Седмица 2-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф, 19 зач., 6, 31—34; 7, 9—11

Сказал Господь: не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы. Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него.

Все слова Спасителя, призывающие «не заботиться» о завтрашнем дне, опираются на непоколебимость веры Церкви — «Отец ваш Небесный знает». О молитве Христос говорит: «Молясь, не говорите лишнего как язычники», «ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения» (Мф. 6, 7—8). Два различных представления о Боге противостоят друг другу — магический бог язычников и Бог Отец, любящий Своих детей. Человек, живущий по Евангелию, — вовсе не «не заботящийся» ни о чем. Это тот, чья забота о ином. Он весь поглощен заботой о Царстве Божием. «Ищите Царства Божия!» Служить маммоне — практически означает заботу только о себе. Служить Богу — значит посвятить себя служению любви и обрести истинную свободу.

«Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем». Господь знает, о чем говорит. Он Сам, восходя ко Кресту, живет такой жизнью. Для чего прибавлять заботы завтрашнего дня к сегодняшним? Бог дал нам жизнь, и Он дает нам жизнь вечную — неужели Он не даст меньшего, того, что потребно для нашего тела, — одежды и пищи на каждый день? Многозаботливость — болезнь мира, отпавшего от Бога. Она не только бесполезна, она — разрушительна. Как часто люди проводят дни в ожидании бед, которые, может быть, никогда не случатся! Господь хочет научить нас всецелому доверию Богу — искусству жить одним днем. Не заботьтесь о завтрашнем дне, потому что вы не знаете, что принесет вам сегодняшний. Может быть, вы уже не будете живыми, и что будет значить ваша тревога о том, что никогда не случится! Когда придут новые заботы, Бог даст новую помощь и силу для их преодоления.

Господь показывает это на примере земных родителей. Внутренне они всегда готовы дать своим детям то, чего те у них просят. «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит рыбы, подал бы ему змею?» Мы должны приходить к Богу как дети к Отцу Небесному. Сколь естественно для ребенка, когда он в нужде или в беде, бежать с жалобами к родителям. Мы должны приходить к Богу в надежде получить благие дары от Него, ибо Он дает просящим у Него. Он знает, что есть благо для нас, потому мы должны все предоставить Ему: «Да будет воля Твоя». Мы часто просим у Бога то, что оказалось бы неполезным для нас. Он знает это, и потому не дает нам просимого. Отказ, продиктованный любовью, лучше всех даров без любви.

Мы знаем, что нам не дадут камень вместо хлеба, чтобы сокрушить наши зубы, ни змею, которая может смертельно ужалить нас, вместо рыбы. Бог вместил в сердца родителей сострадательную заботу о детях. Не требуется никакого закона, чтобы обязать родителей содержать детей. Хотя мы уже дожили до таких времен, когда при живых родителях — дети сироты. Господь сравнивает Свою заботу о Своем народе с заботой отца о своих детях. Но на самом деле Его любовь, Его доброта несравненно превосходит любовь земных родителей. Святые отцы говорят, что Божие милосердие по сравнению с нашим — как солнце перед свечей, как океан перед каплей воды. Богатство Божиих даров, Его готовность ничего не пожалеть для нас — несопоставимы с тем, что родители по плоти могут дать своим детям.

Бог никогда не отвергает наши молитвы. Но Он отвечает на них в Божественной мудрости и любви. Жизнь испытывает, насколько истинно то, о чем мы молимся, и насколько искренни мы в наших молитвах.

Вторник

Мф, 22 зач., 7, 15—21

Сказал Господь: берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак, по плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

Господь предупреждает нас против лжепророков. Мы должны остерегаться их, чтобы не оказаться обманутыми. Пророки возвещают о будущем и о том, как мы должны жить сейчас, а лжепророки одновременно и лжеучители.

Остерегайтесь их, ибо они — волки в овечьей одежде. Они изображают из себя овец, показывают себя кроткими, смиренными, во всем хорошими. Их грехи и заблуждения покрыты позолотой святости и благочестия. Сатана хочет явиться Ангелом света (2 Кор. 11, 13—14). Но это хуже лицемерия. Лицемер — козлище в овечьей шкуре, а лжепророк — волк в овечьей шкуре. Восстающие на истину — губители душ человеческих. Потому — «берегитесь лжепророков».

Мы знаем золотое правило, помогающее нам избежать этой опасности. Мы должны все испытывать (1 Сол. 5, 21). По плодам их узнаете их. Дерево узнается не по коре, не по листьям и не по ветвям, но — по плодам. Каково дерево, таков и плод. Не собирают винограда с терновника и с репейника — смоквы. По природе своей они не могут производить такие плоды. Злые порочные сердца подобны терновнику и репейнику, они исполнены греха, и в них уже сейчас входит адский огонь. Добрые дела — добрый плод подобный винограду и смокве, приятный для Бога и полезный для людей. Невозможно ждать доброго плода от нечестивого человека. Люди познаются не по отдельным поступкам, но по всей своей жизни.

«Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь». Эти же слова мы слышим и от Предтечи. Что такое бесплодные деревья? Это деревья, не приносящие доброго плода. Порою может быть и плод, но если это недобрый плод — дерево считается бесплодным. Какова участь бесплодных деревьев? Их срубают и в огонь бросают. Бог поступит с этими нечестивцами, как люди поступают с иссохшими деревьями, которые напрасно занимают землю.

«По плодам их узнаете их». По плодам того, что представляют собой они, по их словам и поступкам, по всей их жизни. Если вы хотите понять, христиане ли эти люди или только по имени, посмотрите, как они живут. Их дела будут свидетельствовать за них или против них. Бог не мог послать тех, кто ведом нечистым духом. Бог полагает сокровища Свои в золотые сосуды, но не в наполненные грязью.

Вы узнаете их по плодам их учения. Мы знаем, каков плод проповеди у пророков. А это учение куда направлено? Прививает ли оно любовь к истине и благочестию? Если это учение от Бога — оно будет вести к смирению, к чистоте, к любви, ко всему, что Христово. Но если, напротив, дерзающие именовать себя учителями утверждают людей в гордости, в тщеславии, в нечистоте, во всякой неправедности, уводя их от узкого спасительного пути, мы можем заключить, что это «мудрость» — не есть сходящая свыше, но земная, душевная, бесовская (Иак. 3, 15).

Вера и добрая совесть — неотделимы друг от друга. Потому «не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное», в Царство благодати и славы, — говорит Христос. Недостаточно говорить: «Господи, Господи», исповедуя Христа Сыном Божиим вместе со всею Церковью. Это исповедание необходимо, но мы должны остерегаться оказаться среди «имеющих вид благочестия, а силы его отрекшихся». Надо, чтобы мы были послушны Христу, исполняя волю Отца, Сущего на Небесах. В том Его воля, чтобы мы веровали во Христа, каялись в грехах, старались жить по заповедям Его и любили друг друга. Как часто слова и дела расходятся в жизни человеческой, но Христос пришел, чтобы соединить их в Своей заповеди, которая есть жизнь вечная.

Среда

Мф, 23 зач., 7, 21—23

Сказал Господь: не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.

Господь открывает один из законов духовной жизни: искренна ли та вера, которая не проявляет себя ни в чем. Обращали ли мы внимание, что апостол Павел также всегда заканчивает свои Послания призывом к исполнению на деле во всех жизненных ситуациях предписаний христианской нравственности?

«Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное». Во всем разуверившийся современный мир ищет подлинности — и прежде всего там, где говорят о вере. Красивые речи не проходят: «нас не интересует твой призыв — во что надо верить, но скажи нам, во что ты веришь, есть ли у тебя подлинное знание Бога?»

Господь обличает видимость молитвы, лицемерие веры, оторванной от каждодневной жизни, соблазн тех, кто слывет благочестивым, у кого имя Божие все время на языке, но чьи поступки не соответствуют красивым речам. Господь настойчиво подчеркивает необходимость согласия между тем, что мы говорим, и что мы делаем, между верой, исповедуемой за воскресным богослужением и верой, которой мы живем в течение недели. Не всякий, кто ходит в храм по воскресным и праздничным дням, войдет в Царство Небесное. Кроме того, надо еще быть «исполняющим волю Отца Небесного». «Творить», «делать» — это слово непрестанно повторяется в Нагорной Проповеди. Это значит, что наша вера должна быть реально воплощена в обыденной жизни — в семье, на работе, на отдыхе. Требуется наше участие во всех церковных, общественных, политических событиях, от которых зависит судьба, и не только земная, слишком многих.

«Воля Отца», — говорит Христос. Читая Евангелие, мы ощущаем, что Спаситель постоянно думает только о Нем и делает только то, что угодно Ему, — каждую минуту Своей жизни. «Не так, как Я хочу, но как Ты хочешь». Что означает эта «воля Отца»? Бог есть любовь. И для Него не существует иной заботы, кроме как дать нам подлинную радость. Но Он не навязывает нам ничего, потому что Он — любовь. «Воля Божия» — это наш личный, самый великий успех, иногда под неожиданным видом поражения. Жизнь каждого святого — такой успех: преподобный Сергий, преподобный Серафим, святой Царь-мученик Николай.

«Воля Отца Небесного». Да, Бог, Отец наш, бесконечно выше человека и превосходит его. Он — на небесах, за пределами всего. И жить по воле Его означает такой образ жизни, который не может быть «от мира сего». В нашем посткоммунистическом, глубоко атеистическом обществе — среди грязного потока реклам греха свободной от заповедей Божиих жизни — христианин не может не идти против течения. Кто пытается творить волю Отца Небесного, не может не отвергать то, что утверждается повсеместно через СМИ о Боге, о Христе, о Церкви, о человеке, о любви, о родителях, о браке, об отношении к Отечеству.

«Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли?» Валаам и Каиафа были вынуждены пророчествовать, и Саул против своей воли оказался в пророках. Иуда изгонял бесов и оказался сыном погибели. Можно изгонять бесов из других и иметь беса в себе, и самому быть бесом. «И не Твоим ли именем многие чудеса творили?» Дар языков и исцеления будут прославлены миром. Но Бог приемлет подлинную святость. Христос предстает здесь как великий Судия конца времен: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» — слова, созвучные тому, что все услышат на Последнем Страшном Суде.

Всякий раз, когда речь заходит об этом Суде, мы должны воспринимать каждое евангельское слово с предельной серьезностью. В этот день Бог изречет о каждом человеке последнее слово. Никому не дано подвергать Господа осмеянию до бесконечности. Кто предпочитает творить зло, не должен рассчитывать на то, что он в вечности будет с Богом: «Отойдите от Меня, делатели неправды». В греческом тексте это «делающие беззаконие» — те, кто «без закона». Мы знаем, что закон человеческий — это закон Божий, закон любви. Кто избирает жизнь без Христовой любви, не может надеяться на жизнь с Богом. Страшный Суд для такого человека откроется ужасом вечной смерти — жизни без Христовой любви. «Отойдите от Меня» — от Любви, все отдающей всем, — отвергающие эту Любовь.

Но самое странное и самое страшное здесь заключается в том, что осужденные не согласны со своим Судией, точно так же, как в притче о Последнем Суде. Вся их жизнь была самообманом до этого дня, когда воссияла Истина. Господь говорит, что можно совершать великие дела во имя Его — пророчества, изгнание бесов, чудеса, но если нет у этих людей любви, они будут противниками Христовыми. И таковыми будут многие, говорит Христос.

Есть чего устрашиться! Это предостережение Христово должно быть услышано нами. Поистине многие, слишком многие ищут яркого и зрелищного в христианстве — пророчеств, изгнания бесов, чудес, вместо того, чтобы смиренно нести крест обыденной каждодневной любви. Слишком много отвлеченного теоретизирования, критики всех и вся, и при этом — полное отсутствие заботы о собственном покаянии. Увы, можно «горы переставлять» и «творить чудеса» без любви, говорит апостол Павел, — «и нет в том никакой пользы». Как научиться нам жить смиренной христианской жизнью — день за днем — не барабаня, не трубя, без показного блеска, без ложной многозначительности.

Четверг

Мф, 27 зач., 8, 23—27

Когда вошел Иисус в лодку, за Ним последовали ученики Его. И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем. И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина. Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?

Господь велел ученикам отплыть на другую сторону Тивериадского моря. Когда мы оказываемся на корабле в море, мы должны молиться ко Господу, исполняясь доверия Тому, Кто знает, что значит быть среди бури в море.

«За Ним последовали ученики Его». Двенадцать апостолов не отступают от Своего Учителя. Они — подлинные ученики Христовы, идущие вслед своему Спасителю, куда бы Он ни пошел, через все опасности и трудности. Многие хотели бы достигнуть неба, идя по другим дорогам. Но кто хочет быть со Христом в будущей жизни, должен следовать, куда Он ведет, — будь то корабль, больница или темница.

Мы видим растерянность учеников перед опасностью. Кто решился идти за Христом, пусть знает, что ему не избежать трудностей. «И вот, сделалось великое волнение на море». Эта буря была ради них. Христос хочет показать им, что те, кто переправляется с Ним через океан этой жизни на другой берег, должен ожидать на своем пути бури. Прежде вечного покоя — смута житейского моря. «Лодка покрывалась волнами; а Он спал». Только в этом Евангелии мы слышим о сне Спасителя. Это был сон, чем-то напоминающий сон Ионы среди бури, но исполненный совершенного святого покоя, всецелого упования на волю Небесного Отца. Никакая вина, никакой страх не омрачали этого покоя безгрешного Господа. Блаженны те, кто с чистой совестью, во упокоении трудов и телесной своей немощи может преклонить главу. Как апостол Петр, когда он спал в темнице, прикованный с двух сторон цепями стражей (Деян. 12, 6), как апостол Павел — на корабле среди нестихающей бури. Господь спал, испытывая веру Своих учеников. Сохранят ли они надежду на Него, когда, кажется, Он уже не участвует в происходящем с ними?

И вот, ученики, знающие море рыбаки, охвачены ужасом. В страхе они подходят к своему Учителю. А куда им было еще идти? Какое счастье, что Он — рядом с ними! Они «разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем». Не зря говорят: «Кто в море не плавал, тот Богу не маливался». «Скорби и опасности, — говорит преподобный Силуан Афонский, — многих научили молиться». Ученики молятся: «Господи, спаси нас!» Они верят, что Он может спасти их. И умоляют о спасении. Христос пришел в мир, чтобы спасти нас, и «всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Деян. 2, 21). Они зовут его: «Господи!», и молятся: «Спаси нас». Христос спасает только тех, кто исповедует Его своим Господом. Их мольба: «Погибаем!» Они сами в себе осуждение смерти имеют, и потому так говорят: «Мы погибнем, Господи, если Ты не спасешь нас». Пока мы не осознаем, что погибаем для вечности, мы не научимся молиться.

Смысл духовной жизни заключается во все более глубоком осознании нашей гибели и во все более решительном нашем обращении ко Господу. В этом — суть духовной брани. И, как мы видим на апостолах, сама молитва есть сражение. Христос спал, чтобы призвать нас ко спасению. Сила и благодать Христовы идут к ученикам на помощь. Иногда может показаться, что Христос спит, когда Церковь Его — среди бури. Но Господь — всегда с нами.

Он упрекает учеников: «Что вы так боязливы, маловерные?» У учеников Христовых не должно быть страха. Господь говорит о причине их страхов — маловерие. У многих — даже из тех, кто истинно уверовал во Христа, вера еще мала, и порой не выдерживает испытаний. Верою мы должны прозревать через бурю другой берег и укреплять себя надеждой, что милостью Божией достигнем его.

Господь, «встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина». Обыкновенно после бури бывает еще какое-то волнение воды, прежде чем она совершенно успокоится. Но когда Христос говорит, — не только прекращается буря, но все следы ее исчезают. И мы знаем, что великие бури сомнений и страхов в душе сменяются иногда чудесным покоем.

«Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?» Никогда не перестанет род человеческий удивляться делам Христовым. Все, что Он делает, — чудесно, наполнено бесконечной мудрости, силы и любви, как Он Сам. Тот, Кто имеет власть над ветрами и волнами, — Творец, Промыслитель и Спаситель — Господь наш, может все совершить. И мы не напрасно с таким доверием предаем Ему нашу жизнь среди самых великих бурь, все опрокидывающих внутри нас и вокруг нас. «Уповайте на Господа вовеки. Ибо Господь Бог есть твердыня вечная» (Ис. 26, 4).

Пятница

Мф, 31 зач., 9, 14—17

Тогда приходят к Иисусу ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся? И сказал им Иисус: могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься. И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое.

«Почему мы и фарисеи постимся много, — говорят ученики Иоанновы Спасителю, — а Твои ученики не постятся?» Они как бы превозносятся своими подвигами и упрекают других, что те не имеют таковых. Они не только хвалятся перед людьми, но и указывают Богу на свою праведность.

Как могут они обличать Христовых учеников за несоблюдение поста? «А Твои ученики не постятся». Они не знают, что Христос учил Своих учеников поститься втайне, чтобы не явиться человекам постящимися. Какое опасное заблуждение — выставлять себя образцом благочестия!

Что же Господь говорит в защиту Своих учеников? Он говорит, что всему свое время. Есть время плакать, и есть время смеяться, и пост и участие в празднике должны принести плод в свое время. «Могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?» Ученики Христовы — гости жениха, приглашенные на брачный пир. Ученики Христовы имеют жениха с собой, а ученики Иоанновы его не имеют. Их учитель был ввержен в темницу, и потому для них наступило время печали и поста. Такой день придет и для учеников Христовых, когда жених их будет взят от них, и они будут поститься.

Быть со Христом — ни с чем не сравнимая радость. Вся радость Церкви — в пребывании с Господом. Никакая радость на земле не может длиться всегда. Так устроена жизнь, что самая драгоценная радость с неизбежностью приходит к концу. Вот почему мы должны стремиться познать Бога и Христа Его. Только Христос — вчера, сегодня и вовеки Тот же. Только Бог пребывает среди всех превратностей жизни. Самые дорогие отношения кончаются на земле, только небесная радость будет длиться всегда. И если есть она в наших сердцах, ничто не может отнять ее.

Но кто не хочет утратить эту радость, должен пройти вместе с Господом через все испытания и скорби Его Креста. Смысл христианского поста — приобщение Кресту Христову. Мы храним установленные Церковью посты во свидетельство нашей любви ко Господу.

Теперь у учеников Христовых не достаточно сил для несения этого подвига. Господь поясняет это двумя яркими образами. «Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже». И «не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает». Не все деревья в саду Господнем — одной величины, не все ученики Христовы одинаковы. Лучшие из них должны пройти возраст новорожденных младенцев. И пища для них должна соответствовать их возрасту. Христос не предлагает Своим ученикам исполнить немедленно то, что они еще не могут понести. Начинающих в вере не следует обременять сразу тяжелыми обязанностями, чтобы не вызвать у них уныние.

Господь проявляет особую заботу о малых сих в Его Церкви, об агнцах Своего словесного стада. Он бережно ведет их ко спасению. И в доброделании требуется рассудительность. «Когда увидишь кого-то, желающего живым взойти на небо, тяни его вниз за ноги на землю, — говорят святые отцы, — дабы избавить его от гибельного падения в бездну». И подчеркивают: пост, не уравновешенный внутренним деланием, более вреден, чем полезен. По хитрости сатаны сверхделание может обернуться ничегонеделанием. Разумеется, без внешнего не может быть внутреннего, как не может быть плодов без листьев и цветов. Но бывает, пышно цветут и бесплодные деревья. Мера внешних подвигов и способность радоваться истинной радостью в конце концов определяется глубиною любви ко Господу.

Суббота

Мф, 20 зач., 7, 1—8

Сказал Господь: не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас. Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

«Не судите, да не судимы будете, — говорит Господь, — ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». Не судите. Мы должны судить себя, свои поступки, но не ближнего своего. Мы не должны сидеть на седалище судей, слово которых — закон для всех. Мы не должны свысока смотреть на кого-либо. Мы не должны судить поспешно. Мы не должны судить пристрастно. Мы не должны судить безлюбовно, немилосердно, тем более, мстительно, с пожеланием зла. Мы не знаем всех обстоятельств, особенностей личности и жизненного пути человека, о котором судим. Мы не должны судить сердечные намерения и помышления других, потому что есть один только Сердцеведец Господь. Мы не должны судить о вечной их участи, потому что этот суд нам не принадлежит. Кто ты, чтобы судить раба чужого? Своему Господу он стоит, и своему Господу падает. Основание для воспрещения такого суда — в том, что мы тоже будем судимы.

Если мы берем на себя судить других, мы должны ожидать, что и мы будем тем же судом судимы. И не только человеческим, но Божиим. Бог простит тех, кто прощает, и не будет судить тех, кто не судит. И милостивые помилованы будут. Непреложен небесный закон: «какою мерою судите, такою и вам будут мерить». Может быть, уже в этом мире — так что можно будет увидеть свой грех во внезапно постигшем нас наказании. Что станет с нами, если Бог будет столь же точен и беспощаден в суде над нами, как мы бываем порой над другими? Все приговоры, вынесенные нами другим, падут на наши головы.

Однако из того, что мы не должны судить других, вовсе не следует, что мы не должны обличать других. Это наш христианский долг, и, исполняя его, мы, как говорит апостол Иаков, можем спасти чью-то душу от смерти. Тем не менее, не каждому дано обличать. Те, кто виновен в тех же самых грехах, в которых они обвиняют других, или даже худших, будут посрамлены. И, конечно же, не будет никакой пользы от их обличений.

Иные готовы затеять ссору из-за мелочей, в то время как сами позволяют себе серьезное отступничество от веры. Они зорко высматривают сучок в чужом глазу, а бревна в своем глазе не замечают. Степени грехов различны. Одни грехи могут быть как сучок, другие — как бревно. Одни — как комар, другие — как верблюд. Это не значит, что может быть грех, о котором позволительно сказать, что он слишком мал. Потому что всякий грех совершается против великого Бога. Наши собственные грехи должны восприниматься нами большими, чем те же самые грехи других, потому что они изнутри поражают нас. Гордость и отсутствие любви и сострадания к другим — самое большое бревно в нашем глазу, от которого происходит слепота лицемерия. «Лицемер! — говорит Христос. — Где же твоя ненависть ко греху, если собственный грех ты лелеешь?» «Как скажешь ты брату твоему — как ты скажешь ему не стыдясь: дай, я помогу тебе, в то время как сам погружаешься в бездну погибели?»

Что же нам делать, если мы призваны вместе со всею Церковью обличать мир о грехе, о правде и о суде? Неужели мы должны замолчать от сознания собственной греховности? Господь предлагает нам единственное спасительное решение. «Вынь прежде, — говорит Он, — бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего». Наши собственные грехи не могут быть оправданием нашего молчания перед лицом торжествующего беззакония. Это молчание явилось бы только усугублением нашей греховности. Но мы должны перемениться сами, прежде всего, если на самом деле хотим помочь лежащему во зле миру. Проповедники истины и покаяния должны в конце концов по дару Христа, быть из чистого золота.

И Господь говорит, что не все могут воспринять эту проповедь Церкви: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями». Среди рода лукавого и прелюбодейного есть такие, кто столь долго ходил на совет нечестивых, что теперь уже восседают на седалище губителей. Они исполнены ненависти ко Христу, и снова готовы, как это было уже неоднократно в истории, растерзать тех, кто Христовы.

Однако мы должны проявлять осмотрительность в обличении всех не принимающих истину, как свиней и псов. Многие навсегда отвернулись от Церкви по этой причине, в то время как если бы была проявлена рассудительность, они могли бы быть спасены. Господь заботится о безопасности народа Божия и обещает сохранить Свою Церковь среди всех испытаний.

Только бы мы хранили верность Господу и были в непрестанном единении с Ним в нашей молитве. Три Его призыва: «просите, ищите, стучите», звучат как один: «молитесь, молитесь и снова молитесь». Просите, как нищий просит милостыни, и вам дано будет узнать благодать. Просите, как заблудившийся путник просит показать дорогу, и вы увидите, что Христос — это путь. Ищите, как ищут самое драгоценное сокровище, которое потеряли. Стучите — в двери дома Божия: «Господи, Господи, отвези нам!» Потому что Сам Господь стоит у дверей нашего дома и стучит. Мы должны не только просить, но и искать. Не только искать, но стучать — непрестанно, неотступно, взывая, умоляя, сражаясь как Иаков с Богом. Человеку, когда ему без конца надоедают с просьбами, свойственно раздражаться, а Бог — чем с большими нуждами и просьбами мы обращаемся к Нему, тем большей любовью Он исполняется к нам.

Неделя 2-я по Пятидесятнице

Всех святых, в земле Российской просиявших

Мф, 9 зач., 4, 18—23

Проходя же близ моря Галилейского, Иисус увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним. И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

Размышляя о призвании каждого народа и каждого человека ко Христу, невольно воспринимаешь каждое слово сегодняшнего воскресного краткого Евангелия, как связанное с этой тайной. Слово Божие — как солнце. Оно освещает все на свете и одновременно может какую-то одну подробность, одно явление, мысль высветить до конца.

И мы можем видеть много поучительного для нас в самых простых подробностях призвания первых учеников Христовых. Христос, проходя мимо моря Галилейского, призывает Симона Петра и Андрея, брата его. Господь не идет в царские палаты Ирода. Он не идет в Иерусалим, где первосвященники и богословы, потому что не много сильных, знатных и благородных призвано Господом к следованию за Ним. Но Он идет к морю Галилейскому — в землю, удаленную от столицы, где жили малообразованные, малокультурные люди, речь которых была груба и проста, так что она всякий раз выдавала с головой уровень их развития. Господь идет сюда, потому что Он видит не так, как видят все. Он хочет посрамить гордое и избрать смиренное, ничего не значащее для мира. Таким же было первоначальное призвание ко Христу Руси, многих русских людей.

Господь избирает людей бедных и неученых. Он показывает нам, что на бедность, нищету, оказывается, необходимо смотреть с размышлением, потому что в этом заключается некая тайна. Не в самой по себе нищете, а в том, что она может предрасполагать к стяжанию большей — духовной нищеты; к пониманию того, что человек ничего не может иметь сам, а все является только даром Божиим.

Оттого что эти люди были неучеными, мы не должны делать вывод, что в тайны Христовы могут смело и дерзко вторгаться люди невежественные. Нет, Христос говорит о том, что так велика истина, которую Он открывает, что всякая ученость, мудрость человеческая, всякое знание как бы ничто перед ней.

Господь избирает, как сказано в Евангелии, людей труда, и избирает их в момент труда. Как говорит преподобный Силуан Афонский, любить Бога не мешают и не могут мешать никакие дела. Никакой труд не является препятствием к тому, чтобы человек жил духовной жизнью. Наоборот, скорее праздность предает человека сатанинским искушениям и делает его глухим к зову Господню.

Люди, которых избирает на служение Господь, — это не просто люди труда. Жизнь их была исполнена трудностей и опасностей, неизбежно связанных с рыболовецким ремеслом. Труд среди холода и зноя, среди грозной водной стихии. Как говорится, кто по морю не плавал, тот Богу не маливался.

Эта Евангельская подробность напоминает нам о нашем русском народе. Так было и с нашей Россией: где жизнь как море бед, где она полна испытаний и скорбей, там скорее люди могут обратиться ко Господу. Они более предуготовлены к следованию за Христом, потому что воины Христовы должны быть закаленными людьми и не бояться никаких лишений и гонений. Вся многоскорбная история русского народа предуготовляет его к тому, чтобы он следовал за Христом.

Мы слышим в сегодняшнем кратком Евангелии еще две удивительные подробности. Кого избирает Господь Своими самыми первыми учениками на земле? Он избирает тех, кто были учениками Предтечи и Крестителя Иоанна — учителя покаяния. Те, чья жизнь направлена к покаянию, легко открываются к вере Христовой. Поэтому если главные учители покаяния — стыд и совесть — будут потеряны в нашем народе, то люди никогда не смогут следовать за Христом. И заботы Церкви о просвещении мира, о служении миру должны быть, прежде всего, сосредоточены здесь.

Наконец, Господь призывает братьев: Симона Петра и Андрея, Иакова и Иоанна на служение. Две пары братьев — Петр и Андрей, Иаков и Иоанн — это самые близкие родственники. Какая удивительная радость! Посмотрите каждый на свою семью. Где мы найдем, чтобы братья следовали за Господом вместе?

К нашему великому горю мы понимаем, что чаще всего дается нам в жизни исполнение пророчества Христова, что восстанут чада на родителей, и восстанет брат на брата. Это то, что является, к сожалению, более известным для нас, и горем, понятным каждому из нас. Это было во время гонений на нашу Церковь, и назревает сейчас.

Мы должны молиться о том, чтобы нашим близким было даровано спасение заступничеством всех святых. Прежде всего — молиться о своих родных, потому что кто нерадит о своих близких, тот хуже неверующего, говорит нам слово Божие. И апостол Павел говорит, что он желал бы лучше сам быть отлученным от Господа, лишиться всей радости и вечной благодати, быть в адских муках во веки веков, чем видеть своих единоплеменных сродников отлученными от Христа. Значит, сродниками нашими мы называем не только тех, кто в нашей семье, а всех наших единокровных, русских людей. О всех этих людях сегодня наша молитва. Конечно, в самом глубоком смысле нашими сродниками являются только святые, в земле Российской просиявшие, и все святые. Они наши самые родные люди, самые близкие, потому что мы молимся им.

Когда Господь призывает Своих первых учеников, то они тотчас оставляют все свои сети, лодку и отца и следуют за Христом. Мы видим, какою силою обладает слово Божие, и во всех наших самых скорбных обстоятельствах, среди поражений всегда будем возлагать нашу надежду на Бога, на Его благодать, которая в одно мгновение может изменить все.

Всякий, кто однажды получил милость от Бога, так что сердца коснулась Божия благодать, знает, что из самых страшных беспросветных обстоятельств, в самом глубоком, как смерть, отчаянии одно лишь прикосновение Божией благодати преобразует все в одно мгновение, так что все делается иным.

Слово Божие обладает такой же удивительной силой. Господь сказал, и слово стало делом, и ученики Его тотчас последовали за Ним. Но для того, чтобы совершилось чудо, для того, чтобы исполнилось слово многих русских святых о возрождении России, нам надо научиться тому послушанию Господу, которое явили Его первые ученики и все наши русские святые. Чтобы мы знали, каким неисследимым богатством обладает народ, следующий за своим Господом, за своими святыми, через какие бы испытания ни вел нас Господь. Чтобы мы уподоблялись отцу веры древнему патриарху Аврааму, который шел, не зная, куда он идет, но прекрасно зная, за Кем он идет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *