Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — октябрь 2020 г.

Евангелие от Матфея заканчивается сомнением некоторых апостолов в Воскресение Христово. Как же удивляться маловерию и неверию очень многих принадлежащих Церкви? Почему же Церковь называется святой, и почему она постоянно напоминает, что все мы призваны к святости?

О.И. Кускова, г. Москва

Это Евангелие — прежде всего о вере и неверии. Неверие будет и далее, пока длится история человечества. Более того, вследствие умножения в мире греха, оно будет возрастать. Те, кто видел воскресшего Христа, поклонились Ему, ибо они узнают, что Он — «с нами Бог». Некоторые же, несмотря на то, что видят Его, сомневаются. Но здесь маловерие, а не противостояние вере, не неверие.

Снова мы видим учеников неразумно неверующими — даже после Воскресения. Если даже видение Его оказалось недостаточным для того, чтобы поверить, ученики не должны были ждать, пока им дано будет увидеть. Как если бы Бог не давал им уже до этого достаточно свидетельств.

Мы не должны удивляться маловерию первых учеников Христовых. Нелегко войти в тайну Бога. Как часто мы пытаемся понять, прежде чем поверить! Люди исполнены гордости и страха зависеть от кого бы то ни было — даже от Бога. В то время как Бог — это любовь. Требуется чистота сердца, доверие силе, открывшейся нам, принятие новой точки опоры всей нашей жизни, решимость творить волю Божию — все приняв от Источника жизни, все Ему отдать послушанием Слову Отчу. Но для этого необходима Пятидесятница. Дух Святой дарует апостолам дух детского доверия — не надо бояться! Дух Святой — Ходатай нашего спасения — с нами. И святая Церковь говорит нам слова истины и утешения каждый день. Жены-мироносицы и все любящие Христа, не надо плакать! Дух Святой, Утешитель, живет в нас. Первые ученики Христовы и последние, не надо сомневаться! Дух Святой, свет наших сердец присутствует в нас.

Мы думаем, каждый из нас: «Но я недостоин такого!» Однако это и есть спасение и превосходящая всякое разумение любовь Христова. Дух Святой приходит к нам, чтобы очистить нас от всякия скверны, исцелить все наши немощи и болезни. Бог с любовью и состраданием относится к нашей поврежденности и слепоте. Но все мы призваны к святости, и это дело Духа Святого. Церковь началась с апостолов, которые в полноте приобщились этому дару, и потому она апостольская. Мы, как говорит апостол Петр, народ святых, и потому Церковь свята. Она состоит из грешников, призванных к святости. Дух Святой сделал маловерных апостолов существами молитвы, поклонниками Богу в духе и истине, верными Победителю смерти Христу даже до крови, чтобы они могли возвещать миру, нуждающемуся в спасении, о любви Христовой. Крестившись в смерть Христову, они облеклись во Христа. Даром Духа Святого они так возросли в вере, что сумели передать ее миллионам и миллиардам людей. От них мы приняли этот дар Духа Святого в день нашего крещения и миропомазания. Этим даром мы стали чадами Божиими, народом Божиим, стали святыми. Мы приняли вечную жизнь, и потому знаем, как и они, что воскреснем. Только благодать Воскресения Христова прогоняет всякое маловерие, потому что его, как грех и смерть, невозможно ничем иным победить. Только даром Духа Святого и нашим приобщением ему.

Мы видим явственно сегодня, как по мере утраты веры во Христа и Церковь Его, возрастают самые дикие суеверия, лжеверия и страх перед завтрашним днем. Не только перед завтрашним, но и перед сегодняшним. Сатана все наглее и откровеннее заявляет о себе. Мы все знаем, как умножается в мире ложь о самом главном в жизни, каким клеветам и нападкам подвергается Церковь Христова в Интернете, в либеральных СМИ. На Западе существует уже и так называемая «церковь сатаны». И как с неслыханной быстротой беды, скорби и болезни возрастают в мире. Даже многих верующих порой охватывает малодушие. Где искать исцеление и избавление? А мы ведь, верующие, призваны не только сами исцелиться, но и передать нашу веру другим, погибающим в отчаянии людям.

С.Г. Трифонов, г. Томск

Где мы можем исцелиться? Что за вопрос! Нигде, кроме как в Церкви Христовой. Так было с самого начала. Вы помните Евангелие об исцелении гадаринского бесноватого. Оно уже предваряет книгу Деяний святых Апостолов. А эта книга — вся история Церкви. Она пишется до сегодняшнего дня. Этот человек из страны Гадаринской (а сегодня из нашей или из какой угодно страны), совершенно языческой земли, — тот, кого Господь послал к своим проповедовать благовестие спасения, подобно тому как послал Он самарянку к самарянам.

Этот человек был во власти диавола, то есть того, через кого смерть вошла в мир. Он был освобожден Христом. Мы тоже — нашим крещением — освобождены от рабства закона, греха, смерти и диавола. Об этом — заклинательные молитвы, которые священник читает в начале таинства крещения. Мы как бы получили защитную прививку, но должны по-прежнему бодрствовать, и это то, о чем мы молимся Отцу нашему Небесному: «Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого».

У искусителя одно известное средство — ложь. Ложью он вселяет в сердце человека недоверие и страх по отношению к Богу, как это показано в самом начале человеческого существования — книге Бытия.

Мы — чада Божии, возрожденные к свободе во Христе, и Дух Святой, Дух истины, живущий в нас, учит различать нас то, что волнует наше сердце. Иногда этих злых духов — легион, и нас охватывает смятение. Мы уже не знаем, где мы, и не видим ничего. Рабы страха, мы позволяем вести себя неизвестно куда. Все для нас тревожно, потому что наше сердце не слушает больше голоса Отца нашего, Который на Небесах. Мы прячемся от Него. Этот страх скрывает от нас Его лик, в то время как внутренний мир и доверие Ему — признак, что мы с Богом, и Он не обманывает нас. Когда мы молимся и поклоняемся Ему, Дух Святой, Утешитель, помогает нам осознать, какой дар свободы предлагается нам. Подобно исцеленному от бесов человеку, мы должны сидеть у ног Христа не в праздности, а в слушании Его слова. В Евангелии неоднократно упоминается о такой встрече с Господом. В тайне сердца ищущий Бога человек устремляется к слушанию Спасителя. Мы помним, что исцеленного Господом нагого бесноватого увидели одетого в одежду. А нас Дух Святой облекает в Самого Христа: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся».

Теперь бесноватый был в здравом уме. И чадам Божиим даруется духовное здоровье, какими бы раньше ни были их немощи. Христос — место живой и личной встречи Бога с нами, в которой мы приходим в себя. Мы были потеряны, и в Нем наконец обретены.

Каждому из нас, составляющих Церковь, Тело распятого и воскресшего Господа, дана возможность освободиться от всякого зла и быть посланными к людям, чтобы мы могли рассказать, что сотворил нам Бог. Вера — всегда дар Божий. Никто не может дать ее себе сам, ни умножить ее собственными усилиями — ни интеллектуальными, никакими другими. Но Бог дает нам все яснее видеть глубину происходящего с нами через болезни — наши и наших близких, через умерших, которых мы оплакиваем и хотим вернуть к жизни, через все скорби и беды, в том числе через козни злых духов — тех, кто согласно Писанию держат мир в своей власти. Нет такой силы и нет такой власти, которые могли бы по-настоящему помочь нам. Но разве Христос не победил мир и того, кого мы называем миродержцем? «Я видел сатану, — говорит Господь, — спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию, и ничто не повредит вам» (Лк. 10, 18—19). Таково Царство Божие — оно приходит к нам, бессильным, в силе. Таковы посланники Царства — в лучшем случае, «рабы, ничего не стоящие» (Лк. 17, 10). Такова Христова Церковь — она не должна ничего бояться. «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32).

Авраам именуется в Церкви «отцом веры». Значит, те, кто хочет, чтобы углубилась их вера, или думает о том, как привести к вере близких ему людей, должны молиться прежде всего «отцу веры»? А я слышала от одного священника, что никто так не помогает в укреплении веры, как Божия Матерь. Может быть, следует прежде всего молиться об этом даре Ей?

Т.И. Аношкина, г. Мурманск

Как всегда, молиться нужно прежде всего Господу. Так молились апостолы: «Господи, умножь в нас веру!» И, конечно, надо молиться всем, особенно любимым нашим святым. Что касается Вашего, может быть, несколько неожиданного сопоставления Авраама и Божией Матери, то сила их предстательства — в единстве Ветхого и Нового Заветов.

Кажется, немного сходства может быть между Авраамом и Пречистой Девой Марией, между основателем рода Израиля и его далеким Потомком, между великим кочевником и юной Девой Израиля. Однако если кто попытается проникнуть в значение духовной истории человечества, тот увидит за поверхностным узором событий их существенное единство.

Прежде всего, это простота и чистота облика обоих, открывающая бесконечный простор для размышления. Подобно тому как история Авраама и свидетельство его веры — предмет благоговейного созерцания, которое так глубоко представлено в Послании к Римлянам и в Послании к Евреям, вера Божией Матери является в течение двух тысяч лет для Церкви предметом размышления и богословского постижения, направляемого Духом Святым. Подобно тому как Авраам представляет весь богоизбранный народ, Божия Матерь представляет в Себе Церковь, народ нового Израиля, Матерью которого Она является. Это общее впечатление подтверждается, если мы начнем шаг за шагом рассматривать историю Авраама и Божией Матери.

Бог лично и с Отеческой любовью вмешивается в жизнь обоих. Его зов — одновременно обетование: не только чудесное рождение сына в том и другом случае, но также бесчисленное духовное потомство. Это обетование, обновляемое через двадцать веков, зиждется на одном и том же торжественном утверждении, что для Бога нет ничего невозможного. Ответ Авраама и Пречистой Девы одинаков — их вера. Авраам научается познанию Бога Живого, и это познание питает его потомков. И Пречистая Дева сразу принимает этот дар веков, так что Бог Живой, Господь, совершает в Ней чудо.

Их надежда абсолютна. Голос Авраама, которому девяносто девять лет и которому Бог обещает сына, звучит в Пречистой Деве Марии, Которая не знает мужа и Которой Бог также дает подобное обещание. Ответ Авраама, когда Бог требует от него принести в жертву Исаака: «Вот я» — уготовляет ответ Пречистой Девы: «Се, Раба Господня». Верность Божией Матери напоминает также верность Авраама. Она проходит через такие же испытания. Возможность первоначального отказа не исключается в обоих случаях. Там и здесь предлагаются невозможные скорбные обстоятельства. Там и здесь требуется жертва единородного сына — в заклании своей рукой для Авраама и в разрывающих душу обстоятельствах для Божией Матери.

Авраам — отец верующих, Пресвятая Богородица — Мать. «Блаженна веровавшая», — сказано о Ней в Евангелии. Вера Божией Матери — завершение и вершина веры Израиля, укорененной в вере Авраама. И в то же время она — начало веры Церкви. В вере Авраама запечатлено всемогущество Бога Живого, в вере Пречистой Девы Марии — одновременно всемогущество Того, Кто грядет. Вера Церкви в Божественность Иисуса Христа началась в душе Пречистой Девы. Кто ищет умножения своей веры, пусть молится об этом даре Богородице. При этом никогда не следует забывать непреложный духовный закон: сила веры зависит от нашей жизни по вере.

Протоиерей Александр Шаргунов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.