Седмица 18-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 33 зач., 7, 36—50

Некто из фарисеев просил Иисуса вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

«Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница». Этими словами о Господе Симон фарисей выражает надмение своего сердца при виде того, что делает блудница, припадающая к ногам Спасителя. В самом деле, возможно ли не обличить и не осудить тех, кто так позорно продает свою красоту? «Если бы Он был пророк, то знал бы, что она грешница». Теперь у Симона нет больше никаких сомнений. Ему не надо доказывать, что этот новоявленный Учитель — не пророк и не Мессия. Если бы Он был настоящий пророк, Он не только бы разоблачил эту женщину, но прежде всего ни за что бы не позволил, чтобы она перед всеми демонстрировала свое двусмысленное расположение к Нему. Строгим обличением Он поставил бы ее на место. Он преподал бы ей урок нравственности, который она заслуживала.

А эта женщина, окружающая таким вниманием Господа, знает ли она, Кто Он? Видит ли она в Нем пророка или Мессию, или, может быть, даже большее? Может быть, еще нет, или очень смутно. В Евангелии сказано только, что, узнав, что Он приглашен на обед в дом фарисея, она принесла алавастровый сосуд, полный благоуханного мира. Несомненно, она слышала о Христе и хотела так или иначе пробиться к Нему.

Эта женщина не знала ничего наверняка. Но Господь знал, несмотря на предположения фарисея. Он знал все совершенно. Он знал эту женщину и ее печальное занятие. И именно оттого, что Он знает, и оттого, что Он Тот, Кто Он есть, — пророк, Мессия, Сын Божий, Спаситель мира, — именно поэтому Он позволяет ей делать это. «Став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром».

Она стояла вся в слезах у ног Господа. Что случилось? «Женщина, что ты плачешь, кого ищешь?» — скажет ей однажды Господь, но это будет в утро Пасхи, когда она будет оплакивать Его смерть. А теперь, неожиданно для самой себя, она плачет о себе. Ее как будто прорвало. Но почему сейчас? Почему здесь, в тот самый момент, когда она прикасается ко Христу? Мы сказали, плачет о себе? Может быть. Но это только во-вторых. Прежде всего, она плачет о Господе. Им, Его судьбой она взволнована всей глубиной своего существа. От Него идет это потрясение, пронзающее ее насквозь, открывающее в ней источники слез — в покаянии, в чистоте, в любви.

Что произошло между нею и Господом? Симону фарисею этого никогда не понять. Встречая Господа, он пренебрег всеми своими обязанностями, долгом гостеприимства. Но он никому ничего не должен. «По крайней мере, Ему», — думал он. Мало ему прощается, или не прощается ничего. Нет или почти нет у него любви. Грешница же не могла ни на что претендовать. Он вся была — бесконечный долг. У нее было то, что нуждалось в прощении Господа и в Его любви, и то, чем она могла ответить на эту любовь. «Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит».

Любовь без конца прощает. Принятое прощение расцветает в любви — несравненно превосходя все, на что можно было надеяться. Значит, любовь предшествует прощению? Или, наоборот, прощение предшествует любви? Ни Господь, ни грешница не дают ответа. Одно сопутствует другому, и одно проистекает из другого, и то, и другое — любовь и прощение — неотделимо и навеки связаны друг с другом. Блаженна эта грешница, ибо она обрела то, за что могла быть прощеной, за что могла быть любимой и чем могла любить в ответ, чтобы познать Господа, подобно тому, как она была познана Им.

Вторник

Лк, 34 зач., 8, 1—3

Тогда проходил Иисус по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и с Ним двенадцать, и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим.

Христос «проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие». Вся жизнь Спасителя — проповедь благой вести миру. В этом подвиге Господь не знает усталости. Он переходит с места на место, всюду творя добро. Он — странствующий Проповедник, все шире распространяются лучи Его света. Он проходит по городам и селениям, всех Он хочет избавить от мрака неведения. В этом Он дает пример Своим ученикам. Они должны будут пройти через все народы земли, как Он прошел через города Израиля. Он не ограничивается только городами, но идет в селения — к простым деревенским людям. Благая весть Царствия Божия — радость, которую Он пришел дать всем людям. Для всего мира должна воссиять надежда примирения с Богом и преображение в победе над злом и смертью.

И с Ним были двенадцать, которые были призваны научиться, что и как проповедовать после Его отшествия. Слово Божие сообщает нам, откуда Господь брал материальные средства, необходимые для поддержания жизни. Он жил, рассчитывая на щедрость близких Ему людей. Там были женщины, которые служили Ему имением своим. Имена некоторых из них называются, но были, как сказано, и многие другие. Большей частью это были те, кто навсегда остался живым памятником Христовой силы и милосердия, — Он исцелил их от злых духов и болезней. В наших интересах — служить и прислуживать нашему Господу, и мы должны быть готовы ничего не пожалеть для Него — даже жизни своей, в случае необходимости. Исполненные благодарности, мы не можем не служить Ему и Его правде — Тому, Кто спас нас и продолжает спасать этим нашим служением.

Одна из них была Мария Магдалина, из которой вышли семь бесов. Семь бесов — это полнота зла, и некоторые святые отцы полагают, что это была именно та во многие грехи впадшая жена, которая в доме Симона фарисея «начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром» (Лк. 7, 38). В этом покаянии она узнала милость Божию, и стала ревностной ученицей Господа. Чем хуже были мы до нашего обращения, тем больше мы должны искать, что мы можем сделать для Него. Святая Мария Магдалина — одна из жен-мироносиц, которые стояли у Креста Христова и, прежде чем наступил рассвет, поспешили ко гробу Господа, чтобы помазать Его бездыханное Тело.

В этом Евангелии упоминается также Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова. Может быть, она оставила своего мужа и двор Ирода тетрарха, а, может быть, ее супруг, хотя он был начальствующим при дворе Ирода, уверовал в благовестие Христово и очень желал, чтобы его жена стала слушательницей слова Господня и помощницей Господу.

«Там были многие, которые служили Ему имением своим». Будучи богат, Он ради нас обнищал и жил на подаяние. Христос предпочел быть должником Своих близких друзей ради материального поддержания Себя и Своих учеников, нежели быть обременительным для чужих. И мы знаем, что Он никогда не останется в долгу. «И если истратишь что больше, — говорит Он, — Я, когда возвращусь, заплачу тебе». О, как щедро заплатит! Наш долг — делиться тленным с теми, кто питает нас духовно.

Среда

Лк, 37 зач., 8, 22—25

В один день Иисус вошел с учениками Своими в лодку и сказал им: переправимся на ту сторону озера. И отправились. Во время плавания их Он заснул. На озере поднялся бурный ветер, и заливало их волнами, и они были в опасности. И, подойдя, разбудили Его и сказали: Наставник! Наставник! погибаем. Но Он, встав, запретил ветру и волнению воды; и перестали, и сделалась тишина. Тогда Он сказал им: где вера ваша? Они же в страхе и удивлении говорили друг другу: кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуются Ему?

Христос повелевает Своим ученикам отправиться в плавание. Он вошел с ними в лодку, и отправились. Когда Христос посылает Своих учеников, Он идет вместе с ними. И те, кому сопутствует Христос, могут смело и безбоязненно идти куда угодно. Он сказал им: «Переправимся на ту сторону». Те, кто отправляется в плавание среди тишины и по слову Христову, тем не менее, должны быть готовы к буре. «На озере поднялся бурный ветер, и заливало их волнами, и они были в опасности». Во время бури Христос спал. Он нуждался в телесном упокоении. Его благодатное присутствие было с учениками среди бури, но Он спал, как бы медля дать им избавление.

Так Господь часто испытывает нашу веру и терпение и делает спасение более радостным, когда бедствие достигает последнего предела. Нашего жалобного вопля довольно, чтобы пробудить Его и явиться нам. Они вскричали: «Наставник! Наставник! погибаем». Есть один надежный способ заставить умолкнуть наши страхи — предать их Христу. Те, кто искренне призывает Его как своего Наставника, могут быть уверены, что Он не даст им утонуть. Дело Христово — утишать все бури в душе человеческой и в истории, тогда как дело сатаны — вздымать их. Господь «встав, запретил ветру и волнению воды; и перестали, и сделалась тишина». Это событие, можно сказать, находится в центре всей жизни Церкви.

Пространное повествование о буре в книге Деяний (27, 13—44) — показывает постоянный покров Христа над Его служителями. Священное Писание очень часто напоминает, что Бог Израилев спас Свой народ от вод моря Чермного. «Отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах, видят дела Господа и чудеса Его в пучине», — говорит псалом. — Когда высоко поднимаются волны, восходя до небес, нисходя до бездны, душа плавающих истаевает в бедствии». «Они кружатся и шатаются, как пьяные, и вся мудрость их исчезает. Но воззвали ко Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани» (Пс. 106, 23—30). Эти слова Псалма звучат как описание той бури, о которой рассказывает сегодняшнее Евангелие, или как пророчество о ней.

Защищая Своих учеников всесильным словом и немедленно избавляя их от опасности, Христос являет Себя как Бог. Вопрос учеников в конце повествования не просто предваряет вопрос Ирода о Христе: «Кто Этот, о Котором я слышу такое?» (Лк. 9, 9). Он поставлен теми, кто знает, что только Бог повелевает ветрам и водам (Пс. 103, 6—7).

Истинное исповедание определяется глубиной веры. Во время плавания ученики обращаются к Своему Господу со словами, не лишенными доверия. Однако когда буря стихает, Господь задает им вопрос, звучащий как упрек: «Где вера ваша?» Когда опасности минуют, нам становится стыдно, как тем первым ученикам, за наше малодушие, но мы должны уметь, как они, принести Господу изумление перед Его силой. Многие из тех, кто не сомневается в своей вере, взыщут ее, когда она будет нужнее всего на свете. Самое малое испытание порой лишает нас мужества. Теперь ученики воздают Господу хвалу в страхе и трепете. Те, кто убоялся бури, трепещут Того, Кто утишил ее, и спрашивают друг друга: «Кто это?»

Слабость их веры обнаруживается в том, что они увидели в заснувшем Господе угрозу своему спасению. На самом деле этот сон чудесно изображает присутствие-отсутствие Христа в Его Церкви после Пасхи. Мы приглашаемся верить, что, несмотря на отсутствие видимого вмешательства Господа в ход истории, Его покров не оставляет нас. Хорошо молиться словами Псалма: «Восстани, что спишь, Господи! Пробудись, не отринь навсегда» (Пс. 43, 24). Но блаженны те, кто, невзирая ни на какую видимость, веруют, что Господь — хранитель их, и не дремлет и не спит хранящий Израиля (Пс. 120, 4—5).

Четверг

Лк, 41 зач., 9, 7—11

Услышал Ирод четвертовластник о всем, что делал Иисус, и недоумевал: ибо одни говорили, что это Иоанн восстал из мертвых; другие, что Илия явился, а иные, что один из древних пророков воскрес. И сказал Ирод: Иоанна я обезглавил; кто же Этот, о Котором я слышу такое? И искал увидеть Его. апостолы, возвратившись, рассказали Ему, что они сделали; и Он, взяв их с Собою, удалился особо в пустое место, близ города, называемого Вифсаидою. Но народ, узнав, пошел за Ним; и Он, приняв их, беседовал с ними о Царствии Божием и требовавших исцеления исцелял.

Перед нами — озадаченность и гнев Ирода четвертовластника, услышавшего, что делает Христос и ученики Его. То, что Христос сообщает Свою силу посланным во имя Его, — было потрясающим и убедительным доказательством, что Он Мессия. Он не только может Сам совершать чудеса, но другим дает власть также совершать чудеса, и это более всего содействует распространению Его славы. Как прочтем мы в Книге Деяний апостолов: «Их узнавали, что они были с Иисусом» (Деян. 4, 13). Когда весь народ видит, что такие люди исцеляют больных и одержимых бесами, это что-то значит! Это — угроза Ироду, его власти.

Разные толки порождали дела Христовы и учеников Его в народе: «одни говорили, что это Иоанн восстал из мертвых; другие, что Илия явился, а иные, что один из древних пророков воскрес». Ирод — в растерянности. Он готов согласиться с теми, кто говорил, что Иоанн вернулся к жизни. «Что мне делать? — спрашивает он себя. — Иоанна я обезглавил; кто же Этот, о Котором я слышу такое?» «Может быть, Он пришел продолжить дело Иоанна, или хочет отомстить за Иоаннову смерть?» Все, кто противится Богу, будут видеть себя во все более и более затруднительном положении. «И искал увидеть Его». Почему же он тотчас же не отправился ко Христу, чтобы увидеть Его? Он желал Его увидеть, но нигде в Евангелии мы не найдем упоминания, что Ирод когда-либо встретил Христа. Он увидит Христа только когда Господа приведут на его двор на беззаконное судилище.

«Апостолы, возвратившись, рассказали Ему, что они сделали». Для распространения благой вести Господь Сам ходил по всей земле иудейской, но Он мог быть одновременно только в одном месте, и потому посылает Своих двенадцать учеников с проповедью Царства Божия. Для утверждения истинности их слова Он дал им власть совершать чудеса. И теперь, возвратившись, они дают отчет о своем служении. «И Он, взяв их с Собою, удалился особо в пустое место, близ города, называемого Вифсаидою». Как никогда Господу надо было побыть с ними наедине. «Но народ, узнав, пошел за Ним». И Господь принимает народ, являя Свое Божественное сострадание к людям.

Большинство из нас возмутились бы подобным вторжением в наше с таким трудом обретенное уединение. Встретиться после долгой разлуки для сокровенной беседы с самыми близкими друзьями и внезапно увидеть толпы народа, шумно врывающегося со своими требованиями! Порой мы бываем слишком заняты, чтобы кто-то нас беспокоил, но для Господа нужды других людей — всегда превыше всего. Этому Он хочет научить Своих учеников. Где ревность по благочестию, там извинительна некоторая грубость. Так друзья расслабленного, не имея возможности войти в дом, где находился Христос, поскольку давка в дверях была особенно сильной, разбирают крышу. И Господь являет нам пример снисхождения и сострадания к таким людям.

«И Он, приняв их, беседовал с ними о Царствии Божием и требовавших исцеления исцелял». Мы не знаем, что говорил им Господь. Мы знаем только — о чем Он говорил. Он говорил им о Царствии Божием. Но что Он говорил относительно Царства Божия? Здесь, по крайней мере, это не сказано. Но то, что происходит одновременно с Его проповедью, показывает нам, как Он говорил. «Требовавших исцеления Он исцелял». Может быть, Он говорил им, что Царство Божие — это исцеление от всех болезней. И от самой ужасной, которой болен весь род человеческий, — от смерти.

Господь исцелил требовавших исцеления. Эти слова открывают многое. Все нуждаются в исцелении, которое приносит Христос. Но слишком многие замкнуты в своем маленьком человеческом мирке, и не задумываются, что они грешны и смертны. Они ничем не болеют, они «хорошо себя чувствуют». Но Христос пришел не к здоровым, не к праведникам, но к больным и грешным (Лк. 5, 31). И дар спасения предлагается тем, кто нуждается в нем. Сознаем ли мы, насколько этот дар нам необходим? «Если бы ты знала дар Божий! — говорит каждой душе человеческой Господь. — Твою жажду не может утолить никакая вода из всех земных колодцев».

Пятница

Лк, 42 зач., 9, 12—18

День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Иисусу, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте. Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей? Ибо их было около пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: рассадите их рядами по пятидесяти. И сделали так, и рассадили всех. Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу. И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов. В одно время, когда Он молился в уединенном месте, и ученики были с Ним, Он спросил их: за кого почитает Меня народ?

Христос щедро питает народ, идущий за Ним. Пятью хлебами и двумя рыбами Он насыщает пять тысяч человек. Это единственное чудо Спасителя, записанное всеми четырьмя евангелистами. Оно показывает нам, что всех, кто следует за Христом, отвергаясь себя и предавая себя Ему, Он берет под Свою сугубую опеку. Он не допустит, чтобы боящиеся Его и верно Ему служащие испытывали в чем-либо нужду.

«День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Нему, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте. Но Он сказал им: вы дайте им есть». «Но у нас нет ничего, — отвечают апостолы, — весь наш запас — пять хлебов и две рыбы. Но если Ты дашь нам немного времени, мы можем пойти в город и купить что нужно». Однако Господь хочет узнать, сколько у них есть в наличии веры, доверия Ему, готовности к самоотдаче. «Вот весь мой запас, — говорим мы, — вот все, что есть у меня в карманах. Вот все, что содержит мое сердце».

В чуде умножения хлебов нам открывается подлинная тайна христианства, путь жизни, где Господь дает с избытком. Пусть те, кто имеет мало, делают с этим малым что могут, предавая все в руки Господни, и тогда они обретут много. У Бога всего много. Благословение Христово направляет наше малое по великому пути. Христос не только исцеляет требующих исцеления, но питает требующих насыщения. У Христа достаточно всего, чтобы не только спасти наши души от гибельных болезней, но напитать их жизнью вечной. Но все дары Христовы должны быть получены в правильном законном порядке: «Рассадите их рядами по пятидесяти», — говорит Господь. Невозможно не поражаться тому служению, которое доверяет Своим ученикам Христос. Он — дает хлеб, а ученики принимают его из рук Господа и раздают народу. Но прежде они должны организовать эту толпу в упорядоченную общину. Они поставлены Господом как Его служители, Которому они послушны.

Если мы постараемся глубже проникнуть в подробности этого чуда, нам, несомненно, приоткроется его богослужебный характер. «Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу». Разве не напоминают нам эти слова последование Евхаристии? Здесь в пустыне Господь «взяв пять хлебов, благословил их, преломил и дал ученикам». На Тайной Вечери Он, «взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им» (Лк. 22, 19). В Эммаусе Он, «взяв хлеб, благословил, преломил и подал им» (Лк. 24, 30). Когда священник, служитель Христов, повторяет эти действия среди нас, в нашей общине, Сам Христос повторяет их ради нас и являет нам Свое присутствие. Евхаристия дает нам возможность встретить в вере Христа Воскресшего, Победителя зла и смерти, и потому — Спасителя человека. Этот хлеб ломимый и раздаваемый — знамение, которое Эммануил, «с нами Бог», избрал, чтобы быть с нами. В этом хлебе — Сам Христос, даваемый нам, — «Сын и дадеся нам» — таинственная Личность, вопрошание о Которой предваряет и завершает описание чудесного умножения хлебов.

«Кто же Этот, о Котором я слышу такое?» — восклицает Ирод (Лк. 9, 7—9). «За кого почитает Меня народ?» — спросит Господь Своих учеников после этого чуда. Если мы не ответим на этот вопрос, «знамение хлеба» останется слишком поверхностным для нас. Разумеется, христиане не могут быть равнодушны к физическому голоду своих ближних. Немаловажное значение имеет то, что ты делишься своим хлебом, трудишься, служа другим. Но есть то, в чем люди нуждаются больше. Больше чем в насыщении чрева они нуждаются в насыщении, которое принесет им Бог, если ты сумеешь дать его им. Каждодневный хлеб людей (что может быть обыденней хлеба!) должен стать Телом Христовым. Нельзя напрасно растрачивать этот хлеб. Здесь сокрыта тайна. «И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов». Нельзя выбрасывать ни одной частицы человеческого, ни одного куска обыденного, ни одного мгновения каждодневного — с тех пор, как Бог воплотился в этом мире. Благословен Бог вселенной, дающий нам этот хлеб, плод земли и труда человеческого. Мы приносим этот дар Ему, чтобы он стал Хлебом Жизни.

Но мы знаем, что толпы не поняли этого. Они хотели сделать Его Царем, ограничить Его ролью политического Мессии, замкнуть Его только в человеческом. Он не исполнил их желания. Он «удалился на гору один», как сказано в Евангелии от Иоанна (Ин. 6, 15). И Он «тотчас понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться вперед на другую сторону», как сказано в Евангелии от Марка (Мк. 6, 45). «Отче наш, иже еси на небесех! Хлеб наш насущный даждь нам днесь» — и этот, и иной хлеб.

Суббота

Лк, 22 зач., 6, 1—10

В субботу, первую по втором дне Пасхи, случилось Иисусу проходить засеянными полями, и ученики Его срывали колосья и ели, растирая руками. Некоторые же из фарисеев сказали им: зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы? Иисус сказал им в ответ: разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? Как он вошел в дом Божий, взял хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме одних священников, и ел, и дал бывшим с ним? И сказал им: Сын Человеческий есть господин и субботы. Случилось же и в другую субботу войти Ему в синагогу и учить. Там был человек, у которого правая рука была сухая. Книжники же и фарисеи наблюдали за Ним, не исцелит ли в субботу, чтобы найти обвинение против Него. Но Он, зная помышления их, сказал человеку, имеющему сухую руку: встань и выступи на средину. И он встал и выступил. Тогда сказал им Иисус: спрошу Я вас: что должно делать в субботу? добро, или зло? спасти душу, или погубить? Они молчали. И, посмотрев на всех их, сказал тому человеку: протяни руку твою. Он так и сделал; и стала рука его здорова, как другая.

В этом Евангелии — два повествования о тайне субботы. Субботний покой — напоминание о покое, в котором почил Бог после создания мира (Исх. 20, 8—11). Вечное знамение Завета Божия с Израилем, суббота возвещает о святости будущего века, когда народ Божий в конце времен войдет в покой и святость Самого Бога. Сказанного достаточно, чтобы понять важность субботы для Самого Господа. Как же случилось, что день торжества и радости стал днем противостояния между Господом и Его противниками? После рассказа о первой субботе мы слышим о том, что произошло «в другую субботу» — впечатление, что каждая суббота давала повод для богословского спора Господа с учителями Израиля.

Христос оправдывает Своих учеников, когда, будучи голодными, они срывают колосья, проходя засеянными полями. В отличие от других Евангелий, в Евангелии от Луки дается уточнение: это было в первую субботу по втором дне Пасхи — в день, с которого начинали отсчет семи недель до Пятидесятницы.

Из краткого описания этого события мы можем извлечь для себя немало полезного. Ученики Христовы не должны быть привередливыми в выборе пищи, но довольствоваться тем, что есть. апостолы срывали колосья и ели, растирая руками, — их трапеза была предельно скромной, без всяких деликатесов. Многие склонны строго выговаривать другим за самые невинные и безобидные поступки. Фарисеи обличили учеников Христовых, когда они сделали то, что не должно делать в субботы, в то время как сами имели обыкновение, заранее приготовив пищу, роскошно пиршествовать в субботние дни.

Обрядовые установления могут умеряться в случае необходимости. Так Давид и бывшие с ним решили вопрос субботы: «суббота для человека». Господь сказал фарисеям: «Разве вы не читали, что сделал Давид?» Разумеется, читали, но они никогда не задумывались, что это значит. Можно, оказывается, усердно читать Писание, знать его от корки до корки, быть способным наизусть процитировать любое место, — и всю жизнь проходить мимо его содержания — оттого что наш ум закрыт к познанию истины, и сердце не испытывает глубинной потребности в Боге. Если предписания Божии, касающиеся внешних установлений, могут быть иногда отставлены ради большего блага, что сказать о преданиях человеческих? Превыше всего всегда любовь. Так святитель Спиридон Тримифунтский, не имея чем угостить случайного путника во время Поста, поскольку он сам ничего не вкушал в эти дни, достал из старых запасов кусок соленой свинины, зажарил ее и, чтобы успокоить смутившегося гостя, первым приступил к трапезе.

Но хотя Господь позволяет делать в субботу то, что диктует необходимость, тем не менее Он хочет, чтобы мы знали и помнили, что это Его день. «Сын Человеческий есть господин и субботы». В Царстве Искупителя, в Церкви Христовой день субботний становится днем Господним — воскресением. В знамение этого он не только обретает новое имя, но делается новым днем, первым днем недели.

«Случилось же и в другую субботу войти Ему в синагогу и учить». Наш долг — освящать праздничные и воскресные дни посещением храма Божия. Мы не должны пропускать богослужения в эти дни без серьезной на то причины. В синагоге в субботу Господь учил. Он пользовался всякой возможностью учить — не только Своих учеников, но весь народ. Исцеленный Христом был одним из слушателей Его слова. «Там был человек, у которого правая рука была сухая». Кто желает исцелиться благодатью Христовой, должен желать узнать учение Христово. Однако среди слушающих Господа и свидетелей чуда были и те, кто пришел с единственной целью уловить Его. Книжники и фарисеи наблюдали за Ним, подстерегая Его как лев добычу, — не исцелит ли Он в субботу. Христос не стыдится и не страшится исповедовать истину благодати и милости. «Он сказал человеку, имеющему сухую руку: встань и выступи на средину. И он встал и выступил».

Это событие не происходило где-то в углу. Господь хочет, чтобы все видели, что происходит. И Ему надо, чтобы мы научились высоко держать знамя нашей веры и не смущаться никакого противостояния. Он обращается к Своим врагам: для того ли существует четвертая заповедь о почитании дня субботнего, чтобы удерживать людей в этот день от делания добра? «Что должно делать в субботу? добро или зло? спасти душу, или погубить?» Не делать добра, не означает ли делать зло — в любом случае человек что-то же делает в этот день! Все измеряется любовью и служением ближнему — тем совершенством крестного и пасхального дара Христова, к которому должен вести Закон. И в то время как Господь спасает жизнь человеческую в день субботний, Его враги приходят в бешенство и говорят между собою, как погубить Его.

Неделя 21-я по Пятидесятнице

Лк, 35 зач., 8, 5—15

Сказал Господь такую притчу: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия? Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие; а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Святые отцы говорят, что научиться читать слово Божие возможно только всей нашей жизнью. Сегодняшнее Евангелие — притча о сеятеле — о том, как мы должны слушать и воспринимать слово Божие. Господь говорит нам самые простые слова: птица летит, цветы цветут, сеятель сеет, рыбак ловит рыбу. Но во всем, оказывается, заключены бездны премудрости, потому что это Бог сотворил и благословил, во всем присутствуют тайны, связанные с Царствием Божиим. И хотя мы неспособны воспринимать мир на такой глубине, как Христос и святые, которые научились от Господа, — как в открытой книге читать Божии тайны, — но слово Божие должно быть нами воспринято так, как оно сказано.

Ученики спрашивают Господа о значении притчи о сеятеле, которую Он сказал в присутствии множества народа. Мы должны стремиться узнать сокровенный смысл слова Божия. Оно неотделимо от молитвы, но молиться Богу и слышать Его слово мы должны разумно. Когда один законник, искушая Господа, спросил Его, как наследовать жизнь вечную, Господь сказал ему «Разумееши ли, что чтеши?» (Лк. 10, 26).

У учеников Христовых была возможность, в отличие от других людей, спросить о значении притчи о сеятеле. У нас тоже есть возможность спросить у Церкви, что значат Его слова. Это самое главное, что есть в жизни человеческой, — узнать, что говорит тебе Христос. Самый счастливый человек — кто слышит это и постигает.

«Вам дано, — говорит Господь, — знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах». Почему одним дано, а другим нет? Потому что чем больше нам открывается истина, тем больше наша ответственность за то, что нам дано. Кому дано, с того и спросится. Потому Господь Сердцеведец даже Своим ближайшим ученикам не сразу открывает глубины Своего слова, а постепенно просвещает, испытывая их в верности Божественной правде.

Люди в большинстве своем находятся в духовной слепоте и глухоте: они видят только поверхность. Они могут читать Библию, Евангелие и воспринимать то, что там написано, только внешне. А внутренне Господь не открывает им духовные тайны жизни, пока не увидит, что они изо всех сил стараются жить по правде и совести.

Что такое человеческое сердце? Мы видим, что человеческое сердце — это почва, в которую сеется семя слова Божия. Пока не посеяно семя слова Божия в сердце человеческом, оно ничего ценного принести не может. По естеству своему оно не в состоянии произрастить что-либо подлинное, глубокое, истинное. Поэтому весь смысл жизни заключается в том, чтобы эта почва и семя соединились в благодатном единстве — чтобы наше сердце и слово Христово соединились. Тогда Господь совершит дивное с нашей жизнью.

А враг нашего спасения очень зоркий и искусный. Его главная задача — не допустить, чтобы люди услышали слово Божие. В недавние времена очень трудно было достать Евангелие. Если кто-то привозил Евангелие из-за границы, то это считалось криминалом. А если кто-то доставал вдруг где-то Евангелие, то это было для человека действительно счастье — Божий подарок. Все делалось и делается во все времена в мире, чтобы не дать людям услышать слово Божие. Но слово Божие нельзя связать, нельзя навсегда поставить такие преграды, чтобы его не было.

Сатана никогда не сдается, хотя он всегда находится в унынии. Он надеется взять скорый реванш, когда видит, что люди все-таки пробиваются к слышанию слова Божия. Как мы видели в этой притче, диавол прежде всего стремится похитить слово Божие у тех, кто невнимательно слушает его. Похитить слово Божие из их сердец, чтобы они не могли уверовать и спастись.

Кто не уверует, тот никогда не спасется — говорит нам сегодня слово Божие, и поэтому все усилия врага направлены на то, чтобы отвратить людей от веры. Враг хочет создать такую атмосферу, чтобы люди и слушали, и одновременно не слышали слово Божие. Пусть не по одному только «Радонежу» — по всем радиостанциям и программам телевидения благовествуют Евангелие — если бы такое произошло, для врага это еще не страшно. Ему важно, чтобы людям было неинтересно это слушать.

Или пусть слушают, удивляются: «Как умно сказано! Какая красота!» — но не верят этому слову. Как рассказывал один молодой человек, который обратился к вере в советские годы. Когда ему случайно попалось на глаза где-то в студенческом общежитии Евангелие, он открыл его и сразу увидел, что эта книга на несколько порядков (как он прочтет потом у Пушкина) превосходит все, что написано на человеческом языке. Но это не заставило его изменить жизнь, он даже не задумался о том, что должен измениться. Он просто решил, что он такой особенный и все хорошо понимает, в то время как кругом его глупые и слепые невежды.

Но если даже и блеснет вдруг для кого-то истина в слове Божием, то сатана постарается сделать все, чтобы человек забыл о ней. Даже еще из храма не вышел — сразу же разговоры с кем-то неизвестно о чем, и все уже похищено врагом, ничего не осталось. А если кто запомнил слово Божие, так враг постарается выбить это из человека, повернуть его ум к тем ценностям, которыми живут все. Всеми способами — через телевидение, радио, рекламу. Входишь домой — включаешь сразу телевизор. Нет у тебя телевизора — открываешь газеты или какой-нибудь сомнительный журнал. И вся атмосфера жизни направлена на то, чтобы человек забыл о слове, которое он воспринял только что от Господа.

Если дорога мира сего проходит через наше сердце, это значит, что оно не защищено ни от чего и открыто всем бесам. Невнимательное слушание слова Божия — неблагоговейное, небрежное — названо в Евангелии грехом поругания святыни, потому что это — семя, упавшее на дорогу и потоптанное людьми. Идет попрание драгоценнейшей святыни — люди топчут то, что предлагает им Господь — тайну жизни. Или эту святыню похищают птицы — бесы, которые, налетая, из самого сердца склевывают семя, оттого что человек не хранит его, не дорожит даром Господним.

Одно семя упало при дороге, другое — на каменистую почву, а третье — среди терния. Господь Сам объясняет, что это значит. Глубина, на которой открывается значение слова Божия, — это скорби, а скорби страшат людей. Многие радостно, вдохновенно воспринимают слово Христово, плачут иногда в храме, слыша это слово. Но Господь предлагает им ту глубину, где это слово возрастает. Предлагает им крестную глубину Своей жизни и смерти, Своей победы над злом и приобщение этой глубине — и люди страшатся. Ведь не зря сказано в Апокалипсисе: в конце всего, когда будет последний Суд, вне Царства Божия окажутся не только блудники и предатели, но и боязливые — те, кто боится жить по правде слова Божия. Может быть, — думают они — можно жить как-нибудь не совсем так, как открывает это слово? Может быть, можно устроиться, чтобы не слишком уж рисковать собою, и от слова Христова не отречься?

Неизвестно, какое испытание — скорбями или благополучием — оказывается более опасным. «Посеянное в тернии» — испытание благополучием, в котором собраны житейские заботы, всевозможные сладости жизни. Это происходит сегодня на наших глазах. Когда от Церкви отпало большинство людей — во времена ли страшных гонений, когда Господь показал нам, что значит Его слово, или во времена сегодняшнего кажущегося благополучия, когда многих целиком захватывают житейские наслаждения, необязательно даже греховные? Человек всегда предпочитает горькому сладкое. Но нельзя забывать, что он не достиг еще того, что ему принадлежит по его естеству, что путь к этому — через горечь. И как часто тернием оказываются каждодневные постоянные заботы, которых никому как будто бы, не избежать но которые у многих вытесняют слово! Сказано — «подавляют» — душат его, и оно не приносит плода.

Господь говорит сегодня в Евангелии о том, что каждый человек призван достигнуть полноты духовной зрелости. Он прекращает жизнь человека тогда, когда видит, что большей зрелости этот человек не достигнет, и тогда ставит предел его земной жизни. Но даже младенец или отрок, который еще не постиг всю внешнюю мудрость, может приобщиться всей полноте жизни, которая заключена в слове Божием. И проживший долгую жизнь может научаться от него. Пока мы на земле, мы никогда не достигаем по-настоящему духовной зрелости, но мы должны быть к ней всецело устремлены.

Плод добрый, говорит Христос, приносится стократно добрым и чистым сердцем. Сердцем, которое разумевает слово Божие, как говорит апостол Матфей в притче о сеятеле. Сердцем, которое принимает это слово, как говорит апостол Марк в своем Евангелии в этой же притче. Сердцем, которое хранит слово Божие — говорит апостол и евангелист Лука. Слово Божие хранится в сердце благоговейно и крепко — сказано в Евангелии от Луки — и тогда приносится плод в терпении. «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19), — говорит Господь, — «Претерпевший же до конца спасется». (Мф. 24, 13).

Вся жизнь со всеми искушениями, скорбями и благополучием, со всеми нашими победами (вернее — утешениями Божиими) и со всеми нашими поражениями зовет нас к терпению. То, что мы приняли, мы сохраним, что бы с нами ни происходило. Как бы ни одолевал нас враг, мы никогда не отступим от слова жизни, которое дает нам Господь. И для нас слово Божие — это «запах живительный на жизнь», а не на смерть, как для врага рода человеческого и врага Божия.

Будем внимательны к слышанию слова Божия, чтобы нам не отпасть — говорит Господь. Будем остерегаться всего, что препятствует слову, которое мы услышали, принести плод в нашей жизни. И в особенности будем страшиться невнимательного, неблагоговейного, небрежного слышания слова Божия. Будем остерегаться, чтобы это слово, услышанное нами, не похитил враг, и мы не потеряли то, над чем раньше трудились и что уже приобрели.

«Имеющий уши слышать, да слышит!» — возглашает Христос. Он возвышает Свой голос через все времена, через все века, через все поколения до конца времен. К каждому человеку без исключения обращен Его голос. Господь говорит, что путь, который Он предлагает, — трудный, узкий, крестный, но только этим путем — слышания слова Божия, принятия его в нашей жизни, в терпении и возрастании его — исполняем мы свое предназначение быть чадами Божиими, любящими и знающими любовь Божию и истину.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: