Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — апрель 2019 г.

Я знаю, что существуют церковные каноны, отлучающие от причастия — порой на много лет — за грубые смертные грехи. Ну, допустим, грубых смертных грехов у меня нет. Но когда — особенно ночью среди бессонницы — я вспоминаю свою жизнь, то меня охватывает просто ужас. Вы помните стихи Пушкина, где-то уже цитированные Вами: «И с отвращением, читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю»? Это про меня. Тяжких смертных грехов как будто нет, но и ничего нет. Кажется, у апостола Павла сказано: «Кто недостойно причащается Святых Христовых Таин, тот в суд себе яст и пиет». Меня не надо разубеждать в том, что виноградник, который мне при крещении вверил Господь, оказался абсолютно невозделанным. Что мне делать? Как могу я причащаться не на словах, а на самом деле сознавая себя совершенно недостойным? И как могу не причащаться, зная слова преподобного Серафима Саровского: «Кто причащается, спасен будет, а если нет — не думаю»?

Ю.Л. Каширин, г. Калуга

У апостола Павла дано уточняющее объяснение недостоинства, препятствующего причащению. Он говорит о тех, кто, не рассуждая, приступает к таинству. В этом все дело. Что значит «не рассуждая»?

За Божественной литургией мы стоим как поистине ничего не имеющие. Мы не сможем пройти через узкую дверь Царства Божия, не оставив наш багаж. Мы можем принять этот дар жизни, когда освободимся от ненужной тяжести. Благодать, предлагаемая нам, может быть принята только руками, в которых нет ничего, только если мы поистине нищие. От беспросветного уныния мы можем перейти к радостному изумлению, узнавая, что виноградник, который был вверен нам, — не то и не это, даже не мы сами, а Он Сам — Господь наш Иисус Христос.

«Наконец, — говорит Христос, — послал он к ним своего сына». Христос знает, докуда идет это «наконец» — до Его смерти, которая Его любовью уничтожит смерть. И Сам Он ничего не возьмет для Себя. Он отдаст все — и Свое дыхание, и Свою Кровь, и Свое Тело. То, что мы переживаем за Божественной литургией, — это дело Божие, Бога Отца и Его Сына, и Святого Духа, Совершителя невозможного, и «сие есть дивно во очесех наших».

Предадим Ему радостно в нашей нищете старые камни, которыми мы являемся, чтобы стать новыми «живыми камнями, устрояющими из себя дом духовный, царственное священство святое, приносящими духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет. 2, 5). Христос пришел спасти не праведников, а грешников.


Почему христиане оставляют Церковь? Почему столько несправедливости в мире? Почему Бог допускает такое насилие и жестокость? Почему Церковь должна быть иерархическим институтом? Почему, в конце концов, Бога можно найти по-настоящему, как Вы, отец Александр, утверждаете, только в Церкви?

Н.И. Федулова, г. Александров

Да, подобные вопросы можно слышать постоянно. Но читали ли эти люди Евангелие? Чему оно учит? Какого рода вопросы задает оно в свою очередь нам? Что нового оно предлагает нам? Вы задумывались когда-нибудь, чем можно объяснить, что Церковь проходит через все бури? Чем можно объяснить непоколебимость стольких христиан в это приводящем почти всех в растерянность мире? Почему в Церкви то здесь, то там, несмотря ни на что, появляются новые ростки? Вы слышали о действии Духа Святого в Церкви и в мире? «Бог пошлет вам другого Утешителя, Который пребудет с вами всегда» — таково было обещание Христа Своим ученикам прежде Его Крестной смерти и Воскресения.

В устах Христовых эти слова имеют конкретный смысл. Он открывает новую реальность — в событиях истории и в человеческих личностях. Он дает новую жизнь человеческим личностям. Он являет силу, которая творит из них пророков. Он дает образ жизни мудрецов, живущих по Божественным вдохновениям. Мы знаем из Писания об этой силе, все оживотворяющей, преодолевающей все преграды и доводящей до конца осуществление лучших замыслов.

Мы никогда не должны забывать, что наша Церковь родилась в день Пятидесятницы, и она до конца истории будет жить Духом Святым. Что происходит с учениками Христовыми в день Пятидесятницы и в последующие за ней годы? Какая сила действует в них и в сердцах их современников, без которой они не могут действовать со властью и кротостью, не могут предвидеть результат своих дел и решений? Несмотря на все бури, сотрясающие Церковь, христианство распространяется и понемногу укрепляется повсюду. Всего несколько человек исполняют дело Божие, а результат превосходит то, чего могли бы добиться самые мощные и деятельные силы. Церковь необъяснимо растет.

Христос говорит о Духе истины, «Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет» (Ин. 14, 17). Вполне возможно, что мы станем теми, кто Его не видит. В этом мире каждый из нас и все мы вместе призваны познавать истину. Никто не может позволить себе роскошь познать то, что является совершенно новым, один. Его надо открывать вместе с другими. Есть будущее для тех, кто трудится, соединяясь все более и более с другими.

Но что значит видеть невидимое? Видеть Дух Святой — значит узнавать Его действие в мире. Поскольку Он действует сокровенно в сердце каждого ищущего истину, каждый из нас призван лично познать Его действие в мире. Дух Святой — Утешитель, Тот, Кто приходит на помощь в самых отчаянных обстоятельствах, Он — заступник всех верующих в Господа Иисуса Христа. Только Его силой можем мы устоять в любых испытаниях. Принадлежим ли мы к числу тех, кто знает Его и живет Им?

Вот вопрос, на который мы должны ответить. Тогда по-новому будут звучать все остальные вопросы. Вернее, мы сможем отбросить их как совершенно бесплодные. Мы сможем дать ответ на них, зная, что любящим Бога, то есть идущим к Нему через многие скорби, все содействует во благое.


Дорогой отец Александр! В одной из Ваших проповедей я прочитала: «Христос — паки распинаем до скончания мира. Где? Всюду. Всюду, где человек страдает, страдает Христос». Но апостол Павел в Послании к Римляном пишет: «Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти» (Рим. 6, 9). В таком случае, что значат эти Ваши слова и рассуждения некоторых богословов о страданиях Бога? Кроме того, Церковь учит, что в тайне Креста участвует вся Святая Троица — не только Сын, но Отец и Святой Дух. Что значит: страдания Отца и Святого Духа?

С.Ю. Галыгина, г. Санкт-Петербург

Каждый человек, тем более христианин, участвует в Крестных Страданиях Господа. Тайна Креста — велика и всеобъемлюща. Возьмите евангельскую притчу о злых виноградарях. Она обозначает последний этап на Крестном пути Господа. Символически Евангелие показывает нам трех людей, принимающих страдания. «Иного прибили, иного убили, а иного побили камнями», — сказано о них (Мф. 21, 35). Кто-то из святых отцов говорит, что в первом можно увидеть образ Христа, преданного бичеванию. Во втором — образ Христа распятого. В третьем — образ Христа поруганного. И только после этих трех посланцев нам сообщается о приходе сына господина виноградника. Сын Божий взял на Себя страдания всех пророков. И страдания всего мира. Могли ли Его Страдания оставить безразличными Отца Небесного и Духа Святого?

Я понимаю Ваш вопрос о тайне страдания Бога. Что значит для Бога страдать, если Он пребывает в блаженстве вечной славы, и воскресший Христос уже не умирает? Можно говорить о Божественном согласно человеческим категориям, чтобы дать какое-то представление о страдании Бога. Но необходимо также говорить согласно Откровению, ибо Крестные Страсти Христовы — одновременно историческое событие и истина, выходящая за пределы истории. Эта духовная реальность — спасение мира — всегда присутствует в человеческой жизни, ибо Бог — вне пределов времени. И благодаря Крестной смерти Христовой мы получили дар крещения во имя Отца и Сына и Святого Духа. То, что было совершено вчера, действенно и сегодня. Святые отцы учат этой тайне, и даже известный ученый Паскаль говорит: «Христос будет страдать на Кресте до скончания мира». Будем помнить, что виноградник в этой притче — Церковь Божия, а виноградари — служители ее. Не только в Ветхом Завете, но и в Новом существует опасность стать злыми виноградарями.

Быть христианином значит быть единым со Христом. Значит обретать способность включить в нашу жизнь тайну Его смерти и Его Воскресения. Речь идет о нашей смерти для себя, чтобы явилось в нашей жизни по дару Христа то, что Он показал в Своей. В этом смысл крещения — оно соединяет нас со смертью Христовой и Его Воскресением, таинства, несводимого только к образу вхождения в Церковь. Оно творит христиан чадами Божиими, запечатлевает неизгладимой печатью Пасхи в их самых сокровенных глубинах. Будем размышлять всегда о верности Господу даже до смерти, слыша в притче о злых виноградарях о тех, кто были Христовыми мучениками прежде Его прихода. Чем выше дар, тем больше ответственность. Не забудем, что Великий пост и особенно Страстная седмица — обновление нашего крещения.

Было время, когда к принятию крещения готовились в течение всего Великого поста, и в последний день Страстной седмицы, в Великую Субботу, вся Церковь участвовала в этом торжестве погружения новопросвещенных в воду, текущую от Источника жизни. Принять крещение — значит услышатьзов Христа: «Следуй за Мною». До Креста, до Воскресения. Чтобы обрести способность в течение всей Светлой седмицы, пройдя Страстную, при открытых царских вратах вместе с ангелами и святыми петь: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся».

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.