Седмица 22-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 65 зач., 12, 13—15, 22—31

Некто из народа сказал Иисусу: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас? При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения. И сказал ученикам Своим: посему говорю вам, — не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело — одежды. Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем? Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры! Итак, не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам.

«Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство», — обращается ко Христу некто из народа. Этот человек ошибся дверью, ибо Христос — не из числа раввинов, в обязанности которых входило решение подобных юридических вопросов. Христос пришел не для этого. Он пришел не для того, чтобы вершить на земле земной суд, Он пришел спасти нас. Обратите внимание на ценности Его суда: «Смотрите, берегитесь любостяжания, — говорит Он, — ибо жизнь человеческая не зависит от изобилия его имения». Мы все склонны вольно или невольно думать, что ценность жизни измеряется тем, что человек имеет, или тем, что он делает, — все зависит от богатства его дарований, материального богатства, богатства возможностей. Господь же видит жизнь иначе, совершенно противоположно этому. Служение Господа — в благовестии Царства Небесного и в призыве к покаянию в грехах, корнем которых является сребролюбие.

«Деньги не пахнут» — так ли это? Что сказать о Ветхом Завете, где деньги — благословение, прежде чем стать проклятием? Сребролюбие — не в богатстве, а в преувеличенном желании материальных благ, в том, что человек не думает о других. На языке и в мыслях у него — только деньги: как умножить их и что можно сделать с этими деньгами для своей выгоды. Сребролюбие — бесчеловечно, противно Евангелию Христову, потому что оно ожесточает сердце. Оно — бессердечно. Оно несовместимо с верой, с доверием Богу. Когда деньги становятся абсолютной ценностью, в жертву им приносится все остальное. Временные блага имеют относительное значение для тех, кто хочет достигнуть жизни вечной. Иначе говоря, ни за какие деньги нельзя купить спасение. Может быть, и для этого человека богатство будет означать невозможность идти вслед Христу. Может быть, и для него за этим вопросом о наследстве стоит выбор — Бог или богатство. Сутяжники по наследству, потерпевшая сторона — это, увы, во все времена, всегда! Как всегда — люди, не понимающие, что Христос — не Судья по наследству. Сколько требуется проповедей, молитв, Божественных литургий, чтобы все христиане хорошо это поняли! И начали познавать Христа таким, каков Он есть, — в Его истине, в Его Крестных Страданиях, в Его любви к нам. Ибо Он пришел, чтобы имели жизнь, и жизнь с избытком.

«Посему говорю вам, — говорит Христос, — не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело — одежды». Однако жизнь земная, как мы знаем, это пища и одежда. Как же мы обойдемся без них? Господь предупреждает Своих учеников против греха, в котором отделение земного от небесного столь же страшное, как отделение души от тела, то есть смерть. Пища и одежда необходимы для жизни, но цель, к которой мы идем, несравненно более прекрасна, чем средства, употребляемые для этого. Самая прекрасная пища и одежда, какая есть на земле, — из земли. А жизнь наша — от дыхания Божия. Бог дал нам душу и тело, и Он всего Себя отдает нам на Кресте.

Если мы воспримем эту тайну и будем заботиться о наших душах, о вечности — о том, что больше, чем земная жизнь, — тогда нам станет понятно, что Бог, несомненно, позаботится об остальном. Мы знаем чудесные примеры из Священного Предания — как преподобная Мария Египетская ушла в пустыню всего с несколькими хлебами на много лет подвига. Вообще все жизнеописания святых полны рассказов о том, как малое количество пищи при благодати Божией, иногда несколько зерен, оказывалось достаточным, чтобы поддержать телесные силы человека.

Кто-то скажет: это же святые, а как же так может жить простой человек? Святые потому и святые, что научились от Господа, услышали эти Его слова: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает» (Пс. 54, 23). Господь не обещает, что жизнь у нас будет в роскоши, в пирах, но Он твердо обещает все, необходимое человеку для жизненной дороги. Эти пиры и роскошь только мешают человеку идти, а то, что полезно ему, что укрепляет его силы, чтобы достойно проходить путь, ведущий к Богу, Он, несомненно, нам даст.

Некоторые говорят: что стало бы, если бы все стали жить, как эти пустынники, монахи, перестали бы трудиться, только молились бы — что бы стало с миром? «На земле наступил бы рай», — отвечает преподобный Силуан Афонский. Господь бы явил Свое чудо, мы бы все увидели, как Он может и сегодня, и всегда пятью хлебами не только пять тысяч напитать, но пять миллионов, и пять миллиардов. Но Он хочет прежде, чтобы мы исцелились пятью Его ранами от той тяжкой болезни, которой все мы больны. И научились принимать от Него Хлеб Небесный — все, что у Него есть, всю жизнь, которую Господь предлагает нам.

Но так горестно наше ослепление, так велико падение человека, что Бог посылает человека учиться у низшего творения. Он говорит: «Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их». Бог питает их, и они поют среди ветвей. Вот жизнь какая! То есть они непрестанно молятся и возносят Господу своему хвалу. И если бы мы не были угнетены многозаботливостью о завтрашнем дне, мы бы точно так же радостно пели среди небес, находясь на земле. Мы бы доставали небо уже сейчас. Не о птицах же небесных столько промышляет Господь, а о том, чтобы мы стали существами и земными, и небесными.

И посмотрите с размышлением на цветочки полевые. Есть много доброго и полезного, чему они нас научают на каждый день. Задумайтесь о том, какие они хрупкие. Они — трава полевая. Но и всякая плоть — трава, говорит нам слово Божие. Завтра эта трава полевая, пройдет немного времени, засохнет и будет брошена в огонь.

Мы не должны думать, во что мы оденемся завтра, потому что завтра, может быть, нам понадобятся совсем другие — погребальные — одежды. Цветы не трудятся, не прядут, но посмотрите, как прекрасны они! Посмотрите, как и из чего они растут! Корни их зимою погребены под землей, и кажется, уже вообще никаких цветов не будет, но когда наступает весна, они восходят из-под земли, из этого холода и мрака, вырастают таким сиянием и красотой, что даже Соломон во всей славе своей не имел таких одежд, говорит Господь. Он говорит о том, чтобы мы облекались в Его совершенство и красоту, потому что мы не хотим совлечься со смертью нашей, но облечься, чтобы смертное было поглощено жизнью, как говорит апостол (2 Кор. 5, 4).

Но пусть никто не настраивается на мечтательность. Христос нигде не говорит, что мы не должны для земного трудиться. Это не только законно, это наш христианский долг. Праздность — искушение Бога вместо детского доверия Ему, какое должно быть у души человеческой. Мы должны трудиться для земного, но есть несравненно более надежный и легкий, хотя трудный путь для того, чтобы все получить нужное нам, — это искание Царствия Божия и правды Его.

Святитель Феофан Затворник говорит, что мы должны исполнять свои каждодневные труды, но — добавляет он образно — как бы прикасаясь к ним только кончиками пальцев. Это не значит, что мы должны их исполнять небрежно. Нет, мы должны так смиренно исполнять земное служение, чтобы кончиками пальцев касаться тайны жизни.

Слово Христово — «не заботьтесь» — великая красота и высота, к которой призван каждый человек. Это и есть заповедь: «ищите прежде всего Царства Божия, и все остальное приложится вам». Следуя этой заповеди Господней, мы можем постигнуть тайну творения мира и человека, тайну Божия воплощения, Креста, Воскресения и Вознесения, тайну преображения всей твари. Все совершил для нас Господь, и нам дается радость — жить с Ним на земле и участвовать в этой тайне, восходя к бесконечно большему.

Вторник

Лк, 68 зач., 12, 42—48

Сказал Господь: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба? Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше.

Господь говорит, что христиане всегда должны быть на страже в ожидании своего Господа. Он дает картину мудрого и неразумного домоправителя. На Востоке домоправитель обладал почти неограниченной властью. Он сам был рабом, но под его властью находились все другие рабы. Мудрый домоправитель верно управлял домом своего господина и его имением. А неблагоразумный раб сделал одну серьезную ошибку. Он думал, что в отсутствие своего господина он может вести себя так, будто его нет. Так свойственно нам разделять свою жизнь на две части. Одна — когда мы находимся в присутствии Божием, и другая — когда мы живем сами по себе. Между священным и профанным как бы проходит линия разделения. Но рано или поздно мы должны узнать, что такое на самом деле христианство. И что нет такой части жизни, где Бога нет. Что бы мы ни делали, это всегда происходит в присутствии Божием.

«Кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба?» — говорит Христос. И это относится особенно к служителям Церкви, которые являются домоправителями в доме Божием. Они поставлены Христом, их власть — от Христа. Их служение — раздавать чадам Божиим и рабам Божиим меру хлеба — слово Божие, молитву, таинства, в особенности евхаристию — в свое время, чтобы те не изнемогали от многих скорбей. В этом они должны явить себя верными и благоразумными. Верными своему Господу и верными своим пасомым. И мудрыми — ибо служители Божии должны отличаться рассудительностью и искусством, всегда отличающими истину от лжи, знающими, что вечная жизнь присутствует в каждодневных наших трудах. «Блажен раб, — говорит Господь, — которого господин его, придя, найдет поступающим так». Тот раб, тот служитель Христов, который не проводит время в праздности, кто занят деланием духовным, — богослужением, проповедью, пастырским попечением. Господь говорит о Своем благодатном посещении этого раба среди его трудов, о его смертном часе и о Своем Втором и славном Пришествии. «Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его», — говорит Господь. Служители Божии, получившие милость от Господа быть верными, сподобятся еще большей милости в день Господень. И ко всем Своим верным рабам обращается Христос: «Не бойся, малое стадо, ибо Бог благоволил дать вам Царство».

Никто не знает ни дня, ни часа, когда придет к нам Господь. Долгое путешествие Господина в этой притче — вся история Церкви от Вознесения Господня до Его Второго Пришествия. С самого начала Церковь не переставала ждать возвращения Господа, но с течением времени надежды многих ослабли. Сегодня мало кто говорит о Христе, и еще меньше — о Божественной внезапности Его прихода. «Да и придет ли Он вообще?» — говорят иные. Но какое страшное наказание ждет тех, кто окажется предателями и неверными.

Неверный раб скажет в сердце своем: «Не скоро придет господин мой». Нет большего заблуждения, чем думать, что у нас еще много времени. Господь сказал: «Мне надлежит — а значит, и нам — делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9, 4). О долготерпении Христовом «гнусные ругатели» говорят, будто медлит Господь, и от этого в уныние приходят слабые духом и воодушевляются враги Церкви. Решив, что Господь запаздывает, неверный раб злоупотребляет своей властью. Слово Божие замечает, что гонители народа Божия могут быть и в самой Церкви. Причем, нерадея о деле Христовом, они могут предаваться распущенности. Мало того, что они не исполняют как должно своего служения, они роскошествуют и пьянствуют, и грубо обращаются с теми, кого они должны питать, бьют, как сказано, своих слуг и служанок. «Смерть грешника люта», но особенно — для нечестивых служителей Церкви. Она внезапно придет к неверному рабу — «в час, в который он не думает». Господь по возвращении Своем «рассечет его и часть его с неверными положит». Он окажется во тьме кромешной, вне общения верных.

Господь говорит, насколько большим будет наказание для тех, кто знал свой долг и не исполнял его. «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше». Кто не знает волю своего господина и делает что-либо, достойное наказания, будет бит, потому что ему следовало знать свои обязанности лучше. Но он будет бит мало — его неведение делает его поступок извинительным — частично, но не полностью. А знание долга усугубляет наш грех. В этом случае наказание будет более суровым. Грех — вдвойне грех для того, кто лучше знал. Наше поражение вдвойне обличает нас, если у нас были все возможности для победы. Совершение греха вопреки знанию заповеди свидетельствует о презрении грешника к воле Божией.

Господь призывает всех к верности. Верность — это подлинная вера. Верность — это бодрствование, ибо ничто так не опасно, как ложная безопасность. Верность — это мужество. Верность — это любовь. Только подлинная любовь может все претерпеть, и не отчаиваться, что бы ни происходило. Полюбить на самом деле кого-то однажды — значит только ждать того часа, когда возлюбленный придет. Как открывает нам Апокалипсис: «Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр 22, 20).

Среда

Лк, 69 зач., 12, 48—59

Господь сказал: от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут. Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится! Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей. Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает. Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете? Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно? Когда ты идешь с соперником своим к начальству, то на дороге постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу. Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

«От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут», — говорит Христос. Те, у кого больше дарований, чем у других, большее знание Писания, святых отцов и духовной премудрости, и особенно те, кто сподобился сугубого просвещения благодатью, — им много дано и с них будет иной спрос.

«Огонь пришел я низвести на землю, и как желал бы Я, чтобы он уже возгорелся. Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» Господь восходит в Иерусалим. Он весь устремлен к Своему Кресту. Вся мысль Его — о Крещении, которое будет для Него вхождением в смерть и входом в Воскресение. Все Его желание — войти в смерть и Воскресение ради нашего спасения. Весь Его путь — ко Крещению, которое есть Крестная смерть. Потому что с этого мгновения огонь загорится на земле, и весь мир начнет обращаться к Богу словом, которое в Духе Святом будут проповедовать до края земли. Господь отвечает на волю Отчую до конца — до смерти, которая будет приносить плод до конца времен.

Однако Христос говорит, что Он приносит не мир, а разделение. «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Мы должны помнить, что Господь — Тот, Кто разделяет, Тот, Кто обнажает глубины наших сердец. Господь сеет разделение, ибо слово Божие, в котором присутствие Христа, — меч рассекающий. Люди должны сделать выбор — за или против. Достаточно открыть Евангелие, чтобы увидеть это постоянное противостояние Христу. О Нем говорят, что Он вышел из себя, Его называют обманщиком, потому что Он освещает сокрытое во мраке сердца и показывает, что ждет нераскаявшихся грешников в будущем. С самого Своего явления в мир Он влечет всех к Себе. Он спрашивает прямо и непосредственно каждого из нас — с Ним ли мы или против Него. Не существует иного решения.

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение». Кто говорит это? Тот, Кто дает нам мир, всякий ум превосходящий, — при условии, что мы войдем в эту тайну, последуя за Ним, в той самоотдаче, которую явили тысячи и миллионы христиан, прежде нас приобщившиеся бесславию и славе Креста. Христос не обещает, что Его Евангелие будет с энтузиазмом принято всем миром. И даже среди тех, кто его примет, будут разделения. Христос попускает этому быть ради святых целей — да откроются искуснейшие, и да научатся верные терпению.

Это разделение достигнет и семей. «Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей». Когда один становится христианином, а другой — нет, узнавший тайну жизни в ревности своей будет стараться обратить другого, а он, в свою очередь, будет ненавидеть и гнать того, кто своей верой обличает его противление истине.

Разумеется, существует легкий мир, по человеческому разумению, тот, которого Петр желал для Христа, пытаясь отвести Его от пасхального пути. Мир, который может стать подлинным искушением для Его учеников, источником многих иллюзий. Мир, дешево купленный среди людей, — например, силой или различными уступками — как говорится, «ради мира». Также легкий мир с собой, сотканный из компромиссов и неприметным для самого себя отказом от Крестной благодати. Мир, который дает Христос, никогда не бывает легким миром. Обещанием этого мира завершает Господь Тайную Вечерю, вступая в Крестные Свои Страдания: «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16, 33).

И Господь обращается к народу, призывая всех быть столь же мудрыми в духовном, как бывают они обыкновенно в земном. Пусть научатся различать Божии знамения, чтобы приготовиться к тому, что грядет. Даже при перемене погоды Бог дает предупреждение — неужели Он не позаботится о нас при великих переменах жизни? «Когда вы видите облако, поднимающееся с запада, — даже если оно величиной с ладонь (3 Царств. 18, 44), — тотчас говорите: дождь будет, и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: зной будет, и бывает». Но не сама природа, а Сотворивший ее ради нас, помогает нам делать безошибочные прогнозы.

«Лицемеры! — говорит Господь, — лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?» Как не можете понять, что теперь вам дается возможность обрести то, что больше нигде и никогда не обретете? Ныне время благоприятное. Безумие и беда человека — в том, что он не знает своего времени. Гибель этого народа — в том, что он не познал времени посещения своего (Лк. 19, 44). И Господь добавляет: «Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?» Если бы люди на самом деле искали истину — чему быть должно в их жизни, — им скоро стало бы ясно, что все, что говорит Христос, истинно, и что нет ничего более праведного, чем приводить свою жизнь в послушание этой истине. Потому пусть поспешат они примириться с Богом здесь, на земле, пока не стало слишком поздно.

В своих земных делах они хорошо понимают, что неразумно соперничать с теми, кто явно сильнее их. «Когда ты идешь с соперником своим к начальству», и тебе угрожает тюрьма, ты знаешь, что благоразумней было бы уладить этот спор между собой, и постараться по дороге освободиться от него. Кто разумен, тот не доводит житейские ссоры до горькой развязки, но вовремя разрешает их. И точно так же мы должны поступать в духовных делах. Своими грехами мы вступили во вражду с Богом, сделали Его как бы соперником нашим, хотя на Его стороне и правда, и сила. Христу передан весь суд — Он начальство, перед Которым мы должны будем скоро явиться. Когда мы встанем на Суде перед Ним, дело, несомненно, обернется против нас, и Судия отдаст нас истязателю, и мы будем ввержены в адскую темницу, где будем находиться всю вечность, пока не отдадим «до последней полушки». Крестные страдания Христовы недолго длились, однако ими Он заплатил за все долги наши. И Бог открывается нам не как соперник, с которым мы, в безумии своем, враждуем, а как любящий Отец, к Которому мы с надеждой идем. Пока мы живы, мы идем, — время дано нам, чтобы покаянием и верой, и жизнью по вере мы примирились с Богом, пока не поздно. Христос — мир наш, и мы должны идти со Христом, чтобы эта дорога стала пасхальным переходом.

Четверг

Лк, 70 зач., 13, 1—9

Тогда пришли некоторые к Иисусу и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, — не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее.

«Разве я заслужил это?» — таков невольный вопль многих, когда посещает их большая беда. Если она со смертельным исходом, тут же рядом кто-то связывает это с виной пострадавшего: «Если с ним такое произошло, значит, он заслужил это». Эти галилеяне, кровь которых Пилат смешал с жертвами их, — у них, несомненно, были какие-то особые грехи, иначе Бог не попустил бы Пилату так жестоко расправиться с ними. И вместо того чтобы признать пострадавших мучениками, некоторые без всяких на то оснований называют их злодеями. В ответ Господь приводит еще один рассказ о посещении внезапной смертью. Не так давно упала Силоамская башня, и восемнадцать человек были погребены под ее руинами. Мы часто слышим, и в наше время чаще, чем когда-либо, о таких несчастных случаях. Силоамские башни не перестают падать. Башни, которые строятся для безопасности людей, часто становятся причиной их гибели.

Господь предупреждает, чтобы мы не смотрели на жизнь упрощенно. Прежде всего те, с кем случилось несчастье, не более виноваты, чем остальные. Судить о людях и о событиях таким образом всегда рискованно, ибо все в чем-то виноваты, все заслуживают худшего. Хотя грех и страдание неотделимы друг от друга, и Епифаз сказал Иову: «Вспомни, погибал ли кто невинный, и где праведники были искореняемы?» (Иов. 4, 7), но мы знаем, что часто величайшие из святых (такие как Иов Многострадальный и святой Царь-мученик Николай) больше всех страдали. Мы должны опасаться делать ложные выводы из происходящего, чтобы не осудить великих страдальцев как великих грешников. Иначе мы можем придти к заключению, что нечестивые гонители Церкви, обидчики народа, в чьих руках власть и сила, находятся под покровом Божиим, а гонимые — отвергнуты Богом.

«Думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? И те восемнадцать человек виновнее были всех живущих в Иерусалиме?» — спрашивает Господь и отвечает: «Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете». Господь предвидит гибель Иерусалима, которая произойдет в 70-м году. Он знает, что, если иудеи будут продолжать свои политические интриги, заговоры, восстания, Рим сокрушит этот народ. И это произошло. Господь говорит, что, если иудейский народ будет по-прежнему искать земное царство и отвергать Царство Божие, его ждет печальная участь. И всякий народ, восстающий на Бога, — на пути к гибели.

«Если не покаетесь, все так же погибнете». Во всех подобных событиях — призыв к покаянию. Это значит, что мы все в той же степени заслуживаем гибели, как они. Но Господь дает нам возможность покаяния. Суды Божии над другими людьми — призыв к покаянию, который должен быть услышан всеми. И покаяние — самый лучший и самый надежный способ избежать гибели. Если мы не покаемся, мы, несомненно, погибнем, как погибли бывшие прежде нас. Если мы не покаемся, мы погибнем для вечности, как они погибли для временной жизни. Тот же Христос, Который призывает нас: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4, 17), говорит: «Покайтесь, иначе вы погибнете». Он положил перед нами жизнь и смерть, добро и зло, чтобы мы сделали выбор.

Пусть Господь не говорит того, что слушающие Его еще не готовы принять, что смерть — не обязательно наказание, которого все должны страшиться. Господу надо сначала Самому пройти через нашу смерть, прежде чем Его слову о смерти поверят. Но разве Бог похож хоть в какой-то степени на того, кто только ждет удобного часа, чтобы безжалостно свести с кем-то счеты?

В доказательство этого Господь приводит притчу о смоковнице. Вот дерево, к которому хозяин виноградника в течение трех лет приходит, напрасно ища на нем плоды. У него есть все основания повелеть срубить бесплодную смоковницу, которая напрасно занимает землю. Но виноградарь прекрасно знает эту землю, и он знаком с деревьями, которые на ней растут. Он знает, что необходимо время, иногда много лет, прежде чем дерево может созреть и дать первый плод, и что необходимо о нем больше забот, может быть, исключительная любовь. И он умоляет своего господина: «Господин, оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом — не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее». Таковы отношения Бога с каждым из нас, такова мера Его любви к праведным и к грешным. Может быть, слишком великая мера и для грешников, и для праведников, поскольку все равным образом являются «чадами гнева», как говорит апостол Павел (Еф. 2, 3), — если бы Бог судил по справедливости. Но все призваны стать чадами благодати, чадами Его любви — в той мере, какую может даровать только Бог. Сколь многие не хотят покаяться, но милостивый Господь продлевает их жизнь — дает время на покаяние. Даром заступничества Христова, Божией Матери и святых, всей Церкви, бесплодные деревья не посекаются немедленно. И мы призваны молиться за таких людей: «Господи, потерпи немного, будь милостив к ним». Так Церкви дается власть отвратить надвигающийся на мир Божий гнев. «Окопаю ее и обложу навозом», — говорит виноградарь о смоковнице. Это значит — Бог ведет души к покаянию, окружая их многими скорбями, но также и утешением.

Когда Бог терпит долго, мы можем надеяться, что Он потерпит немного еще. Но мы не можем надеяться, что Он будет переносить наши беззакония, нашу бесплодную жизнь всегда. Отсрочки могут быть вымолены другими людьми за нас, но не прощение. Для этого необходима наша собственная вера и покаяние. Бог бесконечно милостив к тому, кто падает и снова встает, но притча ясно показывает, что существует последняя возможность. «Если же нет, то в следующий год срубишь ее». Хотя Бог долго терпит, но приближается Последний Суд. Бесплодные деревья, несомненно, будут посечены и брошены в огонь. Поистине нет ничего печальней, чем быть посеченным после всего, что Господь совершил для нас.

Пятница

Лк, 73 зач., 13, 31—35

Тогда пришли некоторые из фарисеев к Иисусу и говорили Ему: выйди и удались отсюда, ибо Ирод хочет убить Тебя. И сказал им: пойдите, скажите этой лисице: се, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, и в третий день кончу; а впрочем, Мне должно ходить сегодня, завтра и в последующий день, потому что не бывает, чтобы пророк погиб вне Иерусалима. Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Сказываю же вам, что вы не увидите Меня, пока не придет время, когда скажете: благословен Грядый во имя Господне!

Когда Господь прибыл в Галилею, «в тот день пришли некоторые из фарисеев и говорили Ему: выйди и удались отсюда, ибо Ирод хочет убить Тебя». В Евангелии не сказано, чем руководствовались они. Мы знаем, что не все фарисеи были враждебно настроены ко Христу. Может быть, и эти хотят предупредить Господа об угрозе, и советуют Ему удалиться в безопасное место. У Господа всюду есть Свои люди. Даже среди фарисеев были те, кто с изумлением и восхищением относился к Нему. А, может быть, и то, что у этих фарисеев не было никаких оснований для подобного утверждения, но они придумали эту ложь, чтобы изгнать Господа из Галилеи в Иудею, где — им доподлинно было известно — ищут убить Его. Ирод хотел избавиться от Христа, он надеялся запугать Христа, и подослал к Нему своих людей.

Но Господь не страшится злобы Ирода: «Пойдите, скажите этой лисице», — говорит Он. Хитрость, вероломство и коварство Ирода были известны всем. И Господь выступает здесь в ряду пророков, тех, кто отличался свободой в выражениях при обличении сильных мира сего. «Пойдите, скажите этой лисице, что Я не боюсь его. Я знаю, что Я должен умереть. И это совершится скоро. Я ожидаю этого в третий день — значит очень скоро. Мой час приблизился. Но Я знаю, что ни он, ни кто-то иной не сможет убить Меня, пока Я не кончу Мое служение. Я изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, не обращая внимания на Ирода, на все его угрозы. Мне должно ходить сегодня, завтра и в последующий день». Господь заповедует нам помнить, что время, отпущенное нам, коротко. И мы должны исполнять труд каждого дня — в день, данный для этого труда. Тогда перед лицом силы и злобы наших врагов мы можем утешаться мыслью, что они ничего не могут нам сделать, пока мы не закончим благословленный нам Богом труд. «Я знаю, — говорит Христос, — что Ирод не может Мне повредить не потому только, что Мое время еще не пришло, но также потому, что место, предуставленное для Моей смерти, — Иерусалим, который находится вне его власти. Потому что не бывает, чтобы пророк погиб вне Иерусалима». Никто не испытывает пророков, кроме Великого Синедриона, всегда восседающего в Иерусалиме. И значит, если пророка предают смерти, это должно быть в Иерусалиме.

И мы слышим горестное сетование Господа о Иерусалиме и возвещение Им гнева Божия на этот город. Нечестие тех, кто более других исповедует свою близость к Богу, вызывает особую скорбь у Господа. С какой горечью Он говорит о грехе и гибели этого святого града: «Иерусалим! Иерусалим!» Те, кто сподобляется сугубой благодати, если они не употребляют этот дар для духовного возрастания, перестают ценить его и в конце концов идут против него. Никто не стоит на месте. Если мы не стараемся победить наши грехи, они начинают побеждать нас. Но как милостив наш Господь, и с какой любовью Он ждет нашего обращения! «Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» «Я хотел, — говорит Он, — Я много раз хотел, а вы не захотели». Это желание Господа спасти всех только ярче обозначает нежелание многих спастись. «Се, оставляется дом ваш пуст». Дом, который оставляет Христос, становится пуст. Храм пуст, если Христос оставляет его. Христос оставляет его им, пусть они возьмут его себе и украшают как хотят. Христос не потревожит их более. Христос уходит от тех, кто изгоняет Его. Они не будут собраны Им, и потому Он говорит: «Вы не увидите Меня». Страшный Суд последнего дня убедит в истине тех, кто теперь не хочет ни за что убедиться. «Сказываю же вам, что вы не увидите Меня, пока не придет время, когда скажете: благословен Грядый во имя Господне!» Они не увидят Его как Спасителя мира, Мессию, прежде этого дня, когда будет слишком поздно.

Суббота

Лк, 46 зач., 9, 37—43

В следующий же день, когда они сошли с горы, встретило Иисуса много народа. Вдруг некто из народа воскликнул: Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня: его схватывает дух, и он внезапно вскрикивает, и терзает его, так что он испускает пену; и насилу отступает от него, измучив его. Я просил учеников Твоих изгнать его, и они не могли. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами и буду терпеть вас? приведи сюда сына твоего. Когда же тот еще шел, бес поверг его и стал бить; но Иисус запретил нечистому духу, и исцелил отрока, и отдал его отцу его. И все удивлялись величию Божию.

Это было после Преображения Господня. Радость Фавора была абсолютно необходима для апостолов, но они не могли остаться в этой славе. Они должны были снова сойти в мир, исполненный зла и страданий. Благодать дается нам для того, чтобы у нас были силы для каждодневной жизни. Мы не можем всегда жить в фаворском свете, но наша жизнь была бы вообще невозможной без этого света. По обыкновению Христа «встретило множество народа» — подобно тому, как в других случаях «множество народа следовало за Ним». Перед нами — смятение людей, не знающих, что делать. А ученики — беспомощны. Христос приходит, чтобы смятение и отчаяние многих сменилось тишиной. Как часто жизнь бывает охвачена распадом, и только Христос, Начальник жизни, Которому принадлежит вся власть на небе и на земле, может восстановить ее.

Отец одержимого бесом отрока умоляет Христа помочь ему. «Умоляю тебя взглянуть на сына моего». Он верит — одного сострадательного взгляда Христа будет достаточно, чтобы исцелить его. Мы должны приходить сами и приносить наших детей ко Христу, чтобы Он взглянул на них. «Он один у меня», — молит отец. Те, у кого много детей, могут смягчить свою печаль об одном — утешением о других. И как горестно состояние отрока! Он — во власти злого духа, «который схватывает его». И когда он схватывает его, тот внезапно вскрикивает. Сколько раз эти крики пронзали сердце любящего отца! Злобный дух «терзает его, так что он испускает пену, и насилу отступает от него, измучив его». Какое зло приносит сатана тем, к чьей душе он находит доступ. Но как блаженны те, кто имеет доступ ко Христу!

Ученики оказались немощны в своей вере. Только что они были посланы Христом в мир и возвратились с радостной вестью, что «и бесы им повинуются». Хотя Христос дал им власть над духами нечистыми, теперь они не могут изгнать этого злого духа. Может быть, поражение наступило вследствие их некоторого превозношения прежними победами. Или у них не было полного доверия силе, которую сообщил им Господь, — во всяком случае, они не подвизались в молитве как должно. Господь обличает Своим пророческим словом этот «род неверный и развращенный» — так запечатлевает Он своих современников — но также и учеников, которые обнаруживают свое бессилие.

Господь тотчас же исцеляет отрока. Христос может совершить для нас то, что ученики Его не могут. Господь принимает веру отца от имени сына. Ради веры отцов Церковь крестит и причащает детей. Господь «запретил нечистому духу». При приближении Господа бес поверг отрока на землю и стал бить, желая разорвать его на части. Но одно слово Христово исцелило отрока и обратило в добро то зло, которое бес причинил ему. Это событие напоминает чудо воскрешения сына вдовы Наинской — вплоть до самого конца: Иисус «отдал отрока отцу его». Победа над диаволом — победа над смертью.

Когда наши дети заболевают, в особенности, если это тяжелая болезнь, и в особенности, если это болезнь греха, мы должны приводить их ко Христу. А когда они выздоравливают, мы должны принимать их как вновь возвращенных нам Богом, как оживших после смерти. Великое утешение — принять их из рук Христовых. Прими это чадо с благодарением и расти его для Христа, ибо ты вновь принял его от Него. Так должны родители принимать своих детей из Христовых рук и, утешившись, снова предавать их в Христовы руки.

Неделя 25-я по Пятидесятнице

Лк, 53 зач., 10, 25—37

Тогда один законник приступил ко Иисусу и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

Законник — человек, искушенный в Писании, богослов — приступает ко Христу и спрашивает Его: «Учитель, что мне делать, чтобы иметь жизнь вечную? Какие заповеди должен я соблюсти?» И Господь спрашивает его в свою очередь: «Что говорит об этом Писание?» Мы должны обращаться к Писанию, когда мы ищем ответы на самые главные вопросы жизни. Когда у нас скорби и недоумения, мы должны спрашивать, что говорит об этом Писание, чтобы разрешить все, что неясно нам.

Этот человек, законник, говорит: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей мыслью твоей, всей крепостью твоей, и ближнего твоего, как самого себя». Слова Священного Писания знает законник. Но Господь спрашивает не только о том, знает ли он их. Он спрашивает: «Како чтеши — как читаешь их?» — то есть «как их понимаешь». Эти слова знали все законники, точно так же как мы все знаем эти слова. Как читали они эти слова и как мы их читаем? Все их читали, все знали их наизусть, и никто не понимал духа и смысла этих слов. Дальше выясняется, что этот законник, желая оправдать себя, говорит: «А кто есть ближний мой?»

Он знает слова Божии, знает заповедь о любви, но не знает, кто является его ближним. Тем самым он обнаруживает, что эта заповедь о любви ему на деле неизвестна, он не знает, к кому должна быть обращена его любовь. Эта любовь не проявилась в его жизни.

Точно так же богатый юноша в другой притче спрашивает: «Что мне делать, чтобы достигнуть жизни вечной?» (Мф. 19, 16—22) Господь говорит ему: «Знаешь заповеди: не убивай, не прелюбодействуй, не воруй, почитай отца твоего и мать». И тот говорит: «Все это я соблюл от юности моей». — «Тогда оставь все, — говорит Христос, — и следуй за Мной». И обнаруживается, что этот богатый юноша тех заповедей на самом деле не соблюдал, потому что все они говорят о той же самой тайне любви к Богу и к человеку.

Только Духом Святым, только даром Христовым, который открывается сердцу покаянному, смиренному, чистому, сокрушенному, ищущему Бога, алчущему и жаждущему правды, открывается смысл слов Христовых, этой вечной заповеди Господней. И открывается содержание этой притчи, которая предельно проста, ясна каждому человеку без исключения. Нет, наверное, ни одного человека на свете, который не мог бы понимать этой притчи. Однако духовные глубины ее не могут быть постигнуты простым умом.

Святые отцы, которые жизнью своей исполнили Евангелие и потому познали глубину его, объясняют нам, что этот человек, избитый разбойниками и ограбленный ими, есть Адам и весь человеческий род, все люди без исключения. И путь из Иерусалима в Иерихон есть путь, которым идет все человечество, обманутое сатаной. Из небесных обителей, из тех селений, где Бог и Ангелы, из Иерусалима — в Иерихон, в долину слез и смерти — путь нас всех. Разбойники — это злые бесы, которые ограбили, грабят, раздевают, лишая одежды благодати Господней всех людей, ранят смертельно души грехом, различными пороками. Каждый человек в отчаянии лежит израненный у дороги жизни. И он не может, на самом деле, духовно двинуться ни вперед, ни назад. Таково его состояние.

А левит и священник — это пророк Моисей, который дает закон — жизнь по правде, по совести, — и все другие великие пророки, которые ищут спасения этой правдой. Но ни закон, ни пророки не могут дать исцеление человеку, они могут только пройти рядом и мимо. Подойти совсем близко к раненому человеку, посмотреть на него и идти дальше. Только самарянин, который есть Христос, может на самом деле спасти его. Между прочим, самарянин — это язычник, грешник. Потому что Христос отождествляет Себя со всеми грешными, со всеми погибающими людьми.

Как Он сжалился над этим человеком, так исполняется Он жалости к каждому человеку. Господь совершает до конца этот путь сострадания и милосердия. Самарянин не просто перевязывает раны раненому, избитому до полусмерти человеку и оставляет его на дороге — какая польза была бы от этого! Он не просто его сажает на своего осла и привозит в гостиницу. Тоже мало было бы пользы от этого, потому что хозяин гостиницы мог бы сказать, что он не будет содержать в своей гостинице неизвестно кого, у него нет для этого средств. Он мог просто не принять или потом выбросить этого раненого из своей гостиницы. Потому самарянин оплачивает все за него.

Очевидно, это самое большее, что может совершить, и совершил бы всякий другой человек, но самарянин не удовлетворяется этим, он говорит, что он обязательно возвратится, чтобы посмотреть, что происходит с этим раненым человеком. И что он заплатит все, что истратит хозяин гостиницы, сверх того, что он дал ему.

Такое милосердие проявляет не брат по отношению к брату, а самарянин по отношению к еврею, то есть враг по отношению к врагу. Вы видали когда-нибудь подобное? Как это понять? Господь являет нам полноту милосердия — то, что превосходит всякое человеческое понимание. То, что на самом деле является Божественным небесным милосердием, которое принес Христос на землю и которое обращено к каждому человеку без исключения. И такому милосердию должны научиться все люди.

Что означает, говорят святые отцы, возливание на раны самарянином вина и елея? Почему Апокалипсис говорит: «Вина и елея не повреждай» (Откр. 6, 6)? Когда наступит время погибели и разрушения всего — «вина и елея не повреждай». Это милосердие Божие, любовь Христова, дар благодати Духа Святого и Евхаристии, которые, что бы ни происходило в мире, не могут быть повреждены, они всегда будут в Церкви.

И эти два сребреника, которые дает хозяину гостиницы самарянин, по толкованию святых отцов, есть Ветхий и Новый Завет, слово Божие, которым нужно питать правдой и милосердием душу человеческую и исцелять ее. А некоторые говорят, что это есть Божественная и человеческая природа Бога, ставшего человеком, и здесь тайна Его воплощения, которая касается каждого человека. И это пречистые Его Тело и Кровь, которыми и питается, обретая пищу бессмертия, всякая душа человеческая, спасенная Господом.

И гостиница есть Церковь Божия, Церковь Христова, Церковь Соборная и Апостольская, где Господь и где апостолы и все, кто исполняет их служение на протяжении всех веков, все отцы и учители Церкви, все священнослужители, о которых притча не говорит ничего. Мы слышим только об этом добром самарянине, потому что он все один делает, никто не помогает ему. Но когда происходит отшествие этого самарянина отсюда — когда Господь покидает нашу землю, Он вручает все Свои сокровища Своей Церкви и поручает ей всех раненых на земле людей. Церковь Христова получила два сокровища от Господа. И Господь говорит, что когда Он возвратится, когда Он придет во Втором Своем и славном Пришествии, то Он воздаст, заплатит все, если мы истратим больше, чем Он нам дал, если только мы способны истратить больше.

И Господь испытывает Свою Церковь, спрашивает всех нас, исполняем ли мы служение, к которому Он призвал нас. Это относится не только к священнослужителям, но ко всем, принявшим дар родства со Христом, ко всем христианам. Перевязываем ли мы раны людей, которые страдают в этом мире? Помним ли мы о том, что Господь говорит о ранах души, которые больше, чем любые страдания телесные: «Не бойтесь убивающих тело, а души немогущих повредить, бойтесь того, кто по убиении душу может ввергнуть в геенну».

Видим ли мы сегодня на каждом шагу страдания людей, которых Господь посылает нам, чтобы напомнить, ради чего Он сподобил нас вступить с Ним в родство? Видим ли растление, которое сегодня уничтожает духовно, и нравственно, и физически наш народ — в особенности детей, о которых Христос говорит, чтобы мы не препятствовали им приходить к Нему? Церковь ответственна за то, что она получила от Господа. Святые отцы постоянно размышляют о тайне того, что время начаться суду с дома Божия.

Господь предупреждает о том, что надо придти в мир соблазнам, но горе тому, через кого соблазн приходит. Святитель Николай (Велимирович) говорит в связи с этим, что нет большего соблазна, чем равнодушие Церкви к страданиям и гибели других людей. Нет большего соблазна для всего мира. Это даже больший соблазн, чем тот грех, то сатанинское растление, которое окружает нас.

Мы призываемся сегодня понять, почему Христос говорит этому законнику-богослову, то есть всем нам, знающим то же, что и он знает, и вдруг понявшим, что на самом деле этого совсем недостаточно (ни священник, ни левит не оказались ближними по отношению к раненому человеку, а близким к нему оказался этот самарянин): «Иди и ты поступай так же». То есть заповедь о любви к Богу и к человеку, самая главная заповедь, может стать для нас идолом, золотым тельцом — да простит нас Господь! — когда мы поклоняемся ей и в то же время пальцем ни пошевелим, чтобы исполнить ее на деле.

«Иди и поступай так же», — говорит Господь человеку, который приступил к Нему, искушая Его. А что значит «искушая»? Чтобы погубить Его, как все книжники и фарисеи, которые хотят уловить Его в слове, чтобы предать Его смерти — так они приступают к Нему. Одно отвлеченное знание — в суд и осуждение нам, тем, кто сподобляется вступить в родство с Богом и со всеми людьми через тот единственный дар милосердия, который делает нас близкими и к Богу и к другим людям. Господь наш Иисус Христос Кровью Своей и Духом Своим Святым открыл нам этот дар, чтобы мы узнали через Него, через эту благодать, через Его любовь, через Его милосердие, как милостив к нам Господь. И как дорог, как близок к нам каждый человек без исключения.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: