Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — май 2019 г.

В книге Деяний рассказывается о некоем Гамалииле, уважаемом народом, имеющим страх Божий. Он предложил отпустить взятых под стражу за проповедь о Христе воскресшем апостолов: «Если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не сможете разрушить его. Берегитесь, чтобы вам не оказаться богопротивниками» (Деян. 5, 38—39). Не есть ли это слепое доверие Промыслу Божию?

А.С. Мельников, г. Тверь

Промысл Божий — это любовь Бога к роду человеческому. Чтобы обрести такое доверие, надо приобщиться, насколько возможно, любви Божией. Посмотрите, как с самого начала Церковь Христова выходит из рамок иудаизма. После убийства первомученика архидиакона Стефана начинаются гонения на христиан. Но Господь обратил это зло на благо. Господь распространил Церковь Христову среди языческого мира. Если бы враги Церкви думали, что бы такое сделать, чтобы распространить Церковь Христову, они не могли бы придумать ничего лучше, как начать гонения, говорит святой Иоанн Златоуст.

Так Промысл Божий всегда рассыпает козни врага. Так рассыпался гитлеровский фашизм, который, казалось, покорил уже всю Европу. Мы не сомневаемся, что этому содействовали не только подвиг наших воинов, жизнь свою на поле брани положивших, но в значительной степени молитвы новых мучеников и исповедников Церкви Русской. И то же произошло с коммунистической идеологией, распространившейся уже почти по всему миру. Дух благодати действует непрерывно. И наша верность должна быть тем больше, чем больше испытаний нам дается. Особенно во время отступничества. Мы должны услышать голос Церкви, обращенной к нам, когда торжествует беззаконие, и сами мы не в силах ему противостоять: «Время действовать Господу; разориша закон твой, сего ради возлюбих заповеди Твоя паче злата и топазия» (Пс. 118).

Уважаемый отец Александр! Вы когда-то написали книгу «Православная монархия и новый мировой порядок». Тема, которую Вы в ней затрагиваете всегда актуальна и с течением времени будет все более актуальной. Как могли бы Вы обозначить связь одного понятия с другим?

Н.А. Краснова, г. Москва

Вот относительно недавнее высказывание директора Всемирной организации здравоохранения при ООН: «Чтобы придти к созданию единого мирового правительства, необходимо освободить людей от их индивидуальности, от привязанности к семье, национального патриотизма и религии, которую они исповедуют». Согласно пророчествам, он (по крайней мере, частично) прав. Четыре условия должны быть выполнены, прежде чем это произойдет. И это означает войну против Церкви, против государственности и нравственности, против семьи, образования и патриотизма, которую осуществляет в истории враг рода человеческого.

Должны быть сломлены четыре защиты жизни, которые обеспечивала власть православного монарха.

Первая, главная из них, разумеется, — Церковь. Вся история человечества в этом смысле может быть определена как противостояние воинствующего безбожия Церкви. Все Писание, все пророки предупреждают о великом гонении на Церковь. Уже были недавно неслыханные гонения, и новых, более страшных, не избежать. Почему? Потому что антихрист претендует на абсолютную власть, а христиане — граждане Царства Божия, те, кто признают одну только абсолютную, высшую власть — власть Бога.

Церковь являет власть Божию на земле, и там, где претензия на абсолютную земную власть, она является главным препятствием для установления «нового мирового порядка».

Мы часто говорим, что, согласно учению святых отцов, «удерживающим» пришествие антихриста является не только благодать Святого Духа, но и законная государственная власть. После устранения Помазанника Божия — власти, основанной на христианских началах, — происходит стремительная дехристианизация власти во всем мире со все большей утратой признаков законности власти.

И по существу, «удерживающим» остается только Церковь с ее благодатью — крепостью Божественной жизни. Надо либо заставить Православную Церковь слиться со всеми лжеучениями и лишить ее благодати, либо физически устранить ее. После неудачной попытки стереть Церковь с лица земли главной задачей врага рода человеческого является разрушение веры и того, что составляет ее благодатное содержание. Веру — доверие Богу, верность Ему и «уверенность в невидимом» — необходимо разрушить прежде всего. «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

В арсенале средств, используемых против Церкви ее врагами, одним из важнейших является подрыв доверия к пастырям. «Поражу пастыря, и рассеются овцы стада». В этом заключался, например, смысл кампании «Церковь и КГБ», проводившейся в СМИ в начале «перестройки». В этом значение постоянных «разоблачительных» публикаций о духовенстве в газетах типа «Московский комсомолец» и на радиостанции «Эхо Москвы». Горе нам, если мы даем хоть малейший повод клеветникам! Но когда у клеветников иссякает всякий материал, их устами начинает говорить сам диавол.

Ему необходимо подорвать доверие к Церкви как таковой, к Православию. Враги Православия и России стараются прежде всего создать в народе атмосферу уныния, растерянности, неверия в то, что возможен исход из нынешнего бедствия. В то, что Православие устоит среди общего распада под напором новых «духовностей» и конфессий. Значительная роль отводится здесь неообновленчеству, которое призвано создать такое «православие», которое бы удобно сливалось с другими христианскими и нехристианскими исповеданиями и растворялось в них.

Одним из первых шагов в этом направлении должно стать запрещение такой принципиальной духовности, которая проявляет нетерпимость по отношению к другой духовности (например, к язычеству и к сатанизму). Таким образом, единство «нового мирового порядка» достигается непременно ценою жертвы истиной.

Войну против Церкви в так называемом демократическом обществе, все более отвергающем христианские ценности, планируется вести через СМИ, телевидение, через систему образования, через принятие новых соответствующих законов. И мы видим, как эта война уже ведется. Пропаганда греха как нормы в средствах информации и в школах — то, что стало во всем мире, в том числе и в России, государственной политикой, — разве это не открытое объявление войны Церкви? Разве это не есть война на полное уничтожение Церкви и ее духовно-нравственных принципов?

Что касается принятия новых законов, обратимся к опыту США, которые являются эталоном «демократических свобод» для нынешней России и всего цивилизованного мира. В 1990 году Конгрессом был принят «Закон против нетерпимости», в котором, в частности, содержится запрещение «негативно отзываться о сексуальных предпочтениях других людей». Согласно толкованиям этого закона, если священник в проповеди с амвона назовет гомосексуализм «мерзостью перед Богом», он будет нарушителем федерального закона, и его можно будет оштрафовать или посадить в тюрьму. Это не то, что где-то в неясном будущем: это происходит сейчас в самой демократической стране мира.

В одной из школ США на стене класса был вывешен стенд с десятью заповедями Божиими. Верховный суд США определил это как нарушение конституции, поскольку это «ограничивает свободный нравственный выбор учащихся и нарушает закон об отделении Церкви от государства».

Вы можете сколько угодно возмущаться: разве они не понимают, что в этих десяти заповедях содержится основа всякой культуры и всякого знания, и невозможно, чтобы этому самому главному знанию не приобщали детей! Но на самом деле весь ужас в том и заключается, что они это понимают. Они понимают, что, упразднив эти заповеди, можно беспрепятственно делать все, что угодно. И беспрепятственно обретать власть над душами этих детей. Здесь вопрос власти — власти управлять миром, всеми людьми.

Мы видим на этих примерах, что война против Церкви неотделима от войны против образования. Американская национальная ассоциация по образованию, основанная фондом Рокфеллера, открыто объявила, что одна из главных целей образования в Америке — изгнать Бога из школ. Уже сейчас дети могут читать в школе «сатанинскую библию», но им запрещено слышать о десяти заповедях. Разве не то же самое произойдет в России, старательно копирующей американские «достижения»: уже было немало случаев, когда в послеперестроечные времена учителя изгонялись из школ за проповедь Православия, в то время как в этих же самых школах процветало преподавание йоги, оккультизма, магии и растления.

«Свобода совести» и «свобода от стыда и совести», так же как «свобода религии» и «свобода от религии» — это не одно и то же. Наступает время новой, более страшной, чем какой бы то ни было нацизм и фашизм, диктатуры. Не надо быть мудрецом или пророком, чтобы понять, что когда десять заповедей Божиих изгнаны из школы, а учителя раздают детям презервативы, путь, которым идет человечество, — полная гибель.

Здесь естественно перейти нам к разговору о разрушении третьей защиты, которую обеспечивала православная монархия — о войне против семьи.

Мы много раз говорили, что царственные страстотерпцы — икона православной семьи. Это и буквально так — достаточно посмотреть на фотографии царской семьи; это истинно также в духовно-историческом смысле: за убийством царской семьи последовало разрушение многих миллионов православных семей. Главная задача революции, согласно Троцкому, — разрушение семьи, не выполненная в годы революции, начала осуществляться в России в девяностые годы прошлого века. Речь идет об уничтожении не только православной семьи, но и всякой нормальной традиционной человеческой семьи. Прежде установления «нового мирового порядка» сатане необходимо совершить это разрушение.

Там, где растление становится государственной политикой, цель государства — избавить детей от власти родителей (хотя разрушение семьи означает не что иное, как разрушение самого государства). Этот процесс стремительно развивается во всем мире. Неудавшийся коммунистический эксперимент был только «цветочками». Недавно ООН проводила Международный год ребенка, в программе которого эта цель была ярко выражена.

Антихристианский, античеловеческий характер подобных устремлений сегодня давно перестал быть только теорией. Маргарет Зангер, основавшая в 20?х годах минувшего столетия Международную федерацию планирования семьи, деятельность которой финансировалась фондами Рокфеллера и Форда, с самого начала своей деятельности призывала к свободе половой жизни подростков, а также к стерилизации всех «цветных», «умственно отсталых» и христиан-фундаменталистов.

Война против Церкви, образования (культуры) и семьи неразрывно связана с уничтожением и четвертой «защиты», осуществляемой православной монархией, — патриотизма. Как пророчески писал святой праведный Иоанн Кронштадтский, после «удаления Самодержца, которого домогается известная публика» враги постараются уничтожить самое имя России. Сегодня Россия в глазах мира — разгромленная страна. Как говорится, то, о чем не мог и мечтать Гитлер, осуществили демократы.

Мы видим, как происходит американизация всего мира. Повсюду насаждается единая стандартная «массовая культура» — так, чтобы человек, живущий в Москве и Рязани ничем не отличался от живущего в Нью-Йорке или в Сеуле. В каждом народе, точно так же, как и в каждом человеке, его единственность и неповторимость раскрывается по мере осуществления в его жизни правды и добра. Грех стирает черты единственности и неповторимости каждого человека и каждого народа.

Борьба с Православием в России неотделима от борьбы с патриотизмом (хотя профессиональные политики, у которых единственная цель в жизни — быть переизбранными, старательно эксплуатируют боль народа за поруганное Отечество, создавая движения типа «Отечество», «Держава», «Наш дом Россия» и т. п.)

Вообще все эти четыре «защиты», о которых мы говорили, — одно нераздельное явление «удерживающего». В самом деле, если разрушается само понятие семьи, о какой Родине может идти речь? Как говорил К. Победоносцев: «Кому нужна такая Россия?»

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.