«Только малое знание удаляет от Бога»

Памяти новопреставленного Игоря Ростиславовича Шафаревича

«Только малое знание удаляет от Бога»Игорь Ростиславович Шафаревич — образец нравственного, отважного служения нашему Отечеству. Он не только гениальный, признанный всем миром математик, но и замечательный философ, историк и писатель, всегда заботящийся о том, как донести правду об истинном положении русского народа. Ни в советские годы, ни в период так называемой «перестройки» он ни разу не покривил душой. И потому был всегда гоним. Его книги, такие как «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия. Десять лет спустя», «Трехтысячелетняя загадка» сразу же после публикации становились событием общественной жизни. Самое радостное для нас, наверное, то, что Игорь Ростиславович — православный христианин. В одном из интервью на вопрос, какими молитвами он молится перед сном, он дал очень точно характеризующий его ответ: «Каждый вечер я читаю «Верую»». Это о таких, как он, сказаны известные слова: «Только малое знание удаляет от Бога, а большое приближает к Нему». И точно так же его судьба является подтверждением несомненной истины: жизнь по совести и правде — лучший путь к Богу.

Несколько слов о личном общении. Я познакомился с Игорем Ростиславовичем в 1996 году в Государственной Думе, где в это время наш Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» изо всех сил пытался продвинуть законопроект, запрещающий легализацию пропаганды растления. Игорь Ростиславович сразу же заговорил о смысле и сути того, что происходит в России, о том, какую опасность представляет насаждение «греха как нормы» для будущего человечества. Вспоминается многотысячное стояние, организованное нашим Комитетом против показа богохульного фильма «Последнее искушение Христа» в 1997 году. Мы заранее, за целый час, прибыли в Останкино, чтобы сделать нужные приготовления. К нашему удивлению, мы увидели на площади стоящих с плакатами протеста весьма пожилых людей. Это были Игорь Ростиславович Шафаревич и несколько его друзей. Было такое впечатление, что стоят они здесь уже давно — так и хочется сказать: всегда.

Быть защитником гонимых и ревнителем справедливости — кажется, это у Игоря Ростиславовича было в крови, шла ли речь о глобальных событиях или о каком-нибудь частном деле. Однажды он позвонил мне и сказал, что, наверное, только я один, как священник, могу повлиять на Валентина Григорьевича Распутина согласиться стать академиком РАН. «Он никого не хочет слушать, — сказал Игорь Ростиславович, — хотя дело совсем не в его личном престиже, а в укреплении авторитета русских патриотов». Моя попытка уговорить Валентина Григорьевича оказалась неудачной. Но и в этом, пусть малозначительном, эпизоде мне как-то еще яснее представился облик Игоря Ростиславовича, всегда и во всем заботящегося о своих друзьях и не пренебрегающего никакими усилиями ради общего блага.

Мне хотелось бы подчеркнуть важность для наших современников, а также для хотя бы одного «монаха трудолюбивого» в будущем, как выражается Игорь Ростиславович, его постоянное усилие осмысления истории. Как он сам хорошо сказал: «Стремление не утратить связь с телом Истории гораздо сильнее, чем со своим физическим телом. Факт, вероятно, имеющий многозначительные последствия в общечеловеческой жизни». Математически точной и духовно глубокой представляется мне его «новая историческая концепция», как он сам ее называет. «Историков, — говорит он, — больше интересует тщательное описание конкретных ситуаций и установление фактов. А «концепции», они считают, можно выдумывать какие угодно — это дело фантазии, а отчасти — исторической неграмотности (в чем есть большая доля правды)». Но важнее всего всегда самая суть. И истинную правду можно увидеть только в свете истины. У Игоря Ростиславовича Шафаревича не было никаких иллюзий. Он ясно понимал, какие ни с чем не сравнимые перемены происходят в мире. «Вся теперешняя жизнь, включая культуру и те методы понимания всех явлений, которыми мы пользуемся, очень скоро разрушатся, — писал он. — То, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, которую надо истребить, превратить в духовную пустыню, где, как говорится, и трава не растет».

Его определение о том, что зло возрастает, — согласно с Писанием: прежде чем наступит кончина мира, «последняя жатва», должны созреть плевелы, не только пшеница. Никогда еще человечество не знало таких ужасов по глубине и масштабу зла, как это было в XX столетии. Но организованные лагеря смерти ГУЛага и Освенцима, судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, были только прелюдией к сегодняшнему и завтрашнему.

Сейчас, особенно после демонстрации по CNN расстрела российского Парламента в 1993 году, войны в Персидском заливе, бомбардировки Сербии, неизвестно кем организованной террористической атаки на Америку, событий на Украине и в Сирии, современная электронная техника подвела нас к тому, что мы уже не различаем массовое уничтожение людей огнем ракет от компьютерной видеоигры. И только когда какая-нибудь новая страшная жестокость шокирует зрителя, масса обывателей вздрагивает, и кто-то переключает программу.

Кто сомневается в том, что организованность зла — явное свидетельство близкого присутствия организующего это зло — «человека беззакония»! Если при большевиках совершалось уничтожение части народа, то в последние годы силы зла направлены на уничтожение всего народа. Но самое страшное не в этом. Новое заключается в том, что зло направлено, главным образом, на уничтожение личности. Приближается век толпы: все, что было в этом роде ранее, — только прообразы. И новый век выдвигает своих вождей, которые все сокрушат. В массовое сознание уже введено то, что должно определять личность человека — быть как все.

Быть как все, со всем человечеством — это величайшее достоинство человека там, где речь идет о добре и правде, о том, что на самом деле определяет личность человека. Человек настолько человек, насколько он живет по добру и правде. И, в конце концов, по благодати Христовой. Быть как все по-христиански значит — быть с Церковью, со Христом.

А здесь совершается диавольская подмена. После коммунистической стадности наступила другая эпоха стадности — всеобщего греха, участвовать в грехе как все. Эта общая атмосфера может оказаться сильнее совести и Бога. Всякий грех стирает черты единственности и неповторимости человека. И там, где массовым сознанием жизнь без Бога, без стыда и без совести принимается как норма, совершается уничтожение личности. Все это делается под видом «свободы индивидуума». Все должны быть «свободными личностями», для которых не существует никаких нравственных и религиозных запретов.

Воистину, растлители страшнее разрушителей. Как преодолеть это растворение в серной кислоте? Для этого надо быть личностью. «Среднему человеку» в этой атмосфере не выжить. Личность — только тот, кто со Христом, кто причастен Его крепости, Его любви, Его благодати. Наступает время новых скорбей, новой верности Богу. Но благодаря не идущим ни на какой компромисс с ложью людям, таким, каким был Игорь Ростиславович Шафаревич, Господь продлевает историю, чтобы все, кто нуждается в правде и истине, могли задуматься о самом главном, покаяться и спастись.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *