Седмица 3-я по Пасхе

Понедельник

Ин, 13 зач., 4, 46—54

Иисус опять пришел в Кану Галилейскую, где претворил воду в вино. В Капернауме был некоторый царедворец, у которого сын был болен. Он, услышав, что Иисус пришел из Иудеи в Галилею, пришел к Нему и просил Его придти и исцелить сына его, который был при смерти. Иисус сказал ему: вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес. Царедворец говорит Ему: Господи! приди, пока не умер сын мой. Иисус говорит ему: пойди, сын твой здоров. Он поверил слову, которое сказал ему Иисус, и пошел. На дороге встретили его слуги его и сказали: сын твой здоров. Он спросил у них: в котором часу стало ему легче? Ему сказали: вчера в седьмом часу горячка оставила его. Из этого отец узнал, что это был тот час, в который Иисус сказал ему: сын твой здоров, и уверовал сам и весь дом его. Это второе чудо сотворил Иисус, возвратившись из Иудеи в Галилею.

Господь идет в Кану Галилейскую, где Он обратил воду в вино. Евангелие упоминает об этом чуде, чтобы научить нас хранить в памяти то, что мы видели раньше, совершенное Христом. И вот, исцеление сына царедворца.

Кто был проситель и кто был больной? Проситель — царедворец, больной — его сын. Достоинство человека, его положение и почетные титулы не являются защитой от болезни и смерти. От Капернаума до Каны было большое расстояние, но горе заставило отца пройти такой путь. Он сам приходит ко Христу и просит о помощи. Мы видим, как он любит сына — он не жалеет никаких трудов, чтобы спасти его.

И мы видим, как он почитает Христа. Облеченный большой властью, он сам приходит к Нему и умоляет Его. Самые великие люди, приходя ко Христу, осознают себя нищими. Его вера искренна, он верит, что Христос может исцелить его сына. Но она недостаточно крепка. Он думает, что Христос не может исцелить его на расстоянии. Мы должны, не унывая, молиться, но мы не должны предписывать: «Господи, исцели меня словом или прикосновением», но: «Да будет воля Твоя». Господь кротко укоряет его: «Вы не уверуете, пока не увидите чудо». Христос показывает ему его грех и немощь веры и уготовляет его к принятию милости Божией.

Христос часто смиряет Своей строгостью тех, кого желает облагодатствовать Своей милостью. Недостаточно нам чьих-то рассказов о чудесах, надо, чтобы мы увидели все собственными глазами. Духовная сила слова Божия, увы, порой не влечет нас к себе, но только видимые нами чудеса.

Что отвечает отец? «Господи, приди ко мне, пока не умер сын мой». Он терпеливо принимает упрек, он не оскорблен, но он упорствует в молитве, продолжает бороться. Он так захвачен заботой о сыне, что не может думать больше ни о чем. Он по-прежнему обнаруживает слабость своей веры в силу Христа. Ему надо пригласить Христа пойти с собой. Он верит, что только Христос может исцелить больного сына, но не может воскресить мертвого сына. «Приди, пока не умер сын мой». Как если бы могло стать слишком поздно. Знает ли он об Илии и Елисее, воскрешавших умерших, знает ли, что сила Христова не идет в сравнение с их силой? «Приди, пока не умер сын мой». Как если бы была опасность, что Христос теряет время.

«Иди, сын твой здоров», — говорит Христос. Христос исцеляет его сына, не приходя к нему. Таким образом, исцеление совершается скорее, и его вера утверждается. Все делается лучше, когда исполняется так, как хочет Христос. Когда Христос не дает нам то, что мы просим, Он дает нам гораздо большее.

Господь увидел, как болит сердце царедворца о его сыне, и даровал ему уверение об исцелении его. Ибо Он знает, как отец жалеет своих детей. Мы видим веру этого человека в слово Христа. Христос сказал: «Иди», и в доказательство искренности своей веры он пошел.

И дальше мы видим чудо утверждения его веры. При возвращении слуги встречают его теми же словами: «Сын твой здоров». Благая весть встречает тех, кто надеется на слово Господне. Он спросил, в котором часу сыну стало лучше. Он хочет утверждения своей веры. Если мы, исполненные любви, будем сравнивать дела Христа с Его словами — это будет утверждением нашей веры. «В седьмом часу». И он понял, что это был тот самый час, когда Христос сказал ему: «Сын твой здоров». Они уточняют время до часа. И это было то самое время, когда Христос сказал ему. Одновременность и совпадение событий часто помогают нам лучше увидеть красоту и гармонию Промысла Божия. В человеческих делах расстояние — преграда, откладывание и замедление исполнения. Но не в делах Христовых.

И, наконец, счастливый итог. Исцеление больного принесло спасение семье. Сам царедворец уверовал. И до этого он веровал в слово Христово. Но теперь он уверовал во Христа. У Христа много путей достигнуть человеческого сердца. И дарованием милосердия Он открывает путь лучшему. Весь его дом уверовал. Они все участвуют в болезни юноши, который представляет цвет и надежду семьи. Это был царедворец, и, вероятно, у него был большой дом. И когда он приходит учиться у Христа, он всех приводит с собой. Какое благословенное время настало для этого дома, благодаря болезни его сына! И пусть это примирит нас со скорбями. Мы не знаем, какое добро может последовать за ними.

И Евангелие заключает: это уже второе чудо, которое совершил Христос. В Иудее Он совершил много чудес, но изгнанный оттуда, совершает чудеса в Галилее. Есть на земле еще места, где Христос всегда будет встречен с любовью. При желании люди могут закрыться от солнца, но они не могут закрыть его от мира. Это второе чудо — с напоминанием о первом. Новые милости воскрешают в памяти прежние. Как прежние милости дают надежду на новые в будущем.

Вторник

Ин, 20 зач., 6, 27—33

Сказал Господь: старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог. Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал. На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть. Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру.

«Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную». Мы не должны допускать, чтобы дела мира сего стали главной нашей заботой. Главная наша забота и главный наш труд должен быть о пище, которой питается душа. Эта пища пребывает вечно, и, принимая ее, мы обретаем вечную жизнь. Податель этой пищи — Христос, Сын Человеческий, на Нем положил печать Свою Отец Бог. Это значит, что Ему дана полнота власти в деле соединения Бога и человека. Он — Посланец Бога к человеку и Ходатай за человека пред Богом. И Он свидетельствует об этом чудесными знаменьми.

Иудеи спрашивают, что они должны делать, чтобы творить дело Божие. Смиренный, серьезный вопрос, который показывает, что они, по крайней мере теперь, — в здравом расположении ума, и желают знать свой долг и исполнять его.

Недостаточно говорить слова Божии, надо творить дела Божии. У нас должно быть желание делать все, что ни скажет Бог. «Господи, что мне делать, чтобы иметь жизнь вечную?» Ответ Христа предельно ясен: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал». Дело веры — дело Божие. Они спрашивают о делах Божиих, выражая заботу о многом, но Господь направляет их к единому на потребу: «Чтобы вы веровали». Без веры Богу угодить невозможно. Эта вера — дело Божие, которое ведет ко Христу.

Христос говорит им, что Сын Человеческий дает им эту нетленную пищу. Они требуют у Него знамения, чтобы они поверили Ему. Это происходит в Капернауме, где Он совершил множество чудес. Не этих же ли самых людей Он чудесно напитал вчера пятью хлебами? Невозможно быть более слепым, чем тот, кто не желает видеть. Они показывают, что предпочитают чудесную пищу, которую Бог дал Израилю в пустыне всем чудесным знамениям, совершаемым Христом. «Отцы наши ели манну в пустыне», — говорят они. И цитируют Писание: «Как написано: хлеб с неба дал им есть».

Как прекрасно могли бы они соотнести это древнее событие с тем, что происходит сейчас! Но мы видим, как они искажают смысл его. Христос обличает их за любовь к этому чудесному хлебу и зовет их не отягощать сердца заботой о пище тленной. Под предлогом возвеличения знамений Моисея они хотят обесценить знамение Христа. Христос дал им эту пищу только однажды, а затем обличил тех, кто следовал за Ним в надежде снова и снова получить ее. Моисей питал свой народ в пустыне в течение сорока лет, и чудесные знамения не были редкостью, но их каждодневной пищей — хлебом насущным. Христос питал их хлебом, взятым от земли — ячменным хлебом, и рыбой из моря, а Моисей питал Израиль хлебом с неба, Ангельской пищей. Эти иудеи высоко говорили о манне, которую ели их отцы. Но отцы их говорили о манне, как читаем мы в книге Чисел, что им «опротивела эта негодная пища» (Чис. 21, 5). Так склонны мы умалять и ставить ни во что явление силы и благодати Божией в наши времена, восхищаясь чудесами, о которых наши праотцы рассказали нам.

И вот слово Христово в ответ на их вопрошания. Правда, что отцы их ели манну в пустыне. Но не Моисей дал ее им, он был только орудием в руках Промысла Божия. И потому их взор должен бы направляться к Богу. Не Моисей дал им тот хлеб и ту воду. И Господь говорит, что Он — истинный Хлеб с небес, Который дает им Отец. Христос называет Себя истинным Хлебом. И далее в Евангелии — и во всей жизни Церкви — Он снова и снова утверждает эту тайну. Христос — Хлеб, Тот, Который питает душу, как обычный хлеб — тело. Хлеб, который дает жизнь миру. Скорее наши тела могли бы жить без пищи, чем наши души — без Христа. Он — Хлеб Божий, Божественный Хлеб, Хлеб, Который невозможно отнять у детей и «поврещи псом». В Церкви Своей Он питает нас Своей пречистой плотью и кровью и будет питать Собою любящих Его в благословенной вечности.

Среда

Ин, 21 зач., 6, 35—39

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете. Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет; и приходящего ко Мне не изгоню вон, ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца. Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день.

Христос снова и снова называет Себя Хлебом жизни. Он — Хлеб жизни, ибо Он произрастает от древа жизни. Он — Хлеб живой, в отличие от обычного мертвого хлеба, и питает нас Своей плотью. Христос — вовеки живой, вечный Хлеб. Сколько бы ни проходило времени, учение Христа распятого и воскресшего будет укреплять и утешать верующих в Него. Он дает жизнь миру. Манна в пустыне только сохраняла и поддерживала жизнь. Христос дает жизнь умершим от греха. Манна была предназначена только для Израиля, но Христос дан для жизни мира. Он — Хлеб, сошедший с небес. Это свидетельство о Богочеловеческой личности Христа, о Божественном происхождении всякого истинного блага, которое мы приемлем через Него.

Господь показывает, что значит веровать в Него: «Приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда». Они будут насыщаться от источника жизни. И вечная смерть не коснется их. Какая милость и честь, и утешение — веровать во Христа. И Христос с печалью говорит о тех, кто видел Его и не верует в Него. Как может человек веровать в Него, если всего себя предает миру и жизни по плоти? Но хотя иудеи, которые видели Его, не веруют в Него, есть у Господа овцы, которые не от сего двора, и тех подобает Ему привести ко спасению. «Все, что дает Мне Отец, — говорит Христос, — ко Мне придет, и приходящего ко Мне не изгоню вон». Как радостно для нас слышать это слово Христово! От нас зависит только придти ко Христу, и Он приведет нас к Отцу Небесному. Его красота и любовь, и мудрость влекут нас к Нему. Чувство предельной нужды и страх опасности влечет нас к Нему. Все на свете — и жизнь, и смерть влекут нас к Нему. И твердо Его обетование: «Приходящего ко Мне не изгоню вон». Как много сказано в этих словах! Потому что у нас есть основание бояться, что Он изгонит нас.

По справедливости мы можем ждать, что нас встретит Его праведный гнев, и двери Царства окажутся закрытыми для нас. Этот страх отчаяния исчезает, ибо Он уверяет нас, что никогда не сделает так. Как бы ни были мы грешны, Он никогда не отринет нас, если мы придем к Нему с искренним покаянием. И в этих словах: «Не изгоню вон» мы не можем не слышать несравненно большее. Он не только не изгонит нас, Он примет нас, Он даст нам все, ради чего мы приходим к Нему. И нам открывается воля Пославшего Его Отца — чтобы из того, что Он Ему дал, ничего не погубить, но все воскресить в последний день. Это Завет искупления между Отцом и Сыном, открываемый в Духе Святом. Никто из тех, кого Бог избрал Своей любовью и вверил Своему Божественному Сыну, не будет похищен из руки Его. Никто из тех, кто сохранит свою веру и верность Ему, не будет оставлен Им — ни здесь на земле, ни в вечности, пока не достигнет всеобщего воскресения.

Четверг

Ин, 22 зач., 6, 40—44

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день. Возроптали на Него Иудеи за то, что Он сказал: Я есмь хлеб, сшедший с небес. И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: я сшел с небес? Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою. Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день.

Мы никогда бы не могли даже искать Его, если бы Он раньше не нашел нас. Бог все может, кроме одного — заставить нас любить Его. Жизнь — это принятие Бога или отказ от Него. Когда мы принимаем Христа Бога, наше сердце обретает то, к чему оно всегда неосознанно стремилось, и наша жизнь перестает быть просто существованием, и исполняется радости, смысла и покоя. И мы узнаем, что в последний день, когда человечество пройдет через все бури истории, Господь введет нас в гавань, в которой нет опасности. Господь предлагает нам жизнь во времени и жизнь в вечности. Мы лишаемся этого величия и славы, обманывая себя, когда отвергаем Его дар.

Христос — хлеб жизни. Это значит, что Он — то, чем питается жизнь. Потому отвергнуться Его и заповеди Его — лишиться жизни и умереть. Те, кто не решился войти в Землю Обетованную, был осужден на странствование в пустыне, пока не умерли все. И отцы говорят, что они лишились не только Земли Обетованной, но лишились и будущей жизни. Отвергнуться Христа — значит, лишиться истинной жизни в этом мире и в будущем. А принять Его дар — обрести истинную жизнь здесь на земле и славу будущего века.

«Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день». Вечную жизнь, венец славы предлагает нам Господь. Это наше высокое призвание. Каждый человек, верующий во Христа, с несомненностью обретает их. Всякий видящий Христа и верующий в Него спасется. Надо только научиться смотреть оком веры. Не слепой веры требует от нас Христос, не того, чтобы мы с закрытыми глазами следовали за Ним, а чтобы видели Его и знали, на чем зиждется наша вера. Верующего в Него Он воскресит Своей силой в последний день.

Когда иудеи услышали, что Христос назвал Себя хлебом, сшедшим с небес, это вызвало у них ропот на Него. Христос возвещает им о воле Отчей и о Своем посланничестве спасения рода человеческого. Из уст Его исходят самые великие и самые благодатные слова, когда-либо сказанные на земле. Можно было бы ожидать, что они с изумлением и благодарностью поклонятся Ему. Но нет — они противятся Господу, вступая в спор с Ним. Мы знаем, что многие из тех, кто по наружности принимает учение Христово, внутренне отвергают его. Иудеев соблазняет слово Христа о том, что Он сошел с небес. «Как может такое быть, — размышляют они в себе, — если родителей Его мы знаем. Как может Он говорить, что сошел с небес, если Он — такой же, как один из нас?» Иудеи судят согласно человеческим ценностям и внешним понятиям. В ответ на призыв Христа они утверждают, что Он — сын плотника, и что они видели, как Он рос в Назарете. Они не в состоянии понять, как человек из простой бедной семьи может быть вдохновенным Посланником Божиим. Мы должны быть внимательными, чтобы не отвергнуть благовестие Божие, потому что ни во что ставим Благовестника.

Иудеи спорят друг с другом, они так захвачены собственными доказательствами, что им в голову не приходит узнать волю Божию. Для них главное, чтобы все узнали их мнение по этому вопросу, а не то, что Бог думает. В конце концов, не имеет большого значения, что мы думаем, — но что Бог думает. Ибо Его мысли — не наши мысли, как свидетельствует пророк, и Его пути — не наши пути. И мы так редко стараемся потрудиться их узнать!

В помраченной душе падшего человека таится бунт против разумных требований истины. Потому требуется воздействие благодати для привлечения ее к Богу. «Никто не может придти ко Мне, — говорит им Христос, — если не привлечет Его Отец, пославший Меня».

Иудеи роптали на учение Христово. Христос сказал им: «Не ропщите между собой. Не перекладывайте вину неприятия Моего учения один на другого. Ваша нелюбовь к истине столь велика, что только Божия сила может победить ее. Это не значит, что кто-то может быть привлечен к Богу силой. Речь идет о такой перемене воли, о таком глубоком обновлении души, что она неодолимо влечется к Богу. Сотворивый человека знает, как исправить его душу. Никто — ибо все, вследствие отпадения от Бога, пребывают в состоянии духовной немощи и беспомощности — не может придти ко Христу без дара благодати. «Если не привлечет его Отец, пославший Меня», — говорит Христос. Отец не мог послать Его на безнадежное дело. Посылая Христа спасать души, Он посылает и души, жаждущие спасения, навстречу Христу.

И вот венец совершенства служения Христова: «Я воскрешу его в последний день». Господь неоднократно повторяет это слово в беседе о хлебе жизни. Он хочет, чтобы мы знали, что Он может все совершить. Среди отчаяния мира да будет непоколебима наша надежда на дар жизни, который Бог откроет для нас в полноте в последний день.

Пятница

Ин, 23 зач., 6, 48—54

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.

Господь — хлеб, прообразом и символом которого была манна. Манны было достаточно для всех. Так и у Христа достаточно благодати для всех верующих в Него. Кто собрал много манны, не имеет лишнего — для употребления ее в своем служении. Кто собрал мало, узнает, что не имеет недостатка, когда достигнет славы небес. Дух Святой открывает нам здесь и за каждой Божественной литургией пасхальный пир веры, непостижимое единство с Богом, таинственнейшее и теснейшее, не сравнимое ни с чем, что может быть на земле.

Господь отдает Свою плоть и кровь за жизнь мира. Его плоть и кровь — искупление мира от греха. И предложение вечной жизни всему миру. Потому плоть и кровь Сына Человеческого являет Христа и Христа распятого. Дар Его искупления. В ней — обетование Нового Завета и вечной жизни. Вечная жизнь куплена для нас дорогою ценою — Его Телом ломимым и Его Кровью проливаемой — во оставление грехов. Это — пища и питие для нас. До этого Господь сравнивает Себя с хлебом — с тем, что питает человека. Его плоть — не видимость и не тени, которыми мир прельщает прилепляющихся к нему. Это истинная пища и истинное питие.

«Наше учение согласно с Евхаристией. И Евхаристия в свою очередь подтверждает наше учение», — говорит святой Ириней Лионский. Принятие Плоти и Крови Христовой неотделимо от принятия верою всего, что говорит и делает Христос. Это духовное вкушение начинается с алкания и жаждания Христа и правды Его. «Дайте мне испить из этого источника, или я умру» — таково состояние души, истинно ищущей Бога. Недостаточно изобразить истину, надо дать силу жить по ней. Нарисованный хлеб не может никого напитать. Христос — истинный хлеб, но и на такой хлеб недостаточно только смотреть, надо вкушать его. Чтобы узнать, как сладка жизнь, как благ Господь. Он питает нас и через обычную пищу. Но здесь тайну нашего ядения и пития Он делает Таинством. Духовное возрастание и крепость нового человека зависят от принятия этой небесной пищи.

Питание Христом жизненно необходимо для нас. «Истинно, истинно говорю, — возвещает Христос, — если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни». Несомненный признак того, что человек не имеет в себе духовной жизни — когда он не ищет с алканием и жаждой Христа, не полагает всю радость свою — в Нем. Душа такого человека несомненно мертва. Он не живет. Точно так же несомненно, что невозможно жить духовной жизнью, не приняв верою этот дар от Христа. Ибо без Него мы не можем творить ничего. Как тела наши не могут жить без пищи, так и души наши — без Христа. Вернее сказать, без Христа не может жить ни душа, ни тело. Как Его Крест и Воскресение не только души наши наполняют славой Божией, но и тела. И Плоть и Кровь Христовы питают душу причастника и тело, соединяя его со Христом Богом.

И снова мы слышим это слово, в котором шествие святых всех веков к Чаше Господней — к последнему Страшному Суду и всеобщему Воскресению: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день».

Суббота

Ин, 52 зач., 15, 17—16, 2

Сказал Господь Своим ученикам: сие заповедаю вам, да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего. Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно. Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне; а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною. Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились. Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу.

Христос — воплощенная любовь. Возлюбив Своих учеников до конца, Он дает им заповедь о любви. «Сие заповедаю вам, да любите друг друга». Он говорит так, будто хочет многое возложить на них в их служении, но называет только это одно: «Да любите друг друга».

Но в мире существует ненависть, которая есть печать антихриста, царства диавола, как любовь — печать Христова. Те, в ком эта ненависть, и есть мир, они — дети мира сего в отличие от детей Божиих. Мир — человеческое общество, организованное без Христа и против Христа. Его составляют иудеи и язычники, которые находят согласие в противостоянии Христу и Его служителям. Христос окружает Своих великой заботой, но им дается «жало в плоть» — гонение за Христа. Христос дает верующим в Него служение, исполненное многих трудов и скорбей, и утешение, все превосходящее, — заповедь о любви друг ко другу. Чем больше ненавидит нас мир, тем больше мы должны любить друг друга. Когда мы окружены со всех сторон врагами, мы должны держаться вместе.

Велика вражда мира по отношению к тем, кто Христовы. Мир ненавидит их. Те, кого Христос благословляет, мир проклинает их. Мир никогда не глядит благосклонно на наследников небес. «Они будут гнать вас», — говорит Христос. Все, желающие жить благочестно о Христе Иисусе, будут гонимы. Господь посылает их как овец среди волков. Мир будет отвергать их, потому что они не принадлежат Ему. «Если бы вы были от мира, от его духа, мир любил бы вас как своих». Но они не принадлежат миру, потому что Христос избрал их от мира. По этой причине мир ненавидит их. Мир ненавидит их, потому что их жизнь — осуждение миру. Поистине небезопасно быть подлинно благочестивым, небезопасно открыто утверждать несравненно более высокие нормы жизни, чем те, которых придерживаются все. Мы помним слово преподобного Антония Великого, сказанное в IV веке: «Придет время, когда скажут: ты безумствуешь, потому что не хочешь принимать участие в общем безумии. Но мы заставим тебя быть как все». Слово «агиос» — святой — переводится как «отличающийся от других». Христианин — это тот, кто имеет мужество не быть как все, когда это «все» означает практический атеизм и даже сатанизм.

Мир будет ненавидеть христиан также потому, что они принадлежат Христу. «За имя Мое», — говорит Господь. Под каким бы предлогом ни совершалось гонение на Церковь, в основании его — ненависть ко Христу, к тем, кто носит имя Его в этом мире. «Но если вы страдаете за имя Его, — говорит апостол Петр, — то вы блаженны» (1Петр. 4, 14). И апостол Павел: «Если страдаем с Ним, то с Ним и прославимся». Если мир так возненавидел Христа, можем ли мы ожидать, что какие-либо наши добрые дела или заслуги перед миром упасут нас от его злобы? «Помните слово, которое Я сказал вам, — говорит Господь, — раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше». Как в начале Христова служения немного было тех, кто принял Его проповедь, так в конце пути Церкви немного будет тех, кто примет ее.

В Священном Писании «мир» — это всегда то, чего христианин должен отвергнуться. И не может быть у него больших оснований для этого, чем то, что мир возненавидел Христа. И Господь говорит, что усугубляет вину тех, кто возненавидел Его. «Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха». Но теперь они не имеют извинения в своем грехе. Чем больше знает человек, чем больше ему дано, тем большая ответственность ложится на него. Христос обнажил грех. Он показал, что это путь смерти. И Своей Крестной любовью Он явил, что есть прощение греха и жизнь вечная. Но они возненавидели Его напрасно. Разве может что сравниться с таким грехом?

Мир ненавидит учеников Христовых, потому что, говорит Христос, «они не знают Пославшего Меня». Мир не узнает Бога, даже объединив все существующие духовности в одно, если он не узнает Бога во Христе.

Во Христе Иисусе мир ненавидит Бога. «Ненавидящий Меня ненавидит Отца». Неужели могут быть такие люди, которые ненавидят Бога? Неужели не сожжет их огонь стыда или ужас перед тем, что неминуемо последует за таким отступничеством? Говоря о великом противостоянии мира Его благовестию, Христос показывает, какая сила свидетельства Духа Святого и апостольской Церкви будет присутствовать в мире. Нам открывается здесь тайна Пресвятой Троицы. «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне». Дух Святой — не только Утешитель, но Свидетель о Христе. Он — Дух истины, в Нем — полнота истины о Христе, и невозможно никакое человеческое свидетельство о Кресте и Воскресении без внутреннего Божественного просвещения, которое и будет дано Церкви в день Пятидесятницы. «Дух Святой будет свидетельствовать и вы будете свидетельствовать», — говорит Христос апостолам. Может ли быть большее утешение и большая слава для них, может ли быть большая сила, чем присутствие Самого Бога в их противостоянии ненависти и презрению мира?

Потому да не будет ни для кого из учеников Христовых Крест Его камнем преткновения и камнем соблазна — искушением повернуть назад. Мы не должны никогда ничего ожидать от мира. Среди неизбежных гонений, ожидающих нас в мире, лежащем во зле, самое великое испытание придет, когда «всякий убивающий вас будет думать, что он тем служит Богу». Не так ли было с самими христоубийцами? Дело диавола может, как показывает история, совершаться во имя Божие. Это не уменьшает греха гонителей, но безмерно усиливает страдания гонимых верных, умирающих в глазах мира врагами Божиими. Так было, когда иудеи распинали Христа, так будет во времена «человека беззакония», которого Христос, явившись во славе, убьет дыханием уст Своих. Христос предложил Своим ученикам и доныне предлагает всем слушающим Его не путь облегчения их жизни, но путь славы.

Неделя 4-я по Пасхе

О расслабленном

Ин, 14 зач., 5, 1—15

Был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус.

Сегодняшнее Евангелие — об исцелении расслабленного, человека, который был болен в течение тридцати восьми лет. Нам показано, как велика сила и любовь Господня, которая воистину побеждает всякое зло, всякий грех и дает радость там, где безысходная скорбь. Слово Божие обращает наше внимание на время, когда совершилось исцеление. Это был праздник иудейский, то есть Пасха, праздников праздник. Христос приходит в Иерусалим на праздник. Праздник Божий — великий дар Божия добра. Множество людей со всех концов страны и обращенные из разных стран собирались на праздник, чтобы прославить Бога. Когда внутренне люди настроены так — устремлены к Богу, Бог открывает им ум для Божиего света и милосердия.

Это было на Овчей купели, в Вифезде, что значит «дом милосердия». Ибо здесь являлось милосердие Божие к больным и отчаявшимся людям. Не для того ли существуют на свете все Божии храмы? Что стало бы с миром, в котором столько несчастья, если бы не было в нем этих домов милосердия!

Что такое эта Овчая купель? Святая Церковь напоминает нам, что это были Овчие ворота в Иерусалимском храме, где проходили овцы, агнцы прежде принесения их в жертву. Они принимали в этой купели омовение, и это был прообраз грядущего Великого Пастыря, приносящего Себя в жертву за словесных овец. Пять притворов в ней — напоминание о пяти ранах Его, которыми Он дарует нам исцеление. Ангел Господень время от времени сходил с небес и возмущал воду, как вестник схождения к нам Спасителя. Закипание воды от небесного прикосновения — прообразование великого освящения крещенских вод. И всякий раз, когда совершается освящение воды в храмах, священник с молитвой крестом касается воды, приводя ее в движение, и она становится целебной.

Мы слышим, что первый входящий в эту воду получал исцеление, какая бы ни была у него болезнь. Тот, кто первый сходил в купель, а не тот, кто медлил и приходил с опозданием. Время от времени Господь дает нам возможность коснуться чуда, которое никогда не повторится.

Кого же Христос избирает для исцеления? Того, кто болел так долго, и чья болезнь была особенно тяжкой. Много было болящих в Вифезде, но Господь остановил Свой взор на одном, самом беспомощном. Сколько раз отделял его один шаг от целебной воды, но всякий раз кто-нибудь опережал его. Невозможно никому преодолеть этот принцип жизни, вернее, смерти: «каждый за себя». Только Христос совершает победу над грехом и смертью и утверждает принцип новой нетленной жизни. И научает ему всякого верующего в Него.

Представим, какой подвиг нес этот больной человек. Нас не может не поражать его великое святое терпение, с которым он переносил свою болезнь. Тридцать восемь лет — это время условное. Мы знаем, что время относительно. Быстро или медленно идет время, зависит от того, в каком состоянии находится человек. Когда у человека радость, когда, тем более, благодать, — время летит на крыльях. Летит быстро, так что его как бы вообще не существует. Когда же у человека горе или болезнь — время не то, что без крыльев, оно, как мы видим, и без ног и может только ползти. И вообще стоит на месте. Время не движется — ад уже на земле. И это в течение тридцати восьми лет, час за часом. тридцать восемь дней поболеть кому-нибудь тяжелой болезнью, представьте, каково нам будет! А здесь — тридцать восемь лет день за днем и год за годом.

Мы говорим об этом не зря, потому что в наши малодушные дни случись с кем какая беда или несчастье — человек порой готов сам на себя наложить руки. Сколько мы слышали сообщений в прессе: стреляются офицеры, мать вместе с собою предает отчаянной смерти своих собственных детей, девочки-подростки лишают себя жизни, выбрасываясь сразу по нескольку человек с балкона. Мужество противостоять любому испытанию, любому страданию обретается Крестом Христовым, близостью ко Господу, Его даром, Его благодатью.

Расслабленный человек год за годом продолжал лежать у воды, надеясь, что рано или поздно помощь придет к нему. И нам открывается, что первый — это не тот, кто первым подходит к святыне, оттесняя других. А тот, кто исповедует себя первым из грешников, и по этой причине свое положение считает самым безнадежным. К нему-то первому и приходит Христос Бог. «Хочешь ли быть здоров?» — этот вопрос Господь задает каждому человеку. И нет, наверное, ни одного, кто поколебался бы в ответе. «Но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода, — отвечал Иисусу больной, — когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня».

Нет человека. У слепого есть поводырь, у хромого есть кто-нибудь из его родственников, у другого расслабленного — друзья, а у него в целом свете нет ни одного человека, который мог бы помочь, хотя тысячи людей вокруг, можно сказать, все человечество. Напротив — Иерусалимский храм, где священники без конца говорят о том, что надо творить дела милосердия. И все слушают эти проповеди и, выходя из храма, идут мимо больного расслабленного человека. И нет ни одного человека. У него не было человека, говорит нам Синаксарь сегодняшнего дня, и потому слово Божие, Бог Превечный стал человеком, чтобы придти к этому больному, лежащему у Овчей купели, и спасти его.

«Встань, возьми постель твою и ходи», — говорит расслабленному Христос. Тут же мы видим, как реагируют на это чудо иудеи — те, кому вручена истина и забота о духовном и нравственном просвещении народа. Они говорят исцелившемуся: «Сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?». Они хотели узнать, что это за человек, который осквернил субботу. Но узнать не для того, чтобы вместе со спасенным, исцеленным человеком изумиться великому чуду, и не для того, чтобы собрать весь город, весь народ и сказать: «Посмотрите, что может делать Христос!» — а для того, чтобы, узнав, Кто сотворил это чудесное исцеление, убить Его.

За что они хотят убить Христа? За то, что Он был всего единственный человек среди всех, кто увидел расслабленного и пришел к нему на помощь. Он был единственный Человек, Который также не случайно переплыл Галилейское море и пришел к Геннисаретскому озеру, для того чтобы встретить двух бесноватых и исцелить их. И не случайно Он подошел к вратам города Наина, чтобы встретить похоронную процессию, где неутешно плакала о своем единственном сыне мать.

Не случайно пришел этот единственный Человек на Овчую купель. Он пришел, потому что для Него каждый человек — единственный. И Он хочет, чтобы каждый из нас стал единственным, ради которого Он воплотился и к которому Он идет. И ради которого Он будет убит этими лжеправедниками, лжеблюстителями истины, которые создают идол из тайны Божией, из своего ложного благочестия.

Нет ли среди нас сегодня такого «благочестия»? Нет ли среди нас таких людей, которые думают, что их лично не касаются страдания окружающего мира, если они все соблюдают: все посты и все церковные установления («субботу блюдут»)? То есть все, что надо, они исполняют, но не видят человека, не видят народа, который, как тот расслабленный, не тридцать восемь лет, не семьдесят лет уже лежит — и нет ему исцеления.

Милосердный Господь, видя злобу книжников и фарисеев, учителей Израильских, проходит свободно среди них, потому что не пришел еще Его час. Но наступит время, когда ради спасения всех людей Он предаст Себя в руки этих беззаконников, в руки человек грешных, с тем чтобы Своим непостижимым смирением, Своею любовью к каждому человеку победить зло, царствующее в мире, смертию смерть поправ и открыв нам тайну нашего участия в Его Воскресении.

«Кто этот Человек?» — гневно спрашивают иудеи. Исцеленный был не в состоянии дать им ответ. Он знал, что его коснулось самое подлинное добро, какое только есть на свете, но у него не было ясного понятия об Исцелителе. Он не знал ничего о Христе, принимая Его дар. Христос совершает много милостей и для тех, кто не знает Его. Он просвещает, укрепляет и утешает нас, избавляет от тысячи бед, а мы не знаем, кто Он. И Господь удаляется от нас, как удалился Он на время от исцеленного расслабленного.

Где же этот человек снова находит Христа? Христос пошел в храм, и получивший исцеление пошел в храм. Он пошел в храм, потому что из-за своей болезни так долго не был в храме. Может быть, он не был в нем в течение всех тридцати восьми лет. Вот признак истинно глубокой души. Первое место, куда он идет, — храм, к Богу. И встречает там живого Бога Христа. «Вот ты выздоровел, — говорит ему Христос, — иди и не греши, да не горше что тебе будет». Господь показывает, по какой причине он болел в течение столь долгого времени. Так свойственно нам, когда мы в беде, в болезни, когда оставляет нас благодать, обещать много, смиряя свою душу молитвою и постом. А потом, получив милость от Бога, стараться какое-то время жить по слову Христову, а затем снова постепенно обо всем забывать. Господь предупреждает об этой опасности: «Да не горше что тебе будет» — потому что кроме милосердия Божия есть правда Божия. Если ты отвергаешь милосердие Божие, если ты не хочешь строить свои отношения с Богом на таких условиях — есть правда Божия. И это предупреждение не только евангельскому больному, но каждому из нас — когда Господь снова и снова принимает нас в покаянии, и снова и снова повторяет эти слова. Его милосердие как будто бы снова побеждает, но кто из нас знает, где наступит тот предел, когда оно вдруг откроется правдою последнего Страшного Суда или того, что произойдет прежде Страшного Суда здесь, на земле, с нами.

Мы получили большее, чем кто-либо, — избавление в Пасху Господню мы вкусили вечную жизнь. И мы знаем, какой дорогой ценой нам это дано — за исцеление расслабленного, за все добро, какое Он делал людям, иудеи приговорили нашего Господа к смерти как разорителя субботы. Но Его смерть открывает бесконечно большее чудо всему роду человеческому — Воскресение из мертвых.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: