Слово в Неделю 5-ю Великого Поста

Неделя 5-я Великого Поста. Преподобной Марии ЕгипетскойВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Мы вступаем в последнюю седмицу Святой Четыредесятницы, открывающей нам путь к Страстной седмице.

Сегодняшнее воскресенье посвящено памяти преподобной Марии Египетской. В прошлую среду у нас было «Мариино стояние» — когда целиком читался Великий покаянный канон святого Андрея Критского. С самого начала Церковь дала им настрой нашему посту. В нем — покаяние, которое принесла Мария Египетская и все святые в борьбе с грехом. То покаяние, через которое должен пройти каждый христианин, чтобы достигнуть спасения. И мы помним из жития, которое читалось во время богослужения, из каких бездн греховных Господь возвел эту женщину. В каком грехе блуда она пребывала долгое время! И нечаянно, как бы не ища Бога, обрела Его. Потому что Сердцеведец Господь ищет покаяния всех и знает глубины каждой человеческой души, даже пребывающей в самом тяжелом грехе. В юном возрасте она отправилась во Святую землю — не для поклонения святыням, а для увеселения греховного. Тем не менее, она решила пойти на праздник Креста Господня в Иерусалимский Храм Воскресения.  Но всякий раз, когда она пыталась войти в храм со всеми, какая-то сила выталкивала ее из толпы у самого входа. Заступничеством Божией Матери ей внезапно открылся весь ужас ее падения. Она увидела, как страшен грех, что она отвергнута от лица Божия, что она не может, не имеет права даже войти в храм Господень. Она не смеет поклониться Кресту Христову.

И вот ее молитва с плачем перед образом Божией Матери, — вспомним наш сегодняшний праздник, Похвалу Пресвятой Богородицы: «Какую похвалу я принесу своей нечистой жизнью Тебе, Пречистая Дева — Той, через Которую Бог пришел в мир. Но я слышала, — говорит она, — что Он пришел, чтобы привести всех погибающих к покаянию. Будь моей Поручительницей, да сподоблюсь и я поклониться Кресту Господню, чтобы жизнь моя Твоим заступничеством стала иной».

Она вошла в храм и поклонилась Кресту. Прикоснулась той жизни, которую Господь Крестной смертью Своей принес для каждого человека. Она испытала радость и покой, и исполнилась решимости понести любой труд, любые скорби, чтобы не осквернить уже никогда ничем эту благодать. И Божия Матерь сказала ей: «За Иорданом обретешь ты покой». И действительно, с этого момента стала ее Поручительницей. Так строится наша христианская жизнь. Начало ее бывает радостным, когда Господь призывает нас, открывая тайну вечности. И конец, если мы пройдем путем, на который ставит нас Господь, исполнен еще большей радости. А между началом и концом — середина. Великая борьба с нашими грехами, где мы терпим поражение за поражением, все более сознавая свою поврежденность и все крепче держась за Господа. Нам хочется, узнав благодать, сразу достигнуть всего. Коснувшись любви Христовой, всегда пребывать в этой любви. Но мы должны засвидетельствовать своей жизнью, что Христос для нас действительно дороже всего на свете и что мы не пожалеем никаких трудов, не испугаемся никаких испытаний, только чтобы Он был с нами. И Божия Матерь не оставляет никогда тех, кто хочет сохранить верность Ее Божественному Сыну.

Но эта верность дорого стоит. В течение первых семнадцати лет, как рассказывает житие преподобной Марии, она боролась со своими прежними страстями и похотями как с лютыми зверями. Порой, когда греховные воспоминания терзали ее, она испытывала буквально муки ада. Когда прежняя похоть нечистым геенским огнем воспламеняла ее тело, она падала на землю, со слезами умоляя Господа о избавлении. И она верила, что рядом с ней — Пречистая Божия Матерь, Которая благословила ее на этот подвиг. День и ночь в раскаленной или ледяной пустыне лежала она и молилась, чтобы было ей даровано спасение — то, которое она уже однажды вкусила. И пока благодать Божия снова не касалась ее сердца, она не отступала от молитвы.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что каждый из нас должен узнать грех, который более всего ему угрожает, и вооружиться против него. Если мы не одолеем свою главную страсть, все остальные наши победы над другими грехами ничего не будут значить. И каждый должен знать свою господствующую страсть, свой любимый грех. Как часто мы на исповеди все, что угодно называем, только не то, где мы постоянно даем место дьяволу, где он хочет укрыться в безопасности.

И еще. Мы должны понять свое время, как говорит святой Игнатий Брянчанинов, — время, в котором мы живем. Узнать, что господствующая страсть нашего времени — именно та, которой страдала преподобная Мария Египетская до ее призвания Господом, и с которой она вела отчаянную борьбу в пустыне. То растление, которое насаждается сегодня всюду, та идеология Содома, о которой Христос говорит, как о главной опасности для всего рода человеческого последних времен. Первый признак близящейся кончины мира — создание повсеместно атмосферы, среди которой праведный Лот ежедневно мучился в душе своей.

Это страстью уже даже не назовешь, это и грехом как-то не поворачивается язык назвать, то, что происходит сейчас. И зло — слово, как будто стертое для нашего восприятия. Бесстыдство — тоже слабое определение того, что делают с нашими детьми, с нашей молодежью. То, что обозначают слова, раскрывается в полноте, и потому слова уже как бы теряют смысл. Сатанизм, говорим мы, людоедство. И страшнее людоедства. Полное уничтожение всего человека — не только души, но и тела. Мы должны увидеть и понять, как страшно это время, воистину по всем признакам, Самим Господом указанным, призывающее нас к самому глубокому покаянию. К самой твердой решимости противостать этому растлению. Если нам по милости Божией дана благодать Христова, если мы вкусили и увидели, как благ Господь, мы ответственны перед Богом не только за свою жизнь — за то, что совершается в мире. Что такое человеческое тело? «Разве вы не знаете, что тела ваши — храмы Духа Святаго?» — говорит нам Церковь. Разве вы не вкусили благодати Его, и не узнали, что каждый человек для этого создан Богом? И мы призваны быть, пусть очень маленькими, но тоже светильниками. Пусть не такими яркими, как преподобная Мария. Но каждый христианин в этой тьме, которая объяла нас сегодня, должен стоять за чистоту личной жизни, за спасение наших детей от диавола, зияющего живьем всех поглотить.

Дай Господь нам, завершая Великий Пост, восходя к Страстной седмице от Торжества Православия, от Фаворского света, от Креста, которому нам уже было дано поклониться, от образа деятельного приобщения к благодати великих святых увидеть и свою собственную жизнь. Прошли ли мы через покаяние вместе со всею Церковью? Что мы восприняли из того, что нам было дано, чему научились в нашей борьбе с грехом? Образ преподобной Марии Египетской — блудницы, из самых бездн греха достигшей высот благодати Божией, — да укрепит всех нас в твердом следовании заповедям Христовым, в надежде на то, что все может совершить Господь.

Если мы были утешены в наших трудах и скорбях в эти дни хоть каплей благодатного света, пусть она будет для нас путеводной звездой в сражении за чистоту сердца, без которой никто не может узреть распятого и воскресшего Христа. А если мы еще не начали по-настоящему покаяния, то святая Церковь говорит нам, что еще не поздно его начать. Ибо еще раз, правда, самый последний раз, этим Великим Постом, вместе со всеми мы сегодня воззовем: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Аминь.

Всенощное бдение

Неделя пятая Великого Поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня последнее воскресенье накануне седмицы, предваряющей Страстную седмицу — страданий Христовых. Последний раз мы слышали «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И в этот день совершается память преподобной Марии Египетской.

Мы знаем,  что тот грех — та бездна падения, — о котором говорит житие Преподобной, сугубо обращен к нашим дням. Знает сатана, что человек не только душа, но и тело, — говорит апостол Павел и предупреждает: бегайте блуда. Всякий грех — вне тела, блудник же согрешает против собственного тела. Происходит уничтожение всей личности человека — и души, и тела. То развращение нации, в особенности детей, молодежи, которое мы наблюдаем сегодня — это дьявольская работа. Идет война, в которой Церковь не может не принимать участие. Мы все должны быть воинами Христовыми, противостоя злу, угрожающему нашему спасению. И самому главному греху — унынию, в котором все грехи, вместе взятые.

Мы слышим сегодня в Евангелии рассказ о грешной женщине. «Господи, яже во многие грехи впадшая жена, — воспоет о ней Церковь в Великую Среду, — Твое ощутившая Божество, мироносицы вземше чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит». Она стоит, эта женщина, исполненная смирения, позади Христа, не смея взглянуть Ему в лицо. Она слезами омывает Ему ноги, и волосами своими отирает их. И она возливает драгоценное миро на ноги Спасителя. Глаза ее, которые когда-то были входами и выходами греха, теперь — источники слез. «Приими мои источники слез», — как поет Церковь. Лицо ее от рыданий потеряло всякую привлекательность и красоту, о которой она столько всегда заботилась. Теперь это не имеет для нее никакого значения. Все прежние грехи, которые как камень носила она в душе своей, изливаются сейчас плачем перед Спасителем. Святая Церковь дает нам образ кающейся и любящей Господа человеческой души.

Она слезами своими омывает пречистые ноги Спасителя, прозревая, что скоро они будут пробиты гвоздями, которые есть ее грехи и грехи каждого человека. Грех кажется сладким, но он всегда беспощадно, смертельно жесток. И эта убийственность греха направлена на Самого Господа. Когда она так предстоит пред Господом, другой человек — Симон фарисей —  думает: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7, 39). Господь, читая его мысли, обратился к нему: «Симон! Я имею нечто сказать тебе». Он говорит, что эта женщина действительно грешница, но — прощеная. Это значит, что она глубоко покаявшаяся грешница. Глубина ее покаяния определяется любовью ко Господу, и, в свою очередь, исходит из осознания, как много Господь прощает ей. То, что уже никогда нельзя простить, и от чего, кажется, не может быть избавления.

Чем больше грехов прощается этой женщине, тем большая любовь у нее ко Господу. И Христос рассказывает Симону фарисею притчу о двух должниках. Один был должен в десять раз больше другого. Но поскольку оба не имели, чем заплатить, заимодавец простил тому и другому. «Который из них более возлюбит его?» — спрашивает Господь. «Думаю тот, — отвечает Симон, — которому более простил» (Лк. 7, 42-43). Мы все грехами своими неоплатные должники перед Господом. Один должен больше, другой — меньше. Один должен пятьсот динариев, а другой только пятьдесят. Фарисей был меньший должник, но он тоже был должник. И, на самом деле, гораздо больший должник, чем он думал. И каждый человек больше должен Богу, чем он может заплатить.

Никакие наши труды, никакие посты, никакие подвиги не могут дать нам возможность расплатиться с нашими грехами. Никакие слезы не могут омыть их. Прощение — непостижимый дар бесконечной любви Господа. Оно предлагается всем, но принимают его только те, кто глубоко и искренне приносит покаяние. И здесь нам открывается великая тайна: чем большие грехи нам были прощены, тем больше мы должны возлюбить Господа. И еще нечто совершенно неожиданное: кто пришел к Богу от больших грехов, тот должен стремиться достигнуть большей святости. Мы знаем пример апостола Павла — бывшего гонителя Церкви, того, кто больше всех потрудился для Господа. И преподобная Мария Египетская — бывшая блудница — обретает такую чистоту, перед которой не может не поклониться подвизающийся всю жизнь в подвиге поста и молитвы преподобный Зосима. И всякий, кто узнаёт, что такое грех и как любит Господь кающегося грешника, всего себя отдает Господу.

Чем святее человек, то есть, чем больше у него любовь к Богу, тем яснее он видит свои грехи. Поэтому в течение всего Поста мы молимся: «Господи, дай мне зрети моя прегрешения». И вторая часть этой молитвы: «и не осуждати брата моего» — о том же самом. О том, о чем идет речь в сегодняшнем Евангелии. Чем глубже человек видит себя, тем больше понимает, что это он — неоплатный должник. Не кто-то другой, а именно он первый среди грешников. Не та плачущая у ног Спасителя грешница, а он должен пятьсот динариев. И пятьсот — это на самом деле условная сумма, потому что грехам нет числа. Как говорит преподобный Петр, святой пятнадцатого века, начало святости — видеть свои грехи бесчисленные, как песок морской.

Все совершается по дару Христа. Когда человек приближается к свету истинного добра, он начинает видеть себя таким, каков он есть на самом деле. Узнав этот свет, он ничего не пожалеет для Господа, не испугается никаких трудов и скорбей. Мы видим Симона фарисея, мнящего себя праведником. Каждый из нас, кто как будто все исполняет и уверен, что ему не в чем особенно каяться, подобен ему. Проходит Великий Пост, скоро Пасха, он будет радоваться со всеми. Но Господь говорит этому фарисею сегодня: неужели Я приму твою мнимую праведность и отвергну любовь, которая отдает все, что у нее есть. «Ты Мне воды на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги, и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает, всей душей своей, разрывающейся от горя и любви, целовать Мне ноги. Маслом главы Моей не помазал, а она изливает драгоценное благоуханное миро на Мои ноги».

Как страшно ошибается тот, кто рассчитывает недорогой ценой, легко и просто приобрести прощение и Царство Небесное! Да, кто много возлюбил, тому много прощается. Но признак полного прощения грехов — когда человек уже никогда к ним не возвращается. Не потому, что так складываются внешние обстоятельства, не потому, что потерян вкус ко греху, а потому что так он возлюбил Господа. Снова и снова мы будем возвращаться к грехам, в которых каялись, потому что наше покаяние было поверхностным. Оттого, насколько глубоко наше покаяние, будет зависеть, в какой мере мы сможем противостоять непрестанно искушающему нас греху. И чем решительнее мы будем ему противостоять, тем глубже будет наше покаяние. И так до конца жизни, пока мы не достигнем того покаяния, которое являет эта грешная жена — в совершенной любви ко Господу, в готовности отдать Ему всю свою жизнь.

Прощаются ей многие грехи, потому что она возлюбила много. Но не мы первые возлюбили Господа, как Он Сам говорит, а Он первым возлюбил нас. И Он жизнь Свою отдает, чтобы нам открылось подлинное понимание жизни. Чтобы мы узнали, что такое грех и что такое любовь и покаяние. Ничего великого никогда не приобретается без скорбей, без крови, без отдачи себя. И Господь Крестом Своим, Своими страданиями открывает нам путь к истинному покаянию.

А мы далеки от такого покаяния. И напоминает нам об этом не только пример Симона фарисея. Мы слышим сегодня во втором Евангелии, как лучшие из учеников Христовых умоляют Господа быть первыми, когда Он придет в Своей славе. Христос говорит: «Вот мы восходим в Иерусалим», — это обращено ко всей Церкви. Путь наш решительно и бесповоротно поворачивает к Иерусалиму, к Страстям Христовым. «Вот мы восходим в Иерусалим, и Сын человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют его; и в третий день воскреснет» (Мк. 10, 33-34). Ученики слышат только последние слова о том, что будет победа, и не слышат, какой ценой она будет дарована. Это беда всего рода человеческого, начиная от падения Адама, который захотел приобрести совершенство без труда — протянуть руку к запретному плоду и вкусить знание. Здесь начало всякой ложной духовности. А Господь предлагает иное — путь любви, путь всецелой отдачи себя. Крестный путь неизбежен после того, что совершилось с первым человеком и с каждым из нас.

В основании искушения учеников была гордость. Грех, который всегда легко сокрушает нас. Господь сказал им: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними». У них одна забота — что они будут иметь от своих подданных, а не что они дадут им. Такое недопустимо в Церкви. «Вы же не так», — говорит Господь. Пышность и величие мирских князей — не для учеников Христовых. Кто хочет быть на самом деле великим, тот должен быть слугой всех. Христос убеждает нас Своим примером. Никто никогда не давал такого примера величия и смирения. Он зрак раба принял, Он пришел не для того, чтобы Ему послужили, но послужить. Он был послушен до смерти, и Он отдал Свою жизнь для искупления многих.

Господь открывает нам, какой ценой мы можем обрести Христову славу. «Не знаете, чего просите», — говорит Он. Они не знают, чего просят, — не понимают, что значит сидеть одесную или ошуюю Христа. В то время как речь идет о том, чего око не видело и ухо не слышало. Они не знают, чего просят, и потому не задумываются о средствах. Безумие — предписывать Божией премудрости, как устроить нашу судьбу. Лучше было бы для нас предоставить Господу делать то, что Он находит нужным, и Он сделает больше, чем мы желаем. Мы не знаем, чего просим, когда просим носить венцы славы, и не просим благодати нести крест на нашем пути к ней. Что стоит наша вера, если она не стоит того, чтобы ради нее принять страдания? Самое последнее место на небесах стоит самых великих страданий на земле. Воля Христова — в том, чтобы мы уготовили себя для страданий и дали Ему возможность воздать за них. Не знаем мы, чего просим, когда при приближении Пасхи Господней молим Господа, чтобы не лишил Он нас Своего утешения. «Можете ли креститься крещением, которым Я крещусь?» — спрашивает Господь. То есть с головой погрузиться в то отвержение, в ту смерть, которые Ему будут даны. Если это будет у нас, откроется нам и слава Божественной жизни. Сам Христос до конца приобщается нашей немощи. Потому Он и говорит: «Дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит», хотя Он всегда исповедует: «Я и Отец одно». Он как бы лишает Себя, в Своей всецелой отдаче Отцу, этого дара суда. Но суд — над каждым из нас — как раз и заключается в этой Его отдаче. И оттого, насколько мы принимаем Крест Господень, зависит и дар Господень — наше приобщение Его славе. Христос как бы говорит: «Я не могу дать славу тем, кто честолюбиво ищет ее, она принадлежит только тем, кто великим смирением и самоотвержением уготовляет себя для нее».

Апостолы просят, чтобы в Воскресении быть одесную и ошуюю Христа. И мы тоже будем просить Господа об этом даре. Но прежде всего нам следовало бы просить о том, чтобы быть одесную и ошуюю Креста Христова. И не только в храме за богослужением, когда будут читаться двенадцать Страстных Евангелий, а во всей нашей жизни. Дай Бог, чтобы каждый из нас был как приносящая с рыданием драгоценное миро блудница, как разбойник благоразумный. С осознанием, что значит мой грех и какой ценой дается мне избавление от него. Приближается Пасха Христова, но она предваряется Страстной седмицей. И никто не может миновать ее. Аминь.

Божественная Литургия

протоиерей Александр Шаргунов

2006 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *