Седмица 8-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф, 65 зач., 16, 1—6

И приступили к Иисусу фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба. Он же сказал им в ответ: вечером вы говорите: будет ведро, потому что небо красно; и поутру: сегодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. И, оставив их, отошел. Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов. Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской.

Трудно было бы найти две более различные партии, чем фарисеи и саддукеи. Но ненависть ко Христу объединяла их. У всех заблуждений есть одна общая черта — враждебное отношение ко Христу.

Фарисеи и саддукеи требуют у Христа знамения с неба. Тот, кто претендует на звание пророка или духовного вождя, должен подтвердить это особенным знамением. Господь говорит им, что знамение — перед ними, надо только увидеть его. Они ищут знамения с неба, и Христос показывает им на небо. Они хорошо разбираются в знаках, предвещающих перемену погоды. Они знают, что если с вечера небо красное, то утром будет прекрасная погода, если утром небо багрово, то жди ненастья. Но они слепы к знамениям времен.

Им дано было множество знамений. Все чудеса, которые совершал Христос, были знамениями. Но они ни во что ставили эти знамения, когда исцелялись больные и страждущие, а искали чуда, которое могло бы удовлетворить любопытство их гордого ума. Это должно было быть знамение с небес — подобное тому, что было при принятии скрижалей Закона на горе Синайской, — в громе и молниях. Они искушали Господа, ища знамения, не для того, чтобы научиться, а для того, чтобы уловить Его. Если бы Он показал им знамение с небес, они бы приписали его действию князя воздушных сил.

Господь говорит им, что единственное знамение, которое они получат, будет знамение Ионы. Иона был пророком, обратившим народ Ниневии к покаянию и приведший его от путей нечестия к Богу. Но что было знамением, благодаря которому народ Ниневии обратился к Богу? Вовсе не чудо спасения Ионы из чрева морского чудовища. Тайна Креста и Воскресения из мертвых была сокрыта в этом чуде, но тогда не пришло еще время услышать о ней. Об этом они ничего не знали, и Иона в своей проповеди не ссылался на нее. Знамением Ионы был сам Иона и его благовестие от Бога. Явление пророка Божия и благовестие, которое он принес, — вот что изменило жизнь народа Ниневии. Господь говорит фарисеям и саддукеям, что Божие знамение перед ними — Он Сам и Его благовестие. Он как бы показывает им: «Во Мне вы встречаетесь с Богом и правдой Божией, что же еще вам нужно?»

В этих словах Господа — предупреждение всем людям. Вне Иисуса Христа не может быть Откровения Божия. Всякий, кто ищет Бога, может увидеть Его во Христе. Он и есть Божие знамение человеку. Если Христос не дозовется до нас, никто уже не дозовется. Если Он не убедит нас, никто не убедит. Если мы не увидим Бога в Иисусе Христе, мы не увидим Его ни в ком и ни в чем. Когда мы встречаемся с Иисусом Христом, мы встречаемся с последним Божиим словом и последним Божиим зовом. Что же остается для тех, кто отвергает эту последнюю возможность, не желает слышать это последнее слово, этот последний зов?

Господь называет их родом лукавым и прелюбодейным. Гордо именуя себя истинной Церковью и невестой Божией, они предательски нарушили свой завет с Ним. И Господь, «оставив их, отошел». Христос не пребудет долго с теми, кто искушает Его. Он уклоняется от всех противящихся истине. И предупреждает нас: «Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской». Самая большая опасность для верных — со стороны лицемеров. Мы стараемся противостоять наступлению открытого зла. А против этой опасности сугубо предупреждает Господь. Он сравнивает их деятельность с закваской, потому что, где бы они ни появлялись, даже в Церкви Христовой, они будут пытаться заполнить собою все.

Вторник

Мф, 66 зач., 16, 6—12

Сказал Господь Своим ученикам: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской. Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли. Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли? Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали? Ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали? как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской? Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского.

Христос призвал учеников беречься закваски фарисейской и саддукейской. Они забыли взять хлеб, и думают, что Он выговаривает им за это. Господь упрекает их за маловерие, за отсутствие рассудительности, напоминая о двух чудесах умножения хлебов, как бы говоря им, что отсутствие хлеба не должно их беспокоить. Господь запретил им это делать, как раньше запретил бесноватому, запретил ветру, и когда Петр противился Его слову о предстоящем Ему Кресте, запретил ему. И в этом слове — отражена борьба Христа с искусителем в течение всего Его служения.

Закваска фарисейская и саддукейская, против которой Христос предупреждает нас, — их учение. Что имеет в виду Христос, предупреждая против дурного влияния учения фарисеев и саддукеев? Берегитесь, говорит Он, такой духовности, которая смотрит только на внешние поступки и забывает о внутреннем состоянии сердца человека. Таковы были фарисеи. Вся религия для них заключалась в соблюдении внешней обрядности и внешней чистоты. Берегитесь, говорит Христос, ставить материальное слишком высоко в вашей системе ценностей, и не связывайте ваших надежд на перемены жизни с переменами внешних политических обстоятельств, не думая о перемене сердца. Таковыми были саддукеи.

Господь созидает новый Израиль, а не реформирует старый. Новое вино должно быть налито в новые мехи. Законнические предания не совместимы с новизной жизни Духа Святого. «Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали?» Если раньше Он давал всему народу пищу с таким избытком, неужели не даст теперь Своим ученикам необходимого? Мы часто стоим в растерянности перед сегодняшними нашими нуждами, потому что не помним, как должно, прежних даров Божественной силы и милости, явленных нам. Если с нами Господь, если мы с Господом, мы не должны беспокоиться ни о чем. «Как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам», — говорит Он. Мы должны стыдиться нашей медлительности в разумении того, что ради нас совершает Господь. Его пища и питие — творить волю Отца. «Тогда они поняли», потому что Христос учит, открывая ум к уразумению Своего слова. Такое научение истине дороже всего. И память об этом должна быть для нас важнее всего.

Столь близкие Господу люди были сосредоточены на земных переживаниях и не понимали Его! Разве не так мы порой слушаем Бога — когда Он говорит с нами в Писании, в проповеди и даже в молитве? Наши личные заботы заслоняют то, что Он говорит, и мы слышим лишь то, что относится к нашим сегодняшним обстоятельствам. Когда Христос говорит нам взять наш крест и идти за Ним, Он не имеет в виду просто наши каждодневные трудности, но — величие и жертвенность всего Его и нашего пути. Забыть взять в дорогу нужное для тела не является сутью нашей духовной жизни. Когда Господь говорит с нами, мы должны слушать со всем нашим вниманием, всякое отложив житейское попечение, как поем мы во время Херувимской за Божественной литургией.

Среда

Мф, 68 зач., 16, 20—24

Тогда Иисус запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос. С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

Исповедание веры Петра — поворотный пункт в Евангелии, когда Господь обращает Свой взор на дорогу в Иерусалим. Господь запрещает Своим ученикам говорить кому-либо, что Он — Христос. Он облекает их Божественным доверием. Он раскрывает им Божественный замысел спасения. Он вверяет им абсолютно все. Как это непостижимо! Превечный всесильный Бог вселенной так обращается к Своему творению. Со страхом и трепетом, и изумлением мы слушаем эти слова.

Что же следует за этим? Еще более глубокое откровение для учеников. Он вводит их в самые непостижимые тайны. Он дает им предузнать, какой ужас Его ожидает и какая слава. Теперь Господь начинает открывать им глаза на то, что для Него не существует иного пути, кроме пути Креста. Он говорит им, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников — духовных вождей Израиля.

«И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему». Когда он слышит, что Христос идет в Иерусалим, чтобы умереть, он отводит своего Учителя и Господа в сторону и начинает выговаривать Ему: «Да не будет этого с Тобою, милосердный Господи. Ты Помазанник Божий. Ты не можешь быть убитым. В Твоей власти победить мир. Ты — Сын Божий. Ты можешь восстановить былую мощь и славу Израиля. Ты можешь накормить голодных, одеть нагих. Ты можешь установить на земле царство правды и справедливости». Обнимая Христа, он как бы хочет удержать Его от этого самоубийственного, как ему кажется, пути. «Это не должно, это не может случиться с Тобою».

И тогда мы слышим перехватывающий наше дыхание ответ Христа: «Отойди от Меня, сатана!» Только что Господь говорил: «Блажен ты, Симон», а теперь — «Отойди от Меня, сатана!» Но для того и для другого были основания. Только что приобщившийся благодати Божией человек внезапным искушением может стать непохожим сам на себя. Самое изощренное лукавство сатаны может быть в искушении нас через наших ближайших друзей. И мы должны различать голос диавола — говорит ли он через благочестивого христианина или через древнего змия. Мы должны иметь мужество беспощадно обличить угрожающую нашему спасению ложь. «Ты Мне соблазн» — ты пытаешься стать преградой на Моем пути — подобно диаволу, искушавшему Меня в самом начале Моего служения. Господь не обличил столь резко Своего ученика, когда тот трижды отрекся от Него, как теперь — когда Петр пытается воспрепятствовать Ему восходить ко Кресту ради спасения всех. «Потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

Хотя ученики поняли, что их Учитель — Христос, Божественный Мессия, для них по-прежнему это значило победоносного земного Мессию, Который изгонит римских завоевателей из Палестины и восстановит царство Израиля. Прежде чем выйти в мир с проповедью о Христе, они должны были сами понять, о каком спасении идет речь. Реакция Петра показывает, насколько далеки были ученики от этого.

Слова Петра — это наши слова, произносимые нами в разных местах и в разные эпохи. Какого царства, силы и славы ищем мы для России, для Церкви и для себя? Самую главную нашу молитву «Отче наш» мы завершаем возгласом «яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков». Единственная слава, которую ищет Христос, — слава Креста. Единственная сила, которая исходит от Креста, — немощь Его поражения и смерти. Единственное Царство, открываемое этой смертью, принадлежит к другому миру.

Мы все, в том числе самые праведные из нас, — грешники, за которых Христос умер. Мы враги Божии, которых Бог спас. Мы рабы греха и диавола, которых Бог искупил честною Своею кровию. Мы хотим избежать пути креста не только для себя, но и для Христа. Но Он избирает только путь страданий — ради нас. Подобно Петру — до подлинного его просвещения — мы соблазняемся мыслью о том, что Бог изгоняется из этого мира. Но таков наш Бог. И Ему не находится места в мире, кроме как на Кресте.

Путь креста — единственный путь, каким мы можем идти. Ибо «если кто хочет идти за Мной, — говорит Христос, — да отвергнется себя, возьмет свой крест и следует за Мной». Христос требует, чтобы мы не только отверглись себя, но умерли. У учеников Христовых не должно быть иллюзий, как это часто бывает у нас, что означает крестоношение. В первом веке несущий свой крест обыкновенно нес его к месту своей казни. Многие из нас сетуют на болезни, на трудности в семье, на безденежье, называя это крестами, которые мы должны нести. Все эти скорби реальны, но не о таком кресте говорит Христос. Крест, о котором Он говорит, — крест смерти. Он дает это ясно понять, когда говорит, что кто хочет душу свою спасти, тот погубит ее. Все должно быть перевернуто Крестом в этом перевернутом грехом мире. Приобретение оказывается утратой, спасение жизни — гибелью ее. И наоборот: поражение — победой и смерть — жизнью.

Четверг

Мф, 69 зач., 16, 24—28

Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее; какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его. Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем.

Заповедь Христова — взять крест свой — в сердце христианства. Те, кто отдает все, что у них есть, знают, как мала их потеря, выражаясь по-мирски, по сравнению со славой, которую они находят в Боге.

Мы часто так связаны земными заботами, что они заполняют собой нашу христианскую жизнь. Но разве существует какая-то реальная жизнь — вне Царства Христова? Если я, например, отправляюсь в дальнюю дорогу, я, естественно занимаюсь сборами и хочу узнать, как можно больше о месте назначения — в особенности, если еду навсегда. Не должны ли мы точно так же — только с удесятеренной ответственностью — относиться к той дороге, которая идет в Царство Небесное? Но обыкновенно мы ведем себя так, как будто мы вовсе не в пути.

Мы должны осознать, насколько опасна эта расслабленность. Мы должны бдеть и молиться, чтобы не пропустить Христа, проходящего мимо нас и предлагающего нам наш крест. «Да не внидете в напасть», — предупреждает нас Господь о ином пути, который означает смерть вторую — внутреннюю смерть. Отвергнуться себя не значит уничтожить себя, но — искоренить в себе все, что омрачает образ Божий в нас, все, что надмевает наше «я» в предпочтении нашей воли Божественной воле, в то время как нам предлагается иметь ум Христов.

Если мы потеряем все, что связывает нас с нашей плотяностью, с нашей смертностью и греховностью, мы будем увенчаны вечностью в той избыточествующей жизни, которую обрел для нас Христос Своею Крестною смертью. В той мере, в какой мы участвуем в Христовых страданиях, будем мы и причастниками Его славы.

«Какая польза человеку, — говорит Христос, — если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Наша душа дороже всего мира, она драгоценней, чем все богатства, слава и сладость нынешнего века, если бы мы имели их. Слишком часто приобретение всего этого совершается ценой потери души. Потеря души — столь великая потеря, что приобретение всего мира не перевесит ее и не восполнит ее. Кто теряет свою душу, даже если при этом он приобретает весь мир, заключает плохую сделку со своей совестью. Когда наступит время подводить итоги, он увидит, что крушение его — непоправимое. Ибо «какой выкуп даст человек за душу свою?» Только Кровью Христовой могут наши души быть искуплены от вечной смерти и нашей верностью Христу.

Приближается Второе Пришествие Господа, когда «придет Сын Человеческий» во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его». Близ Судия, Который будет судить не по тому, что мы приобрели в этом мире, а по тому, что сделали ради спасения своей души. Он даст венец жизни всем любящим Его. «Истинно говорю вам, — говорит Христос, — есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем». С этими словами и ныне священник обращается к стоящим в храме, как тогда Христос к стоящим перед Ним. В этих словах Господа — Божественная правда. Из стоящих перед Ним многие увидели Христово пришествие в Его Царстве в день Пятидесятницы. И это Царство в силе — при их жизни перешло границы Малой Азии, Европы и достигло Рима.

Крест, который предлагает нам взять Христос, — по-видимости, бесславие. Но как после Креста Христова наступило Воскресение, и силой Духа Святого победная весть о нем пронеслась по всему миру, так непреложно обетование Господа Своим ученикам. Новую нетленную жизнь дается увидеть нам прежде смерти, и ничто не может воспрепятствовать распространению Царства Христова в человеческом роде.

Пятница

Мф, 71 зач., 17, 10—18

И спросили Иисуса ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе. Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! Помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.

Когда Господь сходит с горы Преображения со Своими учениками, Он заповедует им никому не говорить о виденном, пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. Они спрашивают Его, почему книжники говорят, что Илия должен придти прежде. Когда ученики не могут связать слова Христовы с тем, что они слышали в Писании, они просят объяснить им эти слова. Когда мы встречаемся с трудными местами в Священном Писании, мы должны обращаться ко Христу с молитвой, чтобы Он отверз наш ум Духом Святым к уразумению Писаний и наставил нас на всякую истину. И, прежде всего, к толкованию святых отцов, которые жизнью своей исполнили слово Христово.

«Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устроить все». Христос пришел не для того, чтобы изменить или упразднить что-либо в ветхозаветных пророчествах. Иоанн Креститель предшествовал Ему, чтобы остановить духовный распад в богоизбранном народе, проповедуя покаяние. Это и есть устроение всего. «Учители Закона правильно говорят, что Илия должен придти. Но Я скажу вам то, что они не могут сказать, — что Илия уже пришел». Часто бывает, что обетования Божии исполняются, а люди не замечают этого, и продолжают ждать их. «Где обетование пришествия Его?» — скажут они о Самом Христе, а теперь говорят так о Предтече пришествия Христова. В то время как обетования о Предтече уже исполнились. Учители Закона посвящали много времени спорам о Писании, но не видели в знамениях времени исполнения Писаний. Так можно иметь Апокалипсис любимым чтением и не замечать Апокалипсиса, происходящего на наших глазах.

Легче объяснить общее значение слова Господня, чем уметь применить его к реальной духовной жизни. Оттого что «они не узнали его», то «поступили с ним, как хотели». Если бы они узнали Господа славы, то не распяли бы Его. Если бы они узнали Предтечу, то не совершили бы усекновения его главы. И Господь добавляет: «Так и Сын Человеческий пострадает от них». Когда они запятнали свои руки в крови Иоанна Крестителя, они уже были готовы поступить точно так же со Христом. Как поступают люди с Христовыми служителями, так поступили бы они с Самим Христом.

«Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе». Господь не называет по имени Иоанна, но дает такое его описание, которое должно напомнить им о том, что Он говорил о Предтече до этого: «Иоанн пришел в силе и духе Илииной». И служение Иоанна заключается в возвещении Агнца Божия, вземлющего грехи мира.

И далее мы слышим повествование об исцелении бесноватого отрока. В нем — иллюстрация духовной самонадеянности не утвержденных в благодати учеников. Ранее Господь посылал их на проповедь и, возвратившись, они с радостью говорили, что и бесы им повинуются. А теперь, когда некий человек приводит к ним своего сына с просьбой исцелить его, они не могут изгнать беса. Исцеление бесноватого отрока произошло сразу же после сошествия Христа с горы Преображения, где ученики Его услышали глас Отца Небесного, коснулись вечной жизни, непостижимого покоя, радости, для которой и создан человек. И первое, что они встречают, сходя с горы, — мир, такой, какой он есть сейчас — в его непросветленности, подчиненности князю тьмы, с его беснованием, болезнями, маловерием. Слава небесная не может заслонить от Христа наши нужды и беды. И мы обманываем себя, если думаем, что после Воскресения и Пятидесятницы — все только свет. Нет, тьма мира сего, в которую Господь входит Своими Крестными страданиями, неотделима от света дня Господня. И мы призваны разделить с Господом до конца эту тьму, если хотим быть в свете.

Отец с плачем бросается к ногам Спасителя, прося исцелить своего ребенка, которого бес бросает то в огонь, то в воду. Сознание непоправимой беды заставляет людей преклонить колена. Диавол овладел душой и телом этого отрока, но кто, кроме Христа может победить диавола? «Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его», — говорит потрясенный отец. «О, род неверный и развращенный!» — восклицает Господь. Эти слова обращены ко всему народу, и в особенности к учителям Закона. За неверие наше Господь не дает другим людям помощи, когда они обращают свой взор к Церкви. Сам Христос не мог совершить многих чудес там, где царствовало неверие. «Доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» Неверие и развращенность тех, кому Господь открывает Свою благодать, — великая печаль для Него. Однако о Боге нельзя сказать, что Он терпелив и милостив, говорят святые отцы, Он — долготерпелив и многомилостив. «Приведите его ко Мне сюда», — говорит Господь. Как бы ни гневался на нас за наши грехи Господь, Его любовь неодолима. Когда надежда на всякую человеческую помощь умирает, мы должны идти ко Христу, и Он не отвергнет нас.

Господь сокрушает силу сатаны как власть имеющий. «И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час». Сатана не может противиться слову Господню, как бы ни велика была его сила, и сколь бы долго он ни господствовал над людьми. Это было немедленное и полное исцеление. Во все времена родители должны приводить своих детей ко Христу. И особенно в такое, как наше. Раньше подобное беснование было редчайшим явлением, а теперь это — наша повседневность. Как привести нам наших детей к таинствам Церкви и к просвещению словом Господним? Как научиться по-настоящему молиться за них, когда они отошли от Церкви? Если будет у нас переживание за наших детей, как у этого отца, и такое же, как у него, обращение ко Христу, Господь сокрушит сатану под ногами нашими вскоре.

Суббота

Мф, 47 зач., 12, 30—37

Сказал Господь: кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду. Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься.

Христос говорит: «Кто не собирает со Мною, тот расточает». В нашей духовной войне есть только один выбор — за Христа или против Христа, собирание со Христом или расточение с сатаной. Божественная благодать — любовь, прощающая грехи, идущая за пределы смерти. Сердце Христова благовестия: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, да всякий верующий в Него не погибнет, но имеет жизнь вечную» (Ин. 3, 16). Эта благодать прощения познается в полноте во Христе, в Том, Кто взял на Себя грех мира и заплатил за него ценой искупительной любви. «Всякий грех простится человеку». Даже если грех наш вопиет к небу, у Господа — милосердие, которое превыше небес.

Однако человек остается до конца свободным. И если кто-то решительно отвергает то, что Бог Отец совершает Духом Святым во Христе и через Христа, такой человек ставит себя вне спасения. В книге Чисел мы читаем: «Слово Господне он презрел и заповедь Его нарушил: истребится душа та» (Чис. 15, 31). Господь говорит, что кто произносит хулу на Духа Святого, тот отвергает единственную силу, могущую привести его к покаянию, — Божественную благодать прощения. Прощение всегда связано с нашим участием, оно не мешок, набитый деньгами, который можно схватить и убежать. Если жизнь наша совершенно закрыта для общения с Богом, как можем мы принять Божественное прощение?

Господь говорит, что люди могут не понимать по-настоящему тайну Человека Иисуса из Назарета, и по неведению критически отзываться о том, что Он делает, и, тем не менее, не быть лишенными надежды на прощение. Но когда истина и правда Божия приходит к ним просвещением Духа Святого, и люди отвергают их, они ставят себя вне прощения. Непрощаемым грехом может быть попытка приписать дело Духа Святого сатане, и это уже нельзя назвать случайным преткновением. Это состояние постоянного предпочтения греха правде, это — грех как норма, то, что насаждается сегодня у нас. Грех как норма — атмосфера, благоприятная для прихода «человека беззакония», превозносящегося «выше всего, называемого Богом или святыней».

Разум и совесть человека настолько ожесточаются по отношению к истине и правде, что внушения Духа Святого не достигают их. Вне прощения оказываются те, кто отказывается слышать зов прощения. Так глубоко может исказиться отношение человека к Богу, что он навсегда поставит себя вне прощения.

Те, кто думает, что они совершили непрощаемый грех, должны знать, что сам факт сокрушения их об этом грехе — свидетельство слышания ими Духа Святого. Нет греха непрощенного, кроме греха нераскаянного. Непрощаемый грех — это совершенное отвержение Духа Святого, отказ от приведения Им нашей души к покаянию и прощению. Непрощаемый грех имеет вечные последствия. Фарисеи произносят ужасную хулу на Господа и Его дело, и Господь говорит о нашей страшной ответственности за слова. Он показывает, каким образом слова выражают внутреннюю суть человека. «От избытка сердца говорят уста». Человека можно определить по тому, что и как он говорит, по его словам, отражающим его внутреннюю жизнь. В конечном счете, суд над нами будет совершаться на основании наших собственных слов — по словам мы осудимся или оправдаемся.

Целостность личности определяется словами и делами. «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду». Сердце — корень дерева нашей жизни, а слово — его плод. Пока не будет у человека чистого сердца, не может быть у него чистых уст. «Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы?» Люди смотрели на фарисеев как на святых, но Христос называет их порождениями ехидниными. Могут ли змеи быть без жала, содержащего яд? И от плохих людей естественно ждать плохое. Но Христос предлагает всем спасение и всех зовет к покаянию.

Слова, как и дела, показывают, что мы на самом деле собой представляем. Последствия произнесенного слова могут быть порой непредсказуемы. Слово, которое я говорю, может поколебать нравственное состояние целого народа и всего человечества. Бывают оскорбительные слова, которые ранят и убивают, лживые, гнилые слова, которые отравляют всю жизнь. Но хуже всего, когда праздными, то есть ничего не значащими, становятся святые слова. Никогда не было слово так обессмыслено и обессолено, как сегодня. И мы знаем, какой значительный вклад вносят в этот процесс средства массовой информации. Однажды произнесенное, слово не может быть удержано, и мы не можем освободиться от ответственности за него. Одна из самых страшных тайн человека заключается в том, что в вечности мы предстанем теми, кто жил и говорил сегодня. Кто из нас не нуждается в Божием милосердии? апостол Иаков в своем Послании пишет: «Язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло». Весь вопрос в том — как привести «всякое помышление в послушание Христу?» (2 Кор. 10, 5).

Неделя 8-я по Пятидесятнице

Мф, 58 зач., 14, 14—22

И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики — народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей. И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

Когда Иисус увидел множество людей, слышим мы в сегодняшнем Евангелии, Он сжалился над ними. Никто, как Христос, не имеет такой жалости к человеческим душам. Его сострадание к людям поистине не имеет конца. Все Евангелие раскрывает нам именно такой лик Христа. Он не только жалеет людей, Он помогает им. Сколько тех, кто были больны и исцелели, — а теперь, когда Он видит их голодными, Он насыщает их.

Ученики, наверное, полагали, что день напряженнейшего труда наконец-то завершен, и теперь можно распустить народ. Но Христос не может отпустить людей голодными и повелевает Своим ученикам накормить их. Удивительное дело — не только народ влечется ко Христу, но и Сам Христос не хочет расставаться с теми, кто приходит к Нему. «Не надо им уходить, — говорит Он, — но если они так голодны, им надо уходить, потому что этого требует их естество. Но лучше вы сейчас же дайте им есть». Господь для тела (1 Кор 6, 13) — это Его рук творение, это то, что, как и душу, Он пришел искупить. Он Сам облекся телом, и Ему надо научить нас полагаться на Него во всем, что касается наших телесных нужд. Если мы ищем Царства Божия, если это наша главная мысль и забота, все остальное приложится нам так, как Он считает полезным для нас. То есть так, чтобы это укрепляло нас на нашем пути к Царству Божию.

И вот перед нами — чудесный пир, на котором угощает Сам Христос. Кто-то заметил, что по числу гостей можно судить, сколько заплачено за пир. Их было пять тысяч, не считая женщин и детей, но Он мог бы накормить и все человечество. Как и кормит, между прочим. Желая только одного — чтобы мы не лишились небесного пира Агнца. В том-то и дело, что остается вопрос: все ли они пошли после этого за Христом? Или насытились и ушли от Него навсегда? А может быть, были среди них такие, которые потом кричали: «Распни Его!»

Нам радостно думать, что Церковь — это множество людей, и отрадно видеть, когда много народа собирается в храме на праздник. Это добрый знак. Но все ли, когда выходят из храма, сохраняют слово Господне в сердце своем? Сколь многие из ходящих в храм, когда пришла революция 1917 года, оказались среди врагов Христовых! И мы знаем, что это не было последним испытанием Церкви.

Прежде всего, Господь хочет напитать нас словом истины, и только потом совершается чудо. Пять хлебов и две рыбы. Во-первых, это очень немного — всего-то для небольшой семьи. Нам самим этого может не хватить. И, во-вторых, — самая простая, обычная пища. Ни вина, ни деликатесов. Не потому ли, чтобы мы не искали разнообразия и утонченности в пище и во всем земном, но только самое необходимое? Однако самая простая еда может стать чудесно вкусной, вкуснее всего на свете. Так Великим постом Господь возвращает нам вкус к самой простой еде как к чуду. Так монастырская еда исключительно вкусна, оттого что приготовлена с благословением Божиим и с молитвой. И по этой причине всякая христианская трапеза должна непременно предваряться молитвой.

Он посадил на траву, где нет, кажется, даже самого необходимого: ни скатерти, ни тарелок, ни вилок, ни стульев, ни столов — не то что царского великолепия. Но Он показывает, что Царство Его — не от мира сего.

Какой же тайне Царства Божия научил Господь этим чудом апостолов и всю Церковь? Когда в мире нужда, и у нас самих очень мало, мы должны давать другим из этого малого. Это есть лучший способ получить большее. Для этого нужно все принести Христу. Здесь — Божий ответ на все времена: на то, что, на самом деле означают экономические проблемы, над разрешением которых бьется человечество.

Только так мы можем достигнуть процветания и благосостояния — положить все в руки нашего Господа, чтобы Он распорядился этим как Ему угодно, и чтобы мы могли взять это обратно из Его рук. И тогда все не только стократно увеличится, но и станет безмерно более сладким для нас. Вот почему Святая Церковь видит в этом чуде прообраз Евхаристии и предвкушение грядущего Царства Небесного.

Служители Христовы никогда не смогут наполнить небесной пищей сердца людей, если прежде Христос не наполнит их руки. В этом смысл ученичества Христова: то, что Господь дает Своим ученикам, они должны давать людям. Обратите внимание на то, как умножились хлебы: не так, чтобы вдруг возникли горы еды, но по мере того, как совершалось раздаяние. Так благодать и то, что по благодати, растет (как пламя от одной свечи к тысячам других), когда раздается. Не ищите царства земного, прежде всего, — в то время как все земное гибнет, исчезает при трате, духовные дары (и все земное, когда оно определяется исканием небесного) умножаются.

Человек, узнавший чудо любви Христовой, дает радостно и свободно, и получает все больше и больше. Как сказано в Евангелии, после умножения хлебов осталось двенадцать коробов кусков — по коробу для каждого апостола — с тем, чтобы они могли продолжить жизнь так, как учит Христос. То, что они отдали, они получили снова, и с этим получили бесконечно большее. Чтобы они и все мы знали, что Христос дает не скупо, но щедро и с избытком.

Церковь призывает нас сегодня увидеть, что жизнь чудесна. Святые отцы говорят, что в чуде умножения хлебов явлена та же самая Божия сила, которая каждый год умножает семена, посеянные в землю и, как в первые дни творения, повелевает земле приносить свой плод. Так что отданное земле пригоршнями, возвращается снопами. Это Господне делание, и это наше участие в чуде Господнем.

Благословен Бог наш! Если бы весь наш народ, все человечество собрались у ног Его, то хватило бы для всех, и достаточно было бы для каждого. Но самое главное — уже здесь и сейчас началось бы Царство Небесное.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: