ними, они пытаются убедить Его возвратиться домой, перестать потворствовать прихотям этой истеричной толпы, которая поведет Его, куда Он не хочет. Очевидно, речь идет о Его репутации и репутации Его близких. И так Он уже зашел далеко. С осторожностью подходят Его родственники к дому, где Он учит. Чтобы избежать шума, они зовут Его выйти к себе. Наедине они смогут сказать Ему то, что они думают. Господь — в доме, внутри, вокруг Него — те, кто являет образ будущей Церкви. А семья по плоти — вовне. Она не смешивается с собравшимися внутри. Она зовет Господа совне, как если бы Он должен был повиноваться ей. Мы невольно думаем о семьях, которые во времена гонений хотят убедить своих близких не оставаться в Церкви, потому что это становится опасно. Но в том-то и дело, что они остаются вовне. А внутри можно быть, лишь исполняя волю Божию.

Кто-то говорит на ухо Господу: «Твои близкие спрашивают Тебя». Но Господь вместо того чтобы подчиниться им, пользуется случаем для продолжения Своего поучения: «Матерь Моя и братья Мои спрашивают Меня? Но кто Матерь Моя и братья Мои?» И, глядя на этих простых людей, сидящих вокруг Него, говорит: «Вы — Моя семья». Мы знаем, как через восемнадцать веков преподобный Серафим Саровский будет показывать на иконы святых, говоря: «Это все мои родные». Слушающие слово Христово и исполняющие волю Отца Небесного — самые близкие родные для Господа. Его семья — огромна. Она состоит из всех людей, которые до конца времен будут исполнять волю Божию.

Разумеется, у Господа и в мыслях нет отвергать Свою семью, тем более Свою Пречистую Матерь. Он знает, что ни один человек на земле так не предан воле Божией, как Она. Велика тайна единства Божией Матери с Ее Божественным Сыном. Но Господу надо показать, что слава Божией Матери заключена более в Ее послушании Отцу Небесному, чем в Ее родстве по плоти и крови с Ним. И Он хочет сказать всем, кто с трепетом и любовью слушает и будет слушать Его слово, что одним этим они уже больше, чем просто Его друзья. Они самые родные Ему, они — Матерь Его, и братья Его, и сестры Его. Они — возлюбленные Его, и Он — возлюбленный их, Бог и Господь.

Пятница

Мк, 15 зач., 4, 1—9

Тогда начал учить Иисус при море; и собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сидел на море, а весь народ был на земле, у моря. И учил их притчами много, и в учении Своем говорил им: слушайте: вот, вышел сеятель сеять; и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило семя, и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!

Предыдущая глава начиналась с описания прихода Христа в синагогу. Эта глава начинается с того, что Христос учит при море. Он хочет, если возможно, достигнуть всех и всех просветить.

Берег моря, огромная толпа народа, лодка, в которой сидит Христос. Мы уже видели во второй и третьей главах Евангелия от Марка (Мк. 2, 1—13 и 3, 7—10) подобную картину. Толпа кажется более спокойной, чем тогда. Находясь в лодке, Господь учит, как учат проповедники в храме. Мы можем представить лодку посреди небольшой бухточки, и толпы людей, образующих на берегу полукруг. Учитель — вдали, но не слишком далеко. Его хорошо слышно, и это важно.

Притчу о сеятеле Господь начинает призывом: «Слушайте», а заканчивает словами: «Кто имеет уши слышать, да слышит». Слово Христово требует внимания. Даже тогда, когда мы не вполне понимаем Его, или даже понимаем не так, как нужно, мы должны прилежно внимать. Придет время, когда мы найдем в Его словах больше, чем то, что нам казалось вначале.

На самом деле притча о Сеятеле, как и другие притчи Спасителя, может быть понята на разных уровнях. Самые ограниченные слушатели воспримут только то, что на поверхности, — что только добрая земля плодоносна, а от посеянного при дороге на каменистой и заросшей терниями почве не будет хорошего урожая. Христос лишь напоминает то, что каждый земледелец знает из своего опыта. Однако в притче говорится о другом. И тем, кто слушает не только краем уха, открывается большее. Притча о земле, принимающей сеяние, обращена к живущим на этой земле и принимающим слово Христово. И некоторые начинают понимать, что речь идет об их жизни. Господь не говорит, что это за семя. Притча содержит в себе то, что прямо в ней не сказано. Чтобы обрести ключ, открывающий смысл притчи, надо назвать семя по имени. И тогда откроется совершенно иное, чем просто картина из деревенской жизни.

Когда Христос останется наедине с учениками, Он даст им объяснение этой притчи. Оно будет заключено в одной фразе: «Сеятель слово сеет». Остальное можно понять, исходя из этого. Различные виды земли, на которую падает семя, представляют собой различные состояния людей, принимающих слово. Безрассудная открытость для зла (посеянное при дороге), поверхностная жизнь, лишенная постоянства (посеянное на каменистом месте), погруженность в суету мира, отнимающая все силы, необходимые для самого главного (посеянное в тернии). И, наконец, внимание к дару Божию и благодарное раскрытие его в своей жизни (посеянное на доброй земле). Только последнее приносит плод.

Господь начинает с того, что происходит в определенный момент на земле, и возводит мысль слушающих Его на небо. Он начинает с того, что видимо для всех, чтобы дать возможность достигнуть невидимого. Он начинает с того, что все знают, чтобы открылось то, о чем, может быть, никто и никогда не задумывался. В этом суть учения Христова. Он не хочет поразить тем, что для нас сложно и непонятно. Он начинает с самых простых вещей, понятных и для ребенка.

Благодаря этому Господь показывает, что существует реальная связь между землей и небом. И что даже в обычной каждодневной нашей жизни, там, где птицы, деревья, рыбы, солнце, цветы, мы можем увидеть Бога. И «невидимое Его, вечная сила и Божество, — как скажет апостол Павел, — от создания мира через рассматривание творения видимы» (Рим. 1, 20).

Такова эта притча о засеянной земле, такими же будут и другие Его притчи. Нам предлагается история, в которой все ясно и очевидно, но для слуха, открытого иному порядку жизни, она содержит в себе несравненно большее. И каждый приглашается взять из нее то, что он может принять.

Суббота

Мф, 90 зач., 22, 15—22

Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Иисуса в словах. И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? Покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.

Есть слова, которые меняют течение истории. К таким относится слово Христа: «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Оно решительно определяет отношения между религией и политикой, между Церковью и государством. Оно дает христианству принципиально другое направление, отличное, например, от ислама.

Где и когда Христос произнес это слово, которое стало законом? В Иерусалиме, за несколько дней до Своих Крестных Страданий, когда с разных сторон все делали, чтобы избавиться от Него, и изыскивали, как скомпрометировать Его. Ловушка была построена весьма искусно. Платить подати императору, римской оккупационной власти, означало признать ее как законную власть. Однако «фундаменталистски» настроенные иудеи выступали против этого. Они предпочитали террор, вооруженную борьбу против римлян. Многие из них кончили жизнь на кресте, как два разбойника, казненных одновременно с Господом.

Фарисеи, задававшие вопрос Господу, были за компромисс: ради сохранения мира, считали они, надо платить налоги. Когда придет Мессия, Он освободит Свой народ от римского ига. Если Христос объявит Себя Мессией, Он должен отказаться платить подати. Если Он так сделает, они могут предать Его римлянам как бунтовщика. Если Он не сделает так, Он не есть обещанный Искупитель. Господь, видя их намерение, обличает их в лицемерии: «Покажите римскую монету. Разве вы не видите на ней изображение и подпись римского императора? Зачем же вы берете эту монету в руки, в то время как изображение человека запрещено иудеям? Монета принадлежит императору, так отдавайте ее ему! Но более существенно, чтобы вы отдали Богу то, что Ему принадлежит».

Этим словом Христос разделил раз и навсегда политику и религию, государственное служение и служение Богу. Император заставлял поклоняться себе как Богу, повиновение ему было культом. Все диктаторы пытались завладеть не только деньгами своих подданных, но также их душой. Они хотели обладать одни всем человеком. Полностью. Так поступал Гитлер и так поступал Ленин. Вот почему Церковь Христова была им ненавистна. С одной стороны, Христос требует от Своих учеников повиноваться гражданской власти, даже если речь идет о чужеземном господстве вроде римской оккупационной власти. С другой стороны, Он ясно говорит, что человек должен поклоняться только Богу: воздавать Богу Богово. На монетах изображение и надписание императора, так отдавайте их ему, потому что они принадлежат ему. Вы же носите в себе изображение Божие, образ Божий, ибо человек создан по образу Божию. Отдавайте же ваши сердца, вашу жизнь Тому, Кому они принадлежат. «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Эти слова всегда напоминают нам, что человек больше, чем экономика, деньги, политика. Они тоже важны, но все должно быть на своем месте. Они — только средства и никогда не могут быть смыслом и целью человеческой жизни. Как говорят святые отцы, поставь первое на первое место, и остальное само займет свое место.

Неделя 13-я по Пятидесятнице

Мф, 87 зач., 21, 33— 42

Сказал Господь такую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Вся эта притча — рассказ об отвержении Самого Господа Иисуса Христа. Виноградник в ней — вначале избранный Богом народ Израилев. Как говорит пророк Исаия: виноградник Господень — народ Израилев (Ис. 5, 7). Хозяин виноградника — Бог, виноградари — религиозные вожди народа, слуги, которые приходят, чтобы собрать плоды, — посланные Богом пророки. И, наконец, Сын — Христос Мессия, Он послан как последний посланник в мир.

В притче нет другого объяснения Его смерти, кроме того, что виноградари убили Его, потому что знали, что Он наследник, что Он — Сын Божий. Не потому что не знали, а потому что знали. «Придем и убьем Его, — говорят они, — и наследство будет наше». Какое простое решение всех проблем, существующих в роде человеческом, когда он отворачивается от Бога! От Каина до Каиафы, от Каиафы до убийц нашей святой Царской Семьи и до последнего убийцы, который будет на земле. Вынуть камень, всего один, из строения жизни — и не заботиться ни о чем. Все теперь принадлежит нам, и мы поступаем так, как мы хотим. Как просто и ясно показана в этой притче история и судьба Израиля и всего человечества!

Обратим внимание на то, как милостив Господь по отношению к тем, кому Он вверяет Свой виноградник. Господь дает его делателям и оставляет их одних. Он не стоит над ними, как надсмотрщик. Он доверяет им то дело, которое они призваны осуществить на земле. И мы видим еще, с каким непостижимым терпением снова и снова, несмотря на все страшные грехи и преступления, Господь дает им возможность ответить на Его доверие, на Его любовь. Однако это не означает, что праведного суда Божия не существует. Все кончается тем, что Господь, как мы слышали, предает смерти злых делателей, забирает виноградник у них и передает его другим.

Со времени пришествия Христова новый виноградник Божий распространяется по всей земле. Весь человеческий род включается в этот виноградник. И этот новый виноградник — Церковь Христова с апостолами, мучениками, святителями, исповедниками, преподобными, благочестивыми царями и царицами — теми, кто достойно трудится в Господнем винограднике. Это «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел», как говорит нам слово Божие (1 Пет. 2, 9). «Якоже красный плод спасительного сеяния», приносят Господу добрые виноградари свой труд, и будут приносить Ему до скончания века.

Однако эта притча Господня — о злых виноградарях. И она касается не одного только Ветхого Завета. Вся Церковь наша — виноградник Господень. Каждая душа человеческая, говорят святые отцы, это своего рода виноградник. И подобно тому, как хозяин винограда в притче не получил ни одной кисти виноградной, точно так же Бог очень часто не получает духовных плодов от многих людей, которых Он любит. Что за опустошение над нашей землей прошло в недавние годы? Сам диавол иссушил почти весь виноградник. И Господь предупреждает, что будет горшее. Сын Человеческий, говорит Он, придя, найдет ли хоть одну виноградину на земле?

Кто же будет виновен в этом более всего? Мы знаем, что князь мира сего, все более утверждающий свою власть в этом мире, зная, что ему мало осталось времени, все более неистовствует, все более утверждает свое господство, «тайну беззакония», о которой говорит апостол Павел в Послании к Солунянам (2 Фес. 2, 7). Но она действует не только во внешнем мире — говорят святые отцы — она касается и самой Церкви, потому что в конце концов «человек беззакония», как говорит апостол, придет и в храме Божием сядет, выдавая себя за Бога (2 Фес. 2, 4).

Совершенно понятно, что более всего противостоять «тайне беззакония» должны те, кто поставлен Господом трудиться над возделыванием душ человеческих; те, кто ответственен перед Богом за духовное состояние народа. А в чем же будет их вина? Как смогут эти люди дойти до отвержения Самого Бога? Вот притча о злых виноградарях показывает, сколь ужасным может быть возрастание во зле. Чем больше Господь проявляет милосердие по отношению к делателям виноградника, тем более они утверждаются в своем зле.

Мы видели ряд явлений неправедного суда злых виноградарей, пока они не доходят до убийства Сына Хозяина виноградника. Все начинается с утраты чувства реальности, утраты страха Божия. Каждый человек, живущий духовной жизнью, может знать, что можно потерять страх Божий, потерять благодать. Что можно с небрежением относиться к святыне. Слово Божие говорит: «Проклят всяк, творящий дело Божие с небрежением» (Иер. 48, 10). А если человек проклят, значит, лишен благодати. Значит, он подчиняется князю мира сего, силам зла. Он становится на тот самый путь, по которому шли злые виноградари.

Чтобы понять нашу ответственность, в особенности ответственность тех, кому вручен виноградник Божий, мы должны увидеть, что все подробности притчи имеют значение. С самого начала притчи говорится, что Господь дал делателям для служения ограду, башню и точило.

Точило в винограднике — место, где получают сок и вино. Согласно изъяснениям святых отцов, это тайна обетованного Мессии, истинного Спасителя рода человеческого, в ожидании Которого жили все в Ветхом Завете — и в чаянии Второго Пришествия Которого живем мы. «Жаждай да грядет ко Мне и да пиет» (Ин. 7, 37), говорит Господь, обращаясь к таким людям. Башня, говорят святые отцы, означает древний Иерусалимский храм — предтечу Церкви Христовой, где совершались прообразовательные жертвоприношения. И также она — все храмы самой Христовой Церкви. Но она, кроме того, — наблюдательная башня, с которой наблюдали и должны наблюдать всегда за приближением врагов, в особенности, когда наступает время созревания плодов. Это назначение башни лучше всего, наверное, помогает нам понять, как совершается постепенно «тайна беззакония» в Церкви. Ведь и ограда, которой был обнесен виноградник, существует для тех же самых целей. Ограда — то, что отделяет виноградник от невозделанной земли, и то, что должно защищать виноградник от воров, от диких зверей. Неогороженный виноградник открыт для разорения. Если ограда где-то оказывается разрушенной — тот, кому не все равно, что делается с виноградником, постарается немедленно восстановить ее. И в духовной жизни существует ограда. Как говорят святые отцы, это заповеди Божии. Прежде всего, оградительный древний закон: не убивай, не воруй, не блуди. Эти запреты не утесняют свободу человека, как мы знаем, но защищают человека, ограждают его, хранят его свободу. Без этой ограды человеческая жизнь станет подобной винограднику, который могут вытоптать и пожрать стада диких свиней. Есть и другие ограды в винограднике Господнем. Это таинства Церкви, Тайны Христовы, перед которыми мы молимся: «Не бо врагом Твоим тайну повем». Это догматы и каноны, и все установления церковные, которые должны храниться от всякого злого поползновения на них.

Когда не будет у делателей виноградника заботы об ограде, тогда придет его запустение и гибель. Пусть не думает кто-нибудь, что он простой мирянин и какой с него спрос. Если ты принял дар Духа Святаго, ты тоже делатель, какое бы место ты ни занимал в Церкви. И пусть не скажет кто-нибудь, что он заботится только о своем личном благочестии и остальное его не касается. Что значит твое благочестие, если тебя не заботит, что весь виноградник гибнет у нас на глазах? Нам всем дал Господь виноградник и снабдил его всем необходимым, чтобы мы достойно исполняли свой главный труд. Мы все облечены доверием Божиим, и все свободны отнестись к этому дару так, как нам заблагорассудится.

Однако и для нас всех приближается день, когда мы должны будем предстать пред Господом с отчетом, что мы сделали с тем, что Он нам вручил. Все мы должны будем дать ответ на последнем и Страшном Суде Господу об этом. И выбор, перед которым мы стоим, как показывает Крест Христов, оказывается предельным. В этом мире, лежащем во зле, существуют зло и смерть. Когда зло раскрывается до предела, человек становится либо мучеником, либо убийцей. До такого предела дойдет жизнь, что иного выбора не будет дано никому.

В притче ясно показано, что Христос знает, что ждет Его впереди и каким путем должна идти Его Церковь. Он сознательно восходит к смерти, чтобы отдать Себя за спасение всех, чтобы стать краеугольным камнем, на котором строится жизнь и без которого, чему теперь, казалось бы, должно стать свидетелем все человечество, рушится все. Отвержение и смерть ожидают Господа и Церковь Его, но это все для того, чтобы изнести милость и суд, и победу для любящих Его.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: