Ответы на вопросы читателей журнала «Русский Дом» — сентябрь 2014 г.

После чтения сегодняшнего воскресного Евангелия (о богатом юноше) у меня возникли вопросы. Почему вслед за возвещением о пришествии Царства Божия и приглашением всех принять его как самое чудесное благовестие, какое когда-либо было, мы слышим о решительном ограничении доступа в него? И о том, как трудно войти в него, и что немногие находят путь к нему? Зачем давать приглашение, на которое немногие могут ответить? Или возьмите такую житейскую ситуацию. Человек с трудом нашел работу, чтобы благодаря ей иметь крышу над головой и содержать свою семью, — как можно ставить вопрос о том, чтобы все оставить и обречь себя и тех, кого любишь, на нищенское существование, а самому направиться на поиски Царства Божия?

О. Балакина, г. Нижний Новгород

В принципе невозможно слушать Слово Божие, не задавая вопросов, как невозможно не быть вопрошаемым этим Словом. Первый вопрос: что надо делать, чтобы войти в Царство Божие, то есть обладать благами, которые Христос пришел возвестить от имени Отца Небесного? Христос отвечает на него предельно понятным для всех образом: соблюдать заповеди. Его ответ не означает, что надо сосредоточиться только на соблюдении обрядов и всех религиозных предписаний, но на принятии существенных замыслов Господа о человеке, на принципах правды, истины и верности Богу, которые должны стать содержанием человеческой жизни. Бог знает нас, и Он знает, что это не произойдет само. Вот почему Он настойчиво напоминает о первом неотъемлемом условии доступа к благам Царства Божия, предлагаемых нам. Именно этому учит Христос. Но Он предлагает новый способ исполнения заповедей — в следовании Ему. Недостаточно одной ревности, искренности и внешнего благочестия. Заповеди надо стремиться соблюдать так, как Сам Христос соблюдает их и учит жить по ним — с сыновней верностью, с сердцем, исполненным любви, с желанием воздать славу Богу свидетельством правды и истины.

С этим же связан и ответ на второй вопрос: зачем надо требовать пойти и продать все имения, когда это невозможно для огромного большинства верующих. Постараемся понять, что речь идет не о том, чтобы купить Царство Божие добрыми делами, а о том, чтобы увидеть, что символизируют собой наши богатства. Велики они или малы, в них можно видеть успех, безопасность, значимость нашего положения, власть, свободу жить для себя. Наши богатства, сознаем мы это или нет, всегда сопутствуют некоему духу, существенными чертами которого являются гордость своей жизнью и личная самодостаточность. Богатства питают наше чувство превозношения перед другими, сознание ненужности кого бы то ни было для нас.

Именно этот дух является препятствием для вхождения в Царство Божие, почти непреодолимым препятствием, родом тупика, на котором прекращается всякий путь, ведущий в Царство Божие. Царство Божие — это дар. Оно не покупается. Оно не продается. Чтобы принять его, надо не иметь ничего, что препятствует его приобретению. Здесь сердце учения Христова. Царство Божие совершенно. Ему нельзя ничего предпочесть. И невозможно одновременно обладать всеми видами земных богатств, которые заполняют наше сердце и не дают нам обладать обещанными Богом благами и наслаждаться ими. Нельзя измерять личное царство своими достижениями и в то же время рассчитывать на то, что обещано Богом.

Нельзя забывать о том, что существует много способов быть богатым, которые раздваивают наше сердце и не дают нам сделать решительный выбор в пользу Царства Божия. У каждого из нас свои богатства. У каждого свои имения, свои блага и титулы, которые составляют настоящую преграду, как слишком большое количество багажа, своей тяжестью лишающего нас всей свободы — принять то, что предлагает Бог. Это те богатства, от которых надо избавляться. И лучший способ сделать это — разделить их с теми, кто не имеет ничего.

Слово Божие всегда актуально. Оно предлагает нам принять самое великое из всех богатств — жизнь, отданную Христом, чтобы освободить нас от всего, за что мы так держимся, и что препятствует нам войти в Царство Божие. Может быть, мы сделаем это уже сегодня?

Когда наступает праздник Пасхи, почти все, по крайней мере, большинство, так или иначе, участвуют в нем. Не будем сейчас говорить о неверующих. Но с верующими-то что происходит? На Пасху храмы переполнены, не пробиться. Почему же в воскресные дни — на церковном языке они называются «малой пасхой» — совсем другая картина? Или сила Воскресения Христова перестает действовать на прежней глубине? Или слишком многие считающие себя православными с радостью (как бы вновь обретая утраченную свободу) спешат к другим утешениям? Нам скажут, что степень веры различна и что это естественно. Человек — не дух, жизнь по плоти предъявляет свои права. Не потому ли, начиная с конца минувшего века, стали столько говорить о «правах человека», как будто жизнь по плоти и есть весь человек? И в связи с этим еще одна мысль. Не кажется ли Вам, что явление воскресшего Христа прежде других Марии Магдалине, из которой Он до этого изгнал семь бесов, сугубо обращен к нашим дням?

Л. Н. Коржева, г. Москва

Большинство, так или иначе, участвуют в празднике Пасхи, потому что Воскресение Христово касается всех без исключения. И люди сознательно или бессознательно чувствуют это. Но надо жить воскресением, чтобы услышать глубины жизни. Атмосфера, в которую современные люди изо дня в день погружены, абсолютно противоположна тайне Воскресения. Мы «погреблись с Ним крещением в смерть», говорит апостол Павел, чтобы воскреснуть в Его Воскресении. Тайна Воскресения это тайна нашей жизни — не только последнего дня, когда история завершится, но сегодняшнего дня и всех дней нашей жизни. Сегодня мы должны воскреснуть, сегодня войти в эту тайну, которая должна преобразить всю нашу жизнь, чтобы тайна Христова, Его Воскресение действительно были для нас главным центром всей человеческой истории и нашей жизни.

Атмосфера «жизни по плоти», в которой мы живем, где непристойности становятся нормой, — эта атмосфера бесконечно удаляет нас от жизни Воскресения, все более погружает в состояние животности. Людям хотят внушить, что призыв к чистоте и целомудрию — это ограничение их свободной жизни, бессмысленный запрет. На самом деле все наоборот. Призыв к целомудрию и чистоте — это призыв к истинной свободе, это призыв к бесконечности. Страшно ошибаются те, кто видит в человеке только тело, отделяя его от души, от целого человека. Человек — духовное существо. Что это значит? Это значит, что мы призваны не подчиняться бессознательным импульсам, а устремляться к раскрытию высших глубин нашего естества, чтобы стать подлинно самими собой и дышать Божественной свободой. Это самое главное. С помощью Божией мы должны созидать наше тело, так же как нашу мысль в их человеческом достоинстве.

Сейчас без конца говорят о «правах человека», о том, что их непрестанно нарушают. Никогда еще не провозглашали эти права с такой настойчивостью и силой. Но что такое «права человека»? Если человек только физиология, только инстинкт, какие могут быть у него права? У него есть права, каждый человек неприкосновенен в той мере, в какой он является носителем бесконечных ценностей. И то, что происходит в сокровенных глубинах каждого человека, касается всего человечества, всей вселенной. Но все иначе там, где человек приглашается без всякого воздержания, без всякого уважения к тайнам жизни, к удовлетворению всех своих инстинктов. В этом случае нелепо говорить о каких-либо «правах человека». Эти права останутся темой бесконечных разговоров, а война против человека продолжится — и массовые убийства, и несправедливость, и насилие.

Необходимо осознать, что жизнь Воскресения — это то, что относится ко всем людям. Она обращена к самому глубокому, что есть в нас, она открывает нам наше достоинство. Даром Христа мы призваны стать совершенными созданиями света и любви во всем нашем существе и прославить в том числе наше тело — сообщить ему Божественное сияние. Жизнь Воскресения, к которой мы призваны, соответствует нашим самым сокровенным устремлениям.

У каждого человека есть чувство собственной значимости. Оно особенно остро проявляется, когда другие уничижают его. Мы защищаем его изо всех сил, не потому только, что вследствие отпадения от Бога мы болезненно самолюбивы. Это результат искаженности грехом нашей природы, паразитирование злых качеств на добрых, данных Богом. Каждый из нас носит в себе образ Божий, и какой бы ни была его жизнь, сознает, что есть в нем добро, призванное стать добром совершенным.

Христиане — как бы малочисленны ни были они в этом мире — с ужасом и отвращением воспринимают прославление плотской вседозволенности, предлагаемой ныне всем, в том числе детям, как естественное для человека. Речь идет не просто о том, чтобы видеть в человеческом теле то, что является благородным, святым и чистым. Речь идет о том, чтобы видеть в теле храм Господень. Именно потому, что тело столь драгоценно, что оно призвано жить вечно, и уже теперь может приобщаться Божественной жизни, — мы должны относиться к телу так же, как мы относимся к храму, как к дарохранительнице, как к дароносице.

Надо чтобы христиане стали благовестниками этого преображения. Необходимо чтобы они утверждали свое человеческое достоинство во всех отношениях. Чтобы они возвращали людей к осознанию своего Божественного благородства. Святые отцы говорят, что подлинная человеческая любовь должна быть по образу Пресвятой Троицы — такова тайна Церкви и каждой человеческой семьи, которую составляют отец, мать и их чадо. Любовь — это всегда трое, горе такой любви, которая ограничивается двумя. Где семья, там нужны трое (хотя бы трое), чтобы любовь не становилась эгоистическим обладанием, чтобы она была истинной свободой, жертвенной самоотдачей, бесконечностью.

Апостол Павел в Послании к Коринфянам — жителям города, прославившегося в древности любовью к наслаждениям, — говоря о чистоте и целомудрии, не просто обличает распутников, но взывает к христианам: «Разве не знаете вы, что тела ваши суть члены Христовы? Не знаете, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа?» (1 Кор. 6, 15, 19). Апостол Павел звал их и нас зовет в свою очередь жить жизнью Воскресения. Ибо в той мере, в какой мы даем проникнуть в нас Божественному свету, в той мере, в какой мы дышим Христом, пребывающим в нас, в той мере наше тело уже воскресает — уже идет оно к смерти, уже готовится преодолеть ее, уже принимает в себя начатки Воскресения, которое будет в последний день.

Только так Воскресение Христово входит в нашу жизнь. «Поступающий по правде идет к свету», — говорит Господь (Ин. 3, 21). Тайны Божии — это не слова. Тайны Божии — сжигающая наши сердца любовь Господня и Его доверие к нам. Их невозможно услышать, не живя ими и не молясь друг за друга ко Господу с сознанием всех грехов, совершенных нами, и с несомненной верой, что они могут быть прощены. Будем об этом просить Господа, чтобы наша жизнь стала приношением хвалы Его Жизни. Чтобы наша жизнь была постоянно озарена осознанием Его пребывания с нами в наших сокровенных глубинах, чтобы мы стремились быть Христовыми всем нашим существом, всей нашей плотью — и душой, и телом, чтобы осуществился этот волнующий, потрясающий замысел, который апостол Павел выразил в своем Послании к Коринфянам: «Вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Кор. 6, 20).

Протоиерей Александр Шаргунов

1 сентября 2014 года

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: