Троицкая родительская суббота

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня вечером у нас будет служба Пятидесятницы, и завтра после поздней литургии впервые мы преклоним колена перед Богом Живым, перед Пресвятою Троицею и будем молиться о прощении наших грехов и о том, чтобы Господь упокоил в жизни вечной всех прежде усопших отец, братий и сестр наших. Эту службу предваряет сегодняшняя Троицкая родительская суббота. Святая Церковь напоминает нам, что Царство Божие — это не то, куда мы придем после того, как умрем. Она говорит, что Царство Божие пришло к нам — не мы пришли к этому Царству, а оно к нам пришло. Бог и небо, и вечная жизнь к нам пришли — вот что будет означать наша коленопреклоненная молитва, и вот что означает наша жизнь в Церкви. Ради этого и создан человек. Эта вечная жизнь есть любовь, и мы можем любить, потому что Бог первым возлюбил нас. Не мы Его возлюбили, а Он нас возлюбил, и потому мы можем любить Его и друг друга, потому что Он дал нам эту новую жизнь. Никто и ничто не может отнять от нас этой вечной жизни, потому что она означает такую любовь Божию, которая совершила сошествие с небес Сына Божия, Его приобщение всему пути человеческому от рождения до смерти. Его Крестная смерть, Его воскресение, Его вознесение и ниспослание даров Духа Святого на всякую плоть человеческую, принимающую дар новой жизни, и есть любовь, которую невозможно одолеть — это вечная жизнь, которая нам дается Господом. Мы призываемся быть причастными этой вечной жизни. Мы перешли от смерти в жизнь, потому что любим братьев своих. Даром Христа, Его откровением, Его благодатью научаемся мы этому. Не любящий брата своего пребывает в смерти, во тьме, во аде — и в вечности и здесь, на земле. Мы не можем, не имея Христовой любви, помочь отсюда тем, кто находится там, ни они не могут помочь нам, если они не достигли этой любви. Велика эта любовь и глубока, и глубины ее неисследимы. В Синаксарии сегодняшнего дня рассказывается о преподобном Макарии Великом, как он увидел в пустыне человеческий череп, и молитвою — даром Духа Святого — вызвал душу умершего, который когда-то был языческим жрецом. И тот сказал, что находится во тьме несветимой, в страшных адских муках. На вопрошание преподобного, бывает ли таким душам какое-либо облегчение, он ответил: когда вы молитесь в Церкви, особенно, когда совершаете Евхаристию, мы начинаем понемногу видеть друг друга. Это значит, что свет Христов, Его любовь, которая присутствует в святых Христовых Тайнах, даруется не только нам — верным, не только тем усопшим, кто жил истинной верой, но и всему роду человеческому, даже тем, кто пребывал в страшном заблуждении. Мы помним слова святителя Иринея Лионского: «Наше учение согласно с Евхаристией, и Евхаристия в свою очередь подтверждает наше учение». Только там чудесно действенна Евхаристия, где Церковь в неповрежденности хранит чистоту исповедания. Что можем мы сделать для тех, кто умер без покаяния и без веры, и даже, может быть, не сподобился святого крещения? Мы должны сохранить нашу веру и участвовать в таинствах Церкви — ради нашего собственного спасения и спасения наших близких. И при этом не забывать, что для верующих требуется верность Христову дару. Тот же языческий жрец сказал, что есть еще горшее страдание: когда те, кто был запечатлен таинством святого крещения, принял благодать Духа Святого от Господа, но попрал ее своею жизнью, — находятся в несравненно более страшных огненных безднах. Однако и здесь любовь Божия не прекращается. Один молодой человек рассказывал, как в период, когда он делал только первые шаги к Церкви, и нуждался в утверждении своей веры, ему было видение его бабушки (как потом он узнал, это был день ее кончины). Он увидел ее в страшном огне — ее руки, ее фигуру, все ее существо, обращенное к нему с предельной мольбою о помощи. Она сказала: «Молись за меня, и молись еще за другого человека, который находится в таких же страданиях. Его зовут Нифонт». Он даже не знал, что существует такое имя. Самое удивительное, что эта мольба души, находящейся в аду, о помощи другому человеку была такой же, как мольба о собственном спасении. И я знаю еще рассказ другой женщины, как ее покойная мама явилась ей и просила отпеть некую Татьяну, которая находится вместе с ней. Она немедленно отправилась в ближайшую церковь, и священник, внимательно выслушав ее, совершил отпевание. Мы видим, что люди, которые попали в плохое место за то, что они не имели любви к Богу, тем не менее, оказываются способными на сострадание к другому человеку, на ту любовь, которую они не сумели явить здесь, на земле. И значит, не все потеряно для них, если о другом они молятся, — не так, как мы часто молимся, слишком поверхностно, — а как о себе. Значит, есть на что в них опереться Господу, и Он может все изменить. И поэтому Господь так ждет наших молитв. Он умоляет, чтобы мы молились за этих людей, Он требует, Он предупреждает, что спросит с нас за каждую душу — как мы молились за них. Но эта любовь в истинном ее проявлении всегда означает для нас приобщение благодати Духа Святого, о даре которого мы будем молить завтра Господа во время коленопреклоненных молитв. О даре, стяжание которого является единственным смыслом нашей жизни, по слову преподобного Серафима Саровского, о той любви, которая открывает нам лицо Бога и лицо другого человека, и дает нам понять, что жизнь — это радость, и для радости истинного общения с Богом и другими людьми создан человек.

Да будет дано нам узнать эту любовь Божию к человеку, принять хоть каплю этой благодати, чтобы и у нас была радость, которая является несомненным свидетельством, что все может перемениться. Не какая-то смутная радость, смутная мечта о чем-то, принятие желаемого за действительное, а та радость, о которой слово Божие говорит: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое». Оттого что нас коснулась истинная жизнь, мы готовы начать жить по-другому, готовы ко всякому беспощадному по отношению к греху усилию, к любому ради этой жизни труду и конкретным поступкам. На всякое время и на всякий час мы должны жить памятью об этом единственном смысле жизни, об этой благодати, этой радости, этой любви. Только по этому можно определить, где мы находимся по отношению к близким нам людям, ко всем, за кого мы молимся. Только так мы на самом деле участвуем в их вечной судьбе. И в нашем собственном спасении. Только так происходит наше приобщение вечной памяти Божией о каждом человеке. «Со святыми упокой», — молит верно, непоколебимо святая Церковь. «Со святыми упокой» — вот смысл сегодняшнего праздника, предваряющего великий праздник Пятидесятницы. Чтобы и они, усопшие, и мы были святыми — теми, кто причастен радости Духа Святого, любви Господней. Аминь.

Божественная Литургия

протоиерей Александр Шаргунов

6 июня 1998 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: