Слово в Неделю о Закхее. Преподобного Макария Великого. Святителя Марка, архиепископа Ефесского

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня Святая Церковь совершает память преподобного Макария Великого, Египетского, и святителя Марка, архиепископа Ефесского. Сегодня же память преподобного Саввы Сторожевского — ученика преподобного Сергия; его икона с частицей святых мощей принесена в наш храм и пребывает среди нас. Прежде, чем говорить о том, что сегодня также Неделя о Закхее, то есть начало подготовки к Великому Посту, я хотел бы несколько слов сказать об этих святых.

Святой Марк Ефесский хорошо известен нам тем, что в ХV веке во время знаменитой Ферраро-Флорентийской унии, соединявшей католиков с православными, он выступил против этого ложного соединения. Да, мы все призваны к единству по слову Господнему: «Да будут все едино!» (Ин. 17, 21) Но не может быть единения между истиной и ложью. Если истина допускает какое-то отступление от Богом установленных Откровений, то это уже не истина. Она требует, по крайней мере, покаяния, осознания, отделения от заблуждения. Самая страшная угроза, которая все более раскрывается в мире и в Церкви, — это соединение истины с ложью. Это то самое смешение, которое называется Вавилоном, — смешение истины с ложью, добра со злом, чистоты с грязью. Если это происходит в Церкви, то совершенно ясно, что вне Церкви все остальное совершается само собой, без каких-либо препятствий.

Велика заслуга перед Церковью святителя Марка, архиепископа Ефесского, память которого мы совершаем сегодня. Обладая громадным авторитетом, он отказался подписать унию об объединении католической и православной Церквей, хотя все архиереи подписали это соглашение. Папа, узнав о том, что нет подписи Марка, сказал: «Мы ничего не добились!» Он знал, что Церковь пойдет за святителем Марком, хотя святитель Марк и не был предстоятелем Константинопольской Церкви.

Предлог, под которым совершалось это «единение», формулировался иерархами-отступниками так: «Мы должны найти что-то среднее. Не упорствовать в своем, а найти нечто среднее». Все, на самом деле, диктовалось политическими соображениями, потому что для Византии очень важно было найти политическую поддержку Рима в связи со все более усиливающимися внешними угрозами. Святой Марк учит, что ничего среднего между истиной и ложью быть не может. Между заблуждением и правдою, между мраком и светом — средним могут быть только сумерки, в которых трудно различать истину.

Сегодня Церковь молитвенно вспоминает святого Марка Ефесского, для того чтобы помнить, что и в наши дни существует реальная угроза этого внешнего единения. Даже в нашем епископате некоторые, к сожалению, именно так настроены. Мы должны быть внимательными, бдительными, как учит Христос, и молиться нашим исповедникам Святого Православия, чтобы не допустить отступления от него. Римский папа, как известно, объявил, что он надеется: к 2000 году произойдет объединение всех христиан. Еще раз заметим, что объединение хорошо, но не жертвой же истины! Не жертвой всего, чем живо до сих пор человечество.

Мы так твердо стоим на принципах Православия не потому, что к кому-то относимся свысока, а потому, что нам заповедано любить других людей. Именно любовь и такое твердое стояние в истине определяет наше отношение ко Господу и другим людям. Вспомним случай из жития преподобного Макария Великого, которое мы слышали вчера за всенощной. Однажды Преподобный увидел в пустыне лежащий череп. Силою Духа Святаго он вызвал душу этого человека для того, чтобы спросить о страданиях за гробом, которые терпят умершие. И душа этого человека, который был на земле главным языческим жрецом, поведала ему о страшных адских муках. Тогда он спросил: «Бывает ли вам когда-нибудь облегчение?» «Да, — отвечал жрец. — Когда вы приносите бескровную жертву: совершаете Евхаристию, мы начинаем немного видеть друг друга».

Ад — это одиночество, это лишение видения Бога и другого человека. Но и в этой кромешной тьме наступает утешение, когда грешники начинают видеть друг друга от того, что истинная Святая Церковь исповедует Богом данное Откровение, не отступая от него. Евхаристия, по словам святого Иринея Лионского, согласна с нашим учением так же, как наше учение подтверждает то, что совершаем мы за Евхаристией, благодаря исповеданию истины. Это происходит вопреки смешению тьмы со светом, то есть вопреки «сумеркам», которые создают ад и здесь, и там. Но благодаря тому, что человек хранит еще свет, в котором нет никакой тьмы, в аду начинает светать, и спасение даруется и православным христианам, и даже главному языческому жрецу.

Может ли быть большее заблуждение, отступление от истины, чем у языческого жреца? Оказывается, может быть. На вопрошание преподобного Макария: «Есть ли еще худшие, горькие страдания?» — жрец отвечает: «Да. Те, которые исповедовали истину, но отступили от нее, предав Православие, предав жизнь по заповедям Божиим, находятся в еще горшем состоянии».

Это предисловие к сегодняшнему дню, чтобы мы помолились святому Марку Ефесскому, преподобному Макарию Египетскому и преподобному Савве Сторожевскому о том, чтобы Господь научил нас дорожить истиной, и если мы не знаем ее благодати, чтобы Он вдохновил нас решимостью и мужеством пробиться к ней подлинным покаянием. Пробиться к Богу, ко Христу, к благодати и узнать, что это значит: исповедание истины. Как это сделал Закхей — человек, о котором сказано в Евангелии, что он был начальником мытарей и человеком грешным, подобно тому главному языческому жрецу, о котором рассказывается в житии преподобного Макария Египетского.

Более того, Закхей был очень богат. О богатстве Господь говорит как о препятствии на пути ко Господу: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Мк. 10, 25). И мы видим эти неодолимые препятствия на пути Закхея ко Христу. Самое первое препятствие — толпа. О Закхее сказано, что он был мал ростом, поэтому он не мог видеть из-за толпы идущего Христа. Но всякий человек мал ростом, говорит нам Евангелие. Даже если он очень высок, то толпа может быть серьезным препятствием на его пути ко Христу. «Толпа» означает скопление людей, для которых еще ничего ясно не определилось: где свет и где тьма. Толпа может становиться иногда народом, она может приветствовать Господа: «Осанна в вышних!» Но она не тверда в истине и может кричать: «Распни Его!»

С течением истории толпа становится все более страшной. Мы помним, как это было в недавние годы, когда под знаменами безбожия толпы шли победоносными маршами, сокрушая жизнь нашего народа в истине и вере. Толпы могут быть еще более страшными, чем тот безличный коллективизм, в котором человек исчезает. Это могут быть толпы, как на недавнем празднике города Москвы, в которых многие люди шли в шапочках, украшенных рогами. Толпы, которые хотят не просто «хлеба и зрелищ», но хотят растления. Вавилонская блудница может присутствовать среди этой толпы, как на празднике, уже сегодня. Толпа может быть подобна тысячеголовой гидре, подчиненной самому диаволу. Как трудно человеку пробиться через эту толпу!

Мы живем в такое время, когда при мощном влиянии средств массовой информации, коллективного анонимного сознания на выбор между добром и злом среднему человеку трудно пробиться. Надо быть сильной личностью. Но и человек самого «высокого роста» во всех отношениях мал ростом, и, прежде всего, надо быть таким человеком, который не позволяет себе раствориться в толпе, но сопротивляется слиянию с тьмою, окружающей его. Он должен хотя бы желать вырваться из этой толпы, и это желание должно быть очень сильным. Оно должно быть настолько сильным, чтобы человек был способен осознать, что все остальное, что есть в жизни, не может его заполнить. Если есть у человека желание взглянуть на Христа, выбежать из толпы, то Господь совершит бесконечно большее. Святые отцы говорят нам, что если человек сделает один шаг навстречу Богу, то Бог сделает ему навстречу по крайней мере десять.

Закхей на два метра поднялся от земли к небу, и само Небо вошло к нему в дом. От радости он сам не знает, что делает, ибо то, чего он раньше искал и к чему стремился, теперь не имеет для него никакого значения. Теперь Господь присутствует здесь, и все невозможное становится возможным. Он говорит: «Половину имения моего, Господи, отдам нищим и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». На самом деле он говорит о простых требованиях, которые святой Иоанн Предтеча предъявляет ко всем людям, еще не знающим Христа: «У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же» (Лк. 3, 11).

Прежде, чем большее мы узнаем, мы должны, во-первых, противостоять той атмосфере, в которой сегодня находимся. Противостоять той толпе, для которой материальное богатство и сладость земная — главная ценность среди всех ценностей. Люди, которые ищут другие ценности, оказываются вне толпы. Их теперь называют «маргиналами», потому что они ищут не то, что все.

Дай нам Господь увидеть, что сегодняшняя толпа может быть очень страшна. Она страшнее толпы, которая в Иерихоне не давала слепому подойти ко Христу и говорила: «Замолчи!», хватая его за рукава. Эта толпа, можно сказать, подобна неодолимым Иерихонским стенам на пути ко Христу. Мы помним, как были сокрушены эти стены. Не мечом, не орудием осады, а победным именем Господним! Господь совершает наше обращение к Себе. Только бы мы не сливались со смертью, которая хочет поглотить нашу жизнь, — последние остатки жизни, которые в нас есть. Пусть эти остатки вспыхнут горячим пламенем желания преодолеть все, и Господь поможет нам!

Когда мы говорим о толпе, о ее влиянии, то понимаем, что в первую очередь в наши времена речь идет о влиянии пропаганды растления, разврата. Мы говорим об этом уже много лет, потому что Христос предупреждает нас, что здесь главная опасность для человечества. В идеологии Содома будет последний признак кончины мира и краткое торжество антихриста, которого примут все, кто не имеет на своем лбу, на своей деснице печати Христовой, то есть те, кто не познал Господа, кто не имеет православного образа мысли и кто не имеет христианского образа действия.

Мы сообщали уже, что на недавнем собрании московского духовенства Святейший Патриарх выступил с решительным словом осуждения пропаганды растления. Патриарх сказал, что «ни один мирянин, тем более священник, не имеет права молчать, видя это беззаконие. Пришло время называть вещи своими именами: убийство должно быть названо убийством, совращение и растление малолетних должно быть названо именно растлением» и совращением малолетних, то есть страшным преступлением. Остается только добавить, кто совершает эти государственные преступления, которые нельзя, конечно, считать просто «стихийным бедствием».

Святейший Патриарх говорит: «Если мы будем молчать, нас просто уничтожат». На Рождественских чтениях он произнес слово, в котором снова повторил эту оценку того, что происходит сегодня в нашем обществе: «Мы на пороге третьего тысячелетия от Рождества Христова, — сказал Святейший Патриарх. — С чем общество подходит к этой знаменательной дате? Экономический и политический кризис, продолжающийся уже который год у нас в стране, невольно отвлек наше внимание от кризиса глобального. А он неотступно надвигается. Жизненное пространство земли все более становится похожим на свалку промышленных отходов, все менее становится пригодным для жизни. Развивающаяся глобальная информационная система, СМИ не только дают возможность быстрого получения и обмена информации, но и сплошь и рядом используются во зло: для разрушения нравственного уклада и порабощения ума и духа. Информационная система, созданная для облегчения распространения знаний, приобретает совершенно другой облик и используется для подавления созидающих внутреннюю жизнь души чувств стыдливости и целомудрия, для пробуждения низменных инстинктов, распространения безнравственности и агрессии. Как никогда прежде, под угрозой оказывается само существование человеческой культуры. Вал всевозможных эрзацев и подделок грозит захлестнуть собой все высокое, созданное людьми на протяжении тысячелетий».

Это глубокая, трезвая оценка того, что происходит сегодня. Святейший Патриарх говорит далее о том, что мы не должны молчать, что мы должны делать все, что от нас зависит. Наша надежда должна быть на Бога, Который помогает тем, кто не просто говорит: «Господи! Господи!», а делает то, что полагается делать христианину.

«Россия, — говорит Святейший Патриарх, — не раз на протяжении своей истории находилась на грани уничтожения. Великая милость Божия и особое призвание! Но это и тяжкий, почти непосильный крест». Патриарх напоминает нам, что без Церкви нет спасения: «Глубокое сознание страшной силы греха и все средства к исцелению нравственного зла искупительным подвигом Спасителя мира даны только в Церкви и нигде больше. Русская Православная Церковь все еще малое стадо, но есть в ней великая жизненная сила, ибо в ней — Победа, победившая мир».

Далее слово Патриарха становится конкретным: «Никто не должен и не имеет права посягать на свободу всего хорошего, доброго, светлого, возвышающего душу; на все фундаментальные свободы человеческого бытия». Свобода, которую нам навязывают сегодня, страшнее всякого террора. «Но нет и не может быть свободы для преступления, распутства, растления и кощунства. Нет и не должно быть места легализации порнопродукции. Под «планированием семьи» вполне может скрываться целенаправленное уничтожение народа», — говорит Святейший Патриарх. И далее: «Доколе будет продолжаться пропаганда насилия и разврата, неуважение к фундаментальным ценностям человеческой жизни? Не пора ли положить конец бесстыдству программ, сознательно эпатирующих общественное мнение? Постыдно и преступно опускаться до худших образцов атеистической пропаганды».

Здесь надо заметить, что эпоха атеизма уже переходит в эпоху сатанизма. «Нас надо понять, — говорит Патриарх. — Много говорилось о сталинских репрессиях, но, однако, реальная картина гонения на Церковь этого страшного и беспрецедентного в истории человечества геноцида до сих пор сокрыта от нашего народа. В Германии запрещена законом пропаганда фашистской идеологии. А у нас кощунство и святотатство и поныне воспринимаются теплохладно и даже со злорадством». Это же ничем не лучше любого нацизма — то, что мы видим на экранах телевидения: все эти рекламы и растление детей. Это хуже всякого фашизма.

Дальше Патриарх говорит: «Статистика открывает страшные цифры, вопиющие к небу. Так, по данным парламентского комитета по делам женщин, семьи и молодежи, за последние пять лет общее число детей до 15 лет в нашей стране уменьшилось на 3,7 миллиона». Если дальше так будет, то очень быстро они придут к осуществлению того плана, когда останется «золотой» миллиард на всей Земле. «Ежегодно более 600 тысяч детей остаются без одного из родителей, 300 тысяч рождаются вне брака, свыше 12 миллионов детей живет за чертой бедности». Что же мы должны сказать о голоде душ, об адских муках невинных душ? Как мы должны услышать слова Христа: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне…» (Мф. 19, 14)? Каким должно быть наше отношение ко всему этому?

Да будет это слово Патриарха воспринято нами. Конечно, кажется, что уже поздно, потому что пожар надо тушить тогда, когда он начинается, а не тогда, когда уже почти все догорает. Но Господу все возможно. Из всего, что открывает нам Господь во Святом Евангелии и во всей истории Святой Церкви, мы помним, что Он, пришедший спасти не праведников, но грешников и «взыскать заблудшее», все может. Он, Победитель смерти, может и мертвое сделать живым даже среди того смешения, которое называется Вавилоном, если не одними устами, но всею своею жизнью мы обратимся к Нему. Аминь.

Божественная Литургия 1 февраля 1998 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: