Седмица 4-я по Пасхе

Понедельник

Ин, 24 зач., 6, 56—69

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек. Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме. Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать? Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь. Но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его. И сказал: для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога Живаго.

Плоть Христа Бога — Его совершенное человечество. Это «тайна благочестия», приобщаясь которой, мы противостоим «тайне беззакония» — антихристу. «Всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти есть от Бога, а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста» (1Ин. 4, 2—3). Господь наш — кость от кости нашей и плоть от плоти нашей. Это значит, что нет такой нашей нужды, нет такого искушения, нет таких отношений, которым бы Он не приобщился в Своей человеческой плоти и крови. Мы должны всегда помнить об этом и творить нашу жизнь в Его воспоминание, чтобы и наша плоть стала прославленной от соприкосновения с Богом. И в центре этого воспоминания — таинство Тела и Крови Господних. Причащаться святых Христовых таин — значит питать наше сердце и ум, и душу Его Божеством и Человечеством, соединяя нашу жизнь с Его жизнью. Христос не должен никогда быть внешним по отношению к нам, мы должны жить Им, и тогда наша жизнь станет истинной жизнью. Вот что Христос имеет в виду, когда говорит о нашем пребывании в Нем и Его — в нас.

Многие из учеников Его, слыша то, говорили: «Какие странные слова! кто может это слушать?» Господь говорит им: «Вам трудно поверить, что Я пища жизни, хлеб, сшедший с небес. Но придет день, когда вы увидите Меня вновь восходящим на небо». Он говорит о Своем Воскресении и Вознесении. Но путь к этому лежит через Крест. Господь говорит, что все определяется жизнеподательной силой Духа. Плоть не пользует нимало. Это значит, что жизнь сама по себе — ничто. Истинная ценность жизни зависит от того, куда она устремлена, какой дух наполняет ее. «Слова Мои, — говорит Господь, — суть дух и жизнь». Он один может сказать, что такое жизнь, и вдохнуть в нас дух и дать силы истинно жить.

Господь знает, что есть некоторые, кто не только отвергает Его дар, но враждебно настроен к Нему. Никто не может принять Христа, пока не будет привлечен к Нему Духом Божиим. Но до конца своих дней человек свободен противиться Духу. Не Бог удаляется от него, а он — от Бога. Среди именующих себя христианами есть немало неверующих. Неверие лицемеров обнажено перед взором Христовым. Сердцеведец Господь «от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его».

Было время, когда люди во множестве шли ко Христу. Многие видели Его чудеса и уверовали во имя Его. Толпы всюду следовали за Ним. Но постепенно все начинало меняться. Все более возрастала ненависть к Нему духовных вождей Израиля, все отчетливей проступал Его Крест. Бог посылает нам скорбные обстоятельства, чтобы открылись сердца многих по отношению ко Христу. «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним». Так часто бывает. Когда одни отходят от Христа, многие следуют их примеру. И мы знаем, сколь массовым может быть отступничество. Несомненно, они испугались предстоящих испытаний. Хорошо быть со Христом, когда Он идет во славе, но при первых признаках, что этот путь означает Крест, они оставляют Его. Как часто люди приходят в Церковь, чтобы получить что-нибудь от Христа. Но когда выясняется, что им надо пожертвовать чем-то ради Христа, отдать свою жизнь Ему, они отходят. Никто не может дать так, как Христос дает. Но мы должны помнить, что быть христианином, следовать за Христом — всегда Крест.

И мы слышим слово Господа к двенадцати: «Не хотите ли и вы отойти от Меня?» И вот исповедание Петра, подобное тому, которое он произнес в Кесарии Филипповой: «Мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога Живаго». Надвигающиеся испытания являют преданность его сердца своему Господу и решимость идти за Ним до конца. Куда и к кому нам еще идти? К этому миру, который обманет нас? К этим грехам, которые погубят нас? Оставить источник воды живой и идти к кладенцам хананейских мыслей? Ты один, Господи, имеешь глаголы жизни вечной.

Верность Петра основана на его личном отношении ко Христу. И он многого не понимал, и он, как все, порою в растерянности стоял перед путями Господними. Но во Христе было то, за что он готов был идти на смерть и в темницу. В конце концов, христианство — не просто принятие высшей мудрости и совершеннейшей нравственности. Это наш личный ответ Христу. Это наша ответная любовь к Богу Живому, потому что глубины нашего сердца не дают нам поступить по-другому.

Вторник

Ин, 25 зач., 7, 1—13

После сего Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его. Приближался праздник Иудейский — поставление кущей. Тогда братья Его сказали Ему: выйди отсюда и пойди в Иудею, чтобы и ученики Твои видели дела, которые Ты делаешь. Ибо никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты творишь такие дела, то яви Себя миру. Ибо и братья Его не веровали в Него. На это Иисус сказал им: Мое время еще не настало, а для вас всегда время. Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы. Вы пойдите на праздник сей; а Я еще не пойду на сей праздник, потому что Мое время еще не исполнилось. Сие сказав им, остался в Галилее. Но когда пришли братья Его, тогда и Он пришел на праздник не явно, а как бы тайно. Иудеи же искали Его на празднике и говорили: где Он? И много толков было о Нем в народе: одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ. Впрочем никто не говорил о Нем явно, боясь Иудеев.

Мы слышим причину, по которой Христос проводил больше времени в Галилее, чем в Иудее. Потому что иудеи (в Иудее и Иерусалиме) искали убить Его за исцеление расслабленного в субботу. Не сказано: Он не осмелился. Но — не восхотел. Он поступал так из осторожности — потому что еще не пришел час Его. Христос уходит от тех, кто гонит Его от себя. Во времена опасности не только позволительно, но желательно уклоняться от ненужного риска и избирать служение в наименее опасных местах. Если Промысл Божий ставит достойнейших людей в места ничем неприметные, мы не должны этому удивляться. Таков был жребий Самого Господа. Он не сидел в Галилее, сложа руки, ожидая Своего часа. Но ходил по Галилее, творя добро. Когда мы не можем делать то, что мы хотели бы и там, где мы хотели бы, мы должны делать то, что мы можем и там, где можем.

Приближался праздник Кущей, на который все иудеи собирались в Иерусалиме. Мы должны думать о наших праздниках — и о нашем участии в них. Божественные установления не стареют с течением времени, и милости Божии, воспоминаемые в эти праздники, никогда не должны быть забыты. Они обновляются для тех, кто приходит на них.

И мы слышим беседу Христа с Его братьями по плоти. Они дают советы, как Он должен Себя вести. Честолюбие и тщеславие заставляет их принудить Его быть более активным в общественной деятельности. «Ты должен оставить это место, — говорят они, — и идти в Иудею». Им кажется, что у них есть основание для такого совета. Его пребывание там воодушевило бы многих в Иерусалиме. Он прибрел бы новых, более достойных учеников, а время, проведенное в Галилее, напрасно истрачено. Его чудесные знамения бесполезны, пока их не увидят в Иерусалиме. Никто, желая стать видным деятелем, не таится, а ищет сам быть известным. Для них само собой разумеется, что Христос — тоже из таких. «Если Ты ищешь этого, иди в столицу и яви Себя миру». Пришло время стать великим.

В Евангелии сказано, что это было свидетельством их неверия. «Ибо и братья Его не веровали в Него». Те, кто слушает Его слово и хранит его, — в родстве с Ним. Однако можно быть в родстве по плоти со святыми людьми и с Самим Господом и не верить в Него.

Как кротко Господь отвечает им! Он показывает разницу между Собой и ими. «Его время еще не настало, а для них всегда время». Для тех, кто живет бесплодной земной жизнью, любое время одинаково. Они могут уходить и приходить когда угодно. Но те, чье время — служение Богу, часто видят пределы, и для них не пришло еще время делать то, что другие могут делать в любое время. И эта ограниченность в тысячу раз лучше, чем свобода без Бога. Мы видим недалеко и неглубоко, а склонны предписывать Господу, что было бы лучше для нас. Настоящее время — наше время, и Он один может судить, пришло ли для нас подходящее время. Потому мы должны с терпением ждать, когда придет Его время. Его убить искали враги — не их. Они не рисковали ничем. «Вас мир не может ненавидеть — потому что вы от мира». Не ищущих святости, святой Бог не может любить, а мир, лежащий во зле, не может их ненавидеть. Но Христос, являя Себя миру, подвергает Себя величайшей опасности, потому что мир ненавидит Его.

Но почему мир ненавидит Христа? Потому что Христос свидетельствует, что дела его злы. Дела мира, лежащего во зле, — злые дела. Каково дерево, таковы и плоды. Для мира нестерпимо слышать обличение, что дела его злы. Чем бы ни прикрывалась вражда мира к Евангелию, подлинная причина ее в том, что оно свидетельствует против греха и грешников. Но лучше вызывать ненависть мира, свидетельствуя против его зла, чем приобретать его благосклонность, плывя по течению с ним.

И Господь не идет с ними на праздник. Кто отправляется на праздник, ища своего, идет на праздник без Христа. И он может выйти из храма с посрамленным лицом. Если Христос не идет с нами, куда мы идем? Господь не идет на праздник с нами, потому что еще не пришло Его время. Кто приходит на праздник, должен искать Христа.

Среда

Преполовение Пятидесятницы

Ин, 26 зач., 7, 14—30

Но в половине уже праздника вошел Иисус в храм и учил. И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись? Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня; кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем. Не дал ли вам Моисей закона? И никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить Меня? Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе? кто ищет убить Тебя? Иисус, продолжая речь, сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь. Моисей дал вам обрезание [хотя оно не от Моисея, но от отцов], и в субботу вы обрезываете человека. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу? Не судите по наружности, но судите судом праведным. Тут некоторые из Иерусалимлян говорили: не Тот ли это, Которого ищут убить? Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос? Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он. Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете. Я знаю Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня. И искали схватить Его, но никто не наложил на Него руки, потому что еще не пришел час Его.

Мы слышим проповедь Господа в храме. «В половине праздника вошел Иисус в храм и учил». Он учит в храме, чтобы посрамить Своих гонителей. Он показывает, что не боится их. Их обязанностью было учить народ в храме. Но они учили его учениям и заповедям человеческим, и потому Господь входит в Храм и учит народ.

«Как Он знает Писания, не учившись?» Наш Господь не учился в пророческих школах или у ног раввинов. Он не мерою принял Духа. И не имел нужды в поучении человеками и через человека. Разумеется, служители Христовы должны трудиться, чтобы обретать знания обычным путем. Но при этом помнить, что без просвещения свыше их слово может оказаться медью звенящей или кимвалом бряцающим.

Как узнать, истинно ли учение Христово? Кто исполнился решимости жить по заповедям Христовым, «тот узнает о сем учении, от Бога ли оно». Другого способа войти в свет Божественной благодати не существует. Христос — Божественный Учитель — не от Себя говорит. «Чем отличается человек совершенный от всех прочих людей?» — спрашивает преподобный Силуан Афонский. И отвечает: «Тем, что он ничего не говорит от себя». Кто от Бога говорит, говорит ради Бога, ради славы Божией. Лжеучители ищут славы себе, их ложь и их неправедность проявляется по отношению к Богу, имя Которого Они употребляют во зло, и — по отношению к человеческим душам, которые они обманывают.

И мы видим вопиющее лицемерие и злобу тех, кто славился постоянным нарушением Закона, когда они обвиняют Господа в преступлении исцеления в субботу. Они хвалятся Законом, изображают ревность по нему, но никто из них не исполняет Закона. И при этом они ищут убить Христа, якобы за нарушение Закона. Народ, слушая это, заступается за своих правителей и поносит Христа: «Не бес ли в Тебе? Кто ищет убить Тебя?» После этого мы не должны удивляться, когда достойнейших людей поносит толпа. И те, кто Христовы, должны учиться у Господа не мщению, а кротости и терпению.

«Не судите по наружности, — говорит Господь, — но судите судом праведным». Те, кто являет себя праведными перед людьми, могут оказаться не таковыми в очах Божиих. Не по положению и не по званию должны мы судить человека, а по верности его правде Божией, по дарам благодати Божией, действующей в нем.

И мы видим, как переменчива толпа. Народ знает, сколь враждебно настроены иудейские власти против Христа. И теперь недоумевает, почему Ему позволено явно учить в храме. Может быть, Он, действительно, Мессия? И начальники удостоверились, что Он подлинно Христос? «Но мы знаем, откуда Он пришел, — рассуждают они, — Его дом — в Назарете, все знают Его родителей и родных. Нет ничего таинственного в Его родословной. А Мессия должен появиться внезапно и таинственно, и никто не будет знать, откуда Он». Людям свойственно искать Бога только в том, что чудесно и необычно. Они ни за что не хотят поверить, что Бог может присутствовать в обыденном. А в христианстве все обстоит иначе. Если бы Бог был только в необычном, Он редко бы был с нами. В то время как, пребывая в обыденном, Он — с нами всегда.

«Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете. Я знаю Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня». Ответ Господа не может не потрясти народ и его духовных вождей. Правда, что они знают, кто Он и откуда. Но также правда, что Он пришел от Бога. И Господь говорит им, что они не знают Бога, а Он знает Его. Он — Единственный, Кто знает Бога. Только у Него одного — единственные отношения с Богом. И эти слова Спасителя оказываются решающими в Его жизни. До сих пор иудейские власти смотрели на Него как на дерзкого нарушителя субботы, а теперь они могут обвинить Его в самом высшем грехе — в богохульстве. Они видят, что Он говорит об Израиле и о Боге, как никто из людей не имеет права говорить. Самое поразительное во всем этом — то, что каждый из нас поставлен именно перед таким выбором. Если ложь то, что Христос говорит о Себе, Он виновен в богохульстве, на какое не осмеливался никто и никогда. Но если это истина, Он есть не кто иной как Сам Бог. Жизнь дается каждому человеку только для того, чтобы он мог сделать этот выбор.

Четверг

Ин, 29 зач., 8, 12—20

Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно. Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду. Вы судите по плоти; Я не сужу никого. А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня. А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно. Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня. Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял Его, потому что еще не пришел час Его.

Христос называет Себя светом мира. Он — свет во откровение языков и потому — свет мира. Видимый свет мира — солнце. Одно солнце освещает весь мир, и точно так же освещает его один Христос, и нет нужды в другом свете. В какой мрак погрузился бы мир, если бы не было в нем солнца! И в какой мрак, если бы не было в нем Христа, Которым свет пришел в мир.

Господь говорит: «Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». Призвание человека — следовать за Христом. Христос — истинный свет, просвещающий и освящающий всякого человека, грядущего в мир. Недостаточно смотреть на этот свет, но мы должны следовать за ним, ходить в этом свете, ибо это свет — стопам нашим, не только глазам нашим. Блаженны идущие вслед Христу, они никогда не будут ходить во тьме. Они будут иметь свет жизни — духовной жизни здесь на земле и вечной жизни — в будущем веке. Их путь — вслед Христу — до небес.

«Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно». Как будто они не знают, что Моисей и пророки были собственными свидетелями, когда были посланцами Божиими. «Если Я и Сам о Себе свидетельствую, — говорит Христос, — свидетельство Мое истинно». Он — свет мира, а свойство света быть видимым всеми, имеющими очи. Свет самоочевиден.

Господь осознает Свою Божественную власть. В Его словах нет ничего неопределенного. «Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду», — говорит Он. Он знает, что Он пришел от Отца и идет к Отцу. Пришел от славы и идет к славе. В то время как судии Его исполнены невежества: «А вы не знаете, откуда Я и куда иду». Он сказал им, что Он пришел с небес и возвращается на небеса, но это звучит для них безумием. Они взяли на себя право судить то, что не разумеют. «Вы судите по плоти. Я не сужу никого», — говорит им Христос. Их суд — по земным меркам, а Господь не участвует в их чисто земных заботах, политических интригах, и в этом смысле Он не судит никого. «А если и сужу, — добавляет Он, — то суд Мой истинен». Если Он будет судить, они будут осуждены. Его суд делает непререкаемым присутствие с Ним Его Отца. «Я не один, но Я и Отец, пославший Меня», Он не делает ничего отдельно от Отца, но все совершает во имя Свое и во имя Отца. И Господь смиренно напоминает им иудейский закон о том, что свидетельство двух человек истинно. Он применяет этот закон к Себе: «Я Сам свидетельствую, и свидетельствует о Мне Отец». Если свидетельство двух лиц — людей, которые могут обмануть и могут быть обмануты, — вы принимаете, насколько больше свидетельство Сына Божия относительно Себя, соединяемое со свидетельством Отца о Нем!

И мы видим далее, как в своей ненависти ко Христу они распускают свои языки, но пока не могут наложить на Него руки. «Они сказали Ему: где Твой Отец?» Они могли бы легко понять, что когда Он говорил им об Отце, Он говорил им о Самом Боге. Однако делают вид, что речь идет о каком-то человеке — пусть он придет и засвидетельствует о Нем. Поистине они судят по плоти, и этот суд, оказывается, может быть предельно гнусным. «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего», — говорит им Христос.

Бессмысленно говорить с такими людьми о вещах Божественных. Их взор помрачен, они не видят света славы, сияющего на лице Христа. И Господь показывает истинную причину их незнания Бога. «Если бы вы знали Меня, — говорит Он им, — то знали бы и Отца Моего». Причина, по которой люди не знают Бога, — незнание ими Христа. Чем лучше мы знаем Христа, тем лучше узнаем и Отца.

«Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме». Первосвященники могли бы с помощью стражи схватить Его или предать ярости толпы, или, по крайней мере, заставить замолчать Его. Но даже в храме, там, где Он стоял рядом с ними, никто не взял Его, потому что «еще не пришел час Его».

Они были удержаны невидимой силой. Бог может ставить предел человеческой злобе, подобно тому как Он морю положил предел. «Его час еще не пришел». Слово Божие напоминает нам, насколько время нашего исхода из этого мира зависит от таинственного совета Божия. Это время придет, оно приходит, оно еще не пришло, но оно — рядом. Наше время — в Божиих руках, и это лучше, чем если бы оно было в наших. Любовь Христа распятого и воскресшего определяет его.

Пятница

Ин, 30 зач., 8, 21—30

Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете придти. Тут Иудеи говорили: неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: «куда Я иду, вы не можете придти»? Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира. Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших. Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам. Много имею говорить и судить о вас; но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру. Не поняли, что Он говорил им об Отце. Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю. Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно. Когда Он говорил это, многие уверовали в Него.

Господь говорит иудеям, что Он уходит. И после того, как Он уйдет, они поймут, что они потеряли. Они будут искать Его и не найдут Его. Каждому человеку дается возможность принять Христа — Спасителя и Господа. Но эта возможность может быть отвергнута и утрачена. Суд над нами будет зависеть от того, как мы воспользовались этой возможностью. Чем больше эта возможность, тем больше суд.

Господь уходит, чтобы возвратиться к Отцу и Его славе. И Его враги не могли последовать за Ним, потому что своим постоянным непослушанием и отказом принять Его они закрыли себя от Бога. С какой насмешкой они встречают Его слова! Господь говорит, что они не могут пойти, куда Он идет. А они замечают, что, вероятно, Он собирается убить Себя. Ведь самые ужасные места ада уготованы для самоубийц. «Разумеется, — говорят они, — у нас нет намерения следовать за Ним туда».

Господь говорит, что если они будут упорствовать в отвержении Его, то умрут в своих грехах. Это значит, что жизнь их окажется бессмысленной и напрасной. Грех — это то, что отделяет человека от Бога. Отвергнуться Христа — значит стать навеки чужим Богу. Принять Его — значит вступить с Богом в дружбу, которая дарует бессмертие.

Христос уходит. Но горе тем, от кого Он уходит. Иудеи исполнены вражды против истинного Мессии и, обманутые диаволом, начинают искать другого Мессию. Христос говорит о вечном разделении их с Ним: «Куда Я иду, туда вы не можете придти». Разбойник благоразумный, которого Господь во едином часе рая сподобил, не умер во грехе. Но кто не кается, не будет со Христом и не может быть с Ним никогда.

Господь говорит, что они от земли, а Он — с неба, они — от мира сего, а Он — не от мира. Какое общение может быть у Христа с ними? Отпавший от Бога мир отделяет от Бога бездна, он исполнен слепоты и вражды по отношению к Богу. Эта бездна, эта слепота и вражда и есть грех. Христос пришел в мир, чтобы исцелить его от этой болезни, которая неминуемо означает смерть. Потому Он и говорит: «Если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших».

Для всех очевидно, что с миром что-то не так. Только признание Иисуса Христа как Сына Божия, послушание Его совершенной мудрости и принятие Его как Спасителя и Господа может исцелить душу каждого человека и весь мир. Все очень хорошо сознают болезнь, разрушающую мир. Исцеление — перед нами. На нас ложится ответственность, если мы отказываемся принять его.

«Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам. Много имею говорить и судить о вас; но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру». Христос говорит, что они должны верить, что Он Тот, Кто прежде творения мира, Тот, Кто от начала времени в Писаниях Ветхого Завета, Тот, Кем Он явил Себя с начала Своего общественного служения. И Господь предает их суду Небесного Отца, пославшего Его в мир. Хотя Христос ясно говорит им о Боге как об Отце на небесах, они не понимают, что Он имеет в виду. День и ночь одинаково темны для слепых.

Свет откроется на Кресте. Когда люди увидят Христа вознесенным на Крест, они по-настоящему поймут, Кто Он. На Кресте — Его любовь, которая никогда не перестает и которая идет до конца. Потому умирающие с верой — умирают во Христе, в Его любви, в объятиях Его распростертых на Кресте рук. Они увидят Его в день Суда. Он будет судим миром и осужден как плотник из Назарета. Но придет день, когда они увидят Его как Судию всех и узнают, Кто Он.

Когда это произойдет, они увидят в Нем воплощенную волю Божию. «Я делаю всегда угодное Ему», — говорит Христос. Другие люди, как бы ни были они святы, могут быть побеждены грехом. Но послушание Христа Отцу не знает никаких отступлений, оно постоянно и совершенно. Придет день, когда все человечество увидит в Нем Бога. Блаженны те, кто, слушая Христа, ныне уверовали в Него, и прежде смерти, прежде Суда направили свою жизнь к благоугождению Богу.

Суббота

Ин. 31 зач., 8, 31—42

Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете. Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас. Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего. Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего. На это сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога. Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.

«Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики», — говорит Христос. Кто хочет быть христианином не по имени только, тот должен знать, что является обязательным условием ученичества Христова — этой школы святости, в которую надо ходить всю жизнь. Мы должны пребывать в слове Христовом, как пребывают в доме родном, — нашем центре, покое и убежище. Господь обещает дать два драгоценных дара учащимся у Него. «И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Великое приобретение — знать истину. У учеников Христовых — хороший Учитель. Знание истины делает нас свободными в нашем служении Богу. Мы призваны в свободу славы чад Божиих. Истина освобождает нас от насильства диавола, от всех наших духовных врагов, от всех заблуждений и грехов, от смерти.

Иудеи, судящие по плоти, соблазняются этим словом Господа. «Мы семя Авраамово, — говорят они надменно, — и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?» Как лживо это их утверждение и как бесстыдно они произносят его перед лицом всего народа! Как будто не было вавилонского плена, и как будто в это самое время они не находятся под властью римлян. Но, самое главное, они не понимают, что Христос говорит о другом рабстве, свободу от которого может дать только истина. Господь говорит о рабстве греха, о диавольском пленении и о свободе через познание Христа: «Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха». И разве не нуждается такой раб в освобождении? Нет человека, иже жив будет и не согрешит. Но есть те, кто хочет утвердить грех, как нормальное явление, кто ходит вслед скверной плоти, предпочитая грех всему. Господь как бы запечатлевает их рабским клеймом: «Вы рабы греха». Он показывает, что их пребывание в доме Божием не делает их наследниками Божиими вместе с Сыном. «Не думайте, что вы освободитесь от греха обрядами Моисеева Закона. Моисей — только слуга. Но если Сын освободит вас, то истинно свободны будете».

Господь Иисус Христос предлагает нам истинную свободу, даруя усыновление Своею Кровью и освящением Божественным Духом. Иудеи хвалятся, что они — наследники Авраама, возвеличивая свои имена. А на самом деле это только усугубляет их вину. «Знаю, что вы семя Авраамово, — говорит им Христос, — однако ищете убить Меня». Они уже неоднократно пытались это сделать и теперь не отступают от своего гнусного замысла. Потому что «слово Мое, — говорит Господь, — не вмещается в вас». Страшно, если слово Христово не находит места в человеке, особенно, когда это служитель Божий. Что-то другое вытесняет то, чему должно принадлежать все. Ничего хорошего не должно ждать от такого человека, ибо он дает в себе место диаволу и всякому злу.

Господь говорит, что Его учение — небесного происхождения: «Я говорю то, что видел у Отца Моего». Он один возвещает не только то, что слышал от Отца, но что видел у Него. А дела иудеев — от адских бездн: «Вы делаете дела отца вашего». В своем постоянном возрастании ненависти ко Христу они воистину уподобляются диаволу: «Если бы вы были дети Авраама, — снова говорит им Господь, — то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал». Наследники Авраама должны были бы не только хранить веру Авраама (хотя иудеи делали это только внешне), но творить дела Авраама. Они настолько неблагодарны и нечестивы, что ищут отнять жизнь у Того, Кто открывает им истину, которую Он слышал от Бога. «Авраам этого не делал». Авраам прославился своим человеколюбием и благочестием. Авраам веровал Богу, а они упорствуют в неверии. Авраам никогда не поступил бы так, если бы он жил в одно время со Христом: «Вы не дети Авраама, вы делаете дела отца вашего».

«На это иудеи сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога». Теперь они начинают понимать, что Христос говорит им о Небесном Отце, и гордо утверждают, что отвергаются, в отличие от прочих народов, прелюбодейного идолопоклонства. Но человек может быть свободным от явного идолопоклонства и погибать от иного, не меньшего нечестия. Они хвалятся быть истинными поклонниками истинного Бога. Христос говорит им, что они не имеют права называть Бога Отцом. Прежде всего, потому что они не любят Христа. «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня». Господь лишает их родства с Авраамом за то, что они ищут убить Его. И Он лишает их родства с Богом за то, что они не любят и не исповедуют Его. Все, для кого Бог — их Отец, имеют истинную любовь к Иисусу Христу. У Бога множество способов испытать нас. Но есть главнейший: Он послал Сына Своего Единородного в мир, с тем, чтобы всякий, кто нелицемерно называет Бога Своим Отцом, принял Сына Его. Только этим измеряется духовность каждого без исключения человека. Христос, Сын Божий, пришел, чтобы всех рассеянных чад Божиих собрать воедино. И все чада Божии с верою и любовью приемлют Его.

Неделя 5-я по Пасхе

О самаряныне

Ин, 12 зач., 4, 5—42

Приходит Иисус в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала.

Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою.

В это время пришли ученики Его, и удивились, что Он разговаривал с женщиною; однакож ни один не сказал: чего Ты требуешь? или: о чем говоришь с нею? Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос? Они вышли из города и пошли к Нему.

Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между собою: разве кто принес Ему есть? Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут, ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их.

И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову. А женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

 

В сегодняшнем Евангелии мы слышим, как Спаситель пришел к колодцу Иакова, чтобы встретить там женщину-самарянку. Он долго шел к этой женщине, к одному человеку, совершая Свой путь под палящим солнцем. Был шестой час, то есть полдень по тогдашнему исчислению — самый пик жары — и Он изнемогал от усталости и хотел пить.

Почему, спрашивают святые отцы, Он шел не ночью, когда прохладнее и гораздо легче идти? Потому, что всю ночь, как мы знаем, Он посвящал молитве, а день, не теряя ни часа — служению людям. И мы видим, что это наш Господь — Бог, ставший человеком. Тот, Кто плачет, видя умершего. Тот, Кто на Кресте будет страдать. А теперь Он изнемогает от жажды. Почему же Он, будучи Богом, не может преодолеть Своею Божественною силою эту жажду? Конечно, все в Его власти. Но тогда Он не был бы подлинным человеком. И победа, которую Он одержит, не была бы той победой, к которой мы можем быть причастны.

Разве не насытил Он пятью хлебами пять тысяч человек? Разве не Он шел по воде? Что Ему стоит одним словом, одною мыслью повелеть, чтобы из скалы или из песка забил источник и утолил Его жажду? Но именно здесь открывается нам самое главное. Никогда, ни разу в Своей жизни не совершил Он ни одного чуда ради Себя: ради того, чтобы накормить Себя, утолить Свою жажду, облегчить Свою боль.

С самого начала, с Рождества, Он приобщается всей нашей немощи. Младенцем Он бежит от меча Иродова как простой человек. И это Он тоже делает ради нас, а не ради Себя, потому что не пришел еще час Его. Но когда придет Ему время сразиться со смертью, Он выйдет навстречу ей, для того, чтобы спасти всех и для того, чтобы смерть каждого из нас обернулась вечной жизнью.

Все в Нем исполнено бесконечной Божественной любви ко всему человеческому роду и к каждому отдельному человеку. Все взвешено на каждый час и на всяком месте. Все содержит Господь и весь мир несет как Крест, на котором Он скажет Свои святые слова: «Жажду».

И вот к колодцу, у которого сидит Христос, приходит самарянка — простая женщина, у которой нет слуги для того, чтобы принести воды. И мы видим, как Божественный Промысл достигает великих целей через события, как будто ничего не значащие. Ученики Спасителя ушли в город, чтобы купить еду, а Христос не пошел с ними. Не потому что Он гнушался есть в самарянском городе, но потому что Ему предстояло совершить важное дело.

Мы знаем, что Он часто проповедовал множеству народа, а здесь Он бережно склоняется к одной душе — одной женщине, простой бедной чужестранке, чтобы научить Своих апостолов, Свою Церковь делать точно так же, чтобы знали, что радость для Господа — спасти одну только душу от смерти.

Господь начинает беседу с просьбы дать Ему пить. «Дай Мне пить», — говорит Он женщине. Он, который содержит в руках Своих источники всех вод, Творец мира, обнищал до конца и просит у Своего творения. Он просит у этой женщины, потому что хочет вступить с нею в подлинное общение. Он и поныне просит у нас через всех алчущих и жаждущих и говорит, «кто во имя Его подаст только одну чашу холодной воды, тот не потеряет награды своей» (Мф. 10, 42).

Женщина поражена, потому что между иудеями и самарянами — смертельная религиозная вражда, и они не общаются друг с другом. Ибо гордостью иудеев было претерпеть любые лишения, только бы не принять ничего от самарян. А Христос пользуется случаем повести душу этой женщины на большую глубину. Он как будто бы не замечает ее слов о вражде иудеев и самарян. Бывают такие расхождения между людьми, к которым нельзя относиться как к чему-то второстепенному, но иногда эти расхождения лучше врачуются, когда мы намеренно избегаем повода вступать в споры относительно этих расхождений. И точно так же дальше мы увидим, Господь в беседе с самарянкой обойдет вопрос относительно того, где лучшее место для поклонения Богу, «ибо приходит время, когда вы будете поклоняться Отцу не на горе сей, не в Иерусалиме», — говорит Он.

Господь, беседуя с женщиной, подводит ее к мысли, что она нуждается в Спасителе. Она действительно начинает понимать, что теперь она может обрести через Господа то, что явится для нее самым драгоценным в жизни. «Если бы ты знала дар Божий, — говорит Христос, — и кто Тот, Кто просит у тебя пить». Она до этого думала, что перед ней просто иудей, просто бедный измученный странник, а перед нею — дар Божий, предельное явление любви Божией к человеку, Сам Бог.

Как может этот Божий дар предлагаться людям? Бог просит у человека: дай Мне пить. И Господь говорит этой женщине, что бы сделала она, если бы знала Его: «Ты бы просила». Кто нуждается в каком-либо даре, пусть просит у Него.

И далее Господь открывает нам всю тайну молитвы, всю тайну общения нашего с Богом. Те, кто однажды узнал Христа, будут всегда искать Его. И уже ничто другое на свете никогда не будет им сладким, никогда не сможет утолить их жажду. Он даст воду живую, и эта вода живая — Дух Святой, который нельзя сравнить с водою на дне колодца, даже святого колодца, но которую Он сравнивает с живою (то есть текущею) водою. Благодать Духа Святого подобна этой воде.

Христос может дать, и Он хочет дать эту воду живую всем, просящим у Него. И женщина-самарянка с изумлением и недоверием глядит на Господа. «Тебе и почерпнуть нечем, а колодец глубок», — говорит она Ему. Откуда же у Тебя вода живая? И к тому же неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец?

Подобно Никодиму, тайно ночью пришедшему ко Христу беседовать с Ним о Царствии Божием и не понимающему, как это человек должен снова родиться, так и эта женщина все слова Христовы понимает буквально. И Господь поддерживает ее, укрепляет ее, ведет ее дальше, показывает, что вода из колодца Иакова давала только временное утоление жажды, и телесной, и духовной. А кто будет пить воду, которую Он даст, не будет иметь жажды вовек.

Человеку не нужно обращаться к кому бы то ни было за утешением в скорбях. Верующий во Христа будет иметь в самом себе источник воды живой вечно текущий. И эта вода всегда в движении, потому что благодать Духа Святого дает новизну жизни, непрерывную, постоянно чудесную. Все, что в этом мире, — все уже старо, каким бы оно новым ни казалось. А то, что Господь дает, — это абсолютно новое, и оно делается беспрерывно новым, оно находится в беспрерывном движении жизни.

Господь одновременно предупреждает, что если великие истины, которые нам открывает Он, становятся в душах наших, как стоячая вода, это значит, что мы не живем этими истинами, что мы не приняли еще их, как нужно нам принять. «Господи, — говорит Ему женщина, и веря, и не веря, — дай мне воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать». Может быть, в ней уже рождается смутное прозрение, что здесь происходит что-то необыкновенное, самое главное.

Внезапно Господь соединяет разговор о живой воде с ее личной жизнью, с глубинами ее совести. И вот это то, о чем каждый из нас должен хорошенько задуматься, увидеть эту неразрывную связь самых глубочайших тайн жизни с нашей судьбой. «Пойди, — говорит Господь, — позови мужа твоего и приди сюда». Позови твоего мужа, чтобы он помог тебе все понять. Позови его, чтобы он мог научиться вместе с тобой, и вам обоим стать наследниками благодатной жизни. Может быть, он сказал ей больше, чем то, что записано в Евангелии, потому что там написано, что Он сказал ей все, что она сделала в жизни. Как будто дал описание всего ее прошлого.

«Пять мужей у тебя было, и тот, кто теперь у тебя — не муж тебе», то есть, она жила в блуде, в прелюбодеянии. Но как бережно и в то же время твердо обращается с ее душою Господь! Как искусно Его обличение, как оно исполнено любви к этой душе! «Тот, которого ты ныне имеешь, не муж тебе», — с печалью, со скорбью говорит Господь и оставляет ее совести досказать остальное. Но даже и в этом Он предлагает объяснение ее слов, лучшее, чем она сама была способна сразу понести. Ты правду сказала, что у тебя нет мужа. И снова говорит: ты справедливо сказала. То, что она сказала вначале, было просто отрицанием факта — у нее нет мужа, а Господь помогает превратить это в исповедание ее грехов. И так Господь обращается с каждой душою человеческой. Так постепенно приводит Он к истинному глубочайшему покаянию, без которого мы не можем вкусить той воды, которую Он предлагает нам.

Пусть каждый из нас поймет, о чем здесь идет речь. Эти слова сказаны не просто женщине-блуднице, а каждой душе человеческой. Потому что у каждой человеческой души было «пять мужей», говорят святые отцы, то есть пять чувств, которые даны человеку и с которыми он живет в этом мире. И человеку кажется, что можно так жить — с этими пятью чувствами, которые определяют его естественную жизнь. Но, будучи не в состоянии обеспечить жизнь собственными силами, человек отступает от этих союзов с естественной жизнью и обретает «мужа беззаконного» — грех.

Господь хочет сказать, что естественная жизнь — даже по добру и по правде — рано или поздно неизбежно становится нижеестественной, греховной, там, где нет благодати. Пока человек не обретет благодать — новую жизнь, ради которой Христос идет на Крест, — самые лучшие, самые чистые, самые благородные из людей, тем более все человечество, как мы наблюдаем, идет именно по этой стезе. От пяти своих естественных чувств, от своих естественных даров оно ниспадает в нижеестественное состояние, так что грех становится нормой жизни для всех. Только благодать Божия, только эта живая вода, о которой говорит Христос, может спасти человека.

И только после этого Господь говорит об истинном почитании Бога. Наступает время и наступило уже, когда не будет иметь значения, на каком месте совершается поклонение Богу, потому что существенно поклонение в духе и в истине. Все зависит от состояния нашего духа, в котором мы поклоняемся Господу.

Мы должны поклоняться Богу в духе, уповая, что Бог Дух Святой укрепит нас и поможет нам достигнуть истинной жизни. Мы должны поклоняться Ему верностью истине и пламенностью любви. Мы должны поклоняться Ему в истине и в правде со всею искренностью, дорожа содержанием бесконечно более, чем формой. Не почерпалом только, через которое дается нам драгоценная вода, но водою самою больше, потому что если мы не вкушаем этой живой воды, то, каким бы ни было золотым все остальное, нет нам в этом никакой пользы. Только таких поклонников ищет Отец. Потому что путь к истинному духовному поклонению узок, но он необходим. И Господь настаивает на этом, и Он говорит, что другого пути не существует.

Чем больше мы ощущаем скорое пришествие Христово, тем больше Церковь взывает: «Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром!» Тем очевиднее становится, что человек духовно жаждущий никак не может продолжать свою греховную жизнь. Посмотрите на поля — говорит нам сегодня Христос — как они побелели для жатвы! Но как топчут и жгут наши поля! Жатвы много, а делателей мало — скорбит Господь. Неужели то, что Господь смертью и Воскресением Своим посеял, мы не сумеем пожать? Неужели кровь новых бесчисленных мучеников Российских, семя Церкви, окажется напрасной? Разве не научились мы ничему из опыта прошлых лет? Разве не упустили совсем недавно, когда народ наш на переломе истории был так восприимчив к Богу, Христову жатву? Как случилось, что враг нас оттеснил и занял все рубежи, и вместо воды живой напоили наш народ, каждый день продолжают поить вином блуда?

Пусть осознание нашего бессилия что-либо изменить станет глубоким покаянием и обращением ко Господу с решимостью никогда не отступать от Него, и тогда сила Христова Воскресения откроет нам путь. С Ним, только с Ним сможем мы одолеть тех, которые столь долго одолевали нас. Скорбное время настало, но «сеющие слезами радостию пожнут» (Пс. 125, 5).

То, что Господь ищет поклоняющихся Ему в духе и истине, означает, что Он Сам создает таких поклонников. И женщина становится такой поклонницей. Многие самаряне уверовали во Христа прежде чем они увидели Его, по слову этой женщины. Она не сотворила никакого чуда, она не обладала даром слова, она была простая женщина. В тяжких грехах всю жизнь она пребывала, но какую жатву приносит ее слово, потому что она по-настоящему встретилась со Христом!

То, что женщина не могла удержать для одной себя этот дар Господень, то, что она поспешила принести его к другим, чтобы поделиться радостью о обретенной истине, показывает, что Господь не случайно избрал ее. Поистине, она подобна евангельской женщине из притчи о тайне Царства Небесного, нашедшей потерянную драхму, созвавшей соседей и пригласившей их возрадоваться вместе с ней. И самаряне умоляют Господа, чтобы Он пребыл с ними. И Господь пребывает с ними в течение двух дней. И сказано в Евангелии: многие еще уверовали в Него по слову Его.

Мы помним, как жители страны Гадаринской умоляли Христа отойти от их пределов после того, как Он совершил чудо, можно сказать, почти из мертвых воскрешения, бесноватого человека. А эти умоляют, чтобы Он пребыл с ними. И Господь повинуется и тем, и другим. О, если бы жители нашей страны уподобились сегодня не гадаринцам, а самарянам! Но для этого нужно, чтобы и мы стали, как женщина-самарянка. Чтобы и мы узнали и вкусили, как благ Господь. И вода живая стала в нас источником жизни и для других людей.

Самаряне сказали этой женщине: уже не по твоим словам веруем, но сами слышали от Него и знаем, что Он воистину Христос Спаситель. Мы не знаем, о чем говорил Христос с самарянами, но нам ясно, что они напились той самой живой воды, вкусив которую человек уже не жаждет. И доныне Христос стоит посреди всех наших праздников и всех наших будней и громко зовет, как сказано в Евангелии, чтобы все услышали: «Если кто жаждет, пусть приходит ко Мне и пиет» (Ин. 7, 37). Только Он, и никто больше не может дать жизнь посреди раскаленной пустыни мира изнемогающим, умирающим от жажды людям.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: