Слово в Неделю о Закхее. Преподобного Павла Фивейского

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

После Крещения Господня Церковь вступает во время подготовки к Великому Посту. Завтра мы услышим Евангелие о Закхее, а затем будет Неделя мытаря и фарисея, и прозвучит первое великопостное песнопение: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». На предстоящей неделе — праздники преподобных отцов, которые просияли в подвиге покаяния и поста: таких, как Антоний Великий, Макарий Великий и Евфимий Великий; как святители Кирилл и Афанасий Александрийские, связанные с подвигом преподобничества; как преподобные Кирилл и Мария — родители преподобного Сергия, игумена Радонежского, и как преподобный Максим Исповедник.

Сегодня память преподобного Павла Фивейского, который является отцом православного монашества. Он жил в IV веке. Когда начались гонения на Церковь Христову при императоре Декии, он бежал в пустыню Фиваидскую, которая находится в Египте, и, поселившись в пещере у скалы, в течение более чем девяноста лет жил в уединении, никем не знаемый, кроме Бога. Он питался пищею, которую ему приносили вороны (это были хлеб и финики), и одевался листьями пальмового дерева.

О жизни Павла Фивейского стало известно от другого столпа монашества — преподобного Антония Великого, которому было откровение от Бога после дивных подвигов в пустыне. Когда преподобному Антонию пришел помысел, что нет, наверное, никого, кто был бы выше его в подвиге подвижничества, Господь сказал ему: «Антоний, ты не знаешь человека по имени Павел, который выше тебя. Он живет в глубине пустыни. Иди и узнай, что это за человек». Преподобный Антоний отправился в глубь пустыни, и ангел-хранитель помог ему найти подвижника, который вышел из пещеры, когда Антоний к ней приблизился, и назвал его по имени. Они обнялись, и между ними произошла длительная, благодатная беседа о тайнах жизни, о тайне Бога и человека, во время которой к ним прилетал ворон и приносил хлеб, чтобы подкрепить их телесные силы.

Преподобный Павел скоро преставился на коленопреклоненной молитве, и Антоний Великий видел, как его святую душу при отшествии ко Господу сопровождали ангелы, святые пророки Божии, апостолы и мученики. Из пустыни в тот час прибежали два льва и когтями вырыли могилу святому угоднику.

Одежду из пальмовых листьев, которую носил Фивейский пустынник, преподобный Антоний хранил как величайшую святыню. Он надевал эти пальмовые листья, как самое торжественное облачение, которое священник надевает в великие праздники: на Пасху и Пятидесятницу, принимая через это одеяние благодать преподобного Павла, подобно пророку Елисею, который через милость принял сугубую благодать от Илии. И хотя преподобный Павел во время своей жизни не основал никакой обители, после его кончины в Фиваидской пустыне появилось множество подвижников, и пустыня процвела Духом, став действительно духоносным раем.

Когда читаешь или слушаешь житие преподобного Павла, невольно размышляешь о том, что происходит в христианской жизни сегодня — в жизни, которая совсем не является «бегством в пустыню» и находится как будто бы в гуще всего, хотя иногда и в наши дни может возникать пустыня: такая как, скажем, была у преподобного Кукши Одесского — подвижника наших дней.

Преподобный Кукша Одесский во времена гонений на Православную Церковь оказался сначала в ссыльном концлагере, а затем на лесоповале и тяжелых работах в условиях невыносимого холода и страшного голода… Однажды, во время изнурительных и тяжких работ, изнемогая от усталости и голода, отец Кукша вместе с другими священниками, которые трудились с ним, увидел подъехавшую машину с едою для лагерного начальства. В машине были ящики с пирожками. Отец Кукша только вздохнул ко Господу о том, чтобы Он подкрепил их, не дав совсем погибнуть от голода, и вдруг на эту машину внезапно налетели вороны, и один из них подлетел прямо к заключенным, неся в клюве пирожок. За ним другой ворон с пирожками, и третий…

Это было именно то насыщение хлебом, через которое Господь, как и в случае с преподобным Павлом Фивейским, показал, что Он и вчера, и сегодня, и во веки Тот же. Каждый человек и вчера, и сегодня, только в разных обстоятельствах предстоит перед какими-то испытаниями. Но в жизни всегда действуют одни и те же законы, и тот, кто вверяет свою жизнь Господу, никогда Им не оставляется. Мы помним матушку Любовь из Марфо-Мариинской обители. Когда в трудные голодные годы ссылки никому из сестер нигде нельзя было достать и крошки хлеба, она внезапно вышла из дома среди пустынной зимы с молитвой на устах и вернулась через несколько минут с благоуханным, ароматным хлебом, дышащим теплом, который ей даровал Господь. Это событие недавнее и близкое к нам, в котором мы должны увидеть, что Господь никогда не оставляет Своих детей, наделяя их всем необходимым.

Между прочим, жизнь обители и конкретно жизнь матушки Любови была связана с другим подвижником, тоже четвертого века — преподобным Онуфрием, который явился ей, когда она еще ничего не знала о существовании Марфо-Мариинской обители. В сонном видении он показал ей все места ада и рая и весь ее жизненный путь. Он показал ей саму обитель, святую преподобномученицу Великую княгиню Елизавету и многострадального отца Митрофана Сребрянского. И на протяжении всей жизни матушки Любови преподобный Онуфрий не оставлял ее и сестер обители милосердия своими предупреждениями, советами и молитвенным заступничеством.

Мы знаем, что Церковь — одна. И небесная, и земная. И IV-го века, и XX-го века. Она — во Христе, а Христос все соединяет, даруя нам самое необходимое. Сегодня мы услышим воскресное Евангелие, когда Господь вопрошает Петра после его троекратного отречения: «Любишь ли Меня?» (Ин. 21, 17). Трижды спрашивает его Господь, потому что трижды хочет восстановить тяжкое отступничество своего ученика, чтобы запечатлеть это отступничество троекратною любовью. Любовь — это то, что стОит очень дорого, потому что она всегда означает готовность положить жизнь свою за Христа и за паству. «Паси агнцы Моя, — говорит Господь, обращаясь к Петру, — паси овцы Моя, если любишь Меня». «Господи! Ты все знаешь, — отвечает Ему Петр, — Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21, 17). И Господь открывает Петру, что ему предстоит именно путь страданий, путь Креста: «Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь» (Ин. 21, 18).

Любовь всегда означает Крест. Любовь всегда означает готовность принести жертву, чтобы быть единой с тем, что Христос совершил для нас, независимо от того, какой путь определяет Господь для человека: путь исключительного преподобничества, какое явили великие пустынники, или мученичества, которым прославились наши святые новомученики и исповедники Российские. Или путь нашей как будто бы спокойной пока жизни, но которая тоже требует от нас полного (до конца) избрания Господа в мире, где уже невозможно оставаться человеком, не становясь христианином, потому что происходит распад и разрушение всего.

Господь вопрошает каждого из нас во всех обстоятельствах на каждый день и час и в конце каждого дня, совершая суд над нашей душой светом Своей правды и чистоты: «Любишь ли Меня?» Готов ли ты принять тот Крест, который тебе предстоит вслед за этим и которого нельзя избежать любящим Господа? Можем ли мы, как апостол Петр, как все святые, ответить Господу такой же любовью? Можем ли мы сказать Господу слова, которые были написаны в храме Марфо-Мариинской обители преподобномученицей Великой княгиней Елизаветой: «Господи, Ты вся веси, Ты веси, яко люблю Тя» (Ин. 21, 17).

Аминь.

Всенощное бдение 27 января 1996 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *