Седмица 6-я Великого Поста

Лазарева суббота

Ин, 39 зач., 11, 1—45

Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий. Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря. Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился. После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним. Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог. Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир. Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя. Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему. Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа. Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб — плакать там. Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер? Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет. Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него.

Пост завершился, и мы стоим перед смертью. Все имеет предел, и конец приближается. «Не двенадцать ли часов во дне?» — вопрошает Господь. Этот день есть срок нашего Поста, срок нашей жизни — и его невозможно ни сократить, ни продлить. Господь говорит, что наступает ночь, когда никто не может делать. Он говорит о смерти и о конце Поста. Он говорит о том познании нашем, когда мы понимаем, что сами уже ничего не в состоянии изменить. Наступает ночь мира, время Страстных дней, когда никто ничего не может делать, только один Христос.

Но прежде чем мы вступим в Страстную седмицу, Церковь приглашает нас в Вифанию. Вифания была недалеко от Иерусалима. Там жили друзья Господа: Лазарь и две его сестры — Марфа и Мария. Господь часто приходил к ним в дом. Он охотно останавливался у них, Он находил там отдохновение. Церковь обращает наше внимание на то, что у Господа были друзья. Он — Сын Божий — стал истинным и совершенным Человеком. И в эти последние дни накануне Пасхи, когда вражда против Него проявлялась все более откровенно, когда уже замышлялось Его убийство, эти друзья в Вифании были Ему, очевидно, особо дороги.

Почему же Господь, когда к Нему приходят с вестью: «Лазарь, друг Твой, болен», не тотчас же отправляется в путь? Почему Он медлит, когда Его друг в беде? Мы знаем, что многие, подобно Марии и Марфе, задают этот вопрос. Они умоляют Бога придти к ним на помощь, однако не получают ответа. «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой», — говорит Марфа, когда Господь, наконец, приходит, но слишком поздно.

В этих словах Марфы — вера во Христа и одновременно упрек. Бога нет рядом, когда нужно. Может быть, Он по-прежнему где-то есть — но здесь Его нет. И сколь многим в подобных скорбных обстоятельствах может казаться, что Бог безразличен к человеческому горю. Как одинок человек в этом мире — перед лицом торжествующего зла, беззакония, страдания и смерти — если нет с ним Бога! Христос, намеренно отсутствовавший во время болезни и смерти Своего друга Лазаря, показывает, что человек, отделенный от Бога, находится в стране смерти.

«Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Марфа! Неужели ты не понимаешь, что Христос Бог никогда не отсутствует для тех, кто всецело предает Ему себя? Неужели ты не понимаешь, что ничего страшного, ничего безнадежного не может случиться, если мы пребываем с Ним? Вспомни ужас учеников в лодке посреди бури и слово Господне: «Что устрашились, маловеры?» Есть люди, которые потеряли веру в Бога, потому что дорогой для них человек умер, несмотря на все их молитвы. Конечно, великое утешение верить, что будет жизнь после смерти. Марфа верует в это, когда говорит: «Знаю, что брат мой воскреснет в общее воскресение, в последний день». И, разумеется, мы все знаем, что каждый из нас должен однажды умереть. Но как часто смерть приходит слишком рано! И смерть любимого друга — Лазаря — пришла, говоря по-человечески, бесконечно рано. Но посреди горя и страдания Господь говорит слово, на которое Марфа и Мария, а после них — бесчисленное множество людей могут опереться, когда скорбь становится непереносимой: «Я есмь воскресение и жизнь, верующий в Меня, если и умрет, то оживет».

Сколько раз в течение Великого поста Бог давал нам узнать, что Он стал человеком не только для того, чтобы привести нас с Собой на небо, но чтобы уже здесь на земле, в условиях нашего смертного существования, мы могли прикоснуться к Его Божественной жизни. Смысл Поста и заключается в том, чтобы жизнь каждого из нас — оттого, что она прикоснется ко Кресту Христову, — стала воскресшей жизнью. Чтобы каждому из нас в меру его любви ко Христу открылось сугубым образом через чудо Евхаристии, что «уже не мы живем, но Он живет в нас». И что даже если жизнь из-за грехов утратила все, что делает ее достойной названия жизни, Христос может снова сделать ее живой. И не первый раз мы вступаем сегодняшним праздником в Страстные дни, когда, достигнув конца Четыредесятницы, мы видим по дару Христа, что мы по-прежнему мертвы грехом. Однако Он, как свидетельствует Церковь, воскрешал миллионы людей, и Его прикосновение не потеряло своей Божественной силы. И даже если кому-то из нас не будет дано узнать в эти дни благодать Господню, мы должны вынести из Великого поста самое главное — способность видеть нашу жизнь в свете смерти — Его и нашей смерти.

Вот почему Великий пост заканчивается Лазаревой Субботой. Никогда не кажется нам жизнь столь драгоценной, чем когда ей угрожает смерть. Мертвое тело Лазаря окружено плачем близких. Сам Господь плачет об утрате Своего друга — так глубоко входит Он в человеческое горе. Он настолько человек, что берет на Себя всю скорбь, которая Его окружает. Он плачет над каждым умершим человеком всякий раз, когда происходит временная победа смерти. Тем более, когда уже как будто происходит торжество смерти над душою человека. И это не просто слезы — Господь готов жизнью Своею заплатить за каждую душу, о которой Он плачет. И мы знаем, что заплатит очень скоро. Именно с этого события начинаются Его Страстные дни, Его Крестные Страдания, Его вхождение в смерть нашего ради спасения.

«Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе». Так непереносим запах тления, что невозможно даже приблизиться. Но Христос не из таких. Если бы Он был таким, Он не пришел бы туда, где злосмрадие грехов и тлен всего человечества. Слишком поздно, нельзя помочь, нет никакой надежды. Но перед лицом смерти Господь заключает с нами завет: «Не сказал ли Я тебе, что если будешь веровать, узришь славу Божию?» И чтобы уверить нас, что вера в Него поистине дает жизнь, Господь зовет четверодневного мертвеца выйти из гроба. Смерть не может разорвать узы дружбы, не может отлучить от любви Христовой того, кто был Его другом, и поставить в недосягаемости Его зова.

«Лазарь! иди вон» — это голос Божий, перед которым не могут устоять никакие силы, никакие затворы адовы, никакая смерть. Это зов, обращенный к каждой душе человеческой. Каждого из нас Господь позовет по имени в день воскресения. Имя «Лазарь» означает «Бог мне Помощник». Когда умирает священник, гроб с его телом обносят вокруг храма с пением «Помощник и Покровитель бысть мне Бог». И во время отпевания мы слышим Евангельские слова: «Грядет час, и ныне есть, егда мертвые услышат глас Сына Божия, и, услышавши, оживут». Господь хочет дать большее, чем просто вернуть во временную жизнь, там, где горе и плач. Он хочет вывести души человеческие из той области смерти, где нет света, нет радости, нет Бога, вернуть их к той полноте жизни, для которой создан человек. Как сказал Христос сестре Лазаря: «Воскреснет брат твой» — так каждому из нас говорит сегодня: «Воскреснет твой отец, твоя мать и твой сын, твой муж, твой друг. Я есмь воскресение и жизнь». Лазарь, являя послушание Господу, воскресает из мертвых. А души наших умерших оживают от слышания голоса Бога и трепетно ждут того часа, когда будет повеление Божие о всеобщем воскресении.

Господу предстоит пройти через смерть, но Он есть Воскресение и Жизнь, Он имеет власть над смертью. И Он прежде Воскресения Своего уже Воскресший, потому что Он уже сейчас живет в Воскресении и живет Воскресением. И воскрешением Лазаря, «общее воскресение прежде Своея страсти уверяя», являет знамение воскресения всех — всего человечества. Он имеет власть открыть все гробы и вывести оттуда живыми тех, от кого остался только прах. Он имеет власть разрушить все страхи отчаяния перед бессмысленностью человеческого существования, все системы на земле — религиозные, философские, политические, экономические, которые пытаются занять место Бога и заключить всех в темницу вечности. Ради этого воскресения Бог стал человеком, отрицаемым, отвергаемым, уничтожаемым — ради того, чтобы живые и мертвые узнали, что они призваны к жизни. «Веруешь ли сему?» — как Марфу спрашивает Господь каждого из нас. Он ждет от нас веры. Потому что не над кем-нибудь, а прежде всего над народом, избранным Богом, исполнилось слово Христово: «Если кто из мертвых воскреснет, не поверят» (Лк. 16, 31). Вера освобождает нас от гробового камня наших грехов, развязывает погребальные пелены, которыми мы были обвиты, и возвращает к жизни.

Пусть торжествует зло и царствует смерть. Будем радостно помнить, как бы ни было темно, что бы ни ждало нас впереди, мы на пути не к смерти, а к жизни. Этот праздник нам дан, чтобы мы были абсолютно уверены в Его любви к нам. Он за нас отдает Себя на смерть, и смерть трепещет перед Тем, Кто так любит нас. И, отдавая себя Его любви, мы избавляемся от страха смерти, потому что она становится для нас приобщением нетленной Пасхе Христовой.

Неделя 6-я, ваий

Вход Господень в Иерусалим

Утреня

Мф, 83 зач., 21, 1—11

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского.

Праздником Вербного воскресенья начинается для нас Страстная седмица. В течение этих нескольких дней Господь завершит Свою земную жизнь. В этом завершении будет совершение всего. Как Он Сам скажет в Своих последних словах на Кресте: «Совершилось!»

Сегодня мы радостно празднуем наше вступление в эти святые и великие дни. Вход Господа в Иерусалим открывается как пророчество. И как всякое пророчество, он обнажает все. Умы и сердца тех, кто участвует в нем, еще далеко не ясно и чисто воспринимают происходящее. Потребуется целый ряд событий, чтобы они обрели ясность и чистоту.

«Осанна Сыну Давидову»! — приветствует Господа народ. Этими восклицаниями собираются во Христе все чаяния Ветхого Завета, все обетования Божии. Царь Давид для народного предания и для самой подлинной веры Израиля остается непоколебимым знамением исполнения Божиих обетований. Духом Святым Давиду было возвещено, что его царству не будет конца. И ему было обещано потомство, которое воспримет престол отца, и которому будет дано помазание на вечное царство. Из этого обетования рождается образ Мессии, прихода Которого ждали все. Мессия должен быть Мессией, Царем. Он утвердит Свой престол в Иерусалиме.

Вход Господень в Иерусалим являет этого победоносного Мессию. Посланник Божий вступает в Свой град. С высоты Своего восседания, знамения Своего служения, Господь принимает восторженные крики толпы. Люди срезают ветви, бросают цветы перед Ним. Мессию вводят в Его владычество. Счастливые ученики видят собственными глазами исполнение того, что наедине открывал им Господь. «Куда нам идти? Ты Один имеешь глаголы вечной жизни». «Ты Христос, Сын Бога Живаго» (Ин. 6, 68—69). Они чувствуют себя победителями. Они — друзья Учителя. Они веруют, что все, что они оставили, чтобы следовать за Ним, возвратится им сторицею, как Он сказал. Они «сядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых».

Однако мы знаем, что это торжество Господа недолго продлится. Страшные Страсти и Крест, о которых возвещает нам сегодняшний праздник, обозначатся с предельной очевидностью и для них. Достаточно будет нескольких дней, чтобы все, ученики и народ, забыли торжество Вербного воскресенья. Более того, этот вход Его в Иерусалим будет объявлен обманом с Его стороны. В самом деле, скажут все, Ему недостает многого, о чем возвещают древние пророки. Но вход Господень в Иерусалим был праведен и истинен. В нем было начало великого совершения. Это было пророчество о совершении и торжестве Пасхи, того, чего никто не мог вообразить.

«И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей?» Все увидели Его. Одни изумлялись небывалому явлению, другие смеялись над незначительностью события. Одни исполнялись радости, другие — первосвященники и фарисеи — завистью и негодованием. Так по-разному отзываются умы и сердца людей на приближение Царства Христова. Жители Иерусалима восклицают: «Кто Сей?» — как будто они впервые видят Христа. Святый Божий не узнан во Святом Граде. И доныне там, где находятся Гефсимания и Голгофа, все величайшие наши святыни, и всюду, где сияет ярчайший свет, где является глубочайшее исповедание веры (как, например, небывалый в истории сонм мучеников в нашей России) — рядом с живым присутствием Христа Бога — может быть больше слепоты и мрака, чем где бы то ни было. В Иерусалиме будет отвергнут и предан смерти Христос. И в этом граде, а не где-то, будет встречен восторженной толпой — теми, кто ищет земной победы Израиля над миром — антихрист, потому что он придет во имя свое.

Господь вступает в Свои Страсти, и это есть преддверие Креста и смерти. Да знаменуется на нас свет лица Его — истинного Бога, осужденного, непостижимого Бога, Которого народ отвергнет, от Которого сами апостолы разбегутся. Кто может вместить, чтобы спасение совершилось через поражение? Кто мог когда помыслить, что всемогущество Божие откроется через полное Его крушение? Невозможно поверить, чтобы века ожидания, пророчеств, надежды, которая расцветает сейчас в этом дне, завершились смертью Того, Кто должен всех спасти. Такого не может быть никогда. Это безумие. Об этом и скажет апостол в своем вдохновенном исповедании веры: «Мы проповедуем Христа распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие, но для нас, спасаемых — Божию мудрость и силу» (1 Кор. 1, 23—25).

Вот где истина. Наше спасение, наше избавление сегодня от всеразрушающего уныния заключено в этом. Чтобы увидеть, что Господь наш поистине Вседержитель, мы должны прежде всего узнать Бога как любовь, всю себя отдающую. И эту любовь, это Царство Божие внутри нас по дару Христа и Его Креста мы должны обрести. Когда зло торжествует, любовь не перестает быть любовью. И всемогущество Божие проявляется именно в этой любви. Это выше всякого разумения. Но чтобы наши каменные сердца стали живыми, есть только один путь — научение Христовой любви. Бог, в Которого мы веруем, не только Всесильный Бог, Творец неба и земли, Он — Бог любви. Он — любовь.

Господь торжественно входит в Иерусалим, потому что человек не имеет веры, доверия всемогуществу любви. Он верит в силу своих мускулов или своего оружия и в то, что Господь может умножить его силу. Господь грядет на вольную Страсть, потому что человек не верит, что одна только сила любви может преобразить мир. В этом ошибка мира, это то, что называется грехом. Веровать во всемогущество любви означает отвергнуться всякой другой силы. Это значит победить всякий страх. Это значит веровать, что любовь сильнее всякой другой силы при условии, что мы полагаемся только на эту единственную силу. Есть только Христос, входящий во Святый Град, без всяких иллюзий. Он знает, что Он — зерно, которое должно умереть, и теперь среди ликования толпы Он идет на смерть. Он предает Себя в руки человеческие, и всякий наш отказ от этой любви есть участие в Его распятии.

Вся история человечества сокрыта отныне в этой тайне. «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», чтобы мы поняли вдруг, что единственное зло, единственная смерть, которые существуют в мире, — это наша замкнутость на себе и отказ от любви Того, Кто никогда не перестает любить нас.

Только любовь побеждает смерть. Любовь, которая крепче смерти, — и в этом наша жизнь веры. Любовь крепче смерти только тогда, когда она всецело любовь, когда она не видимость. Довольно того, чтобы любовь шла до конца и чтобы она передавала другим то бесконечное, которое есть ее вечный источник. Последнее слово — не смерть, а любовь. И во Входе Господнем в Иерусалим уже присутствуют Его Крест и Воскресение.

Литургия

Ин, 41 зач., 12, 1—18

За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых. Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса. На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле. Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему. Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.

Мы слышали сегодня за литургией в Евангелии о трапезе Господа в доме Марфы, Марии и воскрешенного им Лазаря. И о двух образах встречи идущего на смерть Христа — Марии и Иуде. Сердце Марии разрывается от любви ко Господу. У нее было драгоценное миро нарда пистикийского. Это миро она возливает на ноги Спасителя. А безблагодатный Иуда упрекает ее за пустую трату. Иуда — один из учеников, апостол, проповедник Евангелия — осудил любовь ко Христу. Невозможно видеть — особенно среди служителей Божиих — тех, кто гасит проявления благочестия и любви. Но это был тот, кто предаст Христа. И станет вместе с первосвященниками, предающими Его на смерть.

И Церковь показывает нам щедрость любви. Мария взяла самое драгоценное, что у нее было, и истратила все для Господа. Она все отдает и сожалеет только о том, что не может больше дать. В этой любви — ее вера в Него как в Мессию, Христа, Помазанника Божия. Божий Помазанник должен быть и нашим Помазанником. И мы должны изливать на Него благоухание нашей любви. Пока проповедуется в мире Евангелие, вся Церковь будет наполняться благоуханием помазания Марии, в память того, что она совершила. Как наполняется она сегодня, в праздник Входа Господня в Иерусалим, «Ангелов хвалением и детей воспеванием», и любовью тех, кто любит Его поистине больше, чем мир и все, что в мире.

Вход Господень в Иерусалим — это событие, которое связано с воскрешением Лазаря и помазанием Господа в Вифании. Воскрешение Лазаря не могло не потрясти всех. От века не было видано, чтобы кто воскресал из мертвых, да еще четверодневный, со всеми признаками распада. И как только слухи об этом стали распространяться, все устремились к месту происшествия, чтобы увидеть его собственными глазами. Вся жизнь сосредоточилась вокруг Христа, и иудейские власти, давно замышлявшие убийство Господа, поняли, что после воскрешения Лазаря медлить больше невозможно. Внешние и внутренние обстоятельства совпали. И Господь Вседержитель, после того, как Он показал Свою абсолютную власть над смертью, воскресив Лазаря из мертвых, после того, как Мария помазала Его тело драгоценным миром, о котором Он сказал как о помазании Его на погребение, грядет на вольную Страсть — на Крест, чтобы до конца исполнить Евангелие, благую весть о любви Бога к людям, явить ее делом.

Вся жизнь Его от Рождества до Крещения, от выхода на общественное служение со словами «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» до сегодняшнего Входа в Иерусалим — цветение чуда. Начиная с первого чуда в Кане Галилейской, когда Он по смиренной просьбе Божией Матери претворил воду в доброе вино, и кончая последним чудом, которое Он совершил в доме Своих самых дорогих друзей Лазаря, Марии и Марфы — самых твердых в вере из всех верующих в Него.

По молитве Марии, сестры Лазаря, Господь воздвигает его к жизни и так же являет славу Свою, как сказано в Евангелии о первом чуде. Однако тогда Он сказал Божией Матери, что час Его не пришел. Теперь, спустя три года, пришел Его час. Нет больше препятствий совершить чудо. Сам Господь говорит об этом в Евангелии: «Пришел час прославиться Сыну Человеческому» (Ин. 12, 23). «Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем» (Ин. 13, 31). Господь всегда идет этим путем, и только для тех, кто верует в Него, совершает Он чудеса и являет славу Свою.

Еще раньше в сокровенной беседе с Никодимом Господь говорил, что человек должен измениться рождением свыше — от воды и Духа, для новой вечной жизни. Даже Никодим, учитель Израилев, искавший истинную веру, не мог этого понять. И теперь, воскресив Лазаря из мертвых, Господь дал знамение полного изменения — пророчество о том, что это произойдет со всем родом человеческим. Здесь заключалась непреодолимая трудность для тех, кто не имел веры в Него, так что это неверие приводит их к замыслу убить и Лазаря, и Христа. Замысел сатаны, человекоубийцы от начала, и его слуг — убить Христа. И не только Его, но и весь род человеческий. У сатаны намерение — убить весь род человеческий, в то время как Христос хочет всем дать жизнь, и жизнь с избытком, «общее воскресение прежде Своея страсти уверяя».

Воскресение Лазаря открывает смерть Христову. Христос открыто являет Себя, входя в Иерусалим как Царь Израилев, как Господин Храма, как Господь, Который, по слову пророка, «внезапно придет в храм. И кто выдержит день пришествия Его?» (Мал. 3, 1—2). Первосвященники и книжники, хранители святынь и тайн веры, не могли вынести зрения Его. Не потому, что Он входит в Иерусалим и в храм со славою всепревосходящею, но, напротив, — именно потому, что Его вход, кроткий и смиренный — на молодом осле — обманул их ожидания. Именно с полного отвержения, уничижения, с ненависти первосвященников начинается Пасха. Он грядет смирен и кроток, и это было несовместимо с их мечтами о величии Израиля.

Христос входит в Иерусалим тесными вратами, и здесь начинается путь Креста для тех, кто любит истину. Страстная неделя начинается с Вербного воскресенья. В этот день Христу воздаются самые великие хвалы, и мы со всеми толпами взываем: «Осанна! Спаси нас в вышних, Царь Израилев! Благословен Грядый во имя Господне!»

Но и в ликовании народа, в приветствиях идущего на смерть Христа раскрывается, как глубоко падение человечества, как слепы люди перед светом любви Христовой. Он от смерти их избавляет, а они предают Его смерти! Приветствуя Христа, толпы (и даже ученики Его) ожидали земной победы. Они не думали о том, что Он идет на смерть, и в этом было предание Его на смерть. Мы удивляемся, как крики «Осанна!» становятся криками «Распни Его». Но воистину, мы могли бы уже сейчас услышать слова Христа, сказанные на Кресте: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23, 34). И через это идет Господь, Победитель смерти.

«Благословен Грядый во имя Господне!» Благословен Грядый спасти род человеческий Страстию Креста! Господь говорит о роде человеческом, как о друге Божием Лазаре: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий» (Ин. 11, 4). «Радуйся, Сионе, се Владыка грядет, носимый Серафимами, все содержащий в руке Своей, на жребяти осли». «Исполняя пророков проповедание, в пророкоубийственный град приходит Христос», чтобы быть убитым и нас спасти от смерти вечной.

Церковь знает, что отвержение Христа, Страдания, в которые Он вступает, — оскорбления, заушения, заплевания, Крест — тайна нашего спасения. Все приемлет кротко Господь, чтобы наши страдания и смерть, благодаря Ему, стали даром Божиим. В мире преступной несправедливости Церковь мучеников и исповедников вступает сегодня в новое испытание. Но если мы во Христе, то чем более увеличиваются наши страдания, тем более возрастает наше участие в Его Крестной жертве. Тем более укрепляется наша связь с Его победой над смертью, с Его Божественной радостью. Тем более мы узнаём Его любовь к нам.

Господь входит в Иерусалим, и значение несправедливого страдания совершенно переворачивается. Раньше это было знаком слепой тирании греха над родом человеческим по закону греховному, а теперь становится мерой дара славы Его и Воскресения. Потерпевшие поражение, мы встречаем Его с ветвями в руках и вслед Ему идем, «победы знамения носяще».

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: