Седмица 27-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мк, 33 зач., 8, 11—21

Тогда вышли фарисеи, и начали спорить с Иисусом и требовали от Него знамения с неба, искушая Его. И Он, глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение. И, оставив их, опять вошел в лодку и отправился на ту сторону. При сем ученики Его забыли взять хлебов и кроме одного хлеба не имели с собою в лодке. А Он заповедал им, говоря: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой. И, рассуждая между собою, говорили: это значит, что хлебов нет у нас. Иисус, уразумев, говорит им: что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? имея уши, не слышите? и не помните? Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов набрали вы кусков? Говорят Ему: двенадцать. А когда семь для четырех тысяч, сколько корзин набрали вы оставшихся кусков. Сказали: семь. И сказал им: как же не разумеете?

Фарисеи требуют от Господа «знамения с неба». Они не говорят, какого, но речь идет несомненно о чуде, подобном тому, какое было во времена Исхода, — с тем, чтобы Спаситель мог доказать, что Он действует именем Божиим. Память израильского народа хранила манну, переход через море Чермное, все события, через которые явно была видна милость Бога к Своему народу. Менее охотно, судя по всему, они вспоминали о неверности народа в течение сорокалетнего странствования по пустыне — идолопоклонство, требование все новых чудес, грехи всякого рода. Однако в пророчествах и псалмах непрестанно звучит сетование Бога об Израиле, роде неверном: «Сорок лет Я был раздражаем родом сим, и сказал: это народ, заблуждающийся сердцем; они не познали путей Моих» (Пс. 94, 10).

Господь дает фарисеям аналогичный ответ. Как и в псалме, Он употребляет выражение «род сей», чтобы показать народ Израиля в его неверности, в попытке искусить Бога и получить от Него гарантии. Христос отвергает эти требования.

Разве можно сказать, что Он не давал до этого знамений иудеям? Разве не помнят они, какие Господь совершал чудеса: изгонял бесов, исцелял больных. А чудо умножения хлебов в пустынном месте — разве не напоминало им манну? Но довольно. Господь, «глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения?» Столько знамений им было дано, и что за нелепость желать нового знамения? Он не даст им никакого знамения. Единственное знамение, которое Господь даст в будущем израильтянам, будет анти знамение — Он даст убить Себя Своим врагам.

Господь предупреждает Своих учеников против закваски фарисейской и иродовой. Закваской в Ветхом Завете часто именуется первородный грех. Это порча человеческой природы, порочная закваска, не дающая человеку творить волю Божию. «Берегитесь злого влияния фарисеев и Ирода, — наставляет их Господь, — остерегайтесь следовать их путем». Они ждут такого мессию, который явит свою земную силу и власть. Требование знамения с небес было такого же порядка. Одна и та же закваска. Они не удовлетворялись знамениями, которые были даны им, и желали новых — по своему усмотрению. «Берегитесь этой закваски», — говорит Христос.

Но ученики не понимают слов Господа. Они не могут ни о чем другом думать, кроме как о том, что забыли взять в дорогу хлебы, и могут остаться голодными. Господь напоминает, что дважды Он утолял голод огромных толп, так что еще оставалась пища. Он говорит им: «О чем вы волнуетесь? Неужели вы не помните, что было до этого? Неужели жизнь не научила вас ни о чем не беспокоиться, если вы со Мной?» Отчего у нас столько растерянности и тревоги среди нынешних наших испытаний? Не ожесточилось ли наше сердце, как это было у богоизбранного народа, и как это, оказывается, может быть и у христиан? Или Церковь порою больше заботится о своем выживании и внешнем благополучии, чем о доверии и верности Господу? Это может происходить только потому, что мы «не разумеем» и «не помним» то, что знаем. Или мы помним только о скорбях и поражениях и потому с безнадежностью смотрим в будущее? Но есть другая память. Мы шли, выбиваясь из сил, останавливались перед неразрешимым тупиком, и вдруг непонятным образом все разрешалось. И мы продолжаем идти. Мы были на краю бездны, и уже шагнули в нее, и, тем не менее, мы прошли через нее. Сколько раз враги Христовы назначали день похорон нашей Церкви, но вот, она сияет сонмом новых мучеников и исповедников, и мы живы. Бог может провести нас через все, что может случиться с нами. Совсем недавно была нам чудесно явлена и скоро будет явлена с новой силой милость Господня!

Вторник

Мк, 34 зач., 8, 22—26

Тогда приходит Иисус в Вифсаиду; и приводят к Нему слепого и просят, чтобы прикоснулся к нему. Он, взяв слепого за руку, вывел его вон из селения и, плюнув ему на глаза, возложил на него руки и спросил его: видит ли что? Он, взглянув, сказал: вижу проходящих людей, как деревья. Потом опять возложил руки на глаза ему и велел ему взглянуть. И он исцелел и стал видеть все ясно. И послал его домой, сказав: не заходи в селение и не рассказывай никому в селении.

Перед нами — слепой человек, которого приводят ко Христу его друзья, желая, чтобы Господь прикоснулся к нему. Мы видим веру этих людей, а о вере самого слепого, о его желании и ожидании исцеления не сказано ничего. Если духовно слепые не молятся о себе, пусть их друзья и близкие молятся о них, чтобы Христос коснулся их.

Господь взял слепого за руку и вывел его из селения. Он не сказал его друзьям, чтобы они вывели его. Но Сам взял его за руку и вывел из селения. Никогда у этого слепого не было такого Поводыря. Может быть, Христос вывел его в открытое поле, чтобы, прозрев, он увидел не тесную улицу, а широкий простор Богом сотворенного мира.

Как Господь исцеляет слепого? Он плюнул ему на глаза и возложил на него руки. Он мог бы исцелить его одним словом, как Он исцелял других. Но Господь, вероятно, желал укрепить его слабую веру, помочь ему победить неверие.

Исцеление этого слепого совершается постепенно — то, что необычно для Христовых чудес. Вначале тот видит проходящих людей как деревья. Но Господь тотчас же завершает чудо. Христос никогда не делает ничего наполовину. Еще раз Он возлагает руки на глаза ему, чтобы рассеялась оставшаяся в них тьма, и повелевает ему взглянуть. И тот начинает видеть все ясно. Промысл Божий по-разному действует по отношению к разным людям, как бы приспосабливаясь к их вере.

Христос показывает, как Его благодать исцеляет нас от духовной слепоты. Вначале мы видим смутно, но как утренний свет, благодать сияет все ярче и ярче, пока не наступит день, и мы не увидим все ясно.

Тайна Христа слишком велика, чтобы мы могли постигнуть все сразу. Вначале Господь являет нам Свою силу, и мы узнаем в Нем (как Петр в Кесарии Филипповой) Мессию. Потом Он являет Свою немощь, Свое вольное подчинение убийственным замыслам врагов, принятие Своей смерти. Требуется время, чтобы мы приняли все, что Бог говорит нам через Христа. И увидели Лик распятого и воскресшего Господа.

Святые отцы говорят, что открытие неисследимых богатств Христовых бесконечно. И если бы нам дано было жить на земле сто, тысячу, миллион лет, мы могли бы возрастать в благодати и узнавать все больше и больше о непостижимом чуде и красоте нашего Господа. И в вечности этому познанию не будет конца.

Среда

Мк, 36 зач., 8, 30—34

Тогда запретил Иисус ученикам Своим, чтобы никому не говорили о Нем. И начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И говорил о сем открыто. Но Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему. Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

Христос возвещает Своим ученикам, что Ему надлежит много пострадать. Хотя они уже преодолевали общее заблуждение о Мессии как земном Царе, тем не менее, были исполнены ожидания, что Он скоро восстановит Царство Израиля. Господь открывает им прямо противоположную перспективу. Он говорит, что Ему «должно быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками», вместо того, чтобы быть увенчанным.

Он будет убит, Он будет распят. И в третий день Он воскреснет для небесной жизни, и Его уже не будет в этом мире. Господь говорит об этом открыто. Он говорит об этом прямо и ясно, не скрывая двусмысленными выражениями того, что Ему предстоит. Он говорит об этом мужественно, без страха, и хочет, чтобы и они так восприняли Его путь. Он не только знает, что Ему надлежит пострадать и умереть, но в этом заключается Его служение.

И вот мы видим, что апостол Петр, которому не плоть и кровь, а Отец Сущий на Небесах только что открыл тайну Сына Божия, противится словам Господа. «Отозвав Его, начал прекословить Ему». Он являет любовь ко Христу, ревность о Нем и Его безопасности, но не по разуму. Такое впечатление, что он берет Господа за руку, как бы намереваясь остановить Его, помешать Ему, удержать Его в своих объятьях. Разумеется, в его словах не было и тени властности, только величайшее чувство любви. Господь не препятствовал Своим ученикам свободно выражать свои чувства по отношению к Нему, но здесь Петр проявил слишком большую вольность.

Христос решительно воспрещает Петру. Он обернулся и взглянул на учеников, чтобы увидеть, не так ли думают и остальные, и сказал: «Отойди от Меня, сатана». Петр не ожидал такого резкого отпора. Может быть, напротив, он надеялся получить похвалу за свою любовь, как только что — за свою веру. Христос знает, каким духом мы водимы, когда мы сами не ведаем этого. Петр — сатана, противник, тот, кто препятствует осуществлению замыслов Божиих. Искуситель, явившийся ко Господу в начале Его служения, снова предстает пред Ним, на этот раз в лице лучших учеников, угрожая разорить дело Божие. И то же искушение откроется, когда в последний час мимоходящие будут хулить Господа, призывая Его сойти со Креста.

Петр говорит как тот, кто не понимает замыслы и советы Божии. Самые могущественные враги не могли одолеть Того, Кому болезни и смерть, ветры и волны, и бесы повинуются. Для Петра смерть Господа представлялась только мученичеством, которого, как ему казалось, можно было избежать. Он не знал, что это было необходимо для славы Божией, для сокрушения сатаны и спасения человечества, что Начальник нашего спасения должен явить Свое совершенство в немощи. Мудрость человека — поистине безумие, когда она дерзает направлять совет Божий. Крест Христов был для одних камнем преткновения, а для других — безумием.

Петр говорит как тот, кто не понимает природы Царства Христова. Он полагал, что оно — временное и человеческое, в то время как оно — духовное и Божественное. «Ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое», — сказал ему Господь. Ставить человеческое выше Божественного, выше Его славы и Царства — величайший грех и корень многих грехов. И такое нередко случается среди Христовых учеников. Мудростью кажется порой — избежать бед, поступившись личным христианским долгом, но конец с неизбежностью обнаружит, что это — безумие.

Всякому человеку трудно принять свою смерть. Вот почему Господь предлагает всем, кто хочет спастись, следовать за Ним. Господь зовет нас следовать за Ним, чего бы нам это ни стоило. «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24). Жизнь христианина — вся самоотвержение и решимость никогда не оставлять своего Господа в следовании за Ним.

Четверг

Мк, 39 зач., 9, 10—16

Тогда удержали ученики слово Иисусово, спрашивая друг друга, что значит: воскреснуть из мертвых. И спросили Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде? Он сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все; и Сыну Человеческому, как написано о Нем, надлежит много пострадать и быть уничижену. Но говорю вам, что и Илия пришел, и поступили с ним, как хотели, как написано о нем. Придя к ученикам, увидел много народа около них и книжников, спорящих с ними. Тотчас, увидев Его, весь народ изумился, и, подбегая, приветствовали Его. Он спросил книжников: о чем спорите с ними?

Это произошло, когда ученики сходили с горы, где было Преображение Господне, и Господь не велел никому рассказывать, что они видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых.

Свет Преображения исходит от Пасхи. Петр, Иаков и Иоанн потрясены тем, что им было дано пережить после исповедания своего Учителя Сыном Божиим в Кесарии Филипповой. Их смятение велико, и они спрашивают друг друга, что значит воскреснуть из мертвых. Хотя вера в воскресение из мертвых была общепринятой среди иудеев. И сам Ирод исповедовал ее, со страхом думая, как бы Иоанн Креститель, убитый им, не вернулся к жизни. Почему же они спрашивают друг друга, что это значит?

Возвещение Господом о предстоящих Ему страданиях совершенно лишило их прежней уверенности. И даже священный ужас, охвативший их на Фаворской горе, ничего не изменил. Никакое переживание не могло вытеснить то, что они услышали от Господа.

В полной растерянности ученики обращаются к тому, что, как им кажется, известно из Писания: «Как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде?» Речь идет о толковании ими пророчества Малахии: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного» (Мал. 4, 5).

Разумеется, ученики Христовы должны были быть растеряны. Прежде чем они будут в состоянии соединить в одно эти два противоречивых образа Мессии: Победоносного Сына Человеческого (Дан. 7, 13—14) и Страждущего Слуги (Ис. 52—53), унижение и славу Креста, потребуется Пасха и Пятидесятница. Это смешение невозможно понять! Оно сбило с толку иудеев, и доныне продолжает сбивать с толку многих приходящих к Церкви. Они ожидали явления Илии, прихода Мессии, вторжения Бога во время, ослепительную победу небес, которую они отождествляли с победой Израиля. А Господь хочет, чтобы они увидели, что Предтеча, вестник Его пришествия, был жестоко убит и что Мессия завершит Свой путь на Кресте. Их неспособность понять связана, как всегда, с желанием держаться своего пути и отказом увидеть Божий путь. Они хотят, чтобы все было так, как они хотят, а не так, как Бог открывает им.

Господь дает ответ на вопрошание учеников. Илия уже пришел. И Господь, не называя имени, отсылает их к Иоанну Крестителю. Это он — Предтеча Мессии, призывающий иудейский народ к покаянию, необходимому для принятия Мессии. Но Предтеча не был услышан. Его постигла общая участь пророков. Это тот, с кем поступили, как хотели. Как написано о нем. Это должно было открыть глаза учеников. Если Предтеча принял страдания и смерть, не такая ли участь ждет Самого Мессию?

Книжники учили ждать прихода Илии, а пророчество было о том, кто придет в духе и силе Илииной. И Христос дает им ключ к пониманию этого пророчества. Поистине, как сказано в пророчестве, «Илия придет и восстановит все». Но подлинный Илия и подлинный Мессия пришел, и другого не будет. Господь опрокинул все прежние понятия Своих учеников.

Трем Своим лучшим ученикам, недоуменно стоящим перед Крестным путем, Господь открывает сокровенный смысл Писания. Ученики Христовы всех времен без конца оказываются перед искушением забыть этот смысл. Потому что он плохо согласуется с их представлением о Боге и с их подлинным призванием. Страдания и смерть Мессии страшно принять, но о них свидетельствует Писание, так же как и о Его славе.

Господь, «придя к ученикам, увидел много народа около них и книжников, спорящих с ними. Тотчас, увидев Его, весь народ изумился, и, подбегая, приветствовали Его. Он спросил книжников: о чем спорите с ними?» Слава Господа в вышних не дает Ему забыть о людских бедах внизу. И Он вовремя приходит. Он видит книжников, спорящих с Его учениками. Возвращение Христа было радостью для учеников и совсем не радостью для книжников. Но особенно выделено изумление народа. Все были изумлены, не потому что сияние Преображения осталось на лице Господа — это противоречило бы Его слову, чтобы ученики хранили эту тайну до времени. Причина изумления была другая. После первого чудесного умножения хлебов, когда люди, как сказано в Евангелии от Иоанна, хотели «взять Господа и сделать Его царем», Он удалился от них, отказавшись дать какое-либо знамение. Они были убеждены, что никогда больше не увидят Его, и вот, Он снова посреди них. После Преображения на горе Фаворской, о котором они ничего не знают, Господь стал еще как бы ближе к ним.

Господь восходит ко Кресту, к страданиям и смерти, и в то же время ради спасения рода человеческого не пренебрегает обыкновенными нуждами людей. Он научает нас, чтобы мы обращались к Богу не только в судьбоносные моменты нашей жизни, но и в каждодневных наших трудах были с Богом. У Господа дар любви и всецелой отдачи Себя — не только всему человечеству, но и каждому отдельному человеку.

Ученики спорят в толпе с книжниками. Книжники имели громадное влияние на народ. Эти фарисеи, ревнующие о Законе Божием, — прекрасные знатоки Писания. Они мастера вопросов-ответов, с помощью которых они могут разрешить все недоумения. «Он спросил книжников: о чем спорите с ними?» Учители Закона не дают ответа. Потому что они смущены Его приходом. И ученики Христовы молчат, потому что они утешены тем, что Господь снова с ними, и все теперь предают Ему. Они знают, как Он силен в слове и деле пред Богом и всеми людьми.

Пятница

Мк, 41 зач., 9, 33—41

Тогда пришел Иисус и ученики Его в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чем дорогою вы рассуждали между собою? Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою. И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня. При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас. И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей.

Господь говорит Своим ученикам о предстоящих Своих Крестных страданиях и Воскресении. Они верят тому, что Он говорит, но не знают, что это значит. А что может быть страшнее, чем когда единственное, о чем они спрашивают друг друга: кто из них больше? Они «дорогою рассуждали между собою, кто больше». Господь знает глубину их сердец и открывает им тайну: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою». Единственное решение вопроса зла, царствующего в мире, — быть последним из всех и служить всем!

Господь зовет нас проникнуть в Свою тайну, чтобы мы узнали, что в ребенке, не обладающем силой, не имеющем голоса в решении серьезных вопросов, содержится тайна Бога. Посмотрите, что делает Христос. «И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня». Какую возможность открывает Господь перед нами — принять Самого Бога! И мы сами должны быть детьми.

Апостол Иаков так описывает наш мир: «Откуда вражда, ссора между вами? Не от похотей ли враждующих друг с другом?» Это значит, что все беды исходят из того зла, которое находится в сердце человеческом. Все экономические и политические проблемы на земле давно были бы решены, если бы люди думали, что они могут сделать для других, а не о том, что они могут получить для себя. Сколько разделений в Церкви можно было бы избежать, если бы служители ее на самом деле искали служения, не заботясь о том, какое место они занимают! Подлинное величие и значимость человека — суметь победить свое честолюбие, чтобы стать всем слугой.

Господь хочет, чтобы мы осознали это. Нам не нужно ничего делать, кроме как стать последними из всех и слугами всех. Любовь Христова явилась в таком служении, и Он заповедует нам, в свою очередь, научиться ему. Стало ли это главным в нашей жизни? Увы, мы рассуждаем между собою о многих бесполезных вещах, а Господь зовет нас обратить наш взор на Него, Слугу нашего.

«Быть из всех последним и всем слугою». Возможно ли такое? Как сделать это возможным? Дитя — образ того, кто рядом с Господом. Нам надо возвратиться в эту тайну детства. Ребенок прежде всего — это Христос. Это Христос, Который является Чадом Отца Своего Небесного и творит Его волю. Мы должны приобщиться этой тайне до конца. По-настоящему уверовать в тайну Сына Божия, умалившего Себя, чтобы стать Сыном Человеческим. То, что происходит в мире — война всех против всех, массовые убийства, торжество греха, — призыв к нам войти в тайну Бога и начать видеть все так, как видит Господь, и перестать видеть так, как видим мы.

Господь требует от нас переоценки ценностей. Самая главная ценность — ценность любви, способность принять самого малого из людей как самого великого, благодаря чему мы можем принять Христа и Пославшего Его. Тайна детства позволяет нам жить заповедями блаженства, несмотря на все наши скорби и беды, страдания наших ближних, и научает помогать тем, кому трудно. Помочь беспомощному — значит, помочь Самому Христу. Даром Христа мы должны исполниться готовности все отдать. Любовь, истина любви — дар Господень, бесконечный дар, соделывающий нас новым творением. Зло заразительно, но и добро — заразительно. И мы должны призывать друг друга войти в тайну Христа. Спрашивать друг друга, кто из нас первый и кто последний, не имеет никакого смысла, и Господь ясно показывает нам это. Как перед Чашей Христовой, каждый из нас должен исповедовать себя первым из грешников.

Мы нищие — мы не умеем любить, не умеем давать, не умеем принять в свое сердце несчастье другого. Но Господь хочет ввести нас в тайну Креста и Воскресения, любви и радости. Вне этой тайны наша жизнь и смерть — ад. Все заключается в том, чтобы узнать, что Бог любит нас бесконечно и стать верными свидетелями дара Христова, Его непостижимого смирения.

Чем смиренней человек, тем более он уподобляется Христу. И когда Господь, обняв дитя, говорит: «Кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня», мы не можем не вздрогнуть, думая о том, что означает сегодня сатанинский отказ от детей для миллионов людей.

«Учитель! — восклицает исполненный ревности «сын громов» Иоанн, — мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами». Но Дух Христов дышит, где хочет, и мы не имеем власти ограничивать действие благодати Божией. Тем не менее, нам трудно понять, почему этот человек не присоединился к ученикам Господа. Мы можем только предположить, что у него не хватило решимости все оставить, чтобы следовать с ними. Его отделенность от них выглядела соблазном, и потому ученики запретили ему обращаться к имени Христову, пока он не присоединится к ним. Так склонны мы делать вывод, что вовсе не следует за Христом тот, кто не следует за Ним с нами. И что совсем не делает ничего хорошего тот, кто делает хорошее не так, как делаем мы. Но Господь знает Своих, даже если они еще «не двора сего» (Ин. 10, 16) и еще не наставлены в истине как должно. Господь сказал: «Не запрещайте ему». То, что добро, и то, что делает добро, не должно быть запрещено, хотя в этом делании могут быть изъяны и ошибки.

Господь дает два объяснения, почему не следует запрещать. «Во-первых, — говорит Он, — никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня» — подобно тому, как это делали книжники и фарисеи. Во-вторых, те, кто на самом деле ведет войну против сатаны под знаменем Христовым, должны воспринимать друг друга, по крайней мере, как союзников. «Ибо кто не против вас, тот за вас». А о нашем великом противостоянии врагу рода человеческого Господь сказал: «Кто не со Мной, тот против Меня» (Мф. 12, 30). Кто не хочет быть со Христом, тот — с сатаной. Но тех, кто хочет быть со Христом, следуя за Ним, хотя и не с нами, хотя и не имея полноты и чистоты веры, тот за нас. На эти слова Христовы ссылаются апологеты современного экуменизма. Но одно дело — постепенное восхождение ко Христу с постепенным преодолением своего неведения, и другое — упорное настаивание на заблуждениях, в которых присутствие отца лжи.

Речь не идет о такой современной «толерантности», которая означает равнодушное принятие каких угодно путей к Богу. И утверждение, что все духовности обладают только частичной истиной. Речь идет о благоговейном отношении к долготерпеливому и многомилостивому Промыслу Божию, раскрывающему все возможности познания истины для человека.

По крайней мере, Христос обещает награду всем, кто делает какое-либо добро Его ученикам. «И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей». Честь и слава наша — в том, что мы Христовы, что мы принадлежим к Его воинству, к Его родству, что мы — члены Его Тела. Всякое подлинное добро должно совершаться ради Христа и ради тех, кто Христов. Только благодаря такому служению освящается всякое добро. И потому на нас, христианах, лежит ответственность за то, чтобы не разочаровались и не пришли в уныние ищущие Царства Христова, даже если они еще не во всем разделяют полноту нашего исповедания. Если Христос признает добро, сделанное нам, как служение Ему, мы должны признавать служение Ему как добро, сделанное нам. И поддерживать тех, кто устремляется ко Христу, даже если они еще не ходят с нами.

Суббота

Лк, 74 зач., 14, 1—11

Тогда пришел Иисус в дом одного из начальников фарисейских вкусить хлеба, и они наблюдали за Ним. И вот, предстал пред Него человек, страждущий водяною болезнью. По сему случаю Иисус спросил законников и фарисеев: позволительно ли врачевать в субботу? Они молчали. И, прикоснувшись, исцелил его и отпустил. При сем сказал им: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу? И не могли отвечать Ему на это. Замечая же, как званые выбирали первые места, сказал им притчу: когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя, и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится.

«Пришел Сын Человеческий: ест и пьет» (Лк. 7, 34), беседуя дружески со всякого рода людьми. Сегодня мы видим, как Он приходит в субботу в дом одного из начальников фарисейских вкусить хлеба. Как милостив Бог к нам, дающий время, даже в день сугубой молитвы, для телесного отдохновения. И как внимательны мы должны быть, чтобы не злоупотребить этой свободой.

«И вот, предстал пред Ним человек, страждущий водяною болезнью». Господь приходит, благословляя страждущих, и прежде чем этот человек позвал Его, Он ответил ему. Благо человеку быть там, где Христос. Законники и фарисеи внимательно наблюдали за Ним. Когда Христос спросил их, позволительно ли врачевать в субботу, они молчали. Ибо их намерение было уловить Его, а не поучиться от Него. Они не хотели сказать: «позволительно», и стыдились сказать: «непозволительно». Благочестивые люди нередко бывают гонимы за то, что даже их гонители не могут не признать позволительным и добрым. Много добрых дел совершил Христос, за которые они хотели побить Его камнями.

Но никакое противостояние нечестивых не может помешать Господу творить добро. «И, прикоснувшись, исцелил его и отпустил». В одно мгновение одним прикосновением Господь исцелил эту тяжелую болезнь. Он отпустил исцеленного, чтобы фарисеи не могли обвинить его. Хотя абсолютно непонятно, в чем могла быть его вина.

Наш Господь не делал ничего, что было бы против Закона. В ответ на их мысли Он обращается к их собственной жизни, снова заставляя их со стыдом замолчать. «Если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу», не откладывая это до окончания субботнего дня, чтобы он не погиб? Они делают это не столько из жалости к животному, сколько — блюдя свои интересы. Это их вол, он стоит денег, ради которых можно поступиться и Законом. Увы, столь многие, ради собственной выгоды, с легкостью жертвуют тем, чем они не могут пожертвовать ради славы Божией и блага своих ближних! «И не могли Ему отвечать». Ибо безответны будут пред Господом уста льстивые.

«Замечая же, как званые выбирали первые места, сказал им притчу: когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя». Обычаи Божии не похожи на наши. И нравы Божии отличаются от нравов людей. Требуется время и определенное познание Бога, чтобы мы начали научаться им. Однако совет не торопиться занимать первое место среди приглашенных можно найти в каком угодно учебнике правил хорошего тона. Это элементарная вежливость, и это может быть расчетливая осторожность, как замечает Сам Господь: какой стыд, если придет кто-то более достойный, и мы должны будем занять единственное оставшееся место — последнее! С точки зрения мирского благоразумия такой расчет оправдан: лучше второе или третье место среди первых, но только не последнее. Однако совет, который дает Господь в Евангелии, идет гораздо дальше элементарных правил приличного поведения. Ученик Христов более чем другие люди, предупрежден. Слова, которые Господь повторяет в заключение притчи, звучат как рефрен во всем Евангелии: «всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится».

В самом деле, речь идет не о том, чтобы из тактических соображений предпочесть второе или третье место, чтобы потом не пришлось со стыдом занять последнее. Речь идет о том, чтобы всегда и всюду, почти инстинктивно, искренне предпочитать последнее место. Чтобы достигнуть этого, никакого кодекса вежливости, никакого эгоистического расчета будет недостаточно. Господь зовет к совершенно другому.

«Унижающий себя возвысится». Не может быть никаких сомнений — Господь говорит прежде всего о Самом Себе. Это Он, будучи Богом, уничижил Себя среди людей до последнего места среди них. Но от этого последнего места, от Креста и от ада среди умерших, Он возвысился, воскрес и стал Перворожденным из мертвых и Спасителем многих. Избрать последнее место, чтобы таинственно явиться на первом, возвысившись любовью Отчей, — вот путь Сына Божия и спасение мира. Путь, который отныне открывается в Нем для всех людей, чтобы все, следуя за Ним, могли избрать его. Быть вместе с самыми нищими, обнищать ради них — значит последовать за Христом по единственному пути, ведущему к Небесному Отцу.

Именно в этом обычаи Божии нисколько не похожи на то, что принято у людей. Для верующего человека выбрать последнее место не есть благоразумный расчет, чтобы, невзирая ни на что и не подавая вида, достигнуть первого места, всегда самого желанного. Выбрать последнее место — значит, просто научиться нравам Божиим, оказаться под воздействием Его любви. Приобщая тайне Своей любви, Бог возносит смиренных, приемлет нищих и спасает грешников.

По этой же самой причине Церковь Христова так мало напоминает любые, самые лучшие общества этого мира, которые тщательно отбирают и отсеивают своих членов. Ибо Церковь в свою очередь сочетается с обычаями и нравами Божиими. Она — знамение Его милосердия. Она причастна щедрости Бога. Она не ждет никакого воздаяния, кроме одного только Бога.

За Божественной литургией каждый из нас занимает последнее место. Потому что Бог пришел спасти не праведников, а грешников, «от нихже первый есмь аз». «Никтоже да рыдает своего убожества», как говорит святой Иоанн Златоуст среди Пасхи. Каждый, кто сознает свою греховность и приходит с покаянием, оказывается достойным. И Сам Сын Божий сажает его рядом с Собой, и соединяется с тем, кто исполнен решимости следовать за Ним всюду, куда бы Он ни пошел.

Неделя 30-я по Пятидесятнице

Лк, 91 зач., 18, 18—27

Тогда спросил Иисуса некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей. Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие. Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

Ко Христу приступает некто из начальствующих, который желает знать, что он должен делать, чтобы достигнуть Царствия Небесного. Немногие из начальствующих с нелицемерным почтением относились ко Христу, но этот был один из немногих. Хороший вопрос задает он Спасителю, самый главный вопрос: что мне делать, чтобы наследовать вечную жизнь? Пока человек не созреет до такого вопроса, все остальные вопросы, которыми он задается, имеют весьма относительное значение.

«Учитель благий, что мне делать, чтобы иметь жизнь вечную?» Всякий, кто хочет наследовать вечную жизнь, должен обратиться ко Христу как к своему Учителю. Нигде нельзя научиться, как узнать путь на небо, кроме как став учеником Христовым. Мы — ученики Христовы, и, как говорят святые отцы, все определяется тем, особенно в наши, последние времена, насколько в нас есть это острое чувство ученичества. И когда мы приходим к Нему, мы должны до конца довериться Тому, Кто не только Божественная мудрость, но и Божественная любовь. Он один благ. «Что ты называешь Меня благим — говорит Он, — если ты не знаешь, что Я Бог?» Если кто ищет совершенную красоту или истину, или любовь, он должен понять, что никто, кроме Христа, не имеет этой красоты, истины, любви.

Наш Учитель, Христос, открывает на новой глубине как будто известную всем тайну вечной жизни. Вы все знаете заповеди Божии: не убивай, не воруй, не блуди, не лжесвидетельствуй, чти отца и матерь твою. Кто хочет наследовать жизнь вечную, пусть управит себя по пути заповедей. Кажется, сегодня не нужно никому объяснять, что последует с каждым человеком, с целым народом, со всем родом человеческим, если эти заповеди не знают и знать не хотят. Присутствие вечной смерти становится явным уже здесь, на земле. И мы видим, как мало, все меньше, становится людей, которые идут прямым, единственно спасительным путем. Этот начальствующий, приступающий ко Христу — один из немногих, и мы ждем, что Христос похвалит его и скажет ему: если ты будешь поступать и в будущем так же, ты наследуешь вечную жизнь.

Однако Господь внезапно предлагает, чтобы этот человек на самом деле стал Его учеником: «Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною». Широка заповедь Господня зело, и глубока. Недостаточно не допускать грубых грехов, надо постигнуть духовное богатство, которое заключено в этих заповедях.

Как часто люди полагают, что у них нет никаких особенных грехов только потому что они духовно слепы! Так и этот начальствующий говорит: «Все это я сохранил от юности моей». Он хвалится тем, что рано вступил на путь добродетельной жизни, что он продолжает ее до сегодняшнего дня, и что он ни в чем ни разу не согрешил. Если бы он знал глубину Божественной заповеди и глубину своего сердца, если бы он хоть на малое время стал учеником Христовым, он сказал бы совершенно противоположное: «Все это я нарушил от юности моей».

Все обнажается в свете заповеди о любви. Внезапно наш выбор делается предельно простым: что нам дороже — этот мир или жизнь будущего века? Кто любит Христа, тот пойдет за Ним, чего бы это ни стоило ему. Никто не может наследовать вечной жизни, если не хочет следовать за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Раздать все нищим, поделиться с другими. Так поступали первые ученики Христовы в своих общинах, как мы читаем в книге Деяний апостольских. Кто любит ближних своих, тот не поколеблется по слову Христову продать все и раздать тем, кто в нужде, как Самому Христу.

Есть немало людей, которые ведут во многом добродетельную жизнь. И все-таки они погибают оттого, что им недостает одного-единственного. Так произошло с этим начальствующим. Он порывает со Христом из-за того, что Христос может разлучить его с его богатым имением. Многие не хотят оставить Христа и все же оставляют Его. Когда наступает решительный выбор, они предпочитают отказаться от Бога, нежели от своего благополучия или успеха, или греховной привязанности к какому-нибудь человеку.

Как трудно тому, кто надеется на богатство, войти в Царствие Небесное! Не просто имеющему богатство, потому что речь идет о власти богатства над человеческой душой. А богатство, как и бедность, как здоровье или болезнь, как счастье или несчастье, сами по себе не могут человеку препятствовать или помогать в его восхождении к Богу. Другое дело, когда человек относится к богатству как к своей собственности. Диавол всегда имеет власть над таким человеком с помощью этого богатства. И, как говорят святые отцы, нам принадлежит только то, что мы отдали другим — принадлежит в вечности. Любое богатство — это дар Божий, и когда мы его отделяем от Бога, мы предаем свою жизнь власти диавола.

Христос говорит, что богатство является великим препятствием на пути к небесам. Он видит, как опечалился этот человек, и жалеет его. Но именно поэтому Он говорит: «Как трудно богатому войти в Царствие Божие». Его богатство не помешало ему услышать зов Христа, но сделало его неспособным ответить на него. С какой яркостью и силой показывает Христос трудность спасения для надеющихся на богатство: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царствие Божие»!

«Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?» Святой Иоанн Златоуст говорит, что ученики испугались не за себя, а за других людей. Из любви к другим людям они изумились этим страшным словам Христа, как будто они были более милосердными, чем Христос. Как будто они больше любили людей, чем Человеколюбец Христос. Они не знали еще, говорит Святитель, силы любви Божией до конца и потому испугались этих слов. Как трудно, бесконечно трудно для каждого человека взойти на небо! Если каждый будет поставлен перед выбором: все раздать или порвать со Христом, то кто может спастись?

Мы не можем сказать, что то, что требует Христос, является слишком суровым или неразумным. Но мы знаем, как наши сердца привязаны к миру и как легко нам придти в отчаяние перед этой неодолимой реальностью. Да, чем больше мы стараемся исполнить заповедь Божию, тем больше мы понимаем: есть такие трудности, которые невозможно преодолеть ни богатому, ни бедному, кроме как благодатью Божией, которая всесильна.

Никто не благ, как только один Бог. Каково Его милосердие, такова и сила. Мы слышали уже эти слова, когда Архангел Гавриил был послан к праведной Елисавете, уготовляя человечество к принятию в мир Христа: «Не изнеможет у Бога всяк глагол». Невозможное человекам возможно Богу. Его благо, Его благодать так может воздействовать на душу, что человек и жизни своей не пожалеет ради Христа. И подобно апостолам, как ребенок, с детской доверчивостью будет хвалиться перед Богом: «Вот, мы оставили все — что нам будет?»

Что бы мы ни оставили ради Господа из нашего богатства — ума, сердца и тела — ничто не может пропасть. Что бы мы ни оставили ради Христа, несомненно, воздастся с щедростью Богом, в этом мире и в будущем. Нет никого, кто оставил бы дом или близких для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время — в радости общения с Богом и с другими людьми — и в век будущий жизни вечной — того, к чему устремлялся взор и сердце некоего из начальствующих.

Нашему Богу все возможно. Всесильным словом Своим Он создал небо и землю, и Своею всемогущей рукою содержит весь мир. Он, Всесильный, может воистину спасти нас, и не хочет, чтобы кто из людей погиб. Какое бы место мы ни занимали на земле, что бы с нами ни происходило, Он может спасти нас. Он печалится больше нас о нас, когда мы, опечаленные, уходим от Него, и Он радуется вместе со всеми святыми и Ангелами, когда мы идем к Нему.

Мы думаем, что наша праведность может поставить нас рядом с Богом, что наши добродетели, наше благочестие, наши знания, наша ревность — сделают нас достойными вечной жизни. Мы не понимаем, что все обнажено перед Его очами, и что в нас нет по-настоящему ничего доброго, что «нет праведника ни единого». Если бы мы только поняли, что Бог пришел оправдать грешного, мы бы оставили всю нашу праведность, все наше ложное благочестие, и предстали пред Ним как грешные, и последовали за Ним. Мы не можем наследовать жизни вечной, пока не поймем, что наш грех слишком велик, чтобы быть омытым чем-либо кроме Крови Христовой, и что вечная жизнь принадлежит только Христу и тем, кто с Ним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *