Седмица 7-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф, 56 зач., 13, 54—58

Тогда Иисус пришел в отечество Свое, и учил народ в синагоге, так что они изумлялись и говорили: откуда у Него такая премудрость и силы? не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда? и сестры Его не все ли между нами? откуда же у Него все это? И соблазнялись о Нем. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем. И не совершил там многих чудес по неверию их.

Мы видим Христа в Своем Отечестве. Его соотечественники однажды уже отвергли Его, однако Он снова приходит к ним. Христос не ловит отвергающих Его на слове, но повторяет Свой зов к тем, кого Он пришел спасти. Тем не менее, и на этот раз они встречают Его с таким же надмением.

Когда Он учил в синагоге их, они изумлялись, как такое могло быть. Разве имеет Он право быть учителем? У Него же нет богословского образования, как у них. Бесспорно, Он обладает мудростью и творит удивительные дела. Но остается вопрос: откуда все это Он взял? «Откуда у Него такая премудрость и силы?» Если бы они нарочно не закрывали глаза на правду, то увидели бы, что Он пришел от Бога и потому без помощи внешней учености являет чудеса исключительной мудрости и силы.

Кроме того, их приводит в недоумение простота и нищета Его родства. Они не могут знать ничего о тайне Его бессеменного рождения, о том, что Он — Бог, явившийся плотию. Но то, что им известно о мнимом отце Его, они готовы поставить Ему в вину. «Не плотников ли Он сын?» — говорят они. А если бы и было так, что, скажите, плохого было бы в этом? Быть сыном честного труженика — разве это может унижать достоинство человека? Между тем, этот плотник — из дома Давидова (Лк. 1, 27). Он — царского рода, хотя и плотник. И он — ветвь от корня Иессеова.

Точно так же соблазняются они и о Матери Его. В самом деле, «не Его ли Мать называется Мария?» Она носит самое обыкновенное имя, и они все знают Ее, и знают, что Она — простой человек. И они ставят Ему это в упрек, как будто человека можно ценить только за звания и титулы. В то время как речь идет о Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим, о Той, Которую отныне будут ублажать все роды. Они пеняют Ему Его братьями, имена которых они знают, это хорошие, может быть, но — бедные люди, и потому ничего не значащие. И Он — такой же, как они. Эти братья Его и сестры — дети от первого брака праведного Иосифа, хранителя девства Пречистой Божией Матери.

Фарисеи относились бы ко Христу с большим уважением, если бы Он был одним из них. А теперь — именно по этой причине они презирают Его. Что скажут они, услышав, что «освящающий и освящаемые, все — от Единого» и что Он «не стыдится весь грешный род человеческий называть братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим» (Евр. 2, 11—12)? «И соблазнялись о Нем».

Что же Господь? Он спокоен среди насмешливых и недоброжелательных взглядов. Он знает, что сынам человеческим свойственно не ценить то, что, по-видимости, обыкновенно и кажется хорошо знакомым. «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем». Пророкам должно воздавать честь, и им воздается честь. Людей Божиих, святых Его угодников должно почитать, и так обыкновенно и бывает в жизни. Но как часто соотечественники и домашние относятся с пренебрежением к этим избранникам только потому, что они их знают. Возможность близкого общения не дает им увидеть главное. Как часто судят о человеке по его прошлому, о котором имеют искаженное представление, по его родственникам и знакомым, а не потому, что он сам есть. Как часто живое слово истины остается не услышанным — не оттого что оно не так произнесено, а оттого что слушающие его заранее настроены против проповедника. Для них уже не имеет значения, что он говорит. Но те, кто ищет истину и с трепетным ожиданием внимает проповеди Церкви, думают не о том, кто говорит, а о Том, Кто говорит через него, — о Духе истины.

И Господь «не совершил там многих чудес по неверию их». Неверие — великое препятствие для принятия Божиих милостей. Потому, если то, что совершил Христос ради нас, ничего не меняет в нашей жизни, это происходит не из-за недостатка силы или благодати Христовой, а из-за недостатка нашей веры в Него.

Вторник

Мф, 57 зач., 14, 1—13

В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей. Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком.

Господь показывает нам тайну беззакония, раскрывающуюся в истории человечества. На этом пьяном пиру с главой Предтечи на блюде мы не можем не видеть присутствия самого диавола со всей его жестокостью, гнусностью и бесстыдством. Это сатанизм, который не отрицает существования Бога. Обратите внимание, что Ирод не является человеком неверующим. Он верит в воскресение мертвых. Слыша о проповеди Спасителя, он, преследуемый совестью, еще несожженной до конца, высказывает такое, может быть, суеверное предположение: «Это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им». Он знал, что Предтеча был «человек праведный и святой», как сказано в другом Евангелии, и с удовольствием слушал его проповедь. В каждом человеке присутствует тайна благочестия и тайна беззакония. Идет борьба Бога и диавола за каждую душу. Эта борьба с течением истории становится все более напряженной, и от нас требуется все большая бескомпромиссность и решительность в следовании за Христом. Ирод слушается Предтечу, когда это ему ничего не стоит, но не хочет оставить свой самый главный грех.

Господь посылает впереди Себя лучшего из людей, чтобы показать, что такое жизнь и что такое смерть. Иоанн Предтеча — больший из всех когда-либо рожденных женами, потому что он первый увидел тайну Пресвятой Троицы, тайну Бога. И он первый в полноте свидетельствует о том, что правда и истина неотделимы друг от друга. Предтеча голову свою готов положить, чтобы показать святость заповеди Божией.

Какой грех привел к смерти этого величайшего из пророков? Грех разврата и супружеской измены. Наступит время, когда предательство и блуд станут самыми распространенными из всех грехов, какие существуют. И спастись смогут только те, кто готов будет кровь свою пролить за заповедь Божию. То, что слышит Ирод: «тебе не должно иметь ее», относится к каждому человеку. То, что не должно совершать всем людям, не должно совершать и великим мира сего. Не существует никаких преимуществ для какого-либо человека в возможности нарушить закон Божественный или человеческий.

Перед нами обыкновенная как будто, житейская история. Кто участники этого события? Во-первых, Иродиада, названная по имени Ирода, женщина необыкновенно развращенная. Нет ничего лучше в мире, чем добрая и целомудренная женщина. И нет ничего ужаснее, чем женщина злая и порочная. В женском естестве есть особая восприимчивость к добру и злу. Женщины наиболее отзывчивы к таинственной стороне жизни, и, по слову стихотворца, «белые платочки тихие поддерживают храмов своды». Но горе тому народу, в котором женщины развращены. Он обречен на гибель.

И вот мы видим Иродиаду, исполненную злобной мести к Предтече, который обличил ее в нечестии. Эта женщина ни перед чем не остановится, чтобы осуществить свою месть. Ужаснее всего, что она готова привлечь для исполнения своих гнусных замыслов собственную дочь. Что можно сказать о родителях, которые готовы запятнать каким угодно грехом собственных детей только для того, чтобы достигнуть своих целей?

И вот ее дочь Саломия — юная девушка, которая отличается особенным бесстыдством. Она — царская дочь, а танцует как блудница. Ее танец исполнен сатанинского блеска, который делает привлекательным самый мерзкий грех. Но мать не только не останавливает, но даже поощряет ее. Как все это нам знакомо! Что происходит сегодня с нашими детьми? С одной стороны, государство, невзирая на протесты родителей, развращает детей через средства массовой информации, через телевидение, через школу. А с другой стороны, так глубока развращенность самих родителей, что они не жалеют своих собственных детей и готовы подталкивать их на грех.

Мать наслаждается предельным бесстыдством своей дочери, и отец в восторге. Опьянев от пира в день своего рождения, он клянется дочери, что даст ей все, что она ни попросит, даже до полцарства. И вот в поступке этого слабого, безвольного человека раскрывается еще один характерный и опасный, в особенности для нашего времени, грех. В чем он заключается? Ирод хочет во что бы то ни стало сдержать свое слово. Хотя он прекрасно понимает, что то, что он легкомысленно обещал своей дочери, не думая о том, что она попросит, на самом деле не идет ни в какое сравнение с ее желанием. Он больше боится гнева своей жены, чем попрания Божественного закона. Его больше страшат насмешки его так называемых друзей, чем голос совести, который будет всю жизнь обличать его. Он принадлежит к числу людей, которые могут твердо стоять на своем, зная при этом, где правда и где ложь. И эта твердость — признак не силы его, а слабости. Злые обещания не могут оправдывать злых поступков и преступлений. Никакие обстоятельства не могут обязать человека совершить грех. Таких обстоятельств быть в природе не может, потому что Бог обязал заблаговременно каждого человека противостоять греху. В результате Ирод оказывается лишенным всякой собственной власти и полностью зависимым от того дурного и преступного сообщества, в котором он находится. Дурные сообщества не просто развращают добрые нравы, но они беспощадно подчиняют себе каждого человека, чтобы все были как все. Печальна участь общества, где грех уже не встречает сопротивления и где торжествует сатана — тот, кто является человеконенавистником и человекоубийцей от начала. Там, где он одержал победу, — в самом главном, где речь идет о всей личности человека, не только о душе, но и о теле, — все остальное уже принадлежит ему само собой. И он покажет, что он действительно человекоубийца.

Мы слышим в Евангелии, что ученики Предтечи — после того, как они взяли и погребли его бездыханное тело, — пришли ко Христу и сказали Ему обо всем. Они приходят ко Христу, не просто потому что растерянные, беззащитные они ищут у Него безопасности, но чтобы получить утешение, которое никто не может дать, как только один Бог может дать, когда такое горе. Они приходят к Нему, чтобы стать Его учениками. Раньше они были Иоанновыми учениками, а теперь до конца — до Креста Христова, до Его смерти, и до собственной мученической смерти — будут следовать за Христом.

«И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком». Время крестных страданий Господа приблизилось. И Господь удаляется в пустынное место для молитвы. Такое место занимает Христос в любви людей, что даже удаление Его от них еще больше влечет к Нему. После мученической смерти Предтечи еще большее число людей последовало за Христом. Так всегда будет в истории Церкви: мученичество святых будет способствовать проповеди Евангелия. Когда Христос удаляется от нас, лучше для нас, хотя плоть и кровь могут советовать противное, следовать за Ним. Присутствие Христово с нами делает пустынное место не только легко переносимым, но желанным, так что пустыня превращается в райский сад.

Среда

Мф, 60 зач., 14, 35 — 15, 1—11

Тогда жители земли Геннисаретской, узнав Иисуса, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись. Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят: зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб. Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего? Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим. Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. И, призвав народ, сказал им: слушайте и разумейте! не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека.

Господь со Своими учениками на лодке прибывает в землю Геннисаретскую и совершает множество чудес. Куда бы ни шел Христос, Он всюду творит добро. Жители того места оказались благороднее своих соседей-гадаринцев. Те умоляли Христа удалиться от них, эти просят о помощи. Они узнают Христа — очевидно, быв прежде свидетелями Его чудес. Кто знает имя Христово, не перестает обращаться к Нему. Если бы люди лучше знали Христа, они не пренебрегали бы Им, как это происходит повсеместно сейчас. Чем больше мы узнаем Христа, тем большего доверия исполняемся к Нему. И жители геннисаретские послали о Нем весть во всю окрестность ту. У Христа достаточно милостей для всех, и мы не должны присваивать их только себе. «Они, — сказано в Евангелии, — принесли к Нему всех больных». Если не любовь ко Христу, то любовь к себе и к своим близким привела их к Нему. Если бы мы искали для себя и для наших близких подлинного добра, мы искали бы прежде всего Христа. И они «просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись». Они приходят ко Христу с сознанием своего полного недостоинства и с несомненной верой в Его силу — подобно кровоточивой жене из этой же страны, исцелившейся от прикосновения к краю одежды Христа и получившей от Него похвалу за свою веру.

Хорошо нам прибегать к тем же спасительным средствам (например, к чудотворным иконам), к которым прежде нас столь успешно прибегали другие. Когда мы приемлем с верою слово Христово и исполняемся решимости жить в послушании Господу, мы прикасаемся к краю одежды Его.

«Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят: зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб». Предание старцев заключалось в том, что пища, которой иудеи прикасаются не умытыми согласно обряду руками, оскверняет их. Фарисеи замечают сучок в глазу учеников, а Христос показывает им бревно в их собственном. «Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?» Те, кто проявляет наибольшую ревность в хранении человеческих установлений, часто обнаруживают наибольшее небрежение в хранении Божиих заповедей. И Господь в качестве примера приводит нарушение ими пятой заповеди. «Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тот может и не почтить отца своего или мать свою». Заповедь Божия о почитании родителей — благословение Божие двумя руками — на жизнь земную и вечную. «Да благо тебе будет и да долголетен ты будешь на земле». И потому отказ от заботы о них — своего рода их злословие. Отвергая мольбу родителей о помощи, иудеи говорили, что все, что они могли оторвать от себя и от своих детей, они уже положили в сокровищницу Храма. Они уже принесли это в дар Богу, и их родители не могут теперь ни на что рассчитывать. Таким образом упразднялась заповедь Божия о почитании родителей. Плохо, когда нарушается заповедь Божия, но учить других нарушать ее, как это делали книжники и фарисеи, несравненно хуже.

«Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня». Сердцеведец Господь смотрит не на внешнее человека, а видит что есть в человеке. И лицемерие — грех, который Он больше всего ненавидит. Устами своими лицемер чтит Бога, изображает любовь к Нему, но в сердце его нет любви. Вся вера его — только труд языка. Он говорит одно, а думает о другом. Чисто человеческие предписания, облеченные в форму религии, — напрасный труд. Не от Бога их слова исходят, и не к Богу обращены. «Тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим». Богу они угодить не могут, и пользы не принесут ни себе, никому. Если почитание Бога не в духе и истине, оно — ничто.

И далее мы слышим слово Спасителя к народу. Смиренный Господь обращается к тем, на кого гордые фарисеи смотрели с презрением. Фарисеи, исполненные самоправедности, не желают ничего слушать, и Господь оставляет их. А простые люди, хотя они и немощны, смиренным сердцем внимают Господу. «Слушайте и разумейте», — говорит Господь. Мы должны приложить все усилия, чтобы то, что Он говорит, было понято нами. Не учеными только богословами, а нами, простыми людьми. «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека».

Царство Божие — не пища и питие (Рим. 14, 17). Мы оскверняемся не пищей, которую мы едим неумытыми руками, а словами, которые произносим из нашего неосвященного сердца. Не ученики Христовы оскверняют себя тем, что они едят, а фарисеи оскверняют себя — тем, что они говорят. Христос выносит им суровый суд, потому что по существу они выступают как враги Божии. Бывают времена, когда меч истины должен обратиться острием своим против упорствующих во лжи. Мы знаем, что мы должны ненавидеть грех и любить грешника, но иногда любовь должна облечься в эту суровость Спасителя, чтобы искоренить зло. Невозможно быть постоянно любезными с сознательными лжецами — за счет Божией истины. Христос дает совершенно ясно понять, что оскверняет нас на самом деле. Речь идет о хранении чистоты, без которой никто не увидит Бога.

Четверг

Мф, 61 зач., 15, 12—21

Тогда ученики Иисуса, приступив, сказали Ему: знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие, соблазнились? Он же сказал в ответ: всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится; оставьте их: они — слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму. Петр же, отвечая, сказал Ему: изъясни нам притчу сию. Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете? еще ли не понимаете, что все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? а исходящее из уст — из сердца исходит — сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления — это оскверняет человека; а есть неумытыми руками — не оскверняет человека. И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские.

«Знаешь ли, — говорят ученики Христовы, — что фарисеи, услышав слово сие, — о том, что оскверняет человека, — соблазнились?» Неудивительно, что фарисеи соблазнились словом истины. Больные глаза не могут переносить яркого света. Ученики удивляются, что их Учитель столь беспощадно резко говорил с фарисеями. Раньше Он никогда так не делал. Но Господь знает, что и кому и как говорить. Он хочет научить нас, что хотя во второстепенных, безразличных к тайнам веры вещах мы должны остерегаться обидеть кого-либо, мы должны страшиться отступить от исповедания истины или исполнения нашего долга. Истина должны быть исповедана, долг исполнен. И если кто-то соблазняется, это его вина, его грех, его соблазн.

«Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, — говорит Христос, — искоренится». Их путь, их установление, их толкование были не Божьего насаждения. Они исходили из их собственного мудрования и гордыни. В Церкви земной можно нередко встретить растения, которые не Отец наш Небесный насадил. Как бы ни старался земледелец, из земли все равно выйдет какое-то количество сорняков, и это есть вражие сеяние. Бог попускает этому быть, но они — не Его насаждение. Бог сеет только доброе семя на поле Своем. Не все, что происходит в саду Божией Церкви, — Божественного происхождения, и не все люди в ней — Божии. По плодам их узнаете их. Растения, которые не Бог насадил, не будут защищены Богом, они несомненно искоренятся. Все, что не от Бога, не устоит. А благовестие истины пребудет вовеки. Истина не может быть искоренена.

«Оставьте их, — говорит Господь о фарисеях, — они — слепые вожди слепых». Не ищите их расположения, не страшитесь их неудовольствия, не пытайтесь их переубедить — они не свернут со своего пути, пока не пожнут плода его. Печально состояние грешников, которых Христос заповедует Своим служителям оставить. Учители иудейские уверены о себе, что они видят лучше и дальше, чем кто бы то ни было. Они берут на себя смелость быть вождями неведущих, хотят показать путь на небо другим, а сами не знают, куда и шагу ступить. Те, кто бесстрашно следует за ними, не подозревают об опасности. Слепые вожди и слепые их последователи вместе погибнут. Те и другие «упадут в яму». Слепые вожди упадут первыми, и их положение будет более ужасным, потому что на них упадут идущие им вслед. Умножающие взаимно грехи друг друга, ускоряют взаимно свой крах.

И Господь с еще большей ясностью и полнотой объясняет Своим ученикам, что на самом деле является осквернением для человека. Так объядение и пьянство — грехи, исходящие из сердца человека, — оскверняют его, но не пища сама по себе, как полагали фарисеи. Природа, вернее Бог природы предусмотрел способ очищения тела человека: «все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон». В нас ничего не остается, кроме того, что питает нас. Но велика опасность от того, что исходит из уст. Ибо это исходит из нашего грехом поврежденного сердца. Нет греха, совершенного словом или делом, который бы не явился вначале в сердце. Все злые слова исходят из сердца и оскверняют человека. Господь говорит о злых помыслах — о грехах против всех заповедей. Сколько грехов начинаются и кончаются в сердце, и не идут дальше? Он говорит об убийствах — о той злобе или презрении по отношению к ближнему или жизни его, которые бывают в нашем сердце. Ненавидящий брата своего есть человекоубийца, и осуждающий другого уже осужден. Господь говорит о прелюбодеяниях и любодеяниях — о том, что рождается в пустом, нечистом и похотливом сердце. «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». О кражах, лжесвидетельствах, хулениях — «сие море великое и пространное, тамо гади, ихже несть числа, животные малые с великими». Это оскверняет человека.

Грех есть скверна души, он делает ее отвратительной в глазах пречистого и пресвятого Бога, неспособной к общению с Ним. Это то, чего мы должны из всех сил беречься и все более сознавать, что наше положение совершенно безнадежно, пока Бог не придет вселиться в нас. «А есть неумытыми руками — не оскверняет человека». Сколько бы человек ни умывал в иудейском обряде руки, он не станет лучше пред Богом, пока не умоет свое сердце слезами покаяния и кровью Христовой.

Пятница

Мф, 63 зач., 15, 29—31

Тогда пришел Иисус к морю Галилейскому и, взойдя на гору, сел там. И приступило к Нему множество народа, имея с собою хромых, слепых, немых, увечных и иных многих, и повергли их к ногам Иисусовым; и Он исцелил их; так что народ дивился, видя немых говорящими, увечных здоровыми, хромых ходящими и слепых видящими; и прославлял Бога Израилева.

Перед этим Христос был в земле Тира и Сидона. Но о пребывании Его там ничего не сказано в Евангелии, кроме описания изгнания беса из дочери хананеянки. Как если бы Христос совершил долгий путь только ради нее одной. Пусть служители Христовы не жалеют никаких трудов, даже если их паства весьма малочисленна. Тот, Кто знает, что душа одного человека дороже всего мира, готов сколько угодно идти, чтобы спасти одну душу от смерти и власти диавола.

А теперь Господь окружен множеством народа. Дав упасть крупицам от небесной трапезы, Он возвращается к Галилейскому морю, чтобы устроить настоящий пир для детей Своих. Мы говорим о Нагорной проповеди Спасителя, а теперь можно было бы говорить о Нагорном исцелении. Слово подкрепляется делом во всем служении Господа. Евангелие повествует «о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян. 1, 1). Дело показывает слово, а слово есть толкование дела. Дело утверждает подлинность слова, и слово раскрывает значение дела. Но дела милосердия не нуждаются во многих словах.

Сравнение с Нагорной проповедью выражено словами: «взойдя на гору, Он сел там». Это символ великого Божественного служения. Господь восседает на горе с тем, чтобы все могли видеть Его и иметь свободный доступ к Нему. Ибо Он — Спаситель мира, открытый для всех. Он восседает там, как бы в ожидании сошествия силы свыше, которая будет дана всем приходящим к Нему.

С чем приходят ко Господу эти люди? Большинство из нас скорее чувствительны к телесным недугам, и лишь немногие по-настоящему заботятся о своей душе и своих духовных болезнях. Но столь благ Господь наш, что приемлет всех — нищих и богатых, праведников и грешных. Душа каждого человека равно драгоценна для Него. И такая сила у Господа нашего, что Он исцеляет все болезни, какие только есть. Люди идут к Нему и несут с собою своих больных родственников и друзей, и полагают их к ногам Иисуса. Мы не слышим, что они говорят Ему. Они просто полагают их к Его ногам, зная, что Он сжалится над ними. Их страдания и беды говорят красноречивее любых слов. Какое бы горе ни посетило нас, единственный способ облегчить его и избавиться от него — положить его к ногам Христа и предать до конца Ему.

Нет другого решения наших проблем, кроме как положить их у ног Христовых. Эти пречистые ноги Его, которыми Он ступал по водам как Господь творения, скоро будут пробиты гвоздями, чтобы направить ноги наши на путь мирен.

Среди принесенных ко Христу были хромые, слепые, немые, увечные и иные многие. Мы видим, какую страшную работу совершает грех. Как уродует он тело человека. Но разве о телесных только болезнях сказано в Евангелии? И мы видим, какую чудесную работу совершает Христос. Он сокрушает этот бесчисленный сонм врагов человечества. Всех исцелил у Галилейского моря Господь! Пусть это явление его силы и милосердия будет утешением нам во всех наших немощах и несчастиях.

И «народ дивился и прославлял Бога Израилева». Чудеса Божии, когда мы сподобляемся их, не могут не вызывать у нас удивления. И радость о милостях Господних рождает в нас хвалу и благодарение. Когда Он исцеляет наши болезни, мы благословляем святое имя Его. Но когда Он милостиво хранит нас от слепоты, хромоты и немоты, у нас должно быть не меньше причин благословлять Его, чем у исцеленных от этих болезней. Мы видим, как свидетели чуда прославляют Бога. Мы должны приносить Богу хвалу и благодарение за милости Его, явленные другим, как если бы эти милости были явлены лично нам.

Суббота

Мф, 39 зач., 10, 37—11, 1

Сказал Господь Своим ученикам: кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее. Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня; кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника. И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей. И когда окончил Иисус наставления двенадцати ученикам Своим, перешел оттуда учить и проповедывать в городах их.

«Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня», — говорит Христос. Какие суровые слова! Бесчеловечные слова — кто может понять их, особенно в наше время, столь тяжелое для родителей в их трудных отношениях с детьми. Кажется просто невероятным, чтобы Господь советовал детям перестать любить своих родителей! Нет, пятая заповедь Божия — священное Божие установление: «Чти отца и мать твою». Сам Христос дал пример послушания и верности Своей Матери (Лк. 2, 51; Ин. 19, 26—28). Он напоминает также, что конкретная забота о родителях идет даже впереди «жертвы на Храм» (Мф. 15, 3—6). Что же хочет сказать Господь этими суровыми словами?

Здесь Христос касается самого священного нашего долга, чтобы сказать с предельной ясностью, что мы должны предпочитать Его самым любимым, тем, кого мы должны любить больше всех. Следовать за Христом, быть верующим в Него, может иногда вызывать противостояние наших самых близких. Но Господь требует от нас быть способными предпочесть Его всему. И мы знаем, особенно в наше время, как часто это бывает. Слово Божие предлагает решительный выбор, в котором вся наша жизнь. Вследствие требования радикальных перемен, Христос часто может быть причиной разделений даже внутри семей, соединенных самой большой естественной привязанностью. Через две тысячи лет после того, как эти слова были впервые произнесены, это противостояние — не такое новое, как может кому-то показаться. Все заключается в том, как обрести нам мужество остаться верными Христу даже ценой крови нашего сердца.

«Кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня», — утверждает Господь. Эти слова абсолютно созвучны предыдущим. После отношения детей к родителям следуют отношения родителей к детям. Христос требует, чтобы Ему было отдано первое место в нашей любви к кому бы то ни было. Кто может иметь право на такое неприемлемое, непостижимое требование, кроме Бога? Из всех великих основателей мировых религий Христос — единственный, кто так говорит. Во всех других религиях Бог ставится превыше всего. А здесь Христос не перестает повторять тем, кто «не достоин Меня». Кто же Он?

Обычно мы говорим, что, только любя друг друга, мы любим Бога. И это так. Бог хочет, чтобы наши отношения были основаны на любви. Было бы ужасно, если бы мы стали употреблять эти слова Спасителя для оправдания нашей нелюбви, нашей эгоистической неспособности заботиться о близких, нашей сосредоточенности на личных интересах.

Любить отца своего и мать. Любить сына своего или дочь. Это касается не только узкого семейного круга. Здесь — основание наших наследственных, культурных, общечеловеческих связей. Хотим ли мы этого или нет, мы зависим друг от друга, и мы создаем эту зависимость. Мы — часть «среды», того целого, что составляет нашу жизнь. Но это единство, сколь бы ни было оно важным, не может быть для нас извинением, что мы не идем вслед Христу. Кто любит свою среду больше Меня, говорит Христос, не достоин Меня. Кто любит своих друзей больше Меня, говорит Христос, не достоин Меня. Кто любит то, что с ним происходит, дело своей жизни, больше Меня, не достоин Меня!

«И кто не берет креста своего и не следует за Мною, тот не достоин Меня. Это третья ступень отвержения. Следует отвергнуться также и, прежде всего, — самого себя. Это слово о Кресте напоминает, что Христос не предлагает нам ничего, что Он Сам бы не исполнил. Всякий крест, который нам дается, всякая скорбь — приглашение следовать за Христом. Во времена земной жизни Христа крест не был ни святыней, ни украшением — распятие на кресте было весьма распространенной, совершаемой на глазах любопытных толп жестокой казнью, предназначенной для рабов.

«Сберегший душу свою — говорит Христос, — потеряет ее. А потерявший душу свою ради Меня сбережет ее». Как это противоречит тому, что более всего ценит современный мир: сегодня высшая цель человека — «реализовать себя», раскрыть себя в полноте. А Христос предлагает потерять себя и погубить себя!

Однако если мы немного задумаемся, мы увидим в этой заповеди Христа один из основополагающих законов нашей жизни. Человеческое существо, не способное отвергнуться себя ради другого, неспособно любить. Наша жизнь каждый день убеждает нас, что необходимо жертвовать собой, чтобы подлинно осуществить себя в любви другого. Парадокс, который раскрывается по-настоящему только в свете пасхальной тайны Христовой. Потерять свою жизнь — чтобы обрести ее! Слово Христа твердо и радостно. Речь идет о бесценном приобретении. Господь предлагает нам умереть для себя, чтобы жить подлинной жизнью. «Я пришел, чтобы имели жизнь, и жизнь с избытком», — говорит Он (Ин. 10, 10). Здесь не может быть ничего общего с тем нигилистическим героизмом, с тем самоубийственным помутнением разума, который насаждается ныне. Господь говорит о каждодневном подвиге любви, требующей от нас самоотречения ради других, — это и есть высший расцвет человеческой личности.

Не разрушение человека, а созидание его! Достаточно вспомнить нам о преподобном Серафиме Саровском, святом праведном Иоанне Кронштадтском, святой преподобномученице великой княгине Елисавете и других бесчисленных наших святых. А уход в себя, в свой мелочный эгоизм, в свои амбиции — самый надежный способ, как говорит Христос, погубить свою жизнь. Быть крещеным, по слову апостола, — быть распятым со Христом, чтобы жить с Ним. И каждая литургия напоминает нам, что Господь предал Себя за нас.

«Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня», — говорит Христос. Что бы с нами ни происходило, речь всегда идет о любви, и о любви в самом простом ее выражении — принять другого. Принимая Христовых служителей, иные, сами того не зная, принимали не Ангелов только, но Самого Христа: «Господи, когда мы видели Тебя алчущим или жаждущим?» Как бы ни были малы у нас возможности делания добра, Господь приемлет даже чашу холодной воды, поданную кому-то из малых сих. Добрые наши дела определяются не ценой дара, но любовью дарующего. По этой причине медная монета вдовы была не только принята, но поставлена выше всех других приношений.

Мы должны творить добро, взирая на Христа, ради Него. Пророк должен быть принят во имя пророка, праведник — во имя праведника, и один из малых сих — во имя ученика, потому что все они несут в себе святость и образ Христа. Доброта, явленная по отношению к тем, кто Христов, не только будет принята, но получит великое вознаграждение. Награды могут быть различны: есть награда пророка, есть награда праведника и есть награда одного из малых сих. Но все они заключаются в единственном, неповторимом и бесконечном нашем приобщении в вечности Христу.

Неделя 7-я по Пятидесятнице

Мф, 33 зач., 9, 27—35

Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал. А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той. Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле. А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского. И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

Сегодняшнее Евангелие — об исцелении двух слепых и немого. В каком бедственном состоянии находится этот мир, и как различны человеческие несчастья! Немого привели ко Христу, как только прозревшие слепые ушли. Как неутомим наш Господь в делании добра, как непрерывно одно доброе дело следует за другим! Сокровища милосердия всегда в избытке есть у Него, и сколько бы Он ни совершал чудес, они никогда не могут иссякнуть. Все заключается в нашей способности участвовать в Божием даре — в нашей вере и нашей молитве.

Двое слепых следуют за Христом и кричат: «Помилуй нас, Иисусе, Сыне Давидов». Обетование, данное Давиду, что от его потомков явится Мессия, было хорошо известно Израильскому народу. В это время было великое ожидание Его пришествия. Эти слепые люди знают, исповедуют и возвещают на улицах Капернаума, что Мессия пришел, что Он здесь. Удивительное дело — те, кто Промыслом Божиим лишен телесного зрения, могут иметь разумные очи столь просвещенными, чтобы различать великие деяния Божии, сокрытые от премудрых и разумных. Перед нами подлинная вера.

Они просят только о милости. И мы будем учиться такой молитве. Как бы ни были велики наши нужды и скорби, нам не нужно ничего, кроме того, чтобы милостив был к нам Господь. Одного мы просим у Господа: чтобы быть нам причастными Его милосердию. Пусть даже Он не исцелит нас и не избавит от той беды, в которой мы сегодня оказались, — если милость Его будет с нами, нам будет довольно этого, мы будем утешены.

И они — обратим и на это внимание — не говорят, каждый из них в отдельности, «помилуй меня», но оба молят друг за друга: «Помилуй нас». Они — друзья по несчастью, и их молитва едина. Если бы народ наш, все русские люди, осознали сегодня, в какой они общей беде, если бы единым сердцем и едиными устами обратились ко Господу, произошло бы чудо. У Христа достаточно милости для каждого и для всех.

Слепые следуют за Христом, взывая к Нему о помощи. Но Он как будто не замечает их. Много народу шло рядом с ними и все кричали, а потом, может быть, когда Христос проходил, они просто забывали обо всем. Он хочет увидеть, что их молитва подлинна и что их осознание беды реально. Он не отвечает порою сразу на нашу молитву, чтобы углубилась наша молитва и чтобы стало более дорогим для нас избавление, которое мы не можем получить по первому нашему слову. Господь хочет научить нас быть настойчивыми в молитвах, всегда молиться и не унывать.

И еще важная подробность. Когда Христос вошел в дом, слепые последовали за Ним и там подошли к Нему. Оттого, что Он не ответил им на улице, они вынуждены были войти за Ним в дом. Святые отцы видят в этом особый смысл. Рано или поздно каждый из нас должен встретить Христа наедине. Хорошо молиться в храме со всеми, при большом стечении народа, когда великий праздник и общее торжество невольно захватывает нас. Но в конце концов каждый должен встретиться лично со Христом, и это имеет решающее значение. Будет ли это в храме или в домашней нашей молитве, или когда нас посетит беда. Сам Господь ищет, чтобы это с нами произошло. Двери Христовы всегда открыты для тех, кто неотступно следует за Ним. Но эта встреча со Христом должна быть сокровенной. Потому-то когда слепые прозрели, Христос строго сказал им: «Смотрите, чтобы никто не узнал».

Сегодняшнее Евангелие напоминает нам, что молитва наша должна быть соединена с несомненной верой. Христос спрашивает слепых: «Веруете ли, что Я могу это сделать?» и отвечает им: «По вере вашей да будет вам». Он мог бы, говорит святой Иоанн Златоуст, сразу всех слепых, немых и глухих на земле исцелить одним словом. Но что бы это значило? Человек был бы поставлен на один уровень с неразумными существами, без свободной воли и свободного выбора, лишенный высокого своего предназначения. Но человек потому и называется человеком, что всегда стоит перед выбором добра и зла. Если он избирает добро, он вступает в дружбу с Богом и становится чадом света, наследником Его небесного Царства. Если он избирает зло, он становится ниже неразумных существ, погружаясь во тьму кромешную.

Не то же ли самое случилось с немым, об исцелении которого далее говорится в сегодняшнем Евангелии? Он — бессловесное существо. Мы часто повторяем, что сегодня все делается, чтобы превратить людей в бессловесных существ пропагандой скотской похоти. И самое главное, что сегодня происходит в мире — обессмысливание слова. Смешиваются святые и грязные слова, ложь звучит по телевидению как сквернословие, и они не стыдятся уже публично произносить любую срамоту. Еще немного, кажется, и они будут мычать и рычать.

Вначале Христос изгнал диавола из немого, и только потом тот стал говорить. Представьте, что Господь освободил бы его от немоты и оставил все как есть. Что бы произошло? Свободным, развязанным от стесняющих его уз языком, немой стал бы хулить Бога и человека и восхвалять грех. Господь показывает нам сегодня, как страшна такая свобода. И где можем мы обрести избавление от нынешней всеобщей слепоты и немоты. Он поражает корень зла и устраняет причину. Только силою Божией может быть сокрушена сила сатаны, сковавшая наш народ. Только подлинной верой можем обрести мы дар прозрения. Только в истинной молитве отверзаются уста, приносящие хвалу Господу.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: