Седмица 20-я по Пятидесятнице

Понедельник

Лк, 52 зач., 10, 22—24

Сказал Господь Своим ученикам: все предано Мне Отцем Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. И, обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите! ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали.

Никто никогда не был в таком единении с Богом Отцом, как Христос. Он один может сказать о Себе, что Он знает Бога Отца. И Кто есть Христос — мы не можем этого постигнуть сами, потому что только Отец истинно знает Его. Нам дано знать, что Христос — Сын Божий, истинный Бог и истинный Человек. И нет иного Откровения Бога, кроме как через Христа.

Здесь нам открывается не просто нечто важное о нашей вере, но самая суть христианства. Христос сознает Свое единство с Богом — совершенно исключительное и единственное. И Его служение определяется этим единством. Это то, что мы слышим в Евангелии от Иоанна среди Пасхи: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1, 18). И это то, что мы слышим в праздник Крещения Господня и Преображения: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Христос говорит: «Я и Отец одно» (Ин. 10, 30). И «видевший Меня, видел Отца» (Ин. 14, 9). Он пришел в мир, чтобы явить нам Бога. Здесь — сердце нашей веры. «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12). «Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11). «Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1 Тим. 2, 5).

«Спасение тех, кто не уверовал во Христа, — говорит святитель Феофан Затворник, — тайна Божия». И вера Церкви — в том, что спасающиеся спасаются Христом. Не потому, что они Его познали, но потому что Он познал их, и дал Свою жизнь «за многих». Снова и снова мы слышим, что христианство не означает знание о Христе, оно означает знание Христа. И для этого требуется не земная мудрость, а небесная благодать. Трудность для современного человека в исповедании того, что составляет центральный пункт нашей веры, не объясняется только боязнью явиться нетолерантным, чуть ли не сектантом. Она происходит часто из-за отсутствия личного благодатного опыта веры. Многие, несомненно, готовы наградить Христа золотой медалью, отдавая серебряную и бронзовую другим основателям мировых религий, которые выработало человечество. Но для христиан с самого начала Христос далек от того, чтобы быть просто первым — по отношению ко второму и третьему. Он — «Первый и Последний» (Откр. 21, 6). Он — все.

Но во все времена это остается сокрытым «от мудрых и разумных» и «открывается младенцам». «Посмотрите, братия, — говорит апостол, — кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных» (1 Кор. 1, 26). Мы знаем, что это не означает приглашение к невежеству или посредственности. Это означает призыв ко всем выйти из ограниченного представления о мудрости, чтобы войти в мир не знающей границ мудрости Божией. Существует Откровение, дающее возможность людям видеть мир так, как Бог его видит. И для того, кто достигает его, — это взгляд истины, которой нет цены.

Господь говорит Своим ученикам, какого дара они сподобляются, — знать, что это открыто им: «Блаженны очи, видящие то, что вы видите!» Тайны Царства Небесного открываются им не для них одних, но чтобы они могли других привести к познанию их. Как этот дар безмерно выше по сравнению с тем, что было дано бывшим прежде них. «Многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали». Слава и блаженство святых Нового Завета — от благодати и славы Царства Христова, но и святые Ветхого Завета желали видеть реальность того, что у них было только слабой тенью. Христос — Тот, к Кому устремлялся всегда их взор. Потому мы и читаем в Евангелии: «Сие же все было, да сбудется реченное через пророка» (Мф. 2; 15, 17). Христос — исполнение закона и пророков, завершение человеческой истории. В Нем человек встречает Бога, и в Нем — совершенство и полнота человечества. «Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом», — говорят святые отцы.

Вторник

Лк, 55 зач., 11, 1—10

Случилось, что когда Иисус в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

Нет ничего труднее молитвы. Ученики видели, как молится Господь, и просят Его научить их молиться. И Господь открывает им тайну Своей молитвы, приглашая их молиться этой молитвой. Подобно Ему, они могут говорить или, вернее, дерзать говорить: «Отче наш».

Не существует иного пути к молитве, кроме вхождения в молитву Господню. Только Он — путь, истина и жизнь (Ин. 14, 6). Все, кто пытается молиться, должны идти через Него. Пусть знают все — те, кто знает Христа, и те, кто не знает Его, даже, может быть, до сих пор не слышав о Его имени, — все должны идти путем, открывающимся в молитве Господней. Только в Нем они могут называть Бога Отцом. Эта молитва содержит слова, которые мы знаем наизусть и произносим многократно каждый день. В них — самая суть Благой Вести: имя Бога, явленное Христом, приблизившееся Царство Небесное, воля Отчая, исполняющаяся на земле. И в них — прошения о том, что составляет непосредственную заботу каждого человека: хлеб на каждый день, прощение грехов, страшные угрозы искушений и зла. Эти слова вводят нас в самые глубины нашей жизни, открывая молитву, с рождения сокрытую в каждом человеческом сердце.

Как всякое слово Божие, слова молитвы «острее меча обоюдоострого», и «проникают до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4, 12). Этим намерениям, живущим в нашем сердце, нет числа, и мы так мало их знаем. Но наш взор должен быть устремлен к небу — туда, где Отец наш, мы должны искать прежде всего Царства Его, в несомненной надежде, что все остальное будет дано нам.

«Отче наш, сущий на небесах» — и это значит, мы должны приходить с нашими молитвами к Богу, как дети к Отцу, Отцу нашему и Отцу всех людей.

«Да святится имя Твое». «Господи, Боже наш! — говорит Псалом. — Как величественно имя Твое по всей земле!» (пс. 8, 2). В Священном Писании имя — не просто имя, в нем — вся личность того, к кому мы обращаемся. Но как будет святиться имя Отчее, то есть признаваться людьми святым, если мы не будем устремляться к нему, чтобы быть святыми?

«Да приидет Царствие Твое!» — это молитва о конце света, а не просто о том, чтобы это Царство возрастало в мире, ибо ученики Христовы видели, что оно уже вошло в мир. Слова «Да приидет Царствие Твое» созвучны с последними словами Священного Писания: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» Это значит: пусть утвердится Царство Христово решительно и всецело. Каждый день повторяя: «Да приидет Царствие Твое», мы должны бы, естественно, сознавать меру нашей ответственности за его приход. Увы, большей частью мы произносим это прошение слишком отвлеченно, не вдохновляясь им. Хуже того, наша теплохладность и духовная инертность препятствуют росту Царства Божия. «Да приидет Царствие Твое!» — молимся мы. «Что ты делаешь для этого?» — отвечает нам Господь.

«Да будет воля Твоя и на земле, как на небе». Да утверждаются принципы мира невидимого нашей верой и верностью Христу в мире видимом. Только тогда, когда мы дадим Богу в нашей жизни принадлежащее Ему место, все остальное у нас займет свое место. И Дух Святой, соединенный с нашим духом, даст нам наследовать волю Самого Бога о нас и о мире. «Отче! Не Моя воля, но Твоя да будет», — молится об этой тайне, совершая наше спасение Христос (Лк. 22, 42).

«Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день» — так иудеи в пустыне просили манну. Столько, сколько требуется на сегодняшний день, — чтобы мы жили постоянным упованием не на наше богатство, а на Бога. Мы не заботимся о неизвестном будущем, но живем, в этом смысле, одним днем. Хлеб земной — не более, чем его необходимо для поддержания наших телесных сил, и хлеб небесный — не менее, чем его необходимо для нашего соединения с Богом.

«И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему». Тайна прощения велика. Мы должны прощать, как и Христос простил нас. Его молитва на Кресте: «Отче, прости им, не знают, что творят», обнимает всех. И если мы действительно хотим быть сынами Отца Небесного в Единородном Его Сыне, мы должны научиться вместе с Ним произносить эту молитву.

Наконец, все завершающее прошение — о том, чтобы нам устоять до прихода Царствия Божия: не пасть побежденными великим искушением — отступничества, отчаяния, забвения Христа. Бог не искушает Своих детей, вводя их во зло. «В искушении никто не говори: Бог меня искушает, потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак. 1, 13). Искушение существует от начала мира, от древа книги Бытия. Никто не избегнет его, потому и Христос проходит через искушение, это общий жребий всех людей. Но да не оставит нас Бог с одними нашими силами, чтобы не подчиниться нам врагу нашего спасения! Мы не можем избежать искушений, но мы можем встретиться в них с Богом.

Господь призывает нас быть настойчивыми и неотступными в нашей молитве, показывая, как далеко может идти наша настойчивость в отношениях с людьми. Представьте, говорит Он, приходит кто-нибудь взять взаймы хлеба у соседа — совсем в неподходящее время, среди ночи, и не для себя, а для своего друга, неожиданно прибывшего к нему. Он будит соседа стуком, вызывая у него гнев — его дети уже спят с ним на постели, и он не может встать. Получив отказ, этот человек продолжает стучать и говорит, что не уйдет, пока не получит просимое. Потому, чтобы избавиться от него, он должен дать ему хлеб. «По неотступности его даст ему, сколько просит». Мы можем добиться нужного от людей, потому что они хотят избавиться от нас, а от Бога — потому что Он хочет быть с нами. И это значит, мы должны приходить к Богу, исполненными дерзновения и доверия к Нему, за хлебом насущным — за всем необходимым, особенно в нужде и в беде, ибо Он знает нас, любит нас и бесконечно милостив к нам. Мы должны приходить к Нему с молитвами за других, как за самих себя.

Все прошения молитвы «Отче наш» — во множественном числе: «мы», а не «я». Это значит, что мы не молимся каждый только за себя, взывая «Отче мой», но вместе устремляемся к встрече с нашим общим Отцом — молясь одни с другими, и одни за других. Молитва Господня — молитва братства, поскольку она — молитва сыновства. Хлеб, о котором мы просим, мы призваны разделить с другими, потому что мы просим его также и для других — для тех, кто нуждается в нем, как и мы, а иногда и больше, чем мы. Мы говорим: «Прости нам грехи наши», потому что речь идет не только о личных обидах, но также о коллективных винах, которым мы причастны явным или молчаливым участием в несправедливости государства или преступным равнодушием к нравственному распаду народа. И если мы молим Отца Небесного не ввести нас во искушение и избавить нас от лукавого, мы равным образом становимся ходатаями за наших ближних.

«И Я скажу вам, — говорит Христос, — просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». Бог обещает нам дать то, что мы просим у Него. Он уверяет нас в этом не только благостью Своего естества, но и словом, сказанным нам. Это слово изрекли пречистые уста Христовы. Мы должны не только просить, мы должны искать, возрастая в наших молитвах и в нашем дерзновении ко Господу. И, прося и ища, проявлять настойчивость, — продолжая стучать в одну и ту же дверь.

«Всякий просящий получает», — говорит Господь, — даже самый последний из нас, если просит с верою. Когда мы просим у Бога то, что Христос заповедует нам здесь просить, — чтобы имя Его святилось, чтобы Его Царство пришло, и Его воля исполнилась, — в этих прошениях мы должны быть исполненными доверия и устремляться к сокровенной близости с Богом — с Отцом в Сыне Духом Святым. Таков образ всякой истинной молитвы, предстояние со страхом и трепетом, и любовью, и мужеством перед Всемогущим Творцом и Искупителем нашим. Такова печать самой главной нашей молитвы, завершающейся за богослужением возгласом священника: «Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Среда

Лк, 56 зач., 11, 9—13

Сказал Господь Своим ученикам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него.

Господь заповедует Своим ученикам молиться. «И Я скажу вам, — говорит Он, — просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». «Искать» в Священном Писании означает «молиться». «Сей род ищущих Господа, ищущих лица Твоего, Боже Иакова» (Пс. 23, 6). «Сердце мое говорит от Тебя: «ищите лица Моего»; и я буду искать лица Твоего, Господи» (Пс. 26, 8). Господь дает три образа молитвы: «просить, искать, стучать», а затем — результат их. Однако ударение — не на неотступности молитвы, а на даре Божием. Эти три глагола открывают нам действие Божие: «и дано будет вам» (а не вы получите!), «и отворят вам» — это слово звучит дважды (а не вы откроете!) Мы должны исполняться доверия Тому, Кто дает, и Тому, Кто отворяет.

Господь иллюстрирует это двумя примерами. Он задает вопрос, не требующий ответа: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?» Ни один отец на свете не поругается так над своим сыном, сатанински играя внешним обманчивым сходством между хлебом и камнем, змеей и рыбой, скорпионом и яйцом.

И мы должны ясно видеть разницу между Отцом Небесным и отцом земным. Благость Божия несоизмерима с благостью земных родителей. Потому и дары Божии не идут ни в какое сравнение с их дарами. Хлеб, рыба и яйцо — земная пища, о которой заботится Отец наш Небесный, — так же, как Он заботится о полевых лилиях и о малых птицах.

Но это перечисление ни в коей мере не исчерпывает желание нашего сердца. В человеческом сердце сокрыто бесконечно большее, и Бог хочет дать намного большее — на самом деле невероятное, невообразимое. «Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него». Простые слова молитвы Господней, которой Он учит нас, могут совершить чудо: Дух Святой сойдет на нас, подобно тому, как однажды Дух Святой сошел на Христа. И желание Господа дать нам Духа Святого стоит за каждым нашим желанием, Его молитва — за каждой нашей молитвой.

Сознаем ли мы, что за пределами стольких наших поверхностных и порой никому неведомых желаний сокрыто самое глубокое желание нашего сердца быть причастником благодати Духа Святого, и это желание — Самого Бога? И если бы Христос не сказал нам, кто из нас дерзнул бы помыслить, что за простыми словами молитвы «Отче наш» Дух Святой, от Отца через Сына исходящий, ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными? Однако апостол Павел предупреждает нас: «Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12, 3). И как можно усомниться хотя бы на одно мгновение, что всякая молитва, в терпении сердца повторяемая и произносимая в благодати Духа Святого, не будет однажды услышана! И разве не Христос обещал нам: «Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам» (Ин. 16, 23)?

В конце концов единственной нашей молитвой ко Господу должна быть молитва о даровании нам Духа Святого. Мы можем все просить у Него. Господь — Отец наш — понимает все наши нужды. Но то, в чем мы более всего нуждаемся, и то, что менее всего сознаем, — Дух Святой.

Четверг

Лк, 57 зач., 11, 14—23

Однажды изгнал Иисус беса, который был нем; и когда бес вышел, немой стал говорить; и народ удивился. Некоторые же из них говорили: Он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского. А другие, искушая, требовали от Него знамения с неба. Но Он, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет; если же и сатана разделится сам в себе, то как устоит царство его? а вы говорите, что Я силою веельзевула изгоняю бесов; и если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют их? Посему они будут вам судьями. Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие. Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение; когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся, и разделит похищенное у него. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

Христос свидетельствует о Своем Божественном посланничестве, являя Свою власть над сатаной. Он дает знамение Своей победы, изгоняя беса из человека, который был нем. Когда словом Христовым бес был изгнан, этот человек стал тотчас же говорить — уста его отверзлись в хвале Богу.

Народ в изумлении стал прославлять силу Божию. Некоторые же соблазнялись и говорили, что Он совершил это силою веельзевула, князя бесовского. А другие, как если бы им недостаточно было этой очевидности Христовой чудесной власти, искушали Его, требуя от Него знамения с неба в подтверждение истинности Его учения. Как будто знамение с неба не могло быть дано им и при содействии князя воздушных сил. Упорное неверие ни за что не хочет признать своего поражения и готово как угодно оправдывать себя. Но оно всегда — легкомысленно и нелепо.

Христос дает им полный и ясный ответ. Он говорит, что изощренный в лукавстве князь тьмы никогда по своей воле не согласится принять то, что прямо служит его гибели. Господь знает их помышления, хотя они стараются скрыть их, и показывает, насколько безосновательно их обвинение. Все знают — где разделение, там не устоит ни дом, ни семья, ни государство, ни царство. Там обречено на разрушение всякое дело. И сатана, зная это не хуже людей, всю свою энергию направляет на разделение. Но он не спешит подобным же образом погубить себя.

«И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, — говорит Господь, — то сыновья ваши чьею силою изгоняют их? Посему они будут вам судьями». Книжники и фарисеи возносят хвалу своим последователям, которые именем Бога Израиля изгоняют бесов, а несравненно большие чудеса, являемые Господом, объясняют Его союзом с диаволом. Поистине диавольское лицемерие — одно и то же действие осуждать в тех, кто обличает нас, и превозносить в тех, кто льстит нам. Как часто люди склонны прибегать к клевете, когда честное противостояние выявляет их беспомощность. И приписывать худшие мотивы тем, кто им не нравится.

«Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие». В Евангелии от Матфея сказано «Духом Божиим», а здесь — «перстом Божиим». Господу не обязательно нужно поражать врага рукою крепкою и мышцею высокою. Этот лев рыкающий, ищущий кого поглотить, сокрушается как моль, когда Господь благоволит, одним прикосновением Его перста. Изгнание Господом бесов было поистине началом сокрушения их силы и власти. Изгоняя бесов, Христос показывает, что Он сильнее их. Он пришел, чтобы явить Свою победу над ними в мире и в сердцах людей.

В сердце этого несчастного грешника, предназначенного быть вместилищем Бога, диавол устроил себе жилище и завладел всеми силами и способностями его души. Сердце человеческое — дом Божий, а неочищенное благодатью Христовой оно — дом диавола. Диавол — «сильный с оружием охраняет свой дом». Все грехи человека, ожесточающие его сердце противостоянием истине и правде, диавол выставляет как ограждение своего дома. Есть такой род безопасности — душа нераскаянного грешника, которую диавол как «сильный с оружием» надежно оберегает. Грешник может быть очень хорошего мнения о себе. Он уверен в себе и весел. Он льстит себе, что все идет как нельзя лучше. До появления Христа ему было спокойно, но слово Христово нарушило мир в доме диавола.

Так совершаются чудесные перемены в судьбе человеческой. Сатана — «сильный с оружием», но наш Господь сильнее его. Мы видим, как Он одерживает победу. Он внезапно нападает на врага, когда тот совершенно уверен в своей безопасности, и одолевает его. И вот — трофеи победы. Прежде всего Он берет все оружие сильного, на которое тот надеялся. Христос разоружает сатану. Когда сила греха сокрушена в душе, диавол лишается своего оружия. И затем Победитель забирает все похищенное ранее — для Себя. Все способности души и тела направляются теперь на служение Христу. Но это еще не все. Он разделяет их между Своими последователями, так что все верующие в Него пользуются этой победой.

Так Христос показывает, что Его учение и чудеса явлены, чтобы сокрушить власть диавола. И все люди призываются присоединиться к Нему, принять Его благовестие и войти в радость Господа своего. В противном случае они сами себя зачисляют в стан врага. «Кто не со Мною, тот против Меня», — говорит Господь. И кто не помогает собирать Христово стадо, тот с теми, кто расточает его. В христианской жизни нет места для нейтрального. Кто старается уклониться от делания добра, тот делает зло. Все участвуют в великой войне либо на стороне Бога, либо на стороне сатаны. И кто не решается идти со Христом, тот совершает самую большую, какая только может быть, ошибку.

Пятница

Лк, 58 зач., 11, 23—26

Сказал Господь: кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого.

«Кто не со Мною, тот против Меня, — говорит Христос, — и кто не собирает со Мною, тот расточает». Перед лицом любви и славы Христовой невозможно остаться равнодушным. Не делающий выбора, не идущий за Христом — отвергает Его. Жизнь каждого человека определяется его отношением ко Христу. Принять Христа или отвергнуть, любовь или вражда — здесь решается все. И нет, не может быть ни для кого середины: мы или с Ним, или против Него. Это раскрылось у Креста, когда предан Он был позорной и мучительной смерти, и это раскрывается во всей истории человечества. Сколько грешников сделалось праведными и святыми — и доныне слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые восстают и нищие благовествуют. Но для скольких Он явился на их пути камнем преткновения и камнем соблазна, о который они преткнулись и упали! Откуда такая активная ненависть была у тех, кто стремился сжечь Его Церковь дотла, всех верующих, как свидетелей о Нем убить и само Имя Божие изгладить из памяти человеческой? Никому по отношению ко Христу не удается остаться нейтральным, может быть, до времени можно таиться, но наступает неизбежно момент, когда дальнейшее молчание становится соучастием в преступлении. Тебе дела нет, что на твоих глазах убивают? Христа распинала не только толпа, которая злобно улюлюкала вокруг Него, но и те, кто равнодушно смотрел на происходящее. Самые жестокие тирании в истории опираются на такое равнодушие — иначе они бы не удержались. Тот, кто равнодушен к чужой жизни и смерти, тот равнодушен и к своей. Эти люди живут, как будто не живут, — жизнь их как будто не касается. Раньше первой смерти, говорит Откровение, к ним приходит смерть вторая — вечная смерть, которой наказываются самые страшные нераскаянные грешники. И не только во времена гонений узнается Христос, как это было недавно у нас, — на восстание миллионов в славе мученической и на падение миллионов в отступничестве от веры. Те, кто безразличием своим отвергает Христа, с таким же безразличием примут и антихриста.

Христос говорит, что настоящая вера никогда не строится на одном отрицании. Заповеди Божии всегда имеют положительный смысл. В десяти заповедях все запрещения: «не делай того-то и того-то» сводятся к утверждению «делай» — к двуединой заповеди о любви к Богу и к человеку (Мф. 22, 37—39).

Но прежде чем делать добро, нужно не делать зла. Существует непреложный закон духовной жизни: «Уклонись от зла и сотвори благо» (Пс. 33, 15). Вначале надо увидеть зло и уклониться от него. И только так можно совершить благо. Необходимо очищение. Но после искоренения зла должно обязательно наступить насаждение добра.

Человеческая душа не может оставаться пустой. Недостаточно изгнать плохие помыслы и скверные привычки и расстаться с прежним образом жизни. Если душа при этом останется пустой, она всегда будет в опасности. Что говорит слово Божие о жизни по стихиям мира сего и о жизни в Господе? «Не упивайтесь вином, ибо в нем есть блуд, но паче исполняйтесь Духом» (Еф. 5, 18). Человек должен быть чем-то заполнен. Либо вином, либо Духом Святым. Это хорошо знают наши враги, а мы должны это знать несравненно лучше. Недостаточно изгнать зло, надо, чтобы вошло в нас подлинное добро.

Мы слышим в этом Евангелии страшный рассказ о человеке, из которого был изгнан нечистый дух. Изгнанный дух не находил себе покоя и решил возвратиться к тому человеку. Он нашел его душу выметенной и убранной, но пустой. Тогда он позвал семь духов, злейших себя, и они вместе вошли в человека. И было последнее состояние его горше первого (Мф. 12, 43—45).

Перед нами одна из основополагающих тайн жизни. Эта притча — рассказ о том, что произошло с нашим народом, после того, как из него был изгнан бес коммунизма. И о том, что происходит во всех религиях, стремящихся к очищению души. И о воспитании детей, и о проповеди. Как сказал поэт: «Сердца, не занятые нами, не мешкая, займет наш враг».

Возьмите, например, вопрос соблюдения воскресных и праздничных дней. Все знают (и особенно раньше строго к этому относились), что нельзя в эти дни работать — стирать, убираться и т.д. Такая, извините, почти иудейская строгость по отношению ко всем внешним предписаниям всегда была в нашем православном народе. И, несомненно, это было хорошо. Но если праздник для православного человека будет просто ничегонеделанием, «последнее будет для него горше первого». Перед революцией церковные праздники все чаще сопровождались пьянством и разгулом. Потому что сатана — мастер находить свое дело для ничем не занятых рук. В этом одна из главных опасностей духовной жизни.

Святые отцы говорят, что пока не будет дом нашей души занят Тем, Кому он принадлежит — Господом, он будет пуст. Потому самая первая наша молитва — к Духу Святому: «Прииди и вселися в ны». И в практическом плане лучший способ избежать зла — делать добро. Как говорится, в саду, сплошь засаженном цветами, почти не остается места для сорняков. Но там, где все заняла сорная трава, надо прежде позаботиться о том, чтобы ее не было.

Святые отцы предлагают также и такое прочтение этой притчи. Дом выметен, но не вымыт. Он должен быть вымыт, иначе в нем остается место диаволу. Подметание очистило его только от явной грязи, в то время как грех, глубоко проникший в сердце грешника, остался нетронутым. Дом выметен от мусора, видимого для людей, но на стенах его — проказа. Он убран по внешнему порядку, но не украшен чистотой благодати. Человек может считать себя праведником, но краска и лак, которыми он покрывает дом своей души, скоро слезут. Семь злейших духов войдут в него без труда, не встречая сопротивления. Лицемерие — прямая дорога к отступничеству. Если грех тайно укрывается в уголке сердца, в час испытания совесть молчит, и скрытый лицемер становится явным отступником. Последнее состояние его хуже первого. Отступники, как правило, хуже неверующих. Их грехи тяжелее, и в будущей жизни их ждет более суровое наказание.

Суббота

Лк, 36 зач., 8, 16—21

Сказал Господь: никто, зажегши свечу, не покрывает ее сосудом, или не ставит под кровать, а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет. Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы. Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо, кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь. И пришли к Нему Матерь и братья Его, и не могли подойти к Нему по причине народа. И дали знать Ему: Матерь и братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его.

Принявший благодать Христову должен быть горящей свечой. Свечу не покрывают сосудом и не ставят под кровать, но ставят на подсвечник, чтобы входящие видели свет. Христиане должны быть светом в мире. Их свет должен сиять перед людьми. Если Христос дал Своим ученикам наедине знать тайны Своего Царства, это не значит, что они должны быть сокрыты от всех. Они не только должны быть добрыми, но — творить добро. Время Церкви — от Первого до Второго Пришествия Христова — время, когда слово Божие должно быть проповедано всею жизнью тех, кто принял его.

«Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы». То, что сокрыто сейчас, скоро откроется и станет известно всем. Иногда мы стараемся скрыть, что-нибудь от самих себя. Мы закрываем глаза на последствия некоторых наших поступков, хотя хорошо сознаем, что это значит. Мы уподобляемся человеку, который нарочно закрывает глаза на симптомы болезни, которая, он знает, есть у него. Иногда мы стараемся скрыть что-нибудь от людей, но все равно это выходит наружу. «Да, жалок тот, в ком совесть нечиста», говорит поэт. Счастлив тот, кому нечего скрывать. Иногда мы стараемся скрыть что-нибудь от Бога. Нет ничего более бессмысленного. Грешник думает, что он окружен безопасными стенами и тьма, в которой он совершает свой грех, скрывает его от всех, но «очи Господа в тысячу крат светлее солнца». И перед каждым из нас всегда должно быть слово Писания: «Ты Бог, видящий меня» (Быт. 16, 23).

«Итак, наблюдайте, как вы слушаете, — говорит Господь, — ибо, кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь». Чем больше исполняем мы то, что нам дано было услышать, тем более приходим в меру возраста Христова. И чем меньше — тем меньше слово Божие делается закваской нашей жизни. Знание тайн Царствия Божия становится отвлеченным и не оказывает никакого влияния на то, как мы живем. «Кто имеет, тому дано будет» — кто имеет дары, и трудится, умножая их, будет иметь больше. Но кто закапывает свой талант — потеряет его. «А кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь». Люди только думают иметь — то, что они не употребляют.

«И пришли к Нему Матерь и братья Его, и не могли подойти к Нему по причине народа. И дали знать Ему: Матерь и братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его». Исполнение воли Божией — то, что делает человека подлинным братом, сестрой или матерью Господа. Духовные отношения — самые высокие и святые в нашей жизни. Когда семейные узы обретают духовное измерение — нет большего общения между людьми. Но когда семейные узы не имеют духовного измерения, мы начинаем понимать, что более глубокий смысл человеческого общения обретается за пределами семьи. Сам Господь в Своей семье встречается с тем, что Его братья и сестры (родственники по плоти) не веруют в Него (Ин. 7, 5). А иные из Его близких по плоти говорят, что Он «вышел из себя» (Мк. 3, 21).

Матерь Господа и братья Его стоят вне дома и зовут Его. Господь отвечает на эту просьбу как бы с некоторым упреком, уверяя слушающих Его, что Он пришел ради всех людей. Рожденный от Жены — от Пречистой Девы и Богородицы, Он соединен с Ней исключительным и вечным родством. Но в этом смысле Он не ближе к Ней, чем ко всем, кто соединен с Ним Духом Святым. И Он не ставит земное родство условием спасения тех, ради кого Он пришел в мир. Упоминание Господа о ниневитянах и царице Савской было началом введения язычников в тайну спасения, указанием на то, что вера — выше этнического наследия. Здесь же Господь являет, что вера — выше семейного наследия. Семья, рождаемая верой, становится первым родством в воле Божией, и ее не может превзойти, и не может исключить родство по крови. Потому наших семейных уз недостаточно, чтобы отделить нас от рода лукавого и развращенного.

Семья Божия — Святое Семейство — родство веры и жизни по воле Божией. Господь включает в Свою Семью всякого, кто творит волю Отца Небесного. Разумеется, не может быть противопоставления между семьей учеников Христовых и семьей Господа по плоти. Ясно, что слова: «Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его» относятся и к родственникам Его. Мы знаем, что никто в роде человеческом не мог, как Матерь Божия, сказать: «Се, раба Господня, да будет Мне по слову Твоему», которые определяли каждое мгновение Ее жизни. Но здесь — первое и единственное упоминание о братьях Господних рядом с Божией Матерью — в значении их ученичества, предваряющее, как сказано в книге Деяний, «единодушное пребывание в молитве и молении Церкви с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса и с братьями Его» (Деян. 1, 14). Божия Матерь участвует в славе Своего Сына не просто потому, что Она родила Спасителя мира. Ее блаженство основано на том, что Она слышала, веровала, повиновалась, хранила и продолжала исполнять слово Божие до Креста Христова, до собственного Своего Успения, в полноте причастного Его Кресту и Воскресению.

Неделя 23-я по Пятидесятнице

Лк, 38 зач., 8, 26—39

Тогда приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Иисус на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, — потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло. Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился. Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедывал по всему городу, что сотворил ему Иисус.

Сила бесовская может быть очень страшной. Она может угрожать существованию каждого человека и всего человечества. Чтобы не думал кто-нибудь, что если он живет без Бога, то как-нибудь сам справится с жизнью. Как только человек оказывается без Бога, он оказывается с диаволом. До какой степени может простираться бесовская власть, нам показано на примере Гадаринского бесноватого и всей страны, в которой находится этот несчастный. Человек в безумии своем живет, не одеваясь в одежды, обнаженный от всего разумного и доброго. Не говоря уже о том, что он лишен всего благодатного. И живет не где-нибудь, а в гробах. Самое подходящее для него жилище — пещеры, куда клали умерших людей, прикосновение к которым означало нечистоту.

Он настолько во власти бесов, что его уже не существует. «Как тебе имя?» — спрашивает Господь. «Легион», — отвечает он, вернее, бесы уже за него отвечают. Всякий раз, когда человек отступает от Бога, он теряет свою личность. И в его жизни непременно действует диавол, замечает он это или нет. Гадаринский бесноватый терроризировал на дорогах всех проходящих мимо, подобно каким-нибудь бандитам, — которые потому бандиты, что одержимы бесами. Где нет присутствия Божия, эти бесы и эти люди ведут себя предельно нагло: они унижают других, будучи сами унижены владеющей ими темной силой. А где присутствие Христово — они дрожат от страха, как преступники перед судом, униженно умоляя, чтобы каким-то образом их участь была смягчена.

Обратим внимание на то, что эти существа являются не только чудовищно сильными, но и крайне свободолюбивыми. Для них непереносимо какое-либо ограничение их свободы. Они разрывают железные цепи, которыми их связывают, потому что хотят жить свободно. Вся массовая культура нашего времени направлена на то, чтобы воспитать человека абсолютно свободным, не зависящим ни от каких ограничений, чтобы никто и ничто им не управляло. Чтобы человек полностью находился под властью бесовской.

Свобода, которую провозглашали в 1917 году, и свобода, которую сейчас провозглашают, означает именно это. Человек уже готов рвать как цепи любые преграды, только бы достигнуть ее. Никаких заповедей, никаких ограничений не существует, никакой власти. И бежит в безумии такой человек, гонимый бесом, в пустыню.

«Что мне и Тебе, Сыне Божий?» — спрашивают бесы, видя перед собою Бога. «Что общего между Тобою и нами?» Действительно, что общего между светом и тьмой, что общего между Христом и велиаром? Нет ничего общего. Между бесами и Богом ничего общего нет. А между человеком и Богом есть всегда общее. В каком бы состоянии ни находился человек, есть что-то общее у человека с Богом, и Бог не отступает от человека, даже если он попал под власть бесов.

Нет ничего общего между свиньями и Богом. Они — просто чавкающие, пьющие, жрущие существа. Бесам надо, чтобы люди стали свиноподобными, — тогда можно в них вселиться и погубить их. Чтобы люди стали стадом, и бесы вселились в это стадо, и оно бросилось с крутизны в воду и потонуло. Весь род человеческий хотели бы бесы погубить.

Мы видим, какая сила у них и какая ненависть к человеку. Смысл их существования — в уничтожении всего. Не удается уничтожить человека — так хотя бы свиней, то, что принадлежит человеку. Может быть, через это удастся восстановить человека против Бога? И, оказывается, удается. Целая страна, оттого что она теряет свое благополучие, восстает против Бога. Мы видим силу Божию, но мы не можем не удивляться и тому, как велика любовь Христова. В одно мгновение погубил бы диавол каждого из нас и всех нас. Кажется, есть у него основания иметь власть над нами за наши грехи. Но любовь Божия ставит предел силе этой ненависти. Господь не оставляет человека, несмотря ни на что.

Будем всегда знать это — не отвлеченно, а реально — глядя на то, что происходит сегодня с нашей страной. Потому что самое ужасное — это, конечно, не внешние бедствия, не нищета, а беснование людей. Людей хотят превратить в скотов, чтобы они полностью принадлежали бесам. Но любовь Божия все превосходит — вся власть у Бога. Ничего не может сделать сатана без позволения Божия. Если обратится человек всем своим сердцем ко Господу, все сразу переменится, как переменилось с этим бесноватым человеком.

Человек одетый, осмысленный, как сказано, сидит у ног Христа. Он становится самим собой. Сейчас мир непрестанно говорит, как человеку стать самим собой — свободным, не зависимым ни от чего. Но человек может стать самим собой, только когда он человек Божий. А когда он отрекается от Бога, мы видим, какой свободы он достигает, насколько теряет себя. У всех разные степени этой потери себя, но в конце концов не может быть середины: либо человек должен быть Божиим, либо он должен быть с диаволом навеки.

Весь народ этой замечательной страны, после того как пастухи рассказали о происшедшем, выходит навстречу Христу и просит Его удалиться от этих мест. Чего они боятся? Во-первых, им страшно, потому что они потеряли все свое материальное богатство. Но они охвачены и другим страхом. Они еще все-таки люди, они еще не полностью во власти бесовской, и у них есть тот страх, который был некогда у Симона Петра. Когда Господь явил чудо с ловлей рыб, он пал к ногам Христовым и сказал: «Отойди от меня, Господи, потому что я человек грешный». Нет, они еще не исповедуют себя грешниками — это же языческая страна, потому там и свиньи есть. Но Господь, идя по земле, уже достигает и этого мрака.

Что происходит с исцеленным человеком? Никогда, ни за что, ни на одно мгновение он не хочет больше расставаться с Господом. Он хочет быть вместе с Его учениками и идти туда, куда Господь идет. Но Господь не берет его с Собой. Он говорит, чтобы тот снова шел в землю Гадаринскую и рассказал, что сотворил ему Бог. Ему страшно подумать, что он снова окажется среди этих свинолюбивых людей, которые отвергают Христа. Но Господь, тем не менее, посылает его туда, чтобы он проповедовал там, где, кажется, все безнадежно.

Неужели не все еще потеряно, скажем мы сегодня, неужели не кончено еще все с нашей Гадаринской страной? Несмотря ни на что, ни на какое беснование, которое было и продолжается сегодня, несмотря на все большее изгнание Христа из нашей страны, несмотря на свинство, которое все более распространяется среди народа, Господь не оставляет нас. Он посылает к нам тех, кого Он исцелил, кому дал узнать, как велика сила и милость Его, с проповедью покаяния. И мы должны быть готовы, если дано нам было встретить Его, предпочесть дарам утешения, благодатного пребывания с Ним — путь в ту землю, где, кажется, уже ад. Что бы ни происходило, Господь все содержит в Своей власти. Не напрасно Он посылает исцеленного человека в страну, которая только что отвергла свое спасение.

Чудо сегодняшнего Евангелия — избавление рода человеческого от власти тьмы — раскрывается в полноте в тайне Креста Христова и Его Воскресения. Каждый из нас призывается жить в таком послушании Господу, чтобы исполнилась на нас воля Божия, которая хочет всем человекам спастись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *