Седмица 19-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 16 зач., 4, 37—44

Тогда вошел Иисус в дом Симона, и разнесся слух о Нем по всем окрестным местам. Теща же Симонова была одержима сильною горячкою; и просили Его о ней. Подойдя к ней Он запретил горячке; и оставила ее. Она тотчас встала и служила им. При захождении же солнца все, имевшие больных различными болезнями, приводили их к Нему; и Он, возлагая на каждого из них руки, исцелял их. Выходили также и бесы из многих с криком и говорили: Ты Христос, Сын Божий. А Он запрещал им сказывать, что они знают, что Он — Христос. Когда же настал день, Он, выйдя из дома, пошел в пустынное место, и народ искал Его и, придя к Нему, удерживал Его, чтобы не уходил от них. Но Он сказал им: и другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие ибо на то Я послан. И проповедовал в синагогах Галилейских.

Христос являет Себя исцелителем болезней. Только что Он изгнал нечистого духа из человека в синагоге, показав, что Он пришел поразить корень всех наших бед — вражду диавола против рода человеческого. А теперь поражает один из главных побегов, произрастающих из этого корня, — телесные болезни. Наш Господь вынимает из них жало. Из всех телесных болезней в те времена, самой распространенной и наиболее опасной была горячка. И мы видим, как Господь исцеляет от этого недуга одним произнесенным Им словом. В Евангелии сказано, что Он запретил горячке, подобно тому, как до этого запретил нечистому духу.

Это произошло в доме Симона Петра. Исцеление получила теща Симона. Христос щедро отплачивает за оказанное Ему гостеприимство: те, кто с любовью принимают Господа в свое сердце и свой дом, никогда не останутся в убытке. Он приходит с исцелением, но мы должны также увидеть, что семьи, которые посещает Господь, не обязательно будут защищены от болезней. Дома, на которых почивает особое Божие благоволение и благословение, могут подвергаться общим для всех бедствиям. И благочестивых людей не минуют порой самые ужасные несчастья. Теща Симона страдала от мучительного, угрожающего жизни недуга. Ни в каком возрасте мы не застрахованы от болезней. Когда наши близкие болеют, мы должны обращаться прежде всего ко Христу, верою и молитвой ходатайствуя за них пред Господом. «И просили Его о ней». Христос проявляет нежную заботу о Своих, когда они в беде и болезни. И, подойдя, Он склонился над ней, исполненный сострадания, и исцелил ее. У Него была — и доныне есть — державная власть над всеми телесными болезнями. Исцеления Господни чудесны, они совершаются в одно мгновение. «Она тотчас встала и служила им».

Когда Христос посылает нам выздоровление, продлевает нам жизнь, лучше сказать, дает нам новую жизнь, — Он надеется, что наша жизнь станет действительно новой, и что мы употребим этот дар, более чем когда-либо, на служение Ему. Если Господь запретил нашим недугам, и мы встали от одра болезни, мы должны начать служить Иисусу Христу. И те, кто служит Христу, должны быть готовы служить всем, кто Его, — ради Христа. «Она служила им». Не только Ему, исцелившему ее, но и им — просившим Его о ней.

И мы слышим далее о многих других чудесах, которые совершил Христос. «При захождении же солнца все, имевшие больных различными болезнями, приводили их к Нему, и Он, возлагая на каждого из них руки, исцелял их». Это было при захождении солнца, в вечер того субботнего дня, который Господь провел, проповедуя в синагоге. Как избыточествует Он добрыми делами, так и нас зовет всю жизнь учиться добру — даже до захода солнца! Он исцелил всех, имевших различные болезни. Для каждой болезни у Него было свое лекарство. Знамением исцеления было возложение рук на болящего. Он исцелял Своей Божественной силой. Он изгонял бесов из многих, так что они выходили с криком и говорили: «Ты Христос, Сын Божий». А Он запрещал им сказывать, что Он Христос». Одно только знание, Кто такой Христос, которое имеют и бесы,— не имеет смысла. Каждый из нас призван встретиться в истине со знамениями, которые Он совершит, — с Его Крестом и Воскресением.

И Господь уходит из Капернаума. «Когда же настал день, Он, выйдя из дома, пошел в пустынное место». Он пребывает в пустынном месте наедине с Богом, научая нас поступать так среди самого напряженного общественного служения. «Никогда — говорят святые отцы, — человек не бывает менее одинок, чем в часы такого одиночества». Именно в этом смысле монах — это тот, кто один. Пустынное место — не пустыня, если мы со Христом. «И народ искал Его, и, придя к Нему, удерживал Его, чтобы не уходил от них». Служители Божии не должны унывать, когда кто-то отвергает их, есть другие, для кого слово Христово — дороже всего на свете.

«И Господь сказал им: и другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан». Свет благовестия Христова будет распространяться повсюду. Хотя Господа с любовью принимают в Капернауме, Он должен идти дальше. Те, кто сподобляется услышать слово святого Евангелия, должны желать, чтобы и другим дана была эта милость, а не удерживать благовестие спасения только для себя. Хотя проповедь Господа в этом городе принесла большой плод, Господь не связывает Себя одним местом или одним народом, но всюду, где двое или трое собираются во имя Его, Он — посреди их (Мф. 18, 20).

Вторник

Лк, 18 зач., 5, 12—16

Когда Иисус был в одном городе, пришел человек весь в проказе; и, увидев Иисуса, пал ниц, умоляя Его и говоря: Господи! Если хочешь, можешь меня очистить. И тотчас проказа сошла с него. И Он повелел ему никому не сказывать, а пойти показаться священнику и принести жертву за очищение свое, как повелел Моисей, во свидетельство им. Но тем более распространялась молва о Нем, и великое множество народа стекалось к Нему — слушать и врачеваться у Него от болезней своих. Но Он уходил в пустынные места и молился.

Проказа была мучительной болезнью. Распространяясь по всему телу, она пожирала человека заживо. В 13 и 14-й главах книги Левит даны предписания, как следует поступать с прокаженными. Самое страшное было в том, что проказа означала полную изоляцию больного. Куда бы прокаженный ни шел, он должен был кричать «Нечист, нечист!». Он должен был жить отдельно от всех, как говорит Писание, «вне стана жилище его» (Левит 13, 45—46). Прокаженный был изгоняем из человеческого общества и из своего собственного дома. Он был позором и ужасом для всех, он был ненавидим всеми, он нес на себе сознание вины и беды и не знал, куда деться.

И вот к такому-то человеку прикоснулся Христос. Он простер Свою руку к тому, от кого всякий бы отшатнулся. Когда наши сердца наполнены беспросветным отчаянием и горьким стыдом, мы должны помнить — что бы с нами ни происходило — рука Христова простерта к нам. И мы должны также знать, что в этом — суть христианства. В том, чтобы, узнав, что значит прикосновение Христово, мы могли, по дару Его, прикоснуться к тем, к кому, кажется, невозможно прикоснуться, любить тех, кого, кажется, невозможно любить, и прощать тех, кого, кажется, невозможно простить. Так поступал Христос, и мы должны так поступать.

И мы должны научиться, что нам подобает делать в случае нашей духовной проказы. Мы должны искать Христа. Мы должны смириться перед Ним, как этот прокаженный, который, увидев Господа, пал ниц, умоляя Его. Мы должны испытывать стыд за наше осквернение грехом и не сметь поднять глаза перед святейшим и сладчайшим ликом Христовым. Мы должны сильно желать очиститься. Мы должны твердо верить, что Христос хочет и может исцелить нас: «Господи, если хочешь, можешь меня очистить», «Боже, очисти меня грешного». Мы не должны сомневаться в том, что какова сила Господня, такова и милость Его. Мы должны научиться неотступности в нашей молитве. Те, кто по-настоящему стремится к духовному очищению, не пожалеет никаких трудов для этого. И мы должны предавать свою жизнь благой воле Божией: «Господи, да будет так, как Ты хочешь».

И тогда мы увидим в исцелении прокаженного, чего мы должны ждать от Христа, если мы так обращаемся к Нему. Нам дано будет узнать, какой дивный у нас Господь. Его прикосновение к прокаженному было исполнено чудесного милосердия. Но оно с еще большей силой проявляется по отношению к нашим духовным недугам, «ибо мы имеем такого Первосвященника, который не может не сострадать нам в немощах наших» (Евр. 4, 15). Мы убедимся, как Он желает спасти нас. Он говорит: «Хочу, очистись» и «приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6, 37). У Него полнота всех даров, и Он может исцелить и очистить нас, даже, если мы с головы до ног покрыты мерзкой проказой. Одно слово, одно прикосновение Христово совершит чудо. «И тотчас проказа сошла с него».

Что требует Христос от тех, кто очистился? Прежде всего мы должны быть смиренными. «Он повелел никому не сказывать». Если Христос исцелил нас чудесно, радость об этом должна исключать всякое наше превозношение. И мы должны быть благодарны Господу. «Иди, покажись священнику и принеси жертву за очищение свое». Христос не требует от него ничего, кроме принесения жертвы хвалы Богу. Мы должны исполнить свой главный долг — пойти к священнику, в храм Господень. Человека, которого Господь исцелил в Вифезде, Он встретил в храме. Те, кто по причине болезни не мог ходить на богослужения, должны, получив исцеление, участвовать в них с большей ревностью.

Хотя исцеленный от проказы должен был хранить молчание, чудо не могло сокрыться, и молва о Христе все более распространялась. Чем меньше подлинно достойные похвалы люди говорят о себе, тем больше другие говорят о них. Но для Христа честь была не в том, что о Нем распространялась молва, а в том, что «великое множество народа стекалось к Нему». Они шли не только «врачеваться у Него от своих болезней», но «слушать Его». «Но Он уходил в пустынные места и молился». Служение людям и сокровенные молитвы не препятствуют друг другу. Однако тайные молитвы должны совершаться тайно. И мы должны знать, что источник благодатного слова и сила исцелений Христовой Церкви — всегда в постоянной близости к Богу, в молитве.

Среда

Лк, 21 зач., 5, 33—39

Тогда приступили фарисеи к Иисусу, говоря: почему ученики Иоанновы постятся часто, и молитвы творят, также и фарисейские, а Твои едят и пьют? Он сказал им: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними Жених? Но придут дни, когда отнимется у них Жених, и тогда будут поститься в те дни. При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет, и к старой не подойдет заплата от новой. И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут. Но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и другое. И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: «старое лучше».

Господь знает, что в Его учениках, и дает им заповеди по их силам. Многие недоумевали, почему Он не заставил Своих учеников поститься столь же часто, как фарисеи и ученики Иоанновы. Господь говорит о том, как важно соблюдать дух поста. Не просто соблюдать пост как диету, а жить жизнью, исполненной самоотвержения. Хуже всего, когда стараются явиться постящимися, чтобы все видели их благочестие. Потому и сказано: «Милости хочу, а не жертвы». И печально, когда соблюдение установлений церковных угнетает человека, а не помогает ему жить.

Чудесная премудрость Божия сохраняет труды поста и испытания для апостолов на те времена, когда они благодатью Христовой будут в достаточной мере уготованы для этого. Теперь они — сыны чертога брачного, когда Жених — с ними, и каждый день для них радость и праздник. Но так не будет всегда. Придут дни, когда отнимется у них Жених. Когда Христос оставит их, и мир будет яриться враждой против них, сердца их исполнятся печалью, и они будут поститься в те дни.

Христос заранее видел Свой Крест. Но даже на пути ко Кресту Он знал радость, которую никто не может отнять, потому что это радость — присутствия Божия. И таким приобщением Христу должен быть наш пост. Обратим внимание, что не раз Господь уподобляет христианскую жизнь брачному пиру. Радость — первое свойство христианина. «Радуйтесь, — говорит апостол, — и снова говорю, радуйтесь». Слишком многие думают, что все христианство заключается только в том, чтобы делать то, что не хочется, и не делать то, что хочется.

Господь требует от каждого служения по его силам. Он не хочет «приставлять заплату к ветхой одежде, отодрав от новой одежды, ни вливать молодое вино в мехи ветхие». Он не налагает строгость и суровость правил на тех, кто только что пришел к Нему из мира, чтобы враг не искусил их желанием снова убежать в мир. Господь постепенно возводит нас от силы в силу, «и никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: «старое лучше». Ученики могут быть искушаемы помыслами, что прежний образ их жизни лучше, пока постепенно не привыкнут к тому образу жизни, к которому призвал их Господь. Пока не будет дано им вкусить молодое вино благодати Духа Святого. Ученики Христовы должны будут иметь не только вид благочестия, но более всего — силу его.

Обратим также внимание, что протестанты и современные католики стараются найти в этом Евангелии оправдание отмены поста, поскольку поста у них практически не существует. А о том, что Сам Христос, прежде выхода на служение спасения мира, постился сорок дней, дав нам образ истинной духовной жизни, странным образом забывают. Но все, что совершил Христос, должна совершать и Церковь.

В служении Христа пост представляет первый ответ на помазание Духом Святым. А также первое сражение, в котором Христос победил Своего врага, князя мира сего. Господь показал нам, как мы должны отражать искушения бесовские. «Род сей не хочет выйти иначе как молитвой и постом» (Мк. 9, 29). Как Сын Божий — Христос не имел нужды в посте, точно так же, как Он не имел нужды в сражении с диаволом, или в принятии крещения, или в помазании Духом Святым. Он совершил это ради нас, чтобы Его жизнь стала нашей жизнью. Чтобы Его Крестный пасхальный путь стал нашей Пасхой. «Дух не подчиняется Кресту, — говорит преподобный Исаак Сирин, — пока тело не подчинится духу». В приобщении Кресту — истинный смысл поста, и всякое уклонение от этого делает пост не только бесполезным, но вредным. Святые отцы говорят, что само Воплощение Божие являет высшее выражение аскезы. В основе его — величайшее смирение. Ибо нашего ради спасения Сын Божий совлекся славы Своего Божества, приняв зрак смиренного раба, отвергнутого миром.

И мы должны задуматься так же, почему иудеи, любители старых вин, высоко ценя, по привычке, древний закон, в большинстве своем отвергли евангельскую новизну, которая стала у них поперек горла. Эти два образа — приставление новой заплаты к ветхой одежде и вливание молодого вина в мехи ветхие — говорят о несовместимости между старым и новым, между иудейской удовлетворенностью внешним исполнением закона и устремленностью к обновлению духа в подлинно евангельском благочестии.

Четверг

Лк, 23 зач., 6, 12—19

Тогда взошел Иисус на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу. Когда же настал день, призвал учеников Своих и избрал из них двенадцать, которых и наименовал апостолами: Симона, которого и назвал Петром, и Андрея, брата его, Иакова и Иоанна, Филиппа и Варфоломея, Матфея и Фому, Иакова Алфеева и Симона, прозываемого Зилотом, Иуду Иаковлева и Иуду Искариота, который потом сделался предателем. И, сойдя с ними, стал Он на ровном месте, и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима и приморских мест Тирских и Сидонских, которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись. И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех.

В этих стихах Евангелия мы видим Господа в уединении, среди избранных Им учеников и среди народа. Всюду Он являет тайну Своей Богочеловеческой простоты и величия. Наедине Он молится Богу. Писание часто свидетельствует о Его удалении от всех, когда Он дает нам образ сокровенной молитвы, без которой невозможно духовное преуспеяние. Мы узнаем, что Господь сугубо молится всякий раз, когда наступает решающий поворот в Его жизни.

В те дни, когда враги Его, как сказано, пришли в бешенство и говорили между собой, что бы им сделать с Ним (Лк. 6, 11), Он встает на молитву. Он пребывает наедине с Богом Отцом. «Он взошел на гору помолиться», где никто не может потревожить и прервать Его молитву. Его пребывание наедине с Богом длится долго. «Он провел всю ночь в молитве». Нам кажется иногда, что час молитвы — это уже много, хотя наши грехи требуют непрестанного молитвенного покаяния. А безгрешный Христос молится всю ночь о нас, о спасении всего рода человеческого. Если бы мы знали, что важнее всех наших самых важных дел — наше предстояние пред престолом благодати, если бы дано нам было вкусить, какое блаженство быть в общении с Богом, наше отношение к молитве начало бы меняться.

И мы видим, как Господь называет по имени тех, кто должен быть с Ним. У Него должны быть постоянные слушатели Его учения и свидетели Его чудес, с тем, чтобы Он мог послать их как апостолов, как послов Его Небесного Царства в мир. После того, как Господь провел всю ночь в молитве, можно было ожидать, что с наступлением дня Он отдохнет. Но как только все проснулись, Он призвал Своих учеников к Себе. Жизнь коротка, и в служении Богу мы должны позаботиться о том, чтобы не потерять драгоценное время. И Господь показывает нам, как конец одного доброго дела может стать началом другого. Посвящение на служение Богу не только совершается молитвой, но и предваряется молитвой. Сам Господь молится, и Сам совершает это служение с нами.

Число апостолов было двенадцать. И в этом нет ничего случайного. Это число двенадцати колен Израиля в рассеянии. Господь обращается ко всему народу Божию, ко всем народам земли: час собирания Нового Израиля — всех рассеянных чад Божиих воедино — пробил. От лица всей Церкви двенадцать апостолов будут свидетельствовать миру о воскресшем Христе. Но кроме свидетельства о Воскресении, от апостола, избранного на место отпавшего Иуды, как сказано в книге Деяний, требуется, чтобы он во все дни был с Господом во время Его общественного служения. (Деян. 1, 21—22). Этому началу апостольства мы являемся здесь свидетелями. Само избрание двенадцати прежде Пасхи показывает, как далеко простирается молитва Господа. Никогда не был так облагодатствован кто-либо из людей, и все же один из них оказался диавол. Однако Господь не обманывался в нем, когда избирал его.

Мы видим Господа посреди народа. Его служение разделено на два великих дела — проповедь и исцеления. Он сошел с двенадцатью с горы и «стал на ровном месте», и вокруг Него скоро собралось не только множество Его учеников, но также много народа из всей Иудеи, и Иерусалима. И, кроме того, из приморских мест Тирских и Сидонских. Хотя они и соседствовали с хананеями, тем не менее устремились ко Христу. Они пришли послушать Христа. Стоит пройти какой угодно долгий путь, чтобы услышать слово Христово, и стоит пойти в храм Божий, даже если он расположен от нас очень далеко. Стоит ради этого отложить все другие дела. Они пришли исцелиться от болезней своих, а иные были страждущими от нечистых духов. Но те и другие исцелялись, потому что Христос имеет власть над всеми болезнями и над всеми нечистыми духами. Более того, даже те, у кого не было никаких особенных болезней, обретали обновление в душе и в теле. Потому что от Него исходила сила. Весь народ искал прикасаться к Нему, и Он исцелял всех. Разве есть хоть один человек, который так или иначе не нуждался бы в исцелении? Во Христе — полнота благодати, которой достаточно для всех и достаточно для каждого. Это схождение Господа с горы в долину, где вокруг Него собирается народ Божий, напоминает схождение с горы Моисея на Синае, когда тот явился пред всеми с посланием от Бога, а также схождение Самого Спасителя с горы Преображения, когда Его сразу же встречает мятущийся во зле, страждущий мир.

Пятница

Лк, 24 зач., 6, 17—23

Тогда стал Иисус на ровном месте, и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима и приморских мест Тирских и Сидонских, которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись. И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех. И Он, возведя очи Свои на учеников Своих, говорил: блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царство Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их.

В Евангелии от Матфея заповеди блаженства представлены как «искусство жить». В Евангелии от Луки они — как неумолимое требование. В Евангелии от Матфея Господь восходит на гору, народ остается вдали, внизу. Вокруг Господа только Его ученики, которым Он наедине раскрывает глубину Своего учения. В Евангелии от Луки Господь сходит с горы, где Он молился и избрал двенадцать апостолов. Вместе они сходят вниз, «на ровное место», и их встречает множество учеников и народа. Учение Христово должно быть обращено ко всем, не только к «лучшим ученикам». Принятие его является решающим для спасения. Кроме того, в Евангелии от Матфея заповеди блаженства звучат в третьем лице: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». В Евангелии от Луки — во втором лице: «Блаженны вы». В первом Евангелии Господь возвещает Благую Весть. В третьем — суд: этот суд может быть Благой Вестью для одних, и горем для других. Как мы воспринимаем этот дар, сподобляющий нас одной чести с апостолами?

Если бы мы не знали силу любви Христовой, силу Его Слова, мы не смели бы произносить эти Его заповеди блаженства. В них — тайна Церкви, тайна Царства Небесного, тайна Самого Христа. «Блаженны нищие, блаженны алчущие, блаженны плачущие». Есть ли у нас мужество жить ради Царства Христова? Эти потрясающие слова открывают нам, что быть христианином — значит следовать за Христом. Ибо Он есть путь, истина и жизнь (Ин., 14, 6). Заповеди блаженства — это то, что происходит со Христом и то, что Он хочет передать нам, чтобы в наших человеческих сердцах воссияла Божественная любовь. Заповеди Блаженства — в центре этого мира печали, несчастий и страданий. Потому что Христос оставил нам Свой мир и Свою радость. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает». (Ин. 14, 27). Он дает нам этот мир и эту радость в час, когда Он идет ко Кресту и Воскресению, и когда говорит нам: «Блаженны нищие, ибо ваше есть Царство Божие» Он дает нам жизнь. Свою собственную жизнь. Предадим ли мы в ответ Ему себя, оттого что Он так возлюбил нас? Наша жизнь становится живою, когда в ней есть присутствие Божие, когда мы приемлем выбор, который Он сделал за нас. Только благодаря вхождению Бога в наш мир несчастья и смерти можем мы неложно говорить о блаженстве. Кто из нас понимает слова Христа, когда Он обращается к нам: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше как бесчестное»? В этом есть что-то совершенно противоестественное, однако здесь — сердце Евангелия, суть Христовой истины.

Приходилось ли вам встречать людей, только что переступивших порог храма, которые, когда им говорят о заповедях блаженства, отвечают: «Но я это чувствовала всегда, я именно этого всегда хотел, и вот это теперь открывается мне»? Мы должны молить Господа, чтобы Он открыл нам Свою любовь, Свой мир и Свою радость, которые Он заповедал нам иметь даже среди гонений, потому что это является главным признаком христианина. Потому что христианин — это свидетель Воскресения Христова. «Если Христос не воскрес, тщетна вера ваша, вы еще во грехах ваших». Если мы можем возвещать заповеди блаженства и жить причастием Тела и Крови Христовых, это потому что Христос воскрес. Все заповеди блаженства — следствие Воскресения Христова, и все они — как христосование Церкви посреди Пасхи: «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!»

Заповеди блаженства начинаются со слов: «блаженны нищие», потому что Христос явил нам прежде всего Свою нищету. Ничего не имеющий, обнаженный на Кресте от Своей славы, оставленный и преданный всеми, — среди этого предательства, среди смерти, среди этой нищеты Он в руки Отца Небесного предает дух Свой. Нет ничего более поразительного, чем это предание Господа Своему Отцу. Это то, что мы должны делать каждое мгновение нашей жизни — предавать себя воле Отчей, которая есть воля блаженства. Господь хочет нашего вечного блаженства. Может быть, кого-то удивляет, как мы смеем столь дерзновенно утверждать, что Господь хочет, чтобы мы были счастливы в этом мире, в таком, каким мы его знаем, но это так, это — абсолютная правда.

В центре нашего мира — воскресший Христос. Он избавляет нас от наших грехов, Он дает нам надежду, Он открывает нам небо. Он дает нам жизнь. Христос воскрес из мертвых, и не стало больше ничего невозможного. Если бы вся жизнь кончалась здесь, мы были бы несчастнее всех человеков. Но заповеди блаженства существуют, потому, что Христос воскрес.

Заповеди блаженства — не бегство от реальности, не сдача всех позиций перед этим жестоким миром. Это торжество Воскресения Христова в нашей жизни, которое ныне сокровенно, но раскроется в полноте в конце времен, когда Господь явится во славе, чтобы преобразить нас. Да будет Господь всегда нашим утешением, милостью и миром, приведением нас в свободу чад Божиих, предающих себя до конца в руки Его. Чтобы уже теперь мы были воскресшими со Христом!

Суббота

Лк, 19 зач., 5, 17—26

Когда учил Иисус, и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие из всех мест Галилеи и Иудеи и из Иерусалима, и сила Господня являлась в исцелении больных, — вот, принесли некоторые на постели человека, который был расслаблен, и старались внести его в дом и положить перед Иисусом; и, не найдя, где пронести его за многолюдством, влезли на верх дома и сквозь кровлю спустили его с постелью на средину пред Иисуса. И Он, видя веру их, сказал человеку тому: прощаются тебе грехи твои. Книжники и фарисеи начали рассуждать, говоря: кто это, который богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога? Иисус, уразумев помышления их, сказал им в ответ: что вы помышляете в сердцах ваших? Что легче сказать: прощаются тебе грехи твои, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — сказал Он расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. И он тотчас встал перед ними, взял, на чем лежал, и пошел в дом свой, славя Бога. И ужас объял всех, и славили Бога и, быв исполнены страха, говорили: чудные дела видели мы ныне.

Когда ты болен, не ропщи, но молись Господу, и Он исцелит тебя. От Вышнего приходит врачевание, как царский подарок, — говорит Премудрый в Ветхом Завете. Оттого, что мы все больны болезнью к смерти, пришел к нам Господь и предлагает лечение, как никто другой раньше не делал этого. Исполнились времена, приблизилось Царство.

Врач здесь, и все больные народа Божия будут исцелены. Тем не менее, все гораздо глубже, чем нам порою хотелось бы. Как удивительно открывает нам это сегодняшнее Евангелие! Толпы народа следуют за Господом, и многие не могут скрыть своего волнения. Если Он исцелил одного сегодня утром, почему не исцеляет других? Будет ли Он всегда столь же щедрым, не покинет ли Он эту страну? И когда Господь снова останавливается в доме своих друзей в Капернауме, все спешат к Нему и приводят больных и одержимых. Все идут сюда, кто опираясь на костыль, кто опираясь на брата, кто на спине своей матери, дом заполнен до предела, и на улице стоит народ, и все жадно слушают, что говорит Христос. Все лица обращены к Нему, только бы коснуться, просто коснуться Его руки или края одежды, встретиться с Его взглядом. Его уже знают достаточно хорошо, знают, что Он беззащитен перед тем, кто плачет и молит, что Он не переносит никакого притворства и зла, что от Него исходит сила, которая исцеляет всех.

И вот в эту толпу вошли четыре человека, неся на носилках своего больного друга. Они никак не могли пробиться в дом через толпу, так как давка в дверях была особенно сильной. Тогда по наружной лестнице они взобрались на плоскую крышу дома, разобрали потолок и спустили носилки на веревках, прямо к ногам Христовым. И, видя веру их, Господь взглянул на этого человека и сказал: «Чадо, отпускаются тебе грехи твои». Ясно, что эти люди любили своего друга и верили, что только Христос может исцелить его. У них было чувство сострадания к своему другу, можно сказать, сильное, как природа: гони природу в дверь, она — в окно, нельзя в окно — она через крышу. И любовь у них была, крепкая, как смерть. Нет, о такой любви еще рано говорить: пусть любовь их настойчива и не знает преград, и не может остановиться на полпути — нельзя еще сказать об этих людях: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Человек не может быть исцелен, пока не прощены его грехи. Грех и страдание естественно и неизбежно связаны друг с другом, как грех и смерть. Чтобы исцелился больной, надо, чтобы были прощены его грехи, надо исцелить более глубокую болезнь — болезнь души, грех. И фарисеи и книжники, которые были ответственны за то, чтобы не допустить никаких лжепророков и лжеисцелений, это знали и стояли как бы на страже закона, внимательно наблюдая за Иисусом. Как гром среди ясного неба прозвучали для них слова, что грехи прощены. Совершенно понятно, что только Бог может прощать грехи. Когда такое берет на себя человек, это оскорбление Бога, богохульство, и наказанием за это богохульство, согласно книге Левит, была смерть. Они не сводили глаз с Господа, и было видно, в каком направлении заработала их мысль. Книжники и фарисеи — ревнители Писания (кто-то ведь должен наблюдать, чтобы все было по правилам). В чем же их вина?

Высшее добро, оказывается, может представляться высшим злом там, где нет сострадания человеку. И Господь как бы хочет показать им, как велико значение сострадания и как велико значение милосердного слова. «Что легче, — спрашивает Он, — сказать человеку: «Прощены твои грехи» или «Встань и ходи?»» Всякий, легкомысленно относящийся к тайне слова, ответил бы в сердце своем, что легче сказать: «Твои грехи прощены». Кто узнает, действенны эти слова или нет, невозможно проверить. Но чтобы сказать: «Встань и ходи» мертвому почти человеку, надо обладать для этого нечеловеческой, сверхприродной силой жизни.

И вот мы видим, что не радости, как весь народ, а ярости исполняются учителя Израильские, когда Христос совершает чудо исцеления. Они понимают, что это значит — разрушение религии, на страже которой они стоят. И это значит также, что чудом исцеления этот Врач подписал Себе смертный приговор. И Господь знал это, и мы должны знать, какою ценою совершает Господь наше исцеление: Крестом, страданием, смертью Своею. Бог стал человеком, чтобы мы узнали, что мы Богом любимы, чтобы «прощение от гроба нам воссияло». Чтобы мы все стали исцеленными людьми, хваля Бога и скача, как Богоотец Давид пред сенным ковчегом, среди Пасхи. И чтобы открылась нам глубина нашей жизни и наших скорбей. Дай Бог нам воспринимать все, что с нами происходит, на этой глубине!

Что ты сетуешь: «Молюсь, молюсь, а все остается, как было! И не раз уже соборовал меня священник, а все болею». Если Господь не исцеляет, это потому, что Он хочет, чтобы молитва веры твоей достигла глубины Креста и Воскресения. Может, надо, чтобы ты не только о себе, но и о близких твоих, и о священнике твоем помолилась. Может быть, Господь через твою болезнь хочет спасти других. Сколько раз с самого детства слышала ты, как священник молится в Церкви о здравии и спасении, и сколько раз могла убедиться, как милостив Господь, но задумалась ли хоть один раз по-настоящему, что здравие означает спасение?

Как часто мы стоим перед человеческим горем с бессильной нашей молитвой и понимаем: нет у нас силы помочь, исцеление — это дело Господне. Нельзя сказать, что нет у нас совсем сострадания, но надо быть сострадательными и милосердными до такой степени, чтобы действовало милосердие Божие через нас.

Очень многие думают: как бы мне найти такого батюшку, чтобы подойти к нему и сказать: «Батюшка, исцели меня!» — и услышать в ответ: «Если веришь, радость моя, все возможно верующему». И чтобы как преподобный Серафим Саровский, батюшка вынес немного масла из лампадочки, которая всегда горит у него перед иконой Божией Матери, помазал больное место и сказал: «Благодатию Божиею я, грешный, исцеляю тебя».

Надо, надо молить нам Господа, чтобы послал Он нам сегодня таких милостивых чудотворцев, как святой Иоанн Кронштадтский, как святой Иоанн Шанхайский, заступничеством которых исцелялись тысячи и тысячи, принося Господу глубокое покаяние. И болящие прежде всего могут умолить Господа о ниспослании нам этих «мужей силы и разума», и сострадания. Но при этом важнее понять, что дар исцеления у Господа предназначен не для одних великих святых. Каждый из нас во святом крещении принял его. Блаженный Августин вспоминает, как молодая девушка в его храме, выйдя из крещальной купели во время пасхальной всенощной, осенила крестным знамением стоящую там женщину, которая была безнадежно больна, и та тотчас получила исцеление. Так было в древней Церкви, и так происходит сейчас.

Простая прихожанка рассказывала, как она была при смерти, врачи уже отказались от нее, и часы ее были сочтены. Но маленькие детки ее, четверо, между прочим, их было, всю ночь молились со слезами перед иконами, и под утро она почувствовала вдруг, что смерть отходит. Совсем начинающие христиане, еще не имеющие никакого духовного опыта, явились чудотворцами. Вот о чем, может быть, нужнее всего нам надо задуматься.

Один священник рассказывал, как в его приходе были две женщины, больные раком. Одна — мать пятерых детей, за которую многие прихожане, несколько групп, молились об исцелении, непрерывно читая акафисты и псалтирь, и за каждой литургией священник не только вынимал за нее частицу, но и произносил особую молитву. И другая — молодая женщина двадцати двух лет, которой сделали уже две операции. Она вела нехорошую, нечистую жизнь, и многие знали об этом. И, хотя она была лишена причастия, тем не менее, продолжала почему-то постоянно ходить в храм, стоя подолгу перед иконой Спасителя. Однажды священник сказал в проповеди, что в их храме произошло чудо. Что Господь, как в древние времена, исцелил женщину, у которой был рак желудка. И все с удивлением увидели в храме исцеленную Господом блудницу, которая стояла, заливаясь слезами, на исповеди. Господь не исцелил ту, за которую молились все, но Сам посетил ту, о которой никто не думал и которую многие презирали. Добрый Пастырь исцелил овцу самую заблудшую и телом, и душой. Она шла вместе со всеми, не переставая плакать, к причастию. Сам Господь отменил для нее все епитимьи, и это был праздник всей Церкви.

Непостижимы и неисследимы замыслы Божии о человеке, и святость человека заключается в том, чтобы смиренно принять то, что Бог хочет сотворить с ним, приобщая его Своему Кресту и Воскресению. «Я не думаю об исцелении, — сказала тяжело больная женщина, которую недавно батюшка причащал на дому.— Я прошу Господа, чтобы иметь веру переносить мою болезнь. Я не могу сказать, что я не желаю исцеления, но я не прошу об этом. Господи, как Ты Сам желаешь, и как Сам знаешь, только спаси меня».

Воистину, болезнь — Божие посещение. «Я ношу язвы Господа моего на теле моем», — говорит апостол Павел. И вся Церковь болезнями и страданиями своими до последнего дня несет на себе Христовы раны. Господь сподобляет такого болящего быть особым причастником Креста Своего. Он как бы дает ему нести вместе с Собою все немощи других людей. Он доверяет ему служение исцеления: своим страданием больной участвует во внутреннем исцелении их, его болезнь может быть проповедью, просвещением других.

Тело иногда исцеляет Господь в знак исцеления души. Но настоящее чудо — не физическое исцеление. Чудо — избавление от ненависти и отчаяния, от этого ада, в котором все живут. Чтобы мог сказать человек: «Вот, что Он сделал с моим сердцем — в нем воссиял Свет несотворенный! И, полуживое, оно сделалось способным любить ближнего любовью Божией».

Узнаем тайну молитвы, к которой призывает нас Святая Церковь, и об этом чуде, об этом свете милосердия будем Бога молить в мире, где за умножение грехов дается нам умножение болезней и бессердечия. Чтобы нашлись и у нас друзья, которые принесли бы нас ко Господу, когда придет к нам испытание тяжкой болезнью. Чтобы мы сами стали такими друзьями, которые исполнены решимости других на себе до конца нести.

О, если бы Господь благодатью Своею научил нас на самом деле благодарить Его за скорби, которые Он нам посылает! Чтобы вся Церковь болезнями и страданиями своими принесла смертельно больную Россию ко Господу, и люди, еще вчера не знавшие Бога, могли воскликнуть: «Господи, не на грехи мои смотри, но на веру Церкви». Болезнями святых Твоих исцели наши болезни, Господи, и открой всем свет Креста Твоего и Воскресения!

Неделя 19-я по Пятидесятнице

Лк, 26 зач., 6, 31—36

Сказал Господь: как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Сегодня Христос говорит нам в Евангелии о любви к врагам — о том, что это является главным и единственным признаком, что мы Христовы. Мы понимаем, как велика эта заповедь, как опасно ее исказить.

Две опасности существуют в мире. Одна опасность — нелюбви, не только к врагам, но и к близким своим — из-за умножения беззаконий в мире все более охладевает любовь. И другая опасность — ложное понимание заповеди Христовой о любви. Святые отцы говорят, что в мире существует столько лжеучений об истине Христовой, сколько ложных учений о любви. Потому что любовь и истина нераздельны.

Мы часто повторяем в наши дни, и не без причины, слова святителя Филарета Московского о том, что мы должны любить личных своих врагов, гнушаться врагами Божиими и поражать врагов Отечества. И здесь тоже есть для нас опасность. Делая немножко преувеличенный акцент на том, о чем говорит святитель Филарет по отношению к врагам нашей Православной Церкви и к врагам Отечества нашего, — как бы нам не забыть заповедь о любви к личным врагам. В то время как и то, и другое совершенно нераздельно. Господь в конце концов говорит именно о любви к врагам и этим определяет то, что мы не напрасно носим на своей шее крестик, что мы знаем тайну Креста Христова.

Когда великая княгиня преподобномученица Елисавета была сброшена озверевшими палачами в алапаевскую шахту, она повторила не одними устами высшую молитву Самого Спасителя, когда Он был на Кресте: «Боже, прости им, не знают, что творят». Мы все помним слова святого Царя Николая Александровича, незадолго до его мученической кончины переданные через его дочь великую княжну Ольгу, о том, что зло, которое сейчас в мире, то есть разгул коммунистической революции, будет еще сильнее — пророчество о том, что мы наблюдаем сегодня, когда грех все более утверждается как норма жизни. И далее Государь говорит, призывая всех, на кого он может иметь влияние, чтобы не мстили за него, что не зло победит в конце концов, а любовь.

Пусть эти слова, которые мы часто теперь слышим, глубоко запечатлеются не только в нашей памяти, но и в наших душах, во всей нашей жизни. Пока мы не устремляемся к этому, мы с вами еще не христиане, мы еще язычники. Не надо каких-то особенных даров, чтобы понимать: «Как вы хотите, чтобы поступали с вами люди, так и вы поступайте с ними». Нет такого человека на свете, если он умственно развит и психически нормален, который не понимает, что это безусловная справедливость. Никто не может отвергнуть эти слова Господни. Все мудрецы мира и без Христа утверждали этот принцип жизни: и Сократ, и Платон, и Конфуций. Справедливость требует, чтобы мы не делали другому того, чего себе не желаем. Но Христос, утверждая как будто тот же самый принцип, идет гораздо дальше, потому что одно дело не делать другому плохое, а другое — делать ему хорошее. И это «хорошее» — способность человека устремляться к истинному совершенству.

Господь говорит: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершен. И будьте милосердны, как Отец ваш Небесный милосерд». Что это значит? Это значит: любите тех, кто ненавидит вас, и делайте добро тем, кто творит вам зло. И давайте другим людям, не надеясь получить от них ничего. Мы знаем, что таким всегда был наш Господь. На Кресте Он явил эту любовь до конца, чтобы все увидели, в чем заключается совершенство человека, и начали учиться быть совершенными людьми, христианами.

Пока человек не отвергает естественный закон совести и разума, всегда остается надежда, что он может придти ко Христу Богу. Но пока он не придет к Нему, он никогда не исполнит по-настоящему то, что должен исполнить по своему человеческому естеству. Наоборот, он будет все более терять свое человеческое достоинство. И мы видим сегодня, что ненависть, вражда становятся такими же не вызывающими ни у кого удивления грехами, как разврат и растление. Человек все чаще делается скотом, по слову псалма (Пс. 48, 21), и по вражде своей, по ненависти — уже почти «духом злобы поднебесным». Есть только один путь, который может спасти нас от полного разрушения, — это следование недостижимой и непостижимой заповеди о любви к врагам.

Святые отцы говорят, что этот путь мы должны принять твердо, как истину Христову, как тайну Креста Господня. Когда мы осеняем себя крестным знамением, мы должны запечатлевать и в сознании, и в сердце своем эту истину. Ум наш должен быть твердым, а сердце — мягким по отношению к другим людям. В то время как чаще бывает наоборот: ум — размягченный, а сердце — твердокаменное. Бывает, что ум твердый, но и сердце, увы, остается таким же твердым, как у всех не знающих благодати людей. Но чаще всего — как бы отстраненность от жизни: и ум размягченный, и сердце размягченное.

Мы должны понять, что высота, которую предлагает Христос, — единственное наше спасение. «Мы перешли от смерти в жизнь, потому что любим братьев своих» (1 Ин. 3, 14). Это есть Пасха Господня, приобщение победе Креста Христова. Только Христом, только Его Крестом можем мы этого достигнуть. И когда мы обретаем, по дару Христа, любовь к врагам, то враги наши становятся нашими истинными друзьями. Они наше приобретение, хотя невозможно это постигнуть, как невозможно постигнуть, что смерть — наше приобретение (Флп. 1, 21), высшее приобретение, какое может быть у человека. Но кто знает Пасху Христову, кто знает, что Христос воскрес, тот понимает и слово Господне о любви к врагам.

Постараемся сегодня задуматься о том, сколь многие из нас пренебрегают самым существом веры христианской. Мы призваны учиться этому в течение всей жизни и изо дня в день. Как приблизиться нам к тому, чего достигла преподобномученица великая княгиня Елисавета? В течение всей жизни она, так же как ее духовник преподобноисповедник Сергий и другие сестры Марфо-Мариинской обители, такие, как монахиня Любовь, учились этой единственной заповеди. О монахине Любови, о ее удивительном подвиге любви, известно, что она обладала таким удивительным свойством: когда кто-нибудь начинал к ней плохо относиться, когда она чувствовала неприязнь, вражду со стороны кого-нибудь, она прилагала все усилия, чтобы лучше всего относиться именно к этому человеку. Она окружала его особенной нежностью и вниманием. Это было искренне, и за этим стоял Христос, потому в ее общении с людьми была сила и подлинность. И так постепенно восходила она, и так восходили все святые — то есть те, кто научился этой заповеди Христовой, — от силы в силу.

Прежде чем наступят времена последнего нашего испытания, нам дается время для подготовки к ним. Святой апостол любви Иоанн Богослов говорит: «Если ты видишь брата своего в нужде и затворяешь от него сердце, как может в тебе пребывать любовь Божия?» (1 Ин. 3, 17) А святой Иоанн Предтеча, больший из всех, рожденных женами, говорит: «Если кто из вас имеет две одежды, и видит не имеющего ни одной, тот пусть даст ему то, что имеет лишнее» (Лк. 3, 11). Святитель Григорий Двоеслов рассуждает по этому поводу: «Если во времена благополучия ты не можешь отдать свою лишнюю одежду, как ты отдашь свою жизнь за другого человека, когда придут времена испытаний?»

Вот что такое постепенное возрастание. Потому и дается нам не один год, а много лет жизни, чтобы мы через усилия этому научиться, через многие наши поражения увидели, что нет в нас любви. Не то что к врагам, а порой и к тем, кто любит нас. Чтобы, восходя к этой не исполнимой никакими нашими усилиями заповеди, мы понимали, почему блаженный Августин говорит: «Да, это для нас невозможно. Но любить наших врагов это значит молиться за них от всего сердца». Только любовью Христовой, только Его благодатью, которая дается нам в молитве, можем мы обрести эту способность.

Святые отцы дают нам такой совет. Когда мы находимся с кем-то во вражде, когда душа наша пребывает в унынии, говорят они, прежде всех наших молитв надо помолиться о наших личных врагах. Включи в свое каждодневное правило такую молитву: «Молитвами вот этой Анны, которая ненавидит меня, или к которой я испытываю неприязнь, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешную». И так повторять эту молитву, пока даром Христовой любви ко всем — и к тебе, и к этой Анне, и ко всем людям — ты не узнаешь перемену в своем сердце.

Христос — первый на земле, кто провозгласил заповедь о любви к врагам. До Него никто даже близко не мог об этом подумать. В чем была высшая мудрость, высшая святость Ветхого Завета? «Возлюби ближних твоих, друзей твоих, и возненавидь врагов твоих. Око за око и зуб за зуб». Выставили тебе зуб — значит, надо и обидчику твоему выставить зуб, по справедливости. Глаз тебе выставили — и ему тоже глаз. Нет, говорит новый таинственный закон жизни, для которой создан человек. Ты должен поступать по-другому, ты должен врага твоего, когда он злословит тебя, защитить от всякой клеветы. Ты должен, когда он голоден, накормить его. И когда он замерзает, одеть его. Ты должен относиться к нему как к самому лучшему другу и брату. Все в тебе протестует против этого. Невозможно с этим никак согласиться, но Господь говорит нам с Креста: любите врагов ваших. И дает крестную, пасхальную силу новой жизни, чтобы мы жили так. И так поступали по отношению к нашим врагам, как Он поступил по отношению к Своим.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: