Слово на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы

Введение во храм Пресвятой БогородицыПраздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, то, как легко и радостно взошла трехлетняя отроковица по ступеням Иерусалимского храма во Святое Святых, являет для нас не только образ всей жизни Пречистой Девы, не только образ Ее приобщения крестному пути Ее Божественного Сына и восхождения в то Святое Святых, которое есть Ее пресвятое Успение и торжество Второго пришествия Господня. Это также образ восхождения всей Церкви, каждого из нас к своему Богу, как сказано: Приведутся девы вслед Ея, искренние Ея приведутся. И потому этот праздник — Введение во храм — праздник великой надежды.

Надежда — христианская добродетель, в которой все мы сегодня особенно нуждаемся. Мы знаем, что в течение истории Церкви были моменты отчаяния, будь то из-за внешней враждебности к ней со стороны мира, будь то вследствие внутренних кризисов. В эти моменты Церковь должна прибегать к духовным источникам и обновлять свои силы. Очень важно для нас во времена испытаний видение всего пути Церкви, обращение к уже пройденным ею этапам. Столь полезным оказывается не оглядываться назад, но знакомиться с историей, знание которой дает мудрость. Сама история — источник надежды, ибо, беспощадно обнажая глубины поражения в прошлом, она учит заранее доверию Господину истории, Который дал пример приснопамятного поражения, положив его в основание существования Церкви и нашего воскресения. Этим событием измеряются все, и каждое отдельное событие в Церкви.

Всегда необходима трезвая оценка того, что здесь и сейчас, по сравнению с тем, что происходит в целом, в мире, на других континентах и в других культурах и эпохах. Но сколько бы мы ни повторяли старую мрачную шутку по поводу конца света в отдельно взятой стране, сколько бы ни удалялись от последних российских потрясений, чтобы увидеть их на расстоянии, все очевиднее будет становиться, что эти события имеют значение, которое можно без всякого преувеличения сравнить с катастрофой 1917 года. Точнее сказать, они — продолжение семнадцатого года, только на новой, более разрушительной глубине. Эти события глобальны, но не только из-за того особого места, которое занимает православная Россия в судьбах мира, но из-за того страшного, почти всемирного одобрения беззакония, о котором апостол Павел в Послании к Римлянам говорит, как о последнем пределе испытания долготерпения Божия. Отчего стряслась катастрофа семнадцатого года? Оттого, что вначале разрушено было Святое Святых, а потом, естественно, не осталось ничего святого. Нравственное разложение общества привело тогда к крушению России и подчинению народа сатанинской власти. А что ждет нас теперь, при теперешнем нравственном разложении? Разве можно сравнить теперешнее состояние нашего общества с тем, каким оно было накануне той революции? Кровавые события октября — еще одно страшное, как Чернобыль, может быть, последнее предупреждение: если не покаетесь, все так же погибнете. Эти события можно сравнить, если хотите, по отношению к семнадцатому с 1905 годом.

И сегодняшний праздник надежды говорит нам о том, что нет никакой надежды, напрасны надежды на возрождение России. Никакие политические и патриотические организации не помогут, и никто и ничто не спасет мир от ужасов, грядущих на Вселенную, если не будет покаяния.

Всегда существует опасность превратить учение Церкви в идеологию, в особенности там, где это касается общественно-политических явлений, то есть в теорию и практику, определяемую чисто человеческими взглядами. Пока не будет покаяния, которое означает изменение ума, иное видение жизни, духовное видение, — ничего не изменится. Мы призваны увидеть подлинный смысл происходящего; это означает, что наша жизнь должна быть не просто утверждением принципов Добра и Правды, а выражением любви Церкви Бога, явившегося плотью  Церкви, воплощающейся в каждодневных испытаниях, чтобы освещать их светом Евангельским изнутри. Для того мы и приходим в храм, чтобы открылся нам этот свет, это Святое Святых, жизнь вечная, без которой все на свете — только распад, иногда медленный, иногда очень быстрый.

Но мы должны на самом деле войти в храм для восхождения во Святое Святых. Прорваться, пробиться к храму любой ценой, ценою жизни и смерти своей, не веря от радости, что это возможно, что это нам дано, что это действительно существует и что это — единственное, что существует, чтобы жизнь не погасла ни в нас, ни в мире. Не для сладостных, вдохновенных переживаний этот Свет так незаслуженно вдруг блистает нам, а для того, чтобы мы, во-первых, все увидели в истинном свете, так, как на самом деле есть, и этот ужас, который совершается в мире, и не говорили, что Церкви это почти не коснулось. Открываются новые храмы и как будто свобода слова дана. Но надо понять, что это только на поверхности жизни, а на глубине — небывалая еще война против Церкви, против Бога и против человека. Повсеместно грех объявляется как утверждение личности человеческой, а не как попрание ее. И пусть все увидят, что эта война вот-вот вырвется на поверхность, вырывается уже и сметает все. И пусть нам станет ясно, что наши храмы, никогда не закрывавшиеся или только что отреставрированные, держатся только чудом, что не такие были и не столько их было накануне той великой беды, когда рассыпал все Господь, потому что не было востребовано чудо, сокрытое в храмах, миллионами рассеянно входящих в них. Но пока не отнято у нас это, будем приходить сюда, и не только в воскресенья и праздники и кануны их, как грозно предупреждает древняя заповедь, подобная заповедям «не убивай», «не воруй», «не блуди». Это последняя черта, дальше гибель, распад на глазах. Как апостолы, услышав весть Воскресения, со всех ног бежали ко Гробу Господню, так душа нормального человека устремляется ко святому храму Его. Будем в этом мире отчаяния исполняться надеждой, которая превосходит возможности естества и питается благодатью, и которая нераздельна от добродетелей веры и любви. Где неверие и ненависть, там не может быть надежды. Церковь же совершает свое восхождение от силы в силу, от славы к славе по стопам Божией Матери в немощи и бесславии, многими скорбями, которыми прежде всего и необманнее всего подается надежда, ибо источник ее — Сам Бог.

протоиерей Александр Шаргунов

2002 г.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: