Седмица 5-я Великого Поста

Суббота Акафиста

Похвала Пресвятой Богородицы

Литургия

Мк, 35 зач., 8, 27—31

И пошел Иисус с учениками Своими в селения Кесарии Филипповой. Дорогою Он спрашивал учеников Своих: за кого почитают Меня люди? Они отвечали: за Иоанна Крестителя; другие же — за Илию; а иные — за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Петр сказал Ему в ответ: Ты Христос. И запретил им, чтобы никому не говорили о Нем. И начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.

Восходя к Крестным Страданиям, Господь спрашивает Своих учеников, за кого почитают Его люди. Он хочет узнать о мнении народа для того, чтобы задать им более важный вопрос: «А вы за кого почитаете Меня?» У учеников — особые с Ним отношения. Он избрал их, дал им учение, сокрытое от толпы. Он берет их с Собой почти всюду, Он посылает их на проповедь. Они — ядро будущей Церкви, где Господь научает их вере с большим или меньшим успехом, ибо их сердца бывают ожесточенными, и их неверие порой преобладает над верой. Потому и задает Господь этот вопрос: «А вы за кого почитаете Меня?» Вне сомнения, это самый главный вопрос. Через Своих учеников Господь задает его и нам. И каждый из нас должен дать свой личный ответ.

Петр говорит: «Ты — Христос». В народе одни принимают Его за Иоанна Крестителя, другие — за пророка Илию, третьи утверждают, что восстал еще один из великих пророков. Люди были о Нем самого высокого мнения. Хотя они были далеки от истины, но были убеждены, видя Его чудеса, что Он — великий человек с Божественными дарованиями. Никто вслед за фарисеями не сказал, что Он обманщик. Петр же узнал в своем Учителе Мессию, чаемого Израилем. Тот, кто исповедует эту веру Церкви, в начале Евангелия именуется Симоном. Господь дал ему новое имя, символизирующее твердость. С первых дней он делает решительный выбор. Вместе с братом Андреем, он — один из первых призванных Господом. В Капернауме Господь останавливается в его доме. Вместе с Иаковом и Иоанном он является свидетелем воскрешения дочери Иаира. Он будет в числе трех избранников на горе Фаворской. Весь путь Петра вел его к этому исповеданию. Чтобы понять это исповедание, нам надо пройти этот путь вместе с ним — не просто заново перечитать, но пережить все Евангелие.

Однако сразу же после исповедания Петра Господь запрещает ученикам говорить о Нем. Они должны хранить эту мессианскую тайну. И ранее Господь запрещал бесам, а также исцеленным Им людям и свидетелям Его чудес возвещать об этом. А теперь эта тайна приобретает новое измерение. Мессия, Которого многие начинают узнавать в Господе, согласно иудейскому преданию, будет не только Праведником, но и политическим освободителем, шествующим во главе армий. Господь опасается такого представления о Нем, совершенно не соответствующего замыслу Божию. Хуже всего, если Его ученики последуют этому заблуждению. Господь не говорит им: «Я Христос». Он употребляет другое выражение: «Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть» — для небесной жизни.

В словах Господа есть то, что является общим для всех людей и одновременно относится исключительно к Нему. Он говорит им о Сыне Человеческом. И мы знаем, что всякому сыну человеческому много должно пострадать. Мы знаем, что так или иначе, какое бы имя ни было у сына человеческого, всегда бывают моменты, когда это имя подвергается бесчестию. Всегда бывают моменты, когда он оказывается отверженным. Отверженным теми, кто должны бы были его признать. «Сыну Человеческому много должно пострадать». Это участь Сына Человеческого, всякого сына человеческого, который однажды все потеряет на земле, даже свое имя. Но это участь, общая для всех, принадлежит также исключительно Господу. Сын Человеческий — это Тот, Кто однажды будет обесславлен, но также Тот, Кто в будущем восстанет. Вот что принадлежит Сыну Человеческому — Тому, Кто говорит сейчас с учениками, и тем, к кому Он обращается. Потому что Он, как и они, может именоваться Сыном Человеческим. Речь всегда идет о Кресте и Воскресении. И мы призваны с Ним и в Нем быть готовыми принять любое бесчестие, чтобы, как Он, по дару Его, спасти нашу жизнь.

Не случайно в субботу Похвалы Пресвятой Богородицы звучит это Евангелие. Мы призваны в течение Великого поста благодатно узнать, что «Христос — Сын Бога Живаго». И это открывают нам не плоть и кровь, не внешние знания и мудрость, и даже не чистота нашего сердца, а только Бог. И Матерь Божия открывает нам эту тайну. Святая Церковь исповедует, что подобно тому, как через Нее пришел на землю Бог, так и каждый человек совершает свой путь к Богу через Матерь Света — Пресвятую Пречистую и Преблагословенную Богородицу. Как говорит святой наших дней преподобный Силуан Афонский: «Если бы не Матерь Божия, я погиб бы во грехах моих». Это есть свидетельство всей Церкви, всех святых.

Ее заступничество — за всех, погибающих в бесчестии греха, и за всех, неправедно гонимых. Приобщаясь по Ее молитвам благодати и истине, Церковь приносит хвалу Божией Матери и Господу среди самых великих скорбей. Нет большего дара и нет большего служения, чем приносить хвалу Ей и Господу. Когда эта хвала совершается не одними устами, мы узнаём непостижимую тайну нашего спасения, что «Христос — Сын Бога Живаго», и Она воистину именуется Богородицей. В этом исповедании — радость, которую не мир дает, а Сам Бог. Нет большего утешения — знать, что с нами Господь, и что Божия Матерь никогда не отступает от нас. Блаженны те, кто, уподобляясь мученикам, возносят среди страданий хвалу Господу и Божией Матери за дар приобщиться Кресту Христову.

Да будет дано нам так завершить наш Пост, чтобы, когда откроется внезапно Страстная седмица, и будет совершаться Страшный Суд над всею землею, над нашей Церковью, над каждым из нас, мы могли бы не понаслышке сказать о Христе. И сегодня одни говорят о Нем одно, другие — другое, и многие называют Его великим. Но мало кто знает и исповедует, что Он — Сын Бога Живаго. Да будет дано нам услышать среди Его Страданий, когда Он не имеет ни вида, ни доброты и всеми оставлен, слова Божией Матери: «Аще и распятие терпиши, Ты еси Сын Мой и Бог Мой». И в день Воскресения Христова возносить вместе со всею Церковью, небесною и земною, хвалу Господу и Божией Матери за непостижимую милость их к роду человеческому, ко всем нам.

Лк, 54 зач., 10, 38—42; 11, 27—28

Тогда пришел Иисус в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее.

Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

Наш Пост близок к завершению, и сегодня Церковь приносит похвалу Пресвятой Богородице. Святой Великий пост есть средоточие нашей жизни, осмысление всех Божественных тайн, всех тайн нашего спасения, к которым мы приобщаемся через Божию Матерь. Церковь приносит Божией Матери похвалу от Архангела Гавриила, который говорит Ей: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах». Она приносит Пресвятой Богородице похвалу святой праведной Елисаветы — матери большего из всех рожденных женами, которая так же называет Ее Блаженной и Благословенной.

За Божественной литургией в воскресенье Великого поста, когда совершается пресуществление Святых Даров, мы поем: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь, Ангельский собор и человеческий род, освященный Храме и Раю словесный». Это происходит, когда в Церкви среди нас является благодатное присутствие Самого Христа Его Пречистым Телом и Кровию.

Когда поется эта песнь хвалы Божией Матери, священник молится о всей Церкви протяженносложенной молитвой. Эта молитва о всех, в скорбях и нуждах сущих, о всех, в темницах, в болезнях и в горьких работах страждущих, о всех, кто от нечистых духов стужаем, кто погибает в грехах. Эта молитва — о всех людях, имена которых невозможно вспомнить. Но всех их знает Господь, и все они в памяти Пречистой Божией Матери, Которая молится за каждого человека, и все люди приносят Ей от лица Церкви и в лице Церкви хвалу.

«Се бо отныне ублажат Мя вси роди», — говорит Божия Матерь, и это пророчество исполняется так, что уже две тысячи лет весь род человеческий немолчно, каждый день приносит похвалу Богородице в песне, которая звучит за утреней: «Богородицу и Матерь Света в песнех возвеличим». И нам является нечто необычное в том, что открывает Церковь о человеке, о Божией Матери, о Ее необыкновенной близости к Богу.

Один из самых величайших людей — пророк Исаия говорит: «Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами… — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6, 5). Когда к нам приближается Бог, мы можем только с трепетом говорить об этом устами ветхозаветного пророка. А Божия Матерь в смирении и одновременно в непоколебимой уверенности исповедует, что в роды родов все человечество будет приносить Ей похвалу, ублажать Ее, и в этих словах звучит какая-то особенная, исключительная радость победы, которая будет дана всем.

Мы знаем, что в нашей Церкви есть святые, и тех, кто совершает дела истинной любви, Господь всегда ублажает. Но так, чтобы в роды родов, чтобы все человечество, всегда и непрестанно! И не просто за один великий подвиг прошлого, который имеет решающее для всех людей значение, но и за то, что Ее любовь и дела Ее любви непрестанно возрастают, — такого человеческий род, кроме Божией Матери, не знает. Вся тайна жизни — в нераздельности двуединой заповеди о любви к Богу и ближнему. И сегодняшнее Евангелие — о том, как начинается эта любовь, о согласии наших добрых дел и молитвы.

Обыкновенно в Марфе видят образ деятельной жизни, а в Марии — созерцательной. И делают соответствующий вывод: те, кто посвящает себя созерцательной жизни, избирают лучшую часть. Однако этот взгляд, несомненно, требует уточнения. Если это так, почему Господь не избрал исключительно созерцательный путь? И мы помним о тайне Страшного Суда. Самым драгоценным в очах Божиих окажутся конкретные проявления любви в течение всей нашей жизни. «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня» (Мф. 25, 35). Однако недостаточно много делать для наших ближних, недостаточно не жалеть сил ради их благополучия. Этого недостаточно, потому что самое важное состоит не в этом. Оно прежде всего в качестве отношения с теми, кого мы знаем и любим. Материальные блага, которые мы можем им обеспечить, никогда не заменят нашего понимания их и нашей любви по отношению к ним. Мы касаемся здесь исключительно важного измерения человеческой жизни. В каждом человеке есть глубокая потребность в любви — в принятии ее и в отдаче ее. Любовь нельзя купить. Она — качество сердца и дар сердца. Говоря о Марфе и Марии, Евангелие напоминает нам о главной реальности, которую мы часто упускаем из виду. Недостаточно делать нужное для тех, кого мы любим. Надо также и прежде всего находить время быть рядом с ними, слушать и слышать их, жить одной жизнью с ними.

Но сегодняшнее Евангелие открывает большее. Если мы хотим следовать за Господом, мы должны быть в общении с Ним и в слушании Его. Его слово — богатство. Его учение — небесный свет. Его присутствие — благодать. Лучшая часть — это Он и Его слово. Ошибается тот, кто, желая быть христианином, с головой погружается в активную деятельность и забывает при этом быть рядом с Господом, отчего его деятельность теряет смысл. Мария «села у ног Иисуса и слушала слово Его». Слушала слово Его! Эти три ключевых слова Евангелия мы должны удержать в нашей памяти: слушать слово Божие, слово Христово. Разумеется, мы делаем это, приходя по воскресным и праздничным дням на богослужение и открывая дома Евангелие. Но не пора ли нам спросить себя: как мы принимаем это слово? Просвещает ли оно нас так, как должно просвещать? Помогает ли нам всякий раз, когда жизнь ставит нас перед выбором жизни и смерти, добра и зла, не колеблясь, встать на сторону Христа? Святой Иоанн Златоуст советует нам не выходить из храма, не унеся с собой хотя бы несколько услышанных в нем слов, которые могли бы питать нас и наполнять смыслом и радостью наши труды в течение недели. Святые отцы говорят, что Пречистой Деве так дано было однажды услышать Слово Божие, что Оно стало в Ней плотью. Помним ли мы об этом, молясь Богородице? Слышим ли Ее слово, обращенное к нам: «Что скажет Он вам, то сделайте»? (Ин. 2, 5).

Из новых и новых сердец исторгается хвала и благодарность Божией Матери, воистину спасающей всех нас. Ибо похвала Пресвятой Богородицы открывается глубиной Ее смирения: «Яко призре на смирение рабы Своея, се бо отныне ублажат мя вси роди». Кто смиряет себя, будет возвышен. Смирение Божией Матери может быть измерено через возвышение и ублажение Ее всем родом человеческим до cкончания века и в бесконечной, благословенной вечности.

Чем больше открывается нам смирение и любовь Божией Матери, тем больше мы понимаем, как непостижимо далеко находимся мы от Ее совершенства. Но, принося Ей похвалу, мы не можем не увидеть и другого значения в том, что Ее «ублажат вси роди». Эти таинственные слова относятся и к нам. Эта духовная связь с Нею и наше вступление в радость Господню дается каждому из нас. Для того чтобы приносить хвалу Божией Матери, нужно понимать, о чем идет речь. Должен хотя бы чуть-чуть блеснуть свет, как говорит об этом в беседе с Мотовиловым преподобный Серафим Саровский, которому Божия Матерь являлась в течение его земной жизни двенадцать раз. После того, как лицо его просияло ярче полуденного солнца на зимней русской поляне, он сказал Мотовилову: «Не убойтесь, ваше боголюбие, потому что и вы сами находитесь в таком же свете».

Человек не может увидеть святость другого, если сам не причастен святости, которая дается только тем же Духом Святым. И потому ублажать Божию Матерь, приносить Ей хвалу — значит таинственно вступать в Ее славу, в Ее вечное блаженство. Вступать, конечно, еще в той самой малой степени, на какую мы только способны сейчас, но всегда с сознанием, что всем нам даруется спасение Ее славою, Ее смирением, Ее чистотою, Ее послушанием, Ее заступничеством, Ее любовью. Похвалу Божией Матери мы можем принести только мерою нашего слушания слова Божия и послушания ему, только нашим смирением, нашей чистотой, нашей любовью.

Неделя 5-я Великого поста

Преподобной Марии Египетской

Лк, 33 зач., 7, 36—50

Некто из фарисеев просил Иисуса вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

Мк, 47 зач., 10, 32—45

Тогда Иисус, подозвав двенадцать, опять начал им говорить о том, что будет с Ним: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет. Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим. Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам? Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей. Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано. И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна. Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

Сегодня последнее воскресенье накануне седмицы, предваряющей Страстную седмицу — Страданий Христовых. Последний раз мы слышали «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И в этот день совершается память преподобной Марии Египетской.

Мы знаем, что тот грех — та бездна падения, — о котором говорит житие Преподобной, сугубо обращен к нашим дням. Знает сатана, что человек не только душа, но и тело, — говорит апостол Павел и предупреждает: бегайте блуда. Всякий грех — вне тела, блудник же согрешает против собственного тела. Происходит уничтожение всей личности человека — и души, и тела. То развращение нации, в особенности детей, молодежи, которое мы наблюдаем сегодня, — это диавольская работа. Идет война, в которой Церковь не может не принимать участие. Мы все должны быть воинами Христовыми, противостоя злу, угрожающему нашему спасению. И самому главному греху — унынию, в котором все грехи, вместе взятые.

Мы слышим сегодня в Евангелии рассказ о грешной женщине. «Господи, яже во многие грехи впадшая жена, — воспоет о ней Церковь в Великую Среду, — Твое ощутившая Божество, мироносицы вземше чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит». Она стоит, эта женщина, исполненная смирения, позади Христа, не смея взглянуть Ему в лицо. Она слезами омывает Ему ноги, и волосами своими отирает их. И она возливает драгоценное миро на ноги Спасителя. Глаза ее, которые когда-то были входами и выходами греха, теперь — источники слез. «Приими мои источники слез», — как поет Церковь. Лицо ее от рыданий потеряло всякую привлекательность и красоту, о которой она столько всегда заботилась. Теперь это не имеет для нее никакого значения. Все прежние грехи, которые как камень носила она в душе своей, изливаются сейчас плачем перед Спасителем. Святая Церковь дает нам образ кающейся и любящей Господа человеческой души.

Она слезами своими омывает пречистые ноги Спасителя, прозревая, что скоро они будут пробиты гвоздями, которые есть ее грехи и грехи каждого человека. Грех кажется сладким, но он всегда беспощадно, смертельно жесток. И эта убийственность греха направлена на Самого Господа. Когда она так предстоит пред Господом, другой человек — Симон фарисей — думает: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7, 39). Господь, читая его мысли, обратился к нему: «Симон! Я имею нечто сказать тебе». Он говорит, что эта женщина действительно грешница, но — прощенная. Это значит, что она глубоко покаявшаяся грешница. Глубина ее покаяния определяется любовью ко Господу, и, в свою очередь, исходит из осознания, как много Господь прощает ей. То, что уже никогда нельзя простить, и от чего, кажется, не может быть избавления.

Чем больше грехов прощается этой женщине, тем большая любовь у нее ко Господу. И Христос рассказывает Симону фарисею притчу о двух должниках. Один был должен в десять раз больше другого. Но поскольку оба не имели, чем заплатить, заимодавец простил тому и другому. «Который из них более возлюбит его?» — спрашивает Господь. «Думаю тот, — отвечает Симон, — которому более простил» (Лк. 7, 42—43). Мы все грехами своими неоплатные должники перед Господом. Один должен больше, другой — меньше. Один должен пятьсот динариев, а другой только пятьдесят. Фарисей был меньший должник, но он тоже был должник. И, на самом деле, гораздо больший должник, чем он думал. И каждый человек больше должен Богу, чем он может заплатить.

Никакие наши труды, никакие посты, никакие подвиги не могут дать нам возможность расплатиться с нашими грехами. Никакие слезы не могут омыть их. Прощение — непостижимый дар бесконечной любви Господа. Оно предлагается всем, но принимают его только те, кто глубоко и искренне приносит покаяние. И здесь нам открывается великая тайна: чем большие грехи нам были прощены, тем больше мы должны возлюбить Господа. И еще нечто совершенно неожиданное: кто пришел к Богу от больших грехов, тот должен стремиться достигнуть большей святости. Мы знаем пример апостола Павла — бывшего гонителя Церкви, того, кто больше всех потрудился для Господа. И преподобная Мария Египетская — бывшая блудница — обретает такую чистоту, перед которой не может не поклониться подвизающийся всю жизнь в подвиге поста и молитвы преподобный Зосима. И всякий, кто узнаёт, что такое грех и как любит Господь кающегося грешника, всего себя отдает Господу.

Чем святее человек, то есть, чем больше у него любовь к Богу, тем яснее он видит свои грехи. Поэтому в течение всего Поста мы молимся: «Господи, дай мне зрети моя прегрешения». И вторая часть этой молитвы: «и не осуждати брата моего» — о том же самом. О том, о чем идет речь в сегодняшнем Евангелии. Чем глубже человек видит себя, тем больше понимает, что это он — неоплатный должник. Не кто-то другой, а именно он первый среди грешников. Не та плачущая у ног Спасителя грешница, а он должен пятьсот динариев. И пятьсот — это на самом деле условная сумма, потому что грехам нет числа. Как говорит преподобный Петр, святой пятнадцатого века, начало святости — видеть свои грехи бесчисленные, как песок морской.

Все совершается по дару Христа. Когда человек приближается к свету истинного добра, он начинает видеть себя таким, каков он есть на самом деле. Узнав этот свет, он ничего не пожалеет для Господа, не испугается никаких трудов и скорбей. Мы видим Симона фарисея, мнящего себя праведником. Каждый из нас, кто как будто все исполняет и уверен, что ему не в чем особенно каяться, подобен ему. Проходит Великий пост, скоро Пасха, он будет радоваться со всеми. Но Господь говорит этому фарисею сегодня: неужели Я приму твою мнимую праведность и отвергну любовь, которая отдает все, что у нее есть? «Ты Мне воды на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги, и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает, всей душей своей, разрывающейся от горя и любви, целовать Мне ноги. Маслом главы Моей не помазал, а она изливает драгоценное благоуханное миро на Мои ноги».

Как страшно ошибается тот, кто рассчитывает недорогой ценой, легко и просто приобрести прощение и Царство Небесное! Да, кто много возлюбил, тому много прощается. Но признак полного прощения грехов — когда человек уже никогда к ним не возвращается. Не потому, что так складываются внешние обстоятельства, не потому, что потерян вкус ко греху, а потому что так он возлюбил Господа. Снова и снова мы будем возвращаться к грехам, в которых каялись, потому что наше покаяние было поверхностным. Оттого, насколько глубоко наше покаяние, будет зависеть, в какой мере мы сможем противостоять непрестанно искушающему нас греху. И чем решительнее мы будем ему противостоять, тем глубже будет наше покаяние. И так до конца жизни, пока мы не достигнем того покаяния, которое являет эта грешная жена — в совершенной любви ко Господу, в готовности отдать Ему всю свою жизнь.

Прощаются ей многие грехи, потому что она возлюбила много. Но не мы первые возлюбили Господа, как Он Сам говорит, а Он первым возлюбил нас. И Он жизнь Свою отдает, чтобы нам открылось подлинное понимание жизни. Чтобы мы узнали, что такое грех и что такое любовь и покаяние. Ничего великого никогда не приобретается без скорбей, без крови, без отдачи себя. И Господь Крестом Своим, Своими страданиями открывает нам путь к истинному покаянию.

А мы далеки от такого покаяния. И напоминает нам об этом не только пример Симона фарисея. Мы слышим сегодня во втором Евангелии, как лучшие из учеников Христовых умоляют Господа быть первыми, когда Он придет в Своей славе. Христос говорит: «Вот мы восходим в Иерусалим», — это обращено ко всей Церкви. Путь наш решительно и бесповоротно поворачивает к Иерусалиму, к Страстям Христовым. «Вот мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет» (Мк. 10, 33—34). Ученики слышат только последние слова о том, что будет победа, и не слышат, какой ценой она будет дарована. Это беда всего рода человеческого, начиная от падения Адама, который захотел приобрести совершенство без труда — протянуть руку к запретному плоду и вкусить знание. Здесь начало всякой ложной духовности. А Господь предлагает иное — путь любви, путь всецелой отдачи себя. Крестный путь неизбежен после того, что совершилось с первым человеком и с каждым из нас.

В основании искушения учеников была гордость. Грех, который всегда легко сокрушает нас. Господь сказал им: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними». У них одна забота — что они будут иметь от своих подданных, а не что они дадут им. Такое недопустимо в Церкви. «Вы же не так», — говорит Господь. Пышность и величие мирских князей — не для учеников Христовых. Кто хочет быть на самом деле великим, тот должен быть слугой всех. Христос убеждает нас Своим примером. Никто никогда не давал такого примера величия и смирения. Он зрак раба принял, Он пришел не для того, чтобы Ему послужили, но послужить. Он был послушен до смерти, и Он отдал Свою жизнь для искупления многих.

Господь открывает нам, какой ценой мы можем обрести Христову славу. «Не знаете, чего просите», — говорит Он. Они не знают, чего просят, — не понимают, что значит сидеть одесную или ошуюю Христа. В то время как речь идет о том, чего око не видело и ухо не слышало. Они не знают, чего просят, и потому не задумываются о средствах. Безумие — предписывать Божией премудрости, как устроить нашу судьбу. Лучше было бы для нас предоставить Господу делать то, что Он находит нужным, и Он сделает больше, чем мы желаем. Мы не знаем, чего просим, когда просим носить венцы славы и не просим благодати нести крест на нашем пути к ней. Что стоит наша вера, если она не стоит того, чтобы ради нее принять страдания? Самое последнее место на небесах стоит самых великих страданий на земле. Воля Христова — в том, чтобы мы уготовили себя для страданий и дали Ему возможность воздать за них. Не знаем мы, чего просим, когда при приближении Пасхи Господней молим Господа, чтобы не лишил Он нас Своего утешения. «Можете ли креститься крещением, которым Я крещусь?» — спрашивает Господь. То есть, с головой погрузиться в то отвержение, в ту смерть, которые Ему будут даны. Если это будет у нас, откроется нам и слава Божественной жизни. Сам Христос до конца приобщается нашей немощи. Потому Он и говорит: «Дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит», хотя Он всегда исповедует: «Я и Отец одно». Он как бы лишает Себя, в Своей всецелой отдаче Отцу, этого дара суда. Но суд — над каждым из нас — как раз и заключается в этой Его отдаче. И оттого, насколько мы принимаем Крест Господень, зависит и дар Господень — наше приобщение Его славе. Христос как бы говорит: «Я не могу дать славу тем, кто честолюбиво ищет ее, она принадлежит только тем, кто великим смирением и самоотвержением уготовляет себя для нее».

Апостолы просят, чтобы в Воскресении быть одесную и ошуюю Христа. И мы тоже будем просить Господа об этом даре. Но прежде всего нам следовало бы просить о том, чтобы быть одесную и ошуюю Креста Христова. И не только в храме за богослужением, когда будут читаться двенадцать Страстных Евангелий, а во всей нашей жизни. Дай Бог, чтобы каждый из нас был как приносящая с рыданием драгоценное миро блудница, как разбойник благоразумный. С осознанием, что значит мой грех и какой ценой дается мне избавление от него. Приближается Пасха Христова, но она предваряется Страстной седмицей. И никто не может миновать ее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *