Седмица 25-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 97 зач., 19, 37—44

Когда Иисус приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних! И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют. И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.

Когда Христос приближался к Иерусалиму, Бог вложил в сердца всего народа — все в это время стали Его учениками, не двенадцать только учеников, — в радости велегласно славословить Бога за все чудеса, какие они видели, в особенности за воскрешение Лазаря.

Торжество Христа и радостная хвала любящих Его — вызывают раздражение у гордых фарисеев. «Некоторые фарисеи из среды народа» исполнились ярости против Него. Они требуют, чтобы Он не принимал приветствие народа, но запретил им. Но Господь отвергает презрение гордых и приемлет хвалы смиренных. Приносят ли люди сегодня хвалу Христу или нет, Он хвалим, превозносим во вся веки. «Если они умолкнут, камни возопиют», и мы услышим «Хвалите имя Господне» среди небесного полиелея. Фарисеи хотели бы заставить замолчать хвалящих Господа, но не в силах этого сделать. Ибо как Бог «из камней сих может воздвигнуть чад Авраама», так из уст младенцев Он может совершить хвалу.

Но мы должны увидеть, что великий Посланник небес совершает Свой торжественный вход в Иерусалим не для того, чтобы принять в нем почести, а для того, чтобы быть отвергнутым им. Тем не менее сердце Господне переполнено любовью к этому месту и заботой о нем. «Когда Он приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем». Может быть, когда Господь спускался с горы Елеонской, открылась Ему панорама города, и Он увидел, что этому народу предстоит. Святые отцы говорят, что мы нигде не найдем в Евангелии, чтобы Христос смеялся, но можем часто видеть Его в слезах. Христос плакал, когда все вокруг Него радовались, и это показывает, что значат для него одни наши внешние восторги и похвалы среди праздников церковных. Никакой другой город не оплакивал так Господь, как Иерусалим.

О если бы богоизбранный народ увидел, какие возможности открывает для него этот день! Но это сокрыто от глаз его. Как кратко обозначает Господь судьбу Израиля: «Если бы ты знал!» — столь же кратко, как участь бесплодной смоковницы: «Да не будет от тебя плода вовек!» Иерусалим, город священного мира, сам готовит себе погибель, потому что отвергает то, что служит миру его. Есть время Божия посещения, когда благодатный мир, предлагаемый Богом, должен быть узнан нами. Горе нам, если сокрыто от наших глаз, что ныне — время благоприятное, ныне — день спасения. Грех и безумие мира, противящегося благодати, — великая печаль для Господа, и таковым это должно быть для нас. Господь не хочет, чтобы кто погиб, и плачет о погибающих душах, которые остаются нераскаянными.

Но Иерусалиму не избежать дня своего разорения. Да, после апостольской проповеди многие обратятся ко Господу и уверуют. Но в целом народ и его духовные вожди как бы примут печать неверия. И Господь праведно воздаст им за их слепоту и ожесточение. Мы знаем, что отвержение Божия спасения часто приводит к временному осуждению народа. Так произойдет и с Иерусалимом. Римляне будут осаждать этот город, «обложат его окопами, окружат его и стеснят отовсюду, и побьют детей его». Полководец Тит прикажет своим воинам перекопать город, плуг пройдет посреди его. И не только город, но и живущих в нем сравняет с землей. Не останется здесь камня на камне, и это все будет за то, что они не познали времени Божия посещения. Святые отцы говорят о долготерпении Божием — это произошло только через сорок лет после крестной смерти Спасителя. Господь терпеливо ждал, не покается ли этот любимый Им, избранный народ, не обратится ли к Нему. И только после этого, не дождавшись, предал их город уничтожению. В другом Евангелии — Евангелии от Матфея — об этом грядущем событии сказано, что царь, «послав войска свои, сжег город их» (Мф. 22, 7). Но разве римская армия была армией Христа? Конечно, она была армией Христа, говорят святые отцы, — точно так же, как и армии Вавилона, Ассирии, Египта, которые в свои исторические эпохи были посланы Господом к избранному народу, чтобы вразумить его, привести к покаянию. Бичом Божиим были эти язычники. Так же все, что в истории нашего народа происходило — татаро-монгольское иго, и Смутное время, и коммунистическое нашествие, и теперешнее новое иго, более страшное, чем все прежние. Все послано Богом, чтобы мы покаялись в том, что мы отвергаем приглашение Божие к Его вечной радости.

Вторник

Лк, 98 зач., 19, 45—48

Тогда Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих, говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников. И учил каждый день в храме. Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его, и не находили, что бы сделать с Ним; потому что весь народ неотступно слушал Его.

Господь являет ревность о чистоте Храма. Он очищает Храм от тех, кто оскорбляет его святыню. «Войдя в храм, Он начал выгонять продающих в нем и покупающих». В чистоте храма несравненно большая слава, чем в его богатстве. И Христос объясняет нам, почему Он изгоняет этих торговцев. храм — это «дом молитвы», отделенный от всего, для общения с Богом. А покупатели и продавцы сделали его «вертепом разбойников» своими сделками, которые они заключают здесь. Они не только мешали входящим в Храм молиться. Звон монет среди молитв уже провозвещал величайшее в истории человечества преступление, когда Он будет продан за тридцать сребреников и разорится храм Его Божества. И доныне так, ибо корень всех зол есть сребролюбие.

«Господь учил каждый день в Храме». И доныне каждый день учит, словом, таинствами, Своим незримым благодатным присутствием, показывая нам, как надо дорожить чистотой храма. В том, что принадлежит единому Богу, мы не должны давать место диаволу. Ибо начальники церковные, первосвященники и книжники, и старейшины народа противились Христу и искали, как погубить Его, потому что Он не давал им жить и учить других, как они хотят. И вот поразительные слова: «Весь народ неотступно слушал Его». По этой причине враги Христовы не находили, как убить Его. Пока не пришел Его час, любовь народа ограждала Его. Но когда Его час пришел, влияние первосвященников на народ превозмогло, и все кричали Пилату: «Распни, распни Его». Там, где сознательно допускается смешение чистоты с нечистотой, побеждает диавол. Пока не придет Христос и не изгонит его, чтобы спасти нас.

Среда

Лк, 99 зач., 20, 1—8

В один из тех дней, когда Иисус учил народ в храме и благовествовал, приступили первосвященники и книжники со старейшинами, и сказали Ему: скажи нам, какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию? Он сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном, и скажите Мне: крещение Иоанново с небес было, или от человеков? Они же, рассуждая между собою, говорили: если скажем: с небес, то скажет: почему же вы не поверили ему? а если скажем: от человеков, то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали: не знаем откуда. Иисус сказал им: и Я не скажу вам, какою властью это делаю.

Первосвященники и книжники со старейшинами, призванные стоять на страже чистоты богооткровенной веры, соединяются вместе против Христа. Они нападают на Него во время Его проповеди. Они сами не принимают Его благовестия и другим не дают. Мы видим, что на этот раз Господь проповедует в храме, который Он называет «домом молитвы». Пусть это будет в напоминание нам, что слово Божие и молитва — нераздельны. Как говорит преподобный Исаак Сирин: «Никогда не приступай к чтению слова Божия, не помолившись, — да не раскаешься».

Враги Христовы намеревались властью своей заставить замолчать Христа, но Он Своею мудростью заграждает им уста. «Какою властью Ты это делаешь, и кто дал Тебе эту власть?» — спрашивают они Господа и Бога. Хорошо было бы, если бы те, кто действует со властью, задавали такой вопрос себе: «Кто дал нам эту власть?» Как бы нам не лишиться ее?

Каким надмением исполнены они: у Господа нет никакой власти, потому что Он не получил ее от них. Замысел уловить Господа очевиден. Если Он не ответит, это будет молчаливым признанием, что Он восхитил ее. Если скажет, что от Бога, можно будет потребовать от Него новых знамений или обвинить Его в богохульстве.

Господь на вопрос отвечает вопросом. Его вопрос — о крещении Иоанновом — было ли оно с небес или от людей? Если бы они ответили на вопрос Христа, то нашли бы ответ на свой. Потому что Предтеча свидетельствовал о Христе.

И вот они начинают «рассуждать между собой» — не для того, чтобы выяснить истину, а для того, чтобы одержать верх над Господом. Единственное, что их заботит, — их собственный престиж и безопасность. Если они признают, что крещение Иоанново было от Бога, Христос спросит перед всем народом: «Почему же вы не поверили ему?» Можно было бы сказать, что крещение Иоанново было от людей, но они боятся народа, который почитает Его за пророка. Оказывается, у народа может быть более истинное понятие о вере, чем у первосвященников и книжников, хотя в надмении своем они говорят: «Этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин 7, 49). Они уклоняются от открытого отрицания истины — не из-за страха Божия, но страха человеческого. Сколько в мире мы знаем подобного отступничества!

Они говорят: «Не знаем». И это звучит как «и знать не хотим». Потому что они лгут — они знают, что крещение Иоанново было от Бога.

Так Христос избегает сетей, которые они поставили Ему, и по праву отказывает им в их домогательстве: «И Я не скажу вам, какой властью Я это делаю». Они не могли постигнуть власть Христа, потому что им не нужна была истина. Кто отвергает истину и правду, уже известную ему, никогда не узнает большего. Кто не хочет жить по закону совести и стыда, не прикоснется благодати. Заберите талант от скрывшего его в землю. Кто не хочет прозреть, останется слепым.

Четверг

Лк, 100 зач., 20, 9—18

Сказал Господь такую притчу: один человек насадил виноградник и отдал его виноградарям, и отлучился на долгое время; и в свое время послал к виноградарям раба, чтобы они дали ему плодов из виноградника; но виноградари, прибив его, отослали ни с чем. Еще послал другого раба; но они и этого, прибив и обругав, отослали ни с чем. И еще послал третьего; но они и того, изранив, выгнали. Тогда сказал господин виноградника: что мне делать? Пошлю сына моего возлюбленного; может быть, увидев его, постыдятся. Но виноградари, увидев его, рассуждали между собою, говоря: это наследник; пойдем, убьем его, и наследство его будет наше. И, выведя его вон из виноградника, убили. Что же сделает с ними господин виноградника? Придет и погубит виноградарей тех, и отдаст виноградник другим. Слышавшие же это сказали: да не будет! Но Он, взглянув на них, сказал: что значит сие написанное: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Всякий, кто упадет на тот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит.

Эту яркую притчу мы все хорошо знаем. Она в немногих словах раскрывает судьбу Израиля, и не только его. Но прежде всего — Израиля.

Виноградник, который насадил Господь, возлюбленный виноградник, как говорит пророк Исаия (Ис. 5, 1), есть Израиль. А Господин виноградника — Сам Бог. И Бог отдает виноградник делателям — духовным вождям Своего народа. Слуги, которых посылает Бог в виноградник, — пророки. Одних из них избивают, других убивают. А Господь, долготерпеливый и многомилостивый, снова и снова посылает слуг, чтобы устыдились виноградари и вспомнили о том, что им надлежит делать. И, наконец, Сын, Которого посылает Господин виноградника, есть не кто иной, как Господь наш Иисус Христос.

Самое страшное заключается в том, что люди, к которым был послан Сын Господина виноградника, абсолютно точно знали, что это Сын. Это самое поразительное в притче. Они ищут убить Сына Божия не потому, что не знают, что Он Мессия, а потому что знают, что Он Мессия. Тут нет никакой путаницы, каких-то случайных совпадений. Они точно знают, что Он Собой представляет, не сомневаются в Его чудесах, видят силу Божию, которая в Нем действует. И именно оттого, что они знают, что это не лжемессия какой-нибудь, а подлинный Мессия, они ищут Его убить.

Эти люди думают, что появилась реальная возможность убить Бога и стать свободными. Мы с вами часто говорим о той свободе, которая сейчас проповедуется в мире, как о новом всепобеждающем учении XXI века. Это та самая свобода, когда человек хочет, чтобы Бог ему не мешал, чтобы Бога можно было изгнать из своей жизни, убить в конце концов и остаться с дарами, полученными от Бога. Суть этой свободы, говорят они, заключается в том, что человек, если он хочет осуществить себя, раскрыть свою природу до конца, не должен иметь никаких нравственных или религиозных ограничений. Ради такой свободы совершилось злодеяние, о котором слышим мы сегодня в Евангелии.

Мы знаем, что это пророчество исполнилось, когда первосвященники и книжники-фарисеи взяли Христа и предали Его на смерть. Но мы должны также знать и то, что все продолжается до последнего раскрытия «тайны беззакония», как в истории Израильского народа, так и в истории всех народов, которые не приняли Христа. Святой Иоанн Златоуст говорит, что дары Божии непреложны. И когда богоизбранный народ направляет свои дары исключительно на земное, он может больше всех преуспевать в земном. «Ибо сыны века сего догадливее сынов света в роде своем» (Лк. 16, 8). Мы видим, как осуществляют сегодня сыны века сего свое господство во всем мире.

Слушая притчу, мы думаем, что мы, православные христиане, являемся как раз тем народом, которому передан этот виноградник, и он должен принести стократный плод. И это действительно так. Но вот о чем нам нельзя никогда забывать. Если мы, зная Христа, зная о тайне Его смерти и Воскресения, причастные благодати Христовой Церкви, не живем по нашей вере — мы сознательно отвергаем Бога. Зная путь Божий, избираем свободно и сознательно свой собственный путь. «Тайна беззакония» совершается на разных уровнях — не только во внешнем мире, но и внутри самой Церкви.

«Камень, который отвергли строители, — говорит Христос, — сделался главой угла. От Господа бысть сей и есть дивен во очесех наших». В течение всей истории происходит это отвержение Христа. Мы видим попытки уничтожить Его, истребить имя Его из памяти человеческой в нашем Отечестве в минувшем веке. Но всегда Христос, распятый и поруганный, оказывается Господином истории, Он в центре всего, что происходит, Судия и Царь мира.

Господь говорит, что всякий, кто преткнется об этот камень, — разобьется, а тот, на кого этот камень упадет, того он сокрушит (Мф. 21, 44). Камень — это Христос и заповеди Его. Сознательное отвержение заповедей Божиих подобно попытке пробить головой каменную стену. Это есть не что иное, как беснование, самоуничтожение впадающих в безумие. Падения и соблазны могут быть иногда как бы по неведению, когда человек внезапно претыкается. Но бывает и сознательное противление Христу. И тогда этот камень, который есть Христос, всей правдой, всей любовью Своей падает на всякую неправду, на всякое упорное отвержение дара спасения и сокрушает противящихся Ему.

Страшно преткнуться о камень заповедей Божиих, но бесконечно страшнее — когда это становится окончательным выбором. Когда человек принимает сторону того, кто обладал некогда всеми дарами света, а стал падшим Ангелом, тьмою и врагом Божиим. Таинственно совершается Промысл Божий в истории, и одновременно он слишком очевиден.

«Горе тому, через кого соблазн приходит», — говорит Господь. И не меньшее горе тому, кто без сопротивления поддается соблазнам. Но всякому, кто устремляется строить жизнь по правде Христовой, подается неодолимая крепость от Господа и радость, которой никто не может отнять.

Пятница

Лк, 101 зач., 20, 19—26

И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Иисуса руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу. И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя. И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете? Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы. Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.

Есть слова, которые меняют течение истории. К таким относится слово Христа: «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Оно определяет решительно отношения между религией и политикой, между Церковью и государством. Оно дает христианству принципиально другое направление, отличное, например, от ислама.

Где и когда Христос произнес это слово, которое стало законом? В Иерусалиме, за несколько дней до Своих крестных страданий, когда с разных сторон все делали, чтобы избавиться от Него. И изыскивали, как скомпрометировать Его. Ловушка была построена весьма искусно. Платить подати императору, римской оккупационной власти означало признать ее как законную власть. Однако фанатично настроенные иудеи выступали против этого. Они предпочитали террор, вооруженную борьбу против римлян. Многие из них кончили жизнь на кресте, как два разбойника, казненных одновременно с Господом.

Фарисеи, задававшие вопрос Господу, были за компромисс: ради сохранения мира, считали они, надо платить налоги. Когда придет Мессия, Он освободит Свой народ от римского ига. Если Христос объявит Себя Мессией, Он должен отказаться платить подати. Если Он так сделает, они могут предать Его римлянам как бунтовщика. Если Он не сделает так, Он не есть обещанный Искупитель.

Господь, видя их намерение, обличает их в лицемерии: «Покажите римскую монету. Разве вы не видите на ней изображение и подпись римского императора? Зачем же вы берете эту монету в руки, в то время как изображение человека запрещено иудеям? Монета принадлежит императору, так отдавайте ее ему! Но более существенно, чтобы вы отдали Богу то, что Ему принадлежит».

Этим словом Христос разделил раз и навсегда политику и религию, государственное служение и служение Богу. Император заставлял поклоняться себе как Богу, повиновение ему было культом. Все диктаторы пытались завладеть не только деньгами своих подданных, но также их душой. Они хотели обладать одни всем человеком. Полностью. Так поступал Гитлер и так поступал Ленин. Вот почему Церковь Христова была им ненавистна.

С одной стороны, Христос требует от Своих учеников повиноваться гражданской власти, даже если речь идет о чужеземном господстве вроде римской оккупационной власти. С другой стороны, Он ясно говорит, что человек должен поклоняться только Богу: воздавать Богу Богово. На монетах изображение и надписание императора, так отдавайте их ему, потому что они принадлежат ему. Вы же носите в себе изображение Божие, образ Божий, ибо человек создан по образу Божию. Отдавайте же ваши сердца, вашу жизнь Тому, Кому они принадлежат.

«Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». Эти слова всегда напоминают нам, что человек больше, чем экономика, деньги, политика. Они тоже важны, но все должно быть на своем месте. Они — только средства и никогда не могут быть смыслом и целью человеческой жизни. Как говорят святые отцы, поставь первое на первое место, и остальное само займет свое место.

Суббота

Лк, 67 зач., 12, 32—40

Сказал Господь: не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет. Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой. Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

«Не бойся, малое стадо!» Когда мы исполняемся страхов при мысли о грядущих бедствиях, мы заранее ищем способы, как их избежать, — в то время как они существуют, может быть, лишь в нашем воображении. Потому «не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство». Стадо Христовых словесных овец в этом мире — малое стадо. Церковь — виноградник, сад, занимающий небольшое место по сравнению с дикой пустыней этого мира. Но хотя она — малое стадо, зорко исчисленное ее врагами, воля Божия, чтобы мы не боялись. «Не бойся, малое стадо, ты — под защитой и водительством Великого и Доброго Пастыря. Бог уготовал Царство для тех, кто принадлежит к Христову малому стаду». Царство дается по благоволению Отца. Не за наши заслуги, а по благодати. Надежда на будущее Царство должна заставить умолкнуть страхи Христова малого стада в этом мире. Не бойтесь приближающихся бедствий, они не могут встать неодолимой преградой между вами и Царством!

Господь призывает нас трудиться для нашей души, приготовляя себе сокровище на небесах. «Продавайте имения ваши и давайте милостыню». Хотя бы то, что не нужно вам, дайте нуждающимся. Продавайте не так, как это делают многие известные вам богачи, чтобы на вырученные деньги еще больше обогатиться, но так, чтобы обрести сокровища, которые обогатят нас в вечности. То, что мы имеем на небесах, не может быть никогда истрачено, не может быть никем украдено, оно — вне досягаемости врагов. Наши сокровища на небесах, если наши сердца — там, когда мы здесь. Но если наши сердца настроены на приобретение только земного — рано или поздно мы расстанемся с небесным и земным.

Потому вся наша жизнь должна быть в готовности к встрече с Господом. «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи». Как бы ни было поздно, нам нельзя спать, мы должны бодрствовать в ожидании своего Господина, чтобы достойно принять Его. Христос ушел от нас на небо, но Он возвратится. И вся наша жизнь — ожидание Его Пришествия в славе. Час возвращения нашего Господа неизвестен. Он может быть в глубокой ночи, во вторую стражу — перед наступлением полуночи, или в третью стражу — сразу же после полуночи. «В час, в какой не думаете, придет Сын Человеческий». Это значит, что если вы не думаете о Христе всякий час, когда бы Христос ни пришел, будет для вас нежданным.

Блаженны рабы, которых Господь найдет бодрствующими и узнающими Его при приближении, по первому стуку в дверь. И больше чем это. «Он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им». Неудивительно, когда друг жениха прислуживает жениху за трапезой. Но кто видел, чтобы господин прислуживал своим рабам? Было такое однажды, когда Господь наш Иисус Христос, показуя Свое смирение, препоясался и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан (Ин. 13, 4—5). Эта Тайная Вечеря — образ жизни будущего века. И нам уже сейчас дано приобщаться ей в ожидании Господа славы.

Неделя 28-я по Пятидесятнице

Лк, 76 зач., 14, 16—24

Сказал Господь такую притчу: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

За две недели до Рождества Христова в Церкви читается Евангелие о званных на пир.

«Один человек сделал большой ужин и звал многих». В Ветхом Завете есть один образ, связанный с сегодняшним Евангелием. Он говорит о том, что будущее человечества, пребывающего с Богом, есть трапеза вечная. Об этом возвещает пророк Исаия, когда зовет всех жаждущих придти и почерпнуть воду бессмертия и говорит о пище, которой все должны насытиться (Ис. 55, 1—2). А псалмопевец напоминает каждому из нас, когда мы готовимся ко Святому Причащению, что Господь «уготовал трапезу сопротив стужающих мне, умастил главу мою елеем и чаша моя упоявающая яко державна» (Пс. 22, 5). И подобно тому, как Премудрость, которая построила себе дом и зовет всех проходящих мимо людей вкусить хлеба и вина, так Церковь Божия зовет всех людей приобщиться трапезе, где хлеб и вино не просто образы того, что совершится, но реальная Божественная жизнь, которой мы уже сейчас приобщаемся, а самое главное — обещание лучшего, то есть пребывания с Богом, которое не кончится никогда.

В притче Хозяин этого пира — Бог, приглашенные на пир — иудеи. В течение всей истории Ветхого Завета они жили ожиданием дня, когда придет к ним Бог, Мессия. И когда Он пришел, они отвергли Его приглашение. Как это могло случиться, что это за потрясающее явление? Вся история, долгие века — путь к Мессии, а завершение пути — Его отвержение. Почему Иерусалим не узнал времени посещения своего?

Этот пир, то есть Царство Божие, отвергнут иудеями по вполне уважительным причинам. Один человек говорит, что он купил поле, и ему надо хорошенько его осмотреть. Другой — что купил пять пар волов, и ему надо испытать их. Третий еще убедительнее — что женился. У всех нашлись дела, и очень важные — все нужное, все полезное, все замечательное. Люди предпочли свое земное, естественное, понятное всем, — всему остальному. Но люди эти, говорит Господь, вовек не вкусят Царствия Божия. Они оказались только зваными, но отвергнутыми Господом, потому что не отозвались на то, что Господь совершил для человека.

Эта притча — о тайне числа 666. Блаженный Августин говорит, что мир был сотворен совершенным — «все добро зело» — в шесть дней. Но освятился он только в седьмой день, когда Бог почил от трудов Своих и как бы пригласил человека, и вместе с ним все творение, войти в радость Господа Своего, в дом Божий. Число 6 — совершенство само по себе. Совершенство природы — поле, совершенство творчества и труда — волы, совершенство любви, то есть высшего добра, — соединение двух жизней в одну в браке. Все получено от Бога, но еще не освящено седьмым днем, который есть пир Господень. Это совершенство без Бога, тройное самосовершенство — и есть число 666. В нем заложено разрушение всей Земли, обессмысливание всякого труда и разделение всех. Очень тонко и почти незаметно происходит эта подмена тайны Рождества Христова, «благочестия великой тайны: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16) — «тайной беззакония», которая есть антихрист.

У одного человека собственным полем его заполняются все дни с утра до вечера, так что некогда в Церковь пойти и некогда помолиться. Другой так захвачен вдохновением земного труда, что для Бога в сердце не остается места. Третий веселится на пиру земной любви, и никакого другого пира он знать не желает.

Так хотела бы Церковь подарить хозяину поля цветок, сорванный с небесных полей, который столь веселит сердце человека, как свидетельствует святой Димитрий Ростовский, что если бы человек смотрел на него, то не хотел бы ни есть и ни пить, и не ощущал никакого страдания! Этот цветок не увядает и цветет вечно. И владельца волов просит в этот день остановиться, на небо взглянуть, размышляя о Вифлеемской звезде, и выпрячь волов: и волы желают придти к яслям Богомладенца. И вступившему в брак говорит: нет ничего прекраснее дома и семьи. Чтобы полюбить по-настоящему хотя бы одного человека, надо иметь сердце, способное любить, но только у Бога можно научиться подлинной человеческой любви.

Самое великое счастье может коснуться человеческой жизни, если отправиться в путь туда, где Господь. Но когда отвергается этот зов, сладость греха, услаждение диавола о гибели чьей-то души уже присутствуют и в невинных как будто дарах, потому что они отделены от Бога. Так двоится в сознании слово «мир»: сотворенное Богом чудо становится местом, где «похоть плоти, похоть очей». Обладание без любви, как говорят святые отцы, и есть похоть. Так совершается измена Господу: богатство и сластолюбие становятся дороже славы Господней даже для тех, кто знал эту славу, как Соломон. И, подобно гадаринцам, умолявшим Господа отойти от пределов их, мир непрестанно молится страшной молитвой. Это молитва о лишении его Царства Божия. Каждый по-своему, но все, как бы сговорившись, твердят: «Молю Тя, имей мя отречена!» От чего отречена? От Царства Божия.

Кто-нибудь скажет, что по-русски это место звучит несколько иначе. Дело не в особенностях славянского языка. Молитва — это когда человек глубиною сердца своего лелеет самое дорогое для себя, бесконечно драгоценное. Потому-то апостол Павел корень всех зол — сребролюбие — называет идолопоклонством (Кол. 3, 5). Отдача этому греху происходит на уровне молитвы, только обращена эта молитва не к любящему человека Богу, а к диаволу, человекоубийце.

Неидущие на пир Господень, как говорит блаженный владыка Иоанн Максимович, неизбежно идут на пир Иродов, где совершается убийство величайшего праведника. Оттого, что дом Отца Небесного превращается в дом торговли и богоизбранный народ поклоняется золотому тельцу, «осанна» Иерусалима, встречающего своего Мессию, сменяется осатаневшим «распни, распни Его».

Обратим внимание, что дальше говорит Господь в притче. Господин посылает своего слугу, чтобы он звал на торжество, как сказано, «увечных, хромых и слепых». Да, конечно, если народ Израильский считал себя единственно достойным народом, то все остальные народы и были хромые, и слепые, и убогие. И наш народ ради отвержения Израиля оказался званым. Нас искал Господь по улицам и переулкам, по дорогам и изгородям, и суть праздника сегодняшнего в том, что весь Израиль, как говорит апостол Павел, спасется. Весь Израиль — это остаток Израиля и все языческие народы, которых убедили вестники Господа придти к Нему.

И вот мы присутствуем на этом пиру в Церкви Божией. И все мы убогие, и хромые, и бедные, и слепые. И оттого, что мы приходим на этот пир, оттого что Бог дает нам радость новой жизни, благодать Духа Святаго, купленную ценой Крови Его, мы начинаем ходить и скакать от радости, когда получаем это исцеление. Мы обретаем богатство, которое никто от нас никогда не отнимет. Мы начинаем видеть глубину всех вещей — всего, что совершается в мире, в истории, в судьбе каждого человека.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: