Слово на первой Пассии. Евангелие от Матфея

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Эту краткую службу страстям Христовым мы совершаем прежде, чем наступит Страстная седмица. В этом есть особый смысл, потому что весь наш Пост — крестный, он устремлен ко Кресту Христову. И если каждое евангельское слово, которое сказал Господь, будет судить нас, и судит сегодня, то тем более нас будут судить слова, которые говорят о Его крестных страданиях.

Всякое слово евангельское, как говорит апостол Павел, есть слово крестное. Тем более слово о самом Кресте — о том, что является нашим спасением, и перед чем во веки будет стоять душа каждого человека. Мы знаем рассказ из «Отечника» об одном подвижнике, к которому однажды пришел ученик и застал его с изменившимся, просветленным лицом. После настойчивых расспросов подвижник сказал, что увидел то, что относится к самому главному в жизни христианина: «Я стоял сейчас там, где Господь на Кресте, а рядом — Его Пречистая Матерь и возлюбленный ученик. Я хотел бы умом своим пребывать там всегда». И во веки веков каждый человек, пребывая своим умом и душою на земле, будет изумляться той бесконечной любви, той мудрости, той тайне жизни, которые открывает нам Господь ради нашего вечного спасения.

Сегодняшнее чтение Евангелия от Матфея начинается той любовью, которую способен принести человек своему любимому Господу, пока Господь еще пребывает на земле — принести свою любовь прежде Его страданий, приближение которых ощущается любящей душою.

Когда Господь пребывает в доме Симона прокаженного, некая жена приносит в этот дом скляницу драгоценного мира и покрывает им главу Спасителя. В другом Евангелии мы читаем: «И, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром» (Лк. 7, 38).

Это благоухание, которое грешная женщина приносит Господу, эта скляница с драгоценным миром имеет глубокий смысл. Женщина дает Господу то, что материально очень ценилось в богоизбранном народе, потому что алавастровый сосуд с миром, принесенный Господу, имел большую цену. Этот небольшой флакон, как говорят историки-исследователи, имел цену целого года труда обычного человека.

В Евангелии от Иоанна сказано, что эта цена составляла триста динариев. Или, как мы читаем в другом месте Евангелия, двести динариев, о которых Филипп сказал, что именно эта сумма требуется, чтобы накормить пять тысяч человек, купив для них нужные хлебы. То чудо любви, которое Господь совершил, насыщая пять тысяч человек чудесным умножением пяти хлебов, соединяется с чудом приношения Господу мира. Это столь же драгоценно, и именно потому, что это очень драгоценно, женщина, которую Господь называет грешной, приносит Ему такой дар.

Настоящая любовь никогда не может ограничиться чем-то малым, никогда не может подумать, сколько будет прилично, чтобы оказалось достаточным для этого дара. Она дает самое большее, что может дать, и когда она дает все, что имеет, она понимает, что дает недостаточно.

Задумаемся о том, как мы относимся ко Христу, к Его Церкви. До тех пор, пока мы думаем, что то, что мы приносим в церковь, достаточно прилично, чтобы нам называться христианами, мы не понимаем еще, что такое быть христианином. Мы не понимаем еще, что такое любовь, которая единственная делает нас таковыми, будь то жертва в храм или посещение богослужений, когда мы спрашиваем, сколько раз нужно приходить на службы. Пока мы не достигаем той любви, о которой говорит нам Евангелие, мы не приближаемся еще, на самом деле, ко Кресту Христову.

«Строгий» суд любящим Бога выносят люди, которые не понимают цену всему, что совершается в мире. «Какая напрасная трата», — говорят они и оправдывают это любовью к другим людям: «Можно было бы эти деньги раздать нищим». И этот «здравый смысл», который существует в мире, которым все оправдано и который все более торжествует, потому что он как будто имеет оправдание и свою убедительность, на самом же деле ни в коей степени не может быть причастен настоящему дару любви. Дар любви, который приносится Господу в сегодняшнем Евангелии, всегда должен быть жертвою. Он всегда больше, чем то обычное, что человек имеет, иначе это не дар любви.

Именно это нам нужно сегодня понять, почувствовать и увидеть. Это то, о чем мы должны молить нашего Господа сегодня и всегда в нашей жизни: чтобы стать живыми людьми, способными на ответный, слабый, конечно, но все-таки дар. И чтобы жизнь наша устремлялась ко Христу, подобно тому, как это произошло с Иосифом и Никодимом, которые страшились быть учениками Христовыми, потому что боялись иудеев. И только когда они увидели Христа взятым и отвергнутым, поруганным и преданным всеми, тогда любовь, которая скрывалась в их сердце, не могла уже более таиться, и они открыто вышли и сказали, что они — ученики Христовы. Для них не имело уже значения то, что последует за этим, потому что любовь всегда ведет к самоотдаче и именно до конца.

Вот дар, который мы должны принести, и которого не имеем, и молимся о нем с самого начала Поста: «Авелева дара никогда же Тебе принесох, Господи, благоприятного». Тайна молитвы первых людей, которая была совершена Авелем и Каином с принесением их жертв, как раз именно в том и заключалась, что один принес только какое-то количество молитв, исполнив то, что положено, а другой со всею любовью, со всею готовностью отдать Господу все, принес как будто бы тот же самый внешний дар, но за ним стояла вся его жизнь и устремленность к тайне грядущего Агнца Божия — к тайне Креста Христова. Будем размышлять и умолять Господа об этой молитве, об этой жизни, которая всегда колеблется между подлинным приношением и тем, которое не может быть принято Господом потому, что в нем нет любви.

Будем устремлять свою жизнь ко Господу, подобно Петру Хлебодару, который за малую жертву, за малый дар узнал однажды о том, какова любовь Христова. Все мы помним его житие, когда он, будучи жестоким скупым человеком, избавляясь от неотвязного нищего, запустил в него куском хлеба. А после этого увидел во сне Спасителя, Который за малый дар: за кусок хлеба, брошенный в нищего, избавляет его от вечной смерти. И этот человек исполнился такой благодарности, такой ответной любви к Богу, что оказался способным раздать все богатство, которое у него было, и продать самого себя в рабство, чтобы спасти из такого же рабства другого человека.

Святой Иоанн Златоуст говорит, что нищих мы всегда имеем потому, что Господь любовью Своею так устроил, чтобы мы могли приносить эти дары другим людям, и через них — Самому Господу. И в наши времена все больше и больше нищих, все больше и больше страждущих, через которых мы всегда можем приносить дар Господу. «Нищих всегда имеете с собою, а Меня — не всегда имеете», — говорит нам Господь. И это означает, что есть такие дела, которые можно совершить только однажды в жизни и которые уже никогда не повторятся. Не повторятся ни обстоятельства, ни время. И не будет снова этого человека, не будет того сердечного порыва, который нас подвигал на подлинную любовь.

Вся жизнь наша, если оглянешься назад, состоит, на самом деле, из таких утраченных возможностей, которые уже никогда не повторятся и которые являются судом над нами. Но всегда из всех наших утраченных возможностей составляется одна единственная и главная возможность: наше предстояние перед Христом, перед той любовью, которую Он явил нам на Своем Кресте. И это благоуханное миро, которое принесла рыдающая о Его скором погребении грешная женщина, наполняет собою в течение веков все храмы Божии, где совершается богослужение. И память о ней, говорит Господь, будет всегда до тех пор, пока существует Церковь. Этот свет любви, который она приносит, светит во тьме наступающей ночи, окружающей Господа. Среди отступничества и предательства, среди горечи равнодушия и сатанинского коварства эта верность Христу особенно драгоценна. И в наши дни, когда эта тьма все более нарастает, так дорога Христу любовь тех, кто верны Ему до конца!

Дай нам Господь только это в жизни иметь и только об этом молить Бога. И всегда приносить Господу наше покаяние в том, что мы не имеем еще этой любви. И когда Он дает нам эту возможность, когда Крест Его становится все более зримым, провозвещая о грядущем Его Втором Пришествии, будем ставить всю нашу жизнь и смерть перед тайною Креста. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов

Вечерня 3 марта 1996 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: