Слово на праздник Вознесения Господня

Вознесение Господне. икона прп. Андрея Рублева, Государственная Третьяковская ГалереяХристос вернулся к Себе, вернитесь и вы! — говорит святой Григорий Богослов. Вознесением Христос плотию Своею, сотканною из нашей плоти, и всей плоти земли, взошел в небо Пресвятой Троицы. На заре своего существования человек возмечтал стать богом, устремился взойти на небо живым, но стал землею, которая распадается. Однако оттого, что он искал совершенства, хотя, обманутый диаволом, пошел путем греха, разрыва с Богом, — Бог стал человеком, дал знамения и в глубину, и в высоту, как говорит пророк Исаия, сошел в глубину ужаса и смерти этого мира, до дна ада, и этой безмерной любовью открыл путь в высоту. Он сошел в глубины земли, — говорит святой Ириней Лионский, — чтобы найти заблудшую овцу, то есть творение, которое Он создал, и принести Своему Отцу этого обретенного человека. На горе Елеонской апостолы видели Его восходящим в земное небо, но Он взошел в небо любви, соединяя небо небес и земное небо.

Астрономические открытия XVII века показали, что физическое небо пусто, и это явилось соблазном для тех, кто ищет глубину и высоту вовне, в земном небе, на земле. Чего только не предпринимает мир, чтобы достигнуть счастья на земле, — тоже своего рода «земного неба»! Одна революция сменяет другую, но это всегда не более, чем переворачивание гробов покрашенных, потому что эти усилия отделены от Неба небес. Жизнь человеческая все более погружается в смерть и разделение, однако дары Божии, свидетельствует апостол Павел, — непреложны. После сорокадневного праздника Пасхи дана нам новая радость — тайна Вознесения, не менее важная, чем тайна Воскресения. Воскресение — завершение Воплощения. Иисус Христос прославленный — теперь одесную Бога Отца, и это значит, в Его Божественной личности присутствует все человечество, каждый из нас, в уже преображенном состоянии. Какое будущее уготовано человеку! И основания этого будущего непоколебимы. Промысел Божий, замысел Его разделить Свое существование, полноту Своей жизни с человечеством, начинает осуществляться здесь, преодолевая все преграды. Что вы стоите и смотрите на небо, перед нами — долгий и высокий путь восхождения человеческой души и человеческой истории.

В празднике Вознесения мы созерцаем эту тайну человечества, сокрытого в Боге. Возлюбленные! мы теперь дети Божии, но еще не открылось, что будем. Знаем только, что когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть, — говорит апостол Иоанн Богослов. И однако невообразимое, невозможное — в действии, уже осуществляется. Мы не можем больше говорить о Боге, о радости и жизни Божественной, вечной, Троичной без того, чтобы не иметь в этой радости нашу жизнь, которая, как говорит апостол Павел, сокрыта со Христом. Невозможно уже думать о Боге, не понимая, что Он навсегда связан с тем, что мы станем, с тем, что мы есть сейчас, в нашем становлении, которое является Божиим промыслом, Божией заботой о нас, до самых Его глубин, ради славы Его и нашего спасения. Ради преображения Им сотворенного и с Ним навсегда соединенного нового теперь мира, ради принятия нами всего, что есть Божие добро и человеческое добро — ради нашей борьбы против всякого зла и небытия. Все совершил Господь, и перед нами открывается небо нашей свободы: «Я принимаю Его во всей моей свободе, и я не хочу, не желаю, не принимаю никаких других путей, кроме пути Христова, отойди от меня, сатана!»

Чем выше дар Божий, тем страшнее его отвержение. Чем ближе конец истории, тем неистовей зло. Бог стал человеком, чтобы человек мог стать богом. Только в Боге человек становится человеком. Но он может стать скотом или бесом: может стать скотом, если будет жить только землей, все более отождествляя свое существование с материальными ценностями и растленной похотью, и может стать бесом, если с помощью белой, или черной, или какой угодно магии будет устремляться в пространство, которое на языке православной мистики называется местом воздушных мытарств после смерти, в эту кажущуюся глубину и высоту, а не в небо Пресвятой Троицы. Вот перед каким безмерным выбором стоит каждый человек. Всю человеческую природу, все человечество вознес с Собою Христос. Всех зовет к Себе: приидите ко Мне все, говорит, и самим естеством нашим, которое уже в Боге, и Божеством Своим, которое нераздельно теперь от нас, — все человечество, всех вместе неодолимо влечет к Себе, но каждого в отдельности, потому что бесконечна дарованная Им человеку свобода. «Бог всегда хочет стать человеком в тех, кто этого достоин, — говорит преподобный Максим Исповедник. — Пусть тысячу раз Христос рождается в Вифлееме — если Он не родился в тебе, ты погиб для вечности. Пусть тысячу раз воскресает Он и возносится на небо — если ты не причастен этой тайне, ты по-прежнему земля, и в землю, в глубину ее, которая у святых отцов называется адом, отыдеши».

Только после Воскресения наступает Вознесение. Только распятый со Христом и воскресший с Ним, только живой жизнью, которая крепче смерти и ада, потому что наш Бог — не бог мертвых, а Бог живых, может вознестись с Ним по дару Его. Но всякий дар Божий для нас — задание, и всякое избрание, которое дается по никак не заслуженной нами любви Его — указание на то, чтобы мы других приводили ко Христу. Этот дар, который я получил, дан не только мне, но всему человечеству, которое живет во мне, для всех других, кого я могу понять, взять с собою ко Господу в их единственности и неповторимости, никого не отделяя.

Время Церкви — время Воскресения, Вознесения и Пятидесятницы, до Второго Пришествия Христова. Господь возносится во славе, и снова придет на землю таким же образом, со славой. И мы знаем, что это стоило Христу, и потому время Церкви — скорбный, крестный путь земли. Если мы на самом деле причастники Божественного естества, то небо Вознесения может быть не отвлеченным для нас только тогда, когда мы видим землю Христа, когда за этим небом стоят заплевания, заушения, оскорбления — крест, гвоздие, копие и гроб Его. Только тогда, когда мы видим эти знамения присутствия Христова в нашем, земном пути, совершается наш путь на небо по тому же самому пути, по которому восходил Христос. Только приобщаясь Его любви до конца — в заповедях, в таинствах и в скорбях делаемся мы способными быть с Богом. И ничто кроме этого не может вести нас в сокровенные глубины Божии — Отца, и Сына, и Святаго Духа. Земля, отделенная от неба разрушается, как тело, отделенное от души, но не все отличают падение в бездну от полета. Мы — христиане, оттого, что мы Христовы, и имеем из чего, по-иному, чем мир, строить будущее в свободе и благодати, которая дается нам в веянии Духа, превосходящем всякую меру наших сил, освящающем все наше естество, душу и тело на веки.

Протоиерей Александр Шаргунов

9 июня 1994 г.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: