Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — июль 2019 г.

«Не мир пришел Я принести, но меч», — говорит Христос (Мф. 10, 34). Что это значит? Ведь первые слова, которыми Он благословляет своих учеников и всех людей по Своем Воскресении другие: «Мир вам!» (Ин. 20, 19). Почему такое противоречие? Откуда это разделение в человеческом роде, о котором предупреждает Христос? И многие обвиняют Церковь, что она говорит о мире, а на деле является причиной многих великих раздоров.

Г.И. Быкова, г. Екатеринбург

Да Христос говорит в Евангелии: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». И далее Он показывает, как глубоко может идти это разделение: «Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее» (Мф. 10, 34—35).

Родство по крови кажется нам самым дорогим. Но есть родство по Крови Христовой, по благодати Духа Святого. Поэтому все святые должны быть нам самыми родными. Как говорил в конце жизни преподобный Серафим Саровский: «Вот мои родные», — показывая на святых угодников Божиих.

Господь говорит о том разделении, которым совершается наше исповедание веры. Христос разделяет всех больше, чем кто-либо другой. Это значит, что когда мы узнаём Христа, то становимся либо на Его сторону, либо против Него. Господь посылает Своих учеников с проповедью мира, с благословением мира. Но Он говорит, что пришел принести на землю не мир, но меч. Этими словами Он говорит о гонении на Церковь, которое было всегда, сколько существует Церковь, и говорит о разделении, неизбежно открывающемся вследствие этого среди людей.

Когда Бог стоит перед нами в лице Господа Иисуса Христа, речь идет не просто о каком-то учении, исполненном самой высокой нравственности и самой глубокой мудрости. Речь идет о Господе Иисусе Христе, о Богочеловеке. Мы не можем принять какую-то часть этого учения, а другую часть отвергнуть. Мы либо принимаем всецело эту Личность, либо отвергаем Ее. И когда мы стоим перед Христом, всегда решаются самые главные вопросы нашей жизни, и ставка всегда предельно высока: вечная жизнь или вечная смерть.

Почему люди изгоняют Бога из своей жизни? Потому что у них есть другие боги, которые им дороже всего на свете, и потому что Бог мешает жить так, как им хочется. Путь, который предлагает Христос, кажется им слишком требовательным. Христос, отдавая нам всего Себя в Своей всецелой любви, хочет, чтобы мы тоже отдали Ему всего себя. Поэтому святые — это те, кто исполнил заповедь о любви к Богу и к людям всей своей жизнью.

Мы живем на земле, но в этой реальности двух миров мы должны позаботиться о том, чтобы вечное всегда присутствовало во временном. Если мы будем стараться обрести только этот мир, то, может быть, мы и приобретем что-нибудь, но приобретем только этот мир и то, что в нем. И больше ничего. А что дальше? Вот то разделение, которое совершает Христос. Оно определяет нашу вечную участь.

Мы призываемся сегодня к тому, чтобы, как говорит святитель Игнатий (Брянчанинов), понять время, в котором мы живем. Оно отличается от всех других времен. Нам недостаточно просто заботиться о внешнем благочестии — о том, чтобы молиться, ходить в храм и стараться все исполнять, как полагается. Наше время отличается тем, что масштабы зла, которые мы наблюдаем сегодня, превосходят все, что когда-либо было. Зло так велико, что можно уже сказать — чтобы среди самой гущи греха сохранить сегодня верность Богу, надо быть не меньше чем святым.

Если у нас не будет благодати Божией, мы не устоим среди того страшного зла, которое нас окружает. Все сегодня сопротивляется Евангелию, правде и высшей истине. Собственно, ценность и силу нашего благовестия можно определить силой сопротивления злу. Таким образом исполняется слово преподобного Серафима Саровского о смысле и цели христианской жизни: кто не может стяжать благодать Божию, тот просто не выживет в новых обстоятельствах.

Единственное противоядие против нынешнего распада — благодать Божия, о которой мы всегда должны молиться лично, чтобы каждому из нас Господь даровал хотя бы каплю этой благодати. Чтобы все стало понятно и ясно, и чтобы мы обрели мужество и решимость стоять против всех соблазнов. Бескомпромиссно противостоять злу. А когда наступит самое худшее, мы должны быть готовы решительно порвать с растленным окружением — вот этот меч, о котором говорит Христос.

Когда такой момент наступил в жизни ветхозаветного Лота, когда уже не осталось никакой надежды на то, что окружающий мир может измениться, только тогда он исполнился готовности навсегда оставить свой город (Быт. 19). А его жена — оттого что она не была готова к полному разрыву с грехом, оттого что она оглядывалась на жизнь в этом городе, исполненную греха и благополучия, — погибла. Мы помним это таинственное место в Священном Писании, что и сам Лот медлил, и у него не хватало полной решимости оставить город. И когда он медлил, небесные вестники взяли его за руку и вывели оттуда.

Это значит, что наступают времена, когда ангелы и все святые, само небо выталкивают тех, кто ищет правды, кто хочет спасти свою душу. Конечно, насильно никого не потащишь. Но когда человек идет и колеблется, то святые приходят ему на помощь.

Будем помнить о том, что в атмосфере безбожной культуры, где нет никаких нравственных ориентиров, недостаточно для нас жить так, как мы жили всегда. Мы должны знать, против какого зла мы стоим. Как на войне — надо видеть противника и знать конкретно, каким оружием он пользуется, чтобы сокрушить нас, — иначе наша война будет более воображательная, чем реальная.

Это требует от нас духовной бдительности, рассудительности и той самой решимости, о которой преподобный Серафим Саровский пророчески говорит, что это единственное различие между грешниками и святыми. Святыми, которые стали святыми благодаря решительному разрыву со злом и грехом в себе и в окружающем растленном мире.

Наступило время, когда заповедь Божия приобретает значение всех догматов вместе взятых. Все ереси, которые восставали в древние века против Церкви, преломляются сегодня своеобразно. Они направлены не только на то, чтобы представить грех в сознании людей, находящихся вне Церкви, как нормальное явление, но и на спокойное, почти равнодушное отношение к этому тех, кто сподобился знать, что такое грех и что такое благодать Божия, и идут путем святости.

Недостаточно, чтобы группа отдельных священников и мирян противостояла сегодняшнему растлению, а остальные с интересом взирали, чем все это закончится. Недостаточно, чтобы кто-то, как говорится, «вызывал огонь на себя». Вся Церковь призвана к адекватному восприятию того, что происходит в сегодняшнее апокалиптическое время, когда мы противостоим уже не атеизму, а сатанизму. Сам сатана выходит к нам с открытым забралом, и не видеть этого зла — значит ничего не различать в духовной жизни.

Сладость Духа Святого зовет нас сегодня услышать: «Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии» (1 Кор. 4, 10). Только когда у нас есть такое глубокое покаяние в грехе, что оно исключает до конца всякий грех, можем мы приобщаться Телу и Крови Христовой — как Божественной жизни, с которой мы реально соединяемся. Малейшая нераскаянность в каком-то грехе, говорит святой Иоанн Златоуст, и ты навеки погиб, потому что Бог есть Свет, в Котором нет никакой тьмы. Покаяние предполагает отказ от всех грехов, какие у нас есть, и прежде всего — способность увидеть эти грехи и понять их губительность для нас и для мира.

Будем молиться о таком покаянии, чтобы понять, что происходит сегодня, в отличие от всех времен. Чтобы увидеть Христа как великое разделение между Царством Небесным и царствами мира сего. Между Церковью и миром. Между спасающимися и погибающими.

Наше отношение ко Христу определяется нашим открытым исповеданием Его перед другими людьми, стоянием за души других людей до самого последнего предела, пока только можно кого спасти. Тогда и Сам Господь почтит нас исповеданием пред Отцом Небесным. А наше отвержение Его получит открытое отвержение нас перед Отцом Небесным. Церковь Христова — Церковь Апостольская, Церковь святых Соборов, святых отцов, мучеников, преподобных и всех святых — взывает к нам сегодня: «Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего» (Рим. 12, 2).

Будем молиться Божией Матери и всем святым, чтобы нам открылась истина: как до крови подвизаться за заповедь Божию, и в первую очередь — против тех грехов, легкой добычей которых сегодня становятся без всякого сопротивления почти все. Как сознательно искать и выразить в своей жизни благодарный ответ Христу за дар благодати и истины, который мы получили от Него в святой Церкви. Как мыслить, чувствовать, желать и действовать по Христову уму.

Время Вавилона, жизнь по смешанным ценностям — неизбежное, только внешнее и только по имени существование Православия. Это смешение с миром, лежащим во зле, — самое опасное, что может быть для наших душ. Поэтому мы призываемся к радости участвовать в схватке тьмы со светом. В последней и страшной схватке. Чем страшнее тьма, тем больший свет, тем большую благодать, по пророчеству древних святых отцов, дает подвизающимся Господь.

Как известно, в древнегреческом языке слово «свидетель» и слово «мученик» совпадают — μάρτυς. Неужели Церковь призывает всех верных к мученичеству?

Б. Астафьев, г. Санкт-Петербург

Современный человек более охотно слушает свидетелей, чем тех, кто учит. И если он слушает тех, кто учит, то это только потому, что они — свидетели. «Свидетель верный» — может ли быть неверным? Можно быть лжествидетелем веры (исповедовать истину и не жить согласно ей).

Есть Единый и единственный Свидетель истинный и верный. «Так говорит Аминь, свидетель верный и истинный» (Откр. 3, 14). Аминь — единственный свидетель, заслуживающий абсолютного доверия. Между Ним и Словом нет никакого расстояния. Он — Слово, и Он — Истина. Он не говорит ничего другого, кроме истины.

Искушение Христа в пустыне напоминает об этом. Сатана дает свое толкование Писания и оправдывает свои предложения Писанием, которым он манипулирует. Христос не вступает с ним в спор — Он отвечает только текстами Писания, одного только Писания. Он не дает никакого другого возражения сатане, кроме Писания, иначе говоря, — Самого Себя. Того, Кто является этим Словом во плоти. Именно в этом смысле следует понимать центральный характер свидетельства в Новом Завете: Христос — единственный, Кто свидетельствует о Себе (с Отцом и Святым Духом) и в то же время свидетельствует об истине, потому что являясь миру, Он одновременно открывает Себя как истина Божия, как свидетельство присутствия в Себе Отца и Духа Святого.

Идея свидетельства предполагает совпадение свидетеля и свидетельства. Не существует иного свидетеля, кроме Христа. Те, кто призываются к свидетельству, — непременно подлинные мученики, потому что в них Иисус Христос предается страданиям и смерти. Христос сражается и побеждает в личностях Своих служителей.

Христос также — единственно подлинный Мученик, и в мучениках, мужах и женах — «Иисус, Которого ты гонишь» (Деян. 9, 5), и потому в свою очередь они могут быть названы свидетелями.

Смысл и цель жизни каждого христианина заключается в том, чтобы прежде Страшного Суда научиться быть такими свидетелями.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.