Седмица 4-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф, 40 зач., 11, 2—15

Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого? И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне. Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его. От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его, ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти. Кто имеет уши слышать, да слышит!

В Евангелии от Матфея четырежды говорится об Иоанне Предтече, и всякий раз — по отношению ко Христу. Иоанн Предтеча проповедует Царство Божие и крестит Христа. После взятия Иоанна Предтечи под стражу Спаситель начинает проповедовать. Иоанн из своей темницы задает вопросы о Христе, и Христос задает вопросы народу об Иоанне. Об этом — сегодняшнее Евангелие. И, наконец, мученическая смерть Иоанна открывает вторую половину служения Спасителя.

«Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» Некоторые святые отцы говорят, что таким образом Предтеча, будучи сам непоколебимым в вере, употребляет пастырскую педагогику: он хочет, чтобы его ученики сами убедились, что перед ними — подлинный Мессия.

Другие видят это событие в ином свете. Иоанн — в темнице, в четырех стенах каменной крепости, и Господь попускает ему быть испытанным самым страшным испытанием. Вера большего из рожденных женами подвергается нападкам искусителя. Вражий голос пытается замутить его душу сомнением: «Ты видишь, что Иисус вовсе не Мессия. Он не в состоянии даже вывести тебя из твоей темницы». Иоанн Предтеча жил ожиданием победоносного Мессии, помазанника Господня, Того, кто избавит Израиля от всех врагов его. Сына Человеческого, возвещенного Даниилом, грядущего на облаках небесных, изнести суд нечестивым и погубить их дыханием уст Своих. Этого Мессию проповедовал Иоанн в пустыне народу: Судию с секирой в руке, Который уже теперь срубит все бесплодные деревья, Небесного Веятеля с лопатой в руке, Который отделит пшеницу от плевел.

И вот, все не так. Неужели Христос обманул? Неужели Бог обманул? Бог часто обманывает нас. Он оказывается совсем не таким, каким мы Его воображали. Он приводит нас в полное недоумение. А нам по-прежнему нужно, чтобы Бог все совершил по нашей воле. И чтобы Он соответствовал тому образу, который мы придумали для Него.

Объясните, пожалуйста, почему Бог оставляет Своего лучшего избранника в темнице? Почему Бог не защищает тех, кто жизнь свою посвящает Ему? Почему Он не заступится за всех, неправедно гонимых ради Него? Почему, кажется, Сам Бог все время побеждаем Его врагами? Почему в мире такое торжество зла, и все больше умножаются несчастья, страдания, и все больше властвует смерть?

Господи, дай нам, наконец, ответ: Ты ли Тот, Кто должен принести нам радость, жизнь, мир или ждать нам другого? Можем ли мы продолжать надеяться на Тебя или идти нам по другим дорогам? Темная беспросветная ночь наступает в темнице святого Иоанна Предтечи, ради избавления от которой приобщится богооставленности наш Господь.

«И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют». Христос не отвечает прямо на поставленный вопрос. Он не говорит: «Я Тот, Кто должен придти». Он хочет, чтобы вопрошающий сам дал ответ на свой вопрос. Обращаясь к Исаие и другим пророкам, Господь показывает, каким будет Мессия, Которого они ждут. Он не сразу придет с судом и победой, но явит великое милосердие к страждущим людям — к слепым, хромым, прокаженным, глухим. И глубокий смысл Его спасительных действий раскрывается в последних словах пророчества: мертвые воскресают — смерть побеждена, нищие просвещены светом новой жизни. В этом — благая весть! Подлинное знамение, что Бог пришел, что Царство Его уже началось, — в нашем приобщении Его любви. Мы не должны «ждать другого».

Ответ Спасителя Предтече становится, таким образом, для каждого христианина и для всей Церкви обращенным к нам вопросом: наша Церковь сегодня является ли присутствием любви Христовой или должны мы ждать другую Церковь? «И блажен, кто не соблазнится о Мне», — говорит Христос. Проповедник покаяния, к которому шли толпы на берега Иордана, сам еще нуждается в более глубоком обращении. Предтеча Господень призывается верить в Бога даже в плененности, принимая избавление от нее не освобождением всесильного Бога, но своей собственной смертью, которой он приобщится последующей за этим смерти Самого Мессии на Кресте. Наша вера это не то, что дано нам раз и навсегда. Как поучительно для нас видеть подвижника, святого, величайшего пророка, который призывается возрастать в вере и не соблазняться о Господе.

И Господь возносит хвалу Иоанну Крестителю. «Кто Ты?» — спрашивает из тюрьмы Предтеча через Своих учеников Спасителя. «Что вы думаете об Иоанне? — спрашивает Господь народ. — Кто он? Трость ли ветром колеблемая? Один из тех, кто царствует в этом мире? Или пророк?» Нет, он — не трость, колеблемая каким угодно ветром, это мужественный человек пустыни, твердое исповедание веры которому стоило заключения в темницу. И он не из тех, кто привык жить в роскоши. «Это пророк и больше, чем пророк, — говорит Христос. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою». Христос говорит о Боге Отце, Который послал впереди Него Предтечу. Открывая народу тайну служения Иоанна Крестителя, Он одновременно открывает Себя как Мессию. История рода человеческого на повороте. С пришествием Христа в мир начинается новая эпоха. И потому Предтече дается исключительное служение. Но поистине самый святой, самый великий праведник Ветхого Завета меньше, чем меньший в Царстве Небесном, вход в который открывается только Крестной смертью и воскресением Христовым. С того времени, как Бог стал Слугою всех, подлинное величие заключается в умалении себя. И глубину этого умаления до конца нам дано постигнуть в последнем испытании Предтечи.

«От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». Самые грешные в мире люди призываются к святости. Но надо сильно возжелать этого дара, исполниться решимости и пламенеющей ревности по истинной жизни и не пожалеть никаких усилий для достижения ее.

Отринув гибельную теплохладность, мы должны, по слову апостола, бежать, бороться, сражаться, преодолевать всякое противостояние нашей вере внутри и извне. Быть готовыми заплатить любую цену за дар благодати, ни за что не отходить от Бога, не получив от Него благословения. Все святые свидетельствуют: «Никто не восходил на небо, живя прохладно». Служение Предтечи было началом Нового Завета. «И если хотите принять, — говорит Христос, — он есть Илия, которому должно придти». Закон и пророки, и Илия — до Иоанна, и Иоанн — Илия Нового Завета, тот, кто пришел в духе и силе Илииной (Лк. 1, 17). Подобно Илии, он научит вас покаянию и уготовит к принятию Господа. Христос — Спаситель, а Иоанн — Илия для тех, кто хочет принять истину.

«Кто имеет уши слышать, да слышит!» — торжественно провозглашает Господь. Дело Божие — чрезвычайно важно и касается всех. Господь ничего не требует от нас, кроме того, чтобы мы должным образом употребляли наши естественные способности, такие, например, как способность слышать, полученные от Него.

Вторник

Мф, 41 зач., 11, 16—20

Сказал Господь: кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали. Ибо пришел Иоанн, ни ест, ни пьет; и говорят: в нем бес. Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость чадами ее. Тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись.

Господь обличает неверие и жестоковыйность тех, кто отвергает проповедь спасения. «Кому уподоблю род сей?» — говорит Он. Он сравнивает этих людей с малыми детьми, которые играют, подражая взрослым, во взрослые свадьбу и похороны, изображая веселье и плач. Но поскольку это только игра, ничего серьезного не происходит. И точно такое же воздействие оказывает на этот род служение Иоанна Крестителя и Самого Христа.

Господь наш употребляет множество средств для спасения душ человеческих. Он хочет, чтобы все спаслись, и делает все для достижения этой цели. В притче это названо игрой на свирели и пением печальных песен. Господь играл нам на свирели в драгоценных обетованиях Евангелия и пел печальные песни в грозных предупреждениях Закона. Он играл нам на свирели в благодатных и милостивых деяниях Промысла Божия и пел печальные песни — посещая нас бедами и скорбями.

Объясняя притчу, Евангелие показывает нам различный характер служения Предтечи и Христа. Иоанн пришел — с печальными песнями, он не ест, не пьет, вся жизнь его — проповедь поста и покаяния, но они предпочитают не обременять себя воздержанием. Пришел Сын Человеческий, ест и пьет, и играет им на свирели, вступая в общение со всеми людьми, никого не отвергая. Казалось бы, те, кто не ужаснулся своим грехам жизни от суровых слов Иоанна, должны были быть привлечены к Богу кротостью и любовью Христа, от Которого апостол Павел научился быть всем для всех.

Но все оказалось напрасным для слишком многих: «вы не плясали и вы не рыдали». «Господи, кто веровал слуху нашему, и мышца Господня кому открылась?» Хуже всего, что, сами не принимая дар спасения, эти люди стараются возбудить у других недоверие и презрение к слову истины и его проповедникам. О Предтече они говорят: «в нем бес». Его печаль и суровость они объясняют воздействием на него сатаны. А Спасителя обвиняют в том, что Он «любит есть и пить вино». Могло ли быть сказано что-либо более лживое о Том, «Кто не Себе угождал», Чья жизнь была всецелым самоотвержением и служением другим, восхождением ко Кресту и Крестом? Они обвиняют Христа, что Он — друг мытарям и грешникам. Поистине Он — их самый лучший Друг, какой только когда-либо был у них, ибо Он пришел в мир спасти грешников.

Род сей «подобен детям, которые сидят на улице». Улица — это место праздности, или деловой сутолоки, или шумных развлечений. Умы и сердца сидящих здесь заполнены мирскими попечениями, которые заглушают проповеданное им слово, и в конце концов умерщвляют их самих. «И оправдана премудрость чадами ее». Христос — истинная мудрость, у Него сокрыты все сокровища премудрости. Крест Христов — для одних безумие и соблазн, для призванных же — Божия сила и Божия премудрость. Есть премудрость, сходящая свыше, и есть земная, душевная, бесовская.

«Тогда начал Иисус укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись». Христос начал Свою проповедь задолго до этого, но только сейчас мы слышим Его обличение. Мудрость зовет — вначале с любовью, но когда Ее призывы оказываются отвергнутыми, она обличает. Самое постыдное в их жизни было то, что они не покаялись. Проповедью Предтечи и Христа и Его апостолов было покаяние. Они играли на свирели и пели печальные песни, чтобы обратились сердца согрешивших к Богу. Христос обличал их за многие грехи, стараясь привести их к покаянию. Но когда они не покаялись, Он возвысил голос с грозным предупреждением, чтобы они увидели свое безумие и поняли, что нераскаянность означает невозможность исцеления их ран и смерть.

Среда

Мф, 42 зач., 11, 20—26

Тогда начал Иисус укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись: горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе. В то время, продолжая речь, Иисус сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение.

Вольный отказ от покаяния — самый страшных грех для всех, кто сподобился услышать Евангелие. Он усугубляется тем, что этим людям и этим городам были явлены особые милости Божии. Видя чудеса, совершаемые Христом, они должны были не только принять истину Христова учения, но начать жить в совершенном послушании ей. Исцеление от телесных болезней дается ради исцеления души. Чем больше влечет нас Бог к покаянию, тем отвратительней наша нераскаянность, и тем суровее будет наказание за наши грехи. Господь называет города Хоразин и Вифсаиду, у каждого из которых — свое горе: «горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида!» Христос пришел в мир с благословением, но если это благословение ставится ни во что, для отвергающих его есть горе, и горе, приговор которого износится Христом, — самое страшное.

Эти два города были богатыми, с большой численностью населения. Вифсаида возвысилась особенно при четвертовластнике Филиппе. Отсюда Христос призвал по крайней мере трех Своих апостолов. Так благоволил Бог к этому месту. Но скоро наступил упадок этих городов, и они превратились в почти безлюдные, забытые всеми селения. Так с неизбежностью разрушает грех города, и так несомненно исполняется слово Христово.

Господь сравнивает Хоразин и Вифсаиду с Тиром и Сидоном. Тир и Сидон не были столь нечестивыми, как Хоразин и Вифсаида. Если бы они услышали то же слово проповеди и если бы те же чудеса были совершены в них, то давно бы они во вретище и пепле покаялись. Христос знает сердца всех и знает, что если бы Он жил и проповедовал тогда в них, то они принесли бы несравненно больший плод. Однако Он продолжает Свою проповедь здесь, чтобы и Его служители никогда не отчаивались, не видя желаемого успеха. Мы медлили с покаянием, мы все время откладываем его, а покаяние Тира и Сидона было бы скорым, они давно бы уже покаялись. Наше покаяние было слабым и поверхностным, а их — было бы глубоким и серьезным, во вретище и пепле. Тир и Сидон не постигла участь Хоразина и Вифсаиды, и отрадней будет им в день суда, нежели тем. На Страшном Суде мы должны будем, несомненно, дать отчет, как мы употребили дары данной нам благодати. Нас не только спросят за то, что мы грешили, но и покажут, насколько лучше должны мы были стать. Если терзания совести — муки ада, каким адом будет для нас сознавать, что нам даны были все возможности достигнуть небес!

Особенно гневно осуждает Господь Капернаум: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься». Чудеса Христовы были подаваемы в этом городе как хлеб насущный на каждый день, и живущие в нем привыкли к ним, как некогда народ израильский к манне, называя ее надоевшим хлебом. Столько сладких утешительных слов благодати произнес здесь Господь, а теперь из Его уст исходит слово грозного гнева. Участь Капернаума предопределена. «Ты, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься». Так те, кто сподобляется услышать евангельское благовестие в силе и чистоте, возносятся, по дару Христа, до небес. Но если после этого они прилепляются всем сердцем к земле, их падение вниз продолжится, и оно будет горшим, чем у неведающих истины.

Чем выше дары Божии, тем страшнее их отвержение. Господь сравнивает участь Капернаума и Содома. Он говорит, что явленное Им в Капернауме спасло бы Содом. Если бы эти чудеса увидели содомиты, то, несмотря на свое нечестие, они покаялись бы. И их город сохранился бы до сего дня как памятник спасающего Божия милосердия. Там, где истинное покаяние, Христос прощает величайшие грехи и спасает от неминуемой гибели. Отраднее будет земле содомской в день Суда, нежели граду тому.

«В то время, продолжая речь, Иисус сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам». Когда вокруг сплошной мрак, мы должны обращать наш взор к Богу с благодарением. «В скорбях благодарите, — говорят святые отцы, — и облегчится греховное иго». Иго наших грехов Господь несет на Себе, и возносит хвалу Отцу Небесному за то, что есть на земле простые чистые души, проникающие в тайну Его Крестных страданий. С этой молитвой хвалы Спасителя перекликается в веках песнь Богородицы: «Величит душа Моя Господа» и благодарение всех верных в Евхаристии. Никто никогда на земле не обращался так непосредственно к Богу, но теперь — даром Креста Его — молитва Господня стала главной нашей молитвой. Мы приходим к Богу со страхом и трепетом — как Господу неба и земли, и с детским доверием — как к Отцу, Который может защитить нас от всякого зла и снабдить всяким благом. Он утаил сие от мудрых и разумных — от тех, кому Он дал большее, человеческое знание и разумение. Они возгордились этим даром, остановились на нем и не пошли дальше. Если бы они прославили Бога за то, что они получили, Он дал бы им познание несравненно более важного. То, что Он открыл младенцам.

Ибо Бог гордым «противится, а смиренным дает благодать». «Ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение». В этом избрании смиренных сердцем и нищих духом — воля Отца Небесного, которую мы должны принять с благодарением. Все преимущества отданы малым сим. Они — не лучше, чем другие, но оттого что к ним относятся как к низшим, они привлекают особое благоволение Отца. Об этом непрестанно напоминает Евангелие. Ты, грешник, ты, оставленный всеми и презираемый всеми, раздавленный жизнью человек, обратись скорее ко Господу, потому что Отец Небесный смотрит на тебя с особенной любовью. Он открывает все Свои тайны тем, кто любит Его.

Четверг

Мф, 43 зач., 11, 27—30

Сказал Господь Своим ученикам: все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.

«Все предано Мне Отцем Моим». Христос утверждает Новый Завет между Богом и человеком, и предлагает мир и радость отступническому миру на тех условиях, которые должны быть услышаны нами. Что бы с нами ни происходило, мы должны придти ко Христу — Он не отринет нас и даст нам все необходимое — потому что все предано Ему и Он — Господь всяческих. Вся власть, все сокровища неба и земли — в руке Его.

У Спасителя нашего — сокровеннейшее знание Отца. «И никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына». Христос говорит, что никто не знает Его. Никто не может проникнуть в тайну Его личности кроме Бога Отца. И точно так же утверждает, что Он — единственный, Кто знает Бога. Об этом же возвещает Евангелие от Иоанна: «Бога не видел никто никогда, Единородный Сын, Сущий в недре Отчем, Он явил». Когда IV и V Вселенские Соборы определят тайну Иисуса Христа как «истинного Бога и истинного человека», когда они определят тайну единосущной и нераздельной Троицы Отца и Сына и Святого Духа, они дадут лишь наиболее точное определение того, что сказано в Евангелии.

«Никто не знает Отца, кроме Сына, — говорит Христос, — и тех, кому Сын благоволит открыть». Счастье людей заключается в знании Бога. Это есть жизнь вечная. Кто не знает Бога, должен обращаться ко Христу. Ибо свет познания славы Божией сияет на лице Христа (2 Кор. 4, 6). Мы можем знать о Боге только то, что Христос откроет нам. Существует совершенно иной способ познания, отличный от обычного, рационального. Бог не постигается научными доказательствами, Он открывается Сам.

Всех нас зовет Христос Бог, чтобы спасти всех нас. Мы должны придти ко Христу как к нашему Покою, и упокоиться в Нем. «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные», обремененные тяжестью трудов и скорбей, но скорее бременем греховным. Все те и только те приглашаются упокоиться во Христе, кто сознает свой грех как бремя и стенает под ним, кто не только понимает зло греха, прежде всего своего собственного греха, но страдает от него в душе как от самой тяжкой болезни. Только Христос, врач душ и телес наших, может исцелить нас. Только в Нем можем мы обрести покой живою верой — только в Боге, в Его любви.

«Возьмите иго Мое на себя», — говорит Господь. «Вы страдаете от вашего ига, сбросьте его и попробуйте взять Мое, и вам станет легко». Иго, которое Христос нам предлагает, Он Сам несет — впереди нас, взяв на Себя все немощи наши. «Иго Мое благо, и бремя Мое легко», — говорит Христос. Не бойтесь взять его. Иго заповедей Христовых — легкое иго. Вам не будет от него никакого вреда, но оно обновит вас. Это иго содержит в себе любовь. В этом суть заповедей Христовых, они все в одном сладком слове — любовь. Вначале вам может быть немного трудно, но впоследствии — легко. Бремя Христова Креста — легкое, очень легкое бремя. По мере умножения скорбей, умножается от Христа Бога утешение.

Христос — наш Учитель, и мы должны стать достойными Его учениками. Церковь Христова — школа святости, и мы должны каждый день внимать поучениям, которые Он дает Своим словом и Духом Святым. Нам надо так учиться у Христа, чтобы познать Христа (Еф 4, 20), ибо Он, говорят святые отцы, Учитель и Учение, Путеводитель и Путь. Он — всяческая во всем.

Мы должны учиться у Христа, потому что Он кроток и смирен сердцем. Он — милосердие Воплощенного Бога. Он кроток и исполнен сострадания к не ведущим истину. Он терпеливо объясняет, не раздражаясь, самым тупым и медлительным. Он смирен сердцем. Он с любовью склоняется над новичками и учит азбучным началам, которые необходимы для них как молоко для младенцев. Какой дар — учиться в такой школе с таким Учителем!

«Вы найдете покой душам вашим», — говорит Он. Покой для души — самый желанный покой. Единственный и надежный путь найти душам нашим покой — сидеть у ног Христа и слушать Его слово. Наш разум находит покой в познании Бога и Господа Иисуса Христа, и бывает с избытком насыщен. Наше сердце находит покой в любви Бога и Господа Иисуса Христа, и имеет полноту жизни, спокойствие и уверенность навеки. Все, кто учится у Христа, находят покой.

Пятница

Мф, 44 зач., 12, 1—8

В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями; ученики же Его взалкали и начали срывать колосья и есть. Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу. Он же сказал им: разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма ;если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных, ибо Сын Человеческий есть господин и субботы.

Иудейские учители искажали многие заповеди, толкуя их свободно, по своему усмотрению. Но в том, что касается четвертой заповеди: «помни день субботний», они впадали в другую крайность и применяли ее с чрезвычайной строгостью. Их мелочность в толковании Закона была всем известна. Строящие ограждения вокруг Закона обыкновенно делают требования его еще строже, забывая нередко о принципах самого Закона. Самое печальное, что в сердцах их не был ясно написан Божий Закон. Ни в одной секте иудаизма никогда не было правила, чтобы человек мог быть осужден на смерть за нарушение субботы. Однако фарисеи исполнены такой ненависти ко Христу, что уже замышляют Его убийство.

Христос оправдывает Своих учеников, которые срывали колосья в субботу, и показывает, что законно в этот день делать то, что диктуется нуждою. Что же сделали Его ученики? Они шли со своим Господом засеянными полями, и взалкали. Они были голодны, и Промысл Божий устроил так, что их путь проходил через поле спелого хлеба. У Бога много способов снабдить пищей Своих людей, когда это необходимо. Для Христа и Его учеников была предложена очень скромная трапеза, но они были довольны ею.

И мы видим, как соблазнились этим фарисеи. Они ни за что не хотели позволить им спокойно съесть эту пищу. Как смели ученики Христовы срывать и растирать в ладонях колосья в субботний день! С точки зрения законоучителей, это было делание — своего рода жатва. Ученики Христовы мало что могли сказать в свое оправдание. Но у Господа было что ответить фарисеям. Он оправдывает Своих учеников примерами из Священной истории, которые и для самих фарисеев не могли не быть святым образцом. «Разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам?» В том, что Давид ел хлебы предложения, проявилось не его достоинство, а обыкновенный голод. Самые великие не свободны от законов естества, и о нуждах самых малых печется Господь.

«Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны?» — говорит Христос тем, кто считает себя лучшими знатоками Писания. Священники в храме совершают множество дел в субботу, которые во всех других случаях считались бы осквернением субботы, но богослужение требует этих дел и оправдывает их. Значит, законны в субботу труды, которые совершаются не только для поддержания жизни человека, но и для богослужения дня. Субботний покой не должен препятствовать субботнему богослужению. Господь как бы приоткрывает тайну двуединой заповеди о любви к Богу и человеку.

«Но говорю вам, — обращается к учителям Израиля Христос, — что здесь Тот, Кто больше храма». Если храмовое богослужение оправдывало то, что делали священники во время его, служение Христово в несравненно большей степени должно было быть оправданием того, что они делали, служа Господу. Христос, стоящий среди засеянных полей был больше храма. «Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы». Субботний покой был установлен ради блага человека. Если бы вы знали, что эти слова означают, и как важно иметь милостивое сердце, то жалели бы тех, кто вынужден был таким образом утолить свой голод, и «не осудили бы невиновных». Недостаточно для нас знать Священное Писание, мы должны потрудиться постигнуть смысл его. Чтущий да разумеет. Непонимание смысла Писания особенно должно быть постыдно для тех, кто берет на себя учить других.

«Ибо Сын Человеческий есть господин и субботы», — говорит Христос. Ветхозаветный Закон, как и все на свете, — в руке Господней. И Христос имеет власть так изменить день субботний, чтобы он стал днем Господним. «Сей день егоже сотвори Господь» — воспевает Церковь посреди Пасхи, совершая праздник победы Божией и нашей победы над смертью.

Суббота

Мф, 26 зач., 8, 14—23

Придя в дом Петров, Иисус увидел тещу его, лежащую в горячке, и коснулся руки ее, и горячка оставила ее; и она встала и служила им. Когда же настал вечер, к Нему привели многих бесноватых, и Он изгнал духов словом и исцелил всех больных, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Он взял на Себя наши немощи и понес болезни. Увидев же Иисус вокруг Себя множество народа, велел [ученикам] отплыть на другую сторону. Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову. Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов. И когда вошел Он в лодку, за Ним последовали ученики Его.

Как Христос исцеляет тещу Петра? Он коснулся руки ее — не для того, чтобы узнать ее болезнь, по пульсу, как это делают врачи, но чтобы исцелить ее. Это было прикосновение Его сострадания и любви, прикосновение Духа Святого. «И горячка оставила ее; и она встала и служила им». Она тотчас же выздоровела — так что смогла заняться хозяйством по дому. И хотя она была исключительным образом облагодатствована Богом, мы не видим в ней ни малейшего превозношения, она не старается показать, какая она особенная, но с готовностью, скромно прислуживает за трапезой. Те, кого Христос сподобляет Своего посещения, должны быть смиренными. Получившим от Него исцеление подобает служить Ему как смиренным рабам все дни своей жизни.

Исцеление Петровой тещи привело ко Христу множество болящих. «Он исцелил ее. А почему не меня? Друга наших соседей? А почему не моего друга?» «К Нему привели многих бесноватых, и Он изгнал духов словом». Накануне пришествия Христова в мир, вследствие умножения грехов, сатана почувствовал небывалую свободу, и множество людей были мучимы им. Но Бог премудро устроил так, чтобы Христос мог показать всем Свою власть над темными силами.

«И исцелил всех больных» — всех без исключения, даже если болящий был недостоин, и болезнь — безнадежная. Так на глазах у всех исполнялось Писание. «Он взял на Себя наши немощи и понес болезни». От наших грехов — все наши скорби и болезни. Христос взял на Себя наши грехи Своею Крестной смертью, и понес болезни чудесами Своей жизни. Крестным страданием и состраданием к нам Он явил Себя как Врач душ и телес наших.

«Увидев же Иисус вокруг Себя множество народа, велел ученикам отплыть на другую сторону». Хотя Он видит, что народ хочет, чтобы Он остался здесь, Он должен идти с благою вестью и к другим. Он знает, как Его ждут там. «Приди и помоги нам», — услышим мы этот зов в книге Деяний (Деян. 16, 9).

И вот, два человека из толпы, стоящей на этом берегу, хотят следовать за Ним, стать близкими Его учениками. Один из них — книжник, учитель Закона, и мы знаем, что из таких редко кто следовал за Христом. «Учитель! — говорит он, — Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел». Как прекрасно он сказал, невозможно сказать лучше. Он исполнен пламенеющей ревности и решимости. Кажется, нет ничего важнее в духовной жизни, чем решимость. Но из ответа Христа выясняется, что его решимость была поспешной. Бывает такой внезапный порыв, человек загорается желанием всего себя отдать служению Господу, но при первом испытании обнаруживается, что он ни к чему не готов.

Как испытывает Христос этого учителя Закона? Он говорит ему, что Сын Человеческий, за Которым он хочет идти, не имеет, где приклонить главу. Непостижимо само по себе, что Сын Человеческий, придя в мир, лишил Себя самых элементарных для человеческой жизни условий. Лисицы имеют норы, их норы — их дворцы, птицы небесные, хотя они не заботятся о себе, имеют гнезда. У Господа не было Своего дома, Он и ученики Его жили, питаясь от даров тех, кто служил им. Господь избрал эту вольную нищету, чтобы показать нам, как суетно земное богатство, и научить нас смотреть на него со святым презрением. Чтобы мы поняли, что Он купит для нас Своею кровью несравненно лучшее, и любящих Его навеки обогатит.

Почему Христос говорит об этом сейчас? Разве один ученый богослов не принесет Ему больше пользы, чем двенадцать рыбаков? Но Господь видит сердце этого книжника и отвечает на его сокровенные мысли, и учит всех нас, как мы должны приходить ко Христу. Прежде чем решиться стать служителями Церкви, мы должны сесть и вычислить издержки (Лк. 14, 28). И каждый, кто хочет идти за Христом, должен знать самое худшее, что может его ожидать на этом пути. И только потом сделать выбор. Не исключено, что решимость книжника была вполне прозаического свойства. Он видел, как много исцелений совершает Христос, и заключил, что за ними должны следовать немалые материальные вознаграждения. Не за Христом он хочет следовать, а за выгодой, которую можно извлечь из Христа!

Второй из подошедших ко Христу — в противоположность первому — не торопится следовать за Ним, а просит отсрочки. «Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Неясно, болен его отец, или умирает, или умер уже, или просто стар, и он хочет упокоить его старость. Кажется, вполне уважительные причины, но сердце его неправо перед Господом. В том-то и дело, что когда колеблется человек, всегда найдутся тысячи отговорок. Но Господь сказал ему: «Иди за Мною». И, несомненно, сила Божия? исходившая от этих слов, коснулась его, как других, и он пошел за Христом.

Мы следуем за Христом силой Его благодати, призывающей и укрепляющей нас, а не нашими обещаниями. Вернее, искренность наших обещаний всегда встречает «Божественная благодать, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». Или как говорится при монашеском постриге: «Ей, Господу содействующу». Все препятствия устраняются, как не имеющие решающего значения. «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов», — говорит Христос. Пусть мертвые духовно хоронят мертвых телесно. Пусть делами мира сего занимаются люди мира сего! Погребение мертвых, и в особенности отца своего, — святое дело, но теперь это не твое дело. У тебя есть иной, Богом предназначенный труд, и ты не должен откладывать его. Любовь к Богу — выше любви к родителям, хотя и та велика, и является одной из главнейших наших заповедей. Мы должны всегда предпочитать Христа самым нашим дорогим отношениям — идет ли речь о трудах ради Христа или о страданиях ради Него.

Неделя 4-я по Пятидесятнице

Мф, 25 зач., 8, 5—13

Когда же вошел Иисус в Капернаум, к Нему подошел сотник и просил Его: Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает. Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его. Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час.

Сотник — римский офицер — приходит ко Христу и говорит, что слуга его болен: «Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает». Эти слова звучат так, как будто бы сам сотник жестоко страдает. Он даже не просит Христа об исцелении. Он просто приходит ко Господу, исполненный глубочайшего доверия, и говорит, как мучается его больной слуга. Сотник знает, что можно довериться Христу. Он знает, что сказать Господу о своей скорби, о болезни — это все равно, что обратиться к Нему с самой горячей просьбой о помощи, потому что Он услышит и отзовется. «Я приду и исцелю его», — говорит Господь. Мы видим, какое у этого человека смирение. Он отвечает: «Господи! Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой». Он не говорит: «Слуга мой недостоин», но «я не достоин», хотя речь идет не о нем, а о его слуге. И мы удивляемся вере язычника: «Скажи только слово, и выздоровеет слуга мой». Римский офицер принимает то, что книжники и фарисеи — учители Израиля — не могут принять: власть Христа. «Ибо я и подвластный человек, — рассуждает сотник, — но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает». На основании этого сотник делает вывод о том, что власть Христова распространяется очень широко. Он понимает, что власть, которую имеет он, римский воин, дана ему от римского кесаря, и он не своею властью исполняет то, что с такой готовностью, в свою очередь, исполняют его подчиненные. Слыша о чудесах Христовых, о Его власти над болезнью, разрушительными стихиями, над самою смертью, этот человек задумывается о том, как велика должна быть власть Того, Кто силой Божией совершает невозможное. Он простирает эту власть до тех пределов, где действует власть Самого Бога.

«Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры». Ничему не удивляется Господь, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — ничьей мудрости, ни уму, ни красоте этого мира, ни дивным событиям, которые происходят в истории. Он удивляется только вере и ее только ищет. Если Он находит веру хотя бы с зерно горчичное, то совершает великое чудо: «Иди, — говорит Иисус сотнику, — и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час».

Сегодняшнее Евангелие говорит о значении власти, государства — о чем непрестанно напоминает нам Священное Писание. апостол Павел говорит в своем Послании, что власть государственная, в частности римская власть, установлена для того, чтобы быть орудием в руках Промысла Божия, для того чтобы спасти мир от хаоса (Рим. 13, 1—6). Если бы не было государственной власти, учит апостол Павел, то мир разлетелся бы вдребезги. Это очень хорошо знают те, кто хочет разрушить какое-нибудь государство, а затем и погубить народ.

Священное Писание учит нас, что всякая власть установлена Богом. Противящийся власти противится Самому Богу и навлекает на себя гнев Божий. То есть независимо от того, кто находится у власти, христиане призываются к послушанию этой власти как Божиему установлению. И не важно, сознательно или бессознательно действует власть в исполнении этой Божественной функции — хранении мира от хаоса — христиане призваны помогать ей в этом очень важном служении. Даже если у власти Нерон — гонитель христианской Церкви.

Когда же власть заставляет христианина поступать против веры и правды, справедливости и совести, то подобает нам услышать слово Божие, которое говорит, что мы должны слушать больше Бога, нежели человека. В подобных случаях послушание власти становится непослушанием Богу. Во всех остальных случаях мы призваны быть послушными. Когда это послушание подлинно, Бог открывает Самого Себя за исполнение Его заповеди. Именно это произошло с простым офицером-язычником — за его глубокое понимание и смирение.

Евангелие об исцелении слуги сотника заставляет нас задуматься также и об ответственности тех, кто у власти, потому что офицер-сотник сам облечен властью и понимает, как распространяется эта власть. Все мудрецы говорят о том, что прежде чем управлять другими людьми, нужно научиться управлять своими собственными страстями. Это понимают даже язычники. Христиане же говорят об этом более глубоко: «Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны» (Гал. 5, 24—25). Кто Христов, тот должен плоть свою распять со страстьми и похотьми, если он хочет исполнять власть по-настоящему, в Боге, по-христиански.

Совершенно ясно, что недостаточно высокой личной нравственности для того, чтобы облеченный властью (например, в Церкви) мог ее осуществлять. Недостаточно священнику или епископу быть просто благочестивым. Он должен иметь еще другие дары, потому что от него зависят пути других людей. Требуется и рассудительность, и такое послушание Божией власти, знание воли Божией, которое обретается подвигом.

Еще Христос говорит о множестве людей, которые придут ко спасению. Это означает, что речь идет о спасающихся не в одном месте и не в одно время, но когда все они соберутся и с востока, и с запада, — когда всех их соединит Господь, несмотря на расстояние, которое их отделяет. Тогда их будет великое множество. И тогда сыны Царства, которые считают себя спасающимися только потому, что принадлежат к истинной вере, но не живущие по этой вере, и лишенные сострадания в наше жестокое время — будут изгнаны вон.

Господь говорит о том страшном унижении и позоре, которым будут подвергнуты эти люди. Они будут извергнуты «во тьму внешнюю» — в тот внешний мир, который они считали нечестивым и недостойным сострадания. В этой кромешной тьме будет такая тьма, какой нет даже в сегодняшнем мире. Только абсолютная тьма, где нет никакой надежды на свет. А многие из тех, кто во внешнем мире — кто стремился к свету, и кому открывалась вера, — будут сынами Царствия Небесного. Когда во внешнем мире наступит беспросветная тьма, когда исчезнет в нем любовь, тогда и придет кончина мира. От нас зависит — от нашего сострадания, участия в жизни страждущих людей — насколько еще продлится время на земле, и скольким еще людям будет дарована возможность для покаяния и обращения ко Господу.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: