«Со святыми упокой»

Слово в Троицкую родительскую субботу

Царство Небесное, вечная память всем, за кого сегодня святая Церковь накануне праздника Пресвятой Троицы приносит свою молитву, о всех от века почивших православных христианах, всех сподобившихся крещения во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, всех, кто по Превечному замыслу Божию должны быть в славе Божественной со всеми святыми. Мы приносим наши молитвы, вверяя души наших близких милосердию Божию, ищем заступничества у Божией Матери и всех святых, тех кто уже достиг жизни, для которой создан человек. Мы всех стараемся включить в нашу молитву — не только наших близких, но и тех, кого мы вспомнить не можем, потому что мы их просто не знали, и тех, за кого некому помолиться. Наша молитва, конечно же, несовершенна, как несовершенна наша любовь. Но тем не менее то, что здесь в храме происходит, имеет очень большое значение. Это самое главное, что сейчас совершается в мире, самое важное дело из всех дел, какие могут быть.

Когда мы выйдем из храма, мы постепенно снова погрузимся в свои обычные дела и заботы, и память об усопших как бы уйдет от нас. И это естественно. Но есть вечная память — память, которая принадлежит Богу и которая пребывает всегда. Как бы ни была неглубока наша молитва, наша надежда всегда заключается в том, что Бог присутствует в этой молитве, и Бог знает, как углубить любовь тех, кто молится. Он открывает нам тайну Церкви, когда мы молимся за всех словами: «со святыми упокой».

Когда происходит прославление святого, совершается необыкновенное. Один человек рассказывал мне, как он присутствовал на прославлении священномученика Илариона в Сретенском монастыре. Прежде чем Церковь провозгласит кого-то святым, в последний раз звучит песнопение, которое мы слышим каждый раз во время панихиды, за всеми нашими заупокойными службами: «Со святыми упокой». И во время этого пения ему вдруг дано было узнать, что весь храм заполнился Божественной благодатью, святостью Божией, той новой жизнью, для которой создан человек. Церковь не создает святых. Сам Бог Духом Святым свидетельствует о Своем новом избраннике. И в то же время это значит, что и наши молитвы имеют значение. Они приняты, Церковь домолилась до Бога, и Бог открывает ей, что этот человек святой. Остается только возвестить всему миру о его святости.

И мы с вами в такой же надежде молимся о всех усопших, и, наверное, в первую очередь о праведниках, чтобы Господь упокоил их со святыми. Может быть, не будут они прославлены, как великие угодники Божии, но всякий раз, когда мы среди наших записок встречаем имена людей, которые приняли достойную христианскую кончину, мы знаем, что соединяемся с ними сокровенным, таинственным образом. Они уже имеют власть ходатайствовать за нас перед Богом, и Бог иногда дает нам каплю благодати, если наша молитва истинна. Каплю той благодати, которая идет от океана благодати, когда прославляются великие святые, и мы сподобляемся участвовать в этой тайне молитвы Церкви.

Но в то же время Церковь призывает нас, если мы хотим действительно быть причастными жизни вечной, с не меньшей заботой предстательствовать о людях грешных — в этом жизнь Церкви. Святые отцы говорят нам, что горе будет миру, если христиане отвернутся от него, — мир погибнет. И горе будет всем умершим без должного покаяния, если мы перестанем за них молиться. Горе будет и нам, потому что мы не узнаем, что такое любовь Христова, мы не достигнем ни Бога, ни одного человека, потому что это одна и та же обнимающая всех на Кресте любовь.

Преподобный Силуан Афонский предупреждает нас о тех, кто лишен после смерти Божественного света: «Не говори: «сам виноват», или сердце у тебя железное? Но в раю железо не нужно». Семя фарисейства с его зловредными побегами постоянно угрожает нашей жизни, и они будут исторгнуты с корнем только при конце истории, когда все раскроется до конца, и мы предстанем обнаженными пред Богом.

Вот тайна, которую открывает нам Церковь, — этот не имеющий никакой надежды человек оказался достойным любви. Бог остановил на нем взгляд — на том, кто не хотел смотреть на Бога, и Бог вверяет его любви того, кто молится. И тому, кто молится, дается от Божией любви, так что он может видеть, как Бог любит этого грешника.

Нигде так не открывается нам, что наша любовь рождается от Божественной любви, как в молитве за усопших. Чем больше мы молимся, чем чаще и постояннее наша молитва, тем больше возрастает наша любовь к Богу и ко всем людям — только бы молитва наша была связана со всей нашей жизнью. И чем больше в нас эта любовь, тем большее желание в нас возрастает молиться за них. Кто молится, тот узнает, что каждый человек — самый драгоценный для Бога. Он узнает, что у Бога все живы, потому что любовь воистину побеждает смерть. Он узнает тайну Церкви, день рождения которой мы будем праздновать уже завтра на всенощной. И ему открывается, что есть Бог и что есть человек, что Бог помнит его и здесь на земле и в вечности.

протоиерей Александр Шаргунов

16 июня 2000 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *