О правде Христовой. Святое Богоявление

Богоявление«Три свидетельствуют на небе», и это наш сегодняшний праздник. «И три свидетельствуют на земле, — говорит апостол Иоанн Богослов, — дух, кровь и вода» (1 Ин. 5, 7—8). Кровь — это причастие Святых Христовых Тайн, а вода — это то, что совершается сегодня. «Днесь вод освящается естество», «днесь Владыка на Иордан приходит».

Прежде чем выйти сразиться со смертью, Христос приходит креститься, то есть погрузиться в воду, омыться от нечистоты у Иоанна. От какой нечистоты? От той, за которую Он висит среди разбойников, «землю на водах Повесивый», от той, которая во мне и в тебе, и во всех, и даже в самом чистом из рожденных женами — Иоанне. И ужасается Иоанн, говоря: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? «Оставь теперь, — отвечает Господь, — не мешай Мне, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду».

Господи, какую же правду Ты хочешь исполнить? Не ту ли, которая была при творении мира, когда Дух Святой носился над водами, и Ты творил со Отцем и Духом Святым? И сегодня в православных храмах Иорданские воды — вновь те первозданные воды, и глас Господень над водами, и веет Дух над ними, но эти воды — уже для нового творения, для возрождения всех. Какую правду Ты хочешь исполнить, Господи? Не ту ли страшную правду, когда хлынули воды потопа, и немногие, то есть восемь душ, спаслись, потому что пришел Бог погубить водою грех, и люди предпочли погибнуть, чем расстаться со грехом? Не ту ли правду, когда Ты вывел Свой народ из Египта и «огустеша воды, и сташа сюду и сюду», и люди Израиля прошли посреди моря, как по суше, и воды тотчас сомкнулись, потому что эта правда требует отделения от всякой неправды, и нет пути назад?

«Что же значит исполнить всякую правду? — говорит святой Иоанн Златоуст. — Правдою называется исполнение всех заповедей. Так как исполнить эту правду должны были все люди, но никто из них не исполнил ее, то приходит Христос и исполняет эту правду. А какая правда была в том, чтобы креститься? Послушание установлениям Церкви и посланному от Бога человеку было правдой». Потому через погружение в обыкновенные воды открывается бездна греха человеческого и бездна милосердия Божия. Имеющий очи может увидеть между двумя этими безднами глубину тайны покаяния. И чтобы стало ясно всем, что ни один человек не может достичь правды без этого послушания, без этого крещения. Он крестится, как всякий человек, чтобы все после Него крестились, как Он, Его Крещением.

Для нас вся правда в том, чтобы веровать в правду Христову, которая вменяется нам через крещение как наша правда — вместо нашей неправды, от которой мы себя отделяем покаянием. В этих водах таинственно запечатлен образ всей Его будущей жизни. Всё еще надо Ему совершить, но всё уже здесь, до последней глубины, отражается в этой воде — кровавый пот Гефсимании, ужас Богооставленности, смерть на Кресте и во ад сошествие.

Вот в какие воды входит Он — нагой, обнаженный от славы, которую имел от Отца, «прежде мир не бысть», — чтобы нас облечь в первозданную славу. Чтобы открылась нам тайна жизни и смерти до последней глубины, до самого дна: «глубины раскрыл есть дно». И мы видим, что вся правда — это любовь, полнота благодати. Дух Святой сходит над Ним и над каждым из нас. И глас с небес, глаголющий: «Се, Сын Мой возлюбленный» — к Нему и к каждому из нас. Нам все грехи уже прощены, не только прошедшие, но и будущие, если будем до конца идти путем покаяния, «исповедуя едино крещение во оставление грехов». Однако нам надо еще бороться с грехом. Мы уже спогреблись и воскресли в крещенской воде со Христом, но нам надо еще пройти через жизнь и через смерть, чтобы все, что Его, стало до конца неотъемлемо нашим.

«Обещанием Богу доброй совести» называет апостол Петр крещение, и это обещание неложно, потому что спасает нас сила Воскресения Христова (1 Пет. 3, 21). «Потому Господь, — говорит святой Василий Великий, — уготовляя нас к жизни по воскресении, излагает уставы всей Евангельской жизни, узаконивая нрав негневливый и терпеливый, неоскверненный сластолюбием, несребролюбивый, чтобы мы по произволению исполняли заранее, что принадлежит будущему веку по его природе». Всякая правда станет нашим естеством: нам естественно будет любить Бога и друг друга, потому что мы крещены, родились свыше от воды и Духа.

Приидите, почерпните воду с веселием! Но не забывайте, что это воды смерти Его, и только потом уже воды Воскресения, светлые пасхальные воды, воды Святой Троицы, как Он Сам сказал: «Жаждай да грядет ко Мне и да пиет» и «у верующего в Меня, реки воды живой потекут от него» (Ин. 7, 37—38). И «печать дара Духа Святаго» — «свет Твой, Господи, знаменася на нас», потому что наши очи и уста, мысли и сердце, руки и ноги Им помазаны крестообразно. И ликование Церкви за Божественной Литургией — «елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» — возвещает нам об уже совершившейся победе и о еще предстоящей страшной борьбе.

Праздник света, праздник Богоявления дарован нам, чтобы среди смерти и ада, где мы живем, могли мы встретить крещенскую зарю и узнать, что христианину нечего бояться смерти, потому что смерть его позади — в той воде, из которой он вышел после крещения. Вся правда, вся радость нашего праздника заключается в том, что крест погружается в воду, и эта вода освящается в образ всей нашей жизни, которая из мертвой делается живой. И весь крестный путь человеческий омывается водою, которая, как говорит псалом, превыше небес (Пс. 148, 4).

протоиерей Александр Шаргунов

19 января 2012 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: